Зарубежная судебная практика

Статьи

Зарубежная судебная практика

12 ноября 2019

Е.А. Ариевич, Г.И. Гришанова

В настоящей статье рассматривается проблема, часто возникающая при доказывании общеизвестности товарного знака, когда известности самого знака для компетентного органа, отвечающего за признание знаков общеизвестными, оказывается недостаточно, и от заявителя требуется подтвердить, что претендующий на статус общеизвестного знак ассоциируется у потребителей с конкретным лицом, то есть заявителем, на дату испрашиваемой общеизвестности. Авторы раскрывают истоки данной проблемы, анализируют отечественный и международный опыт, предлагают варианты решения.

Ключевые слова: товарные знаки; общеизвестные товарные знаки; признание товарного знака общеизвестным, критерии общеизвестности товарного знака

11 ноября 2019

М.А. Рожкова

Статья посвящена правовым вопросам, связанным с появлением новых объектов имущественных прав. Автор придерживается мнения, что наиболее приемлемой позицией является признание этих прав в качестве новой (третьей) группы имущественных прав.

Ключевые слова: новые объекты имущественных прав; абсолютные права

25 октября 2019

Д.А. Мотовилова

В статье дается обзор ключевых положений Директивы (ЕС) N 2019/790, а также предпосылок принятия некоторых законодательных решений. Автор приходит к выводу, что Директива представляет собой попытку согласования часто противоречащих друг другу интересов правообладателей, пользователей и общественности.

Ключевые слова: право ЕС; авторское право; смежные права; автор; исполнитель; произведение; исполнение; ограничения и исключения; сообщение для всеобщего сведения; доведение до всеобщего сведения; лицензирование; цифровой рынок; услуги информационного общества.

21 октября 2019

И.Д. Озерский

Статья посвящена анализу законодательно закрепленных механизмов, позволяющих соблюсти баланс интересов правообладателей результатов интеллектуальной деятельности, вошедших в состав театрально-зрелищного представления, и лиц, организовавших его создание, а также выявлению ограничений, связанных с использованием театральной постановки.

Автор приходит к выводу, что диспозитивность правового регулирования в области юридического закрепления прав на сложные объекты (применительно к театральной деятельности) в конечном итоге создает препятствия в распоряжении театрами правами на театральную постановку в целом и, более того, под угрозу может быть поставлено само ее существование.

Ключевые слова: сложные объекты; результаты интеллектуальной деятельности; интеллектуальная собственность; театрально-зрелищное представление; лица-организаторы; общий творческий замысел; распоряжение правами на сложные объекты; лицензионный договор

10 октября 2019

А.Н. Малыгина

Ответственность за косвенное нарушение патента, равно как и сама правовая конструкция соучастия в нарушении прав патентообладателя, не предусмотрена российским патентным правом. В связи с этим, а также учитывая схожесть между правовыми системами России и Германии, рассмотрим институт косвенного нарушения патента в немецком праве.

Ключевые слова: патент; косвенное нарушение патента; защита исключительных прав

20 сентября 2019

Н.А. Шебанова

Принятие Европейским сообществом нового закона о защите персональных данных ознаменовало новый этап в развитии правового регулирования сбора и обработки персональных данных и их свободного перемещения в условиях цифрового пространства. В статье анализируются подходы ЕС к созданию инструментов контроля над персональными данными и выработке стандартов их защиты с учетом основных прав и свобод человека.

Ключевые слова: персональные данные; регламент GDPR; идентифицируемое лицо; права человека

09 сентября 2019

Е.В. Домовская

Институт служебных объектов патентного права является межотраслевым институтом, поскольку правоотношения работника и работодателя до создания патентоспособного технического решения регулируются нормами трудового права.

Исходя из данной предпосылки автор статьи проводит анализ соотношения правовых категорий, с помощью которых определяется служебный характер созданного технического решения.

В результате проведенного исследования формулируется вывод о том, что категория «трудовая функция» (как более широкая в сравнении с категорией «трудовая обязанность») способна эффективнее раскрыть содержание правоотношений работника и работодателя, в связи с чем именно с ее помощью должен определяться статус объекта в качестве служебного.

Ключевые слова: служебный объект патентного права, межотраслевое регулирование, трудовая функция, трудовая обязанность

28 августа 2019

Е.В. Ульянова

В статье рассматриваются основные проблемные вопросы, стоящие перед юридической наукой и правоприменительной практикой, связанные с определением права на информацию и соотношением частных и публичных интересов при использовании информации, доступной в информационно-телекоммуникационных сетях. Анализ указанной темы проводится через призму основных тезисов, высказанных на круглом столе «Право на информацию: частное vs публичное», проведенном в рамках IX Петербургского международного юридического форума.

Ключевые слова: право на информацию, гражданское право, право интеллектуальной собственности, большие данные, Интернет

25 августа 2019

Е.А. Царегородцев, Е.В. Силина

Объективному разрешению судебных споров о защите интеллектуальной собственности способствует судебная экспертиза. Целью исследования стало освещение проблем судебно-экспертной деятельности по делам о защите интеллектуальных прав и поиск путей их решения.

Для более эффективного применения экспертизы в сфере интеллектуальной собственности необходимо обобщение судебной практики и совершенствование нормативной базы, регулирующей вопросы экспертной деятельности по делам о защите объектов интеллектуальных прав.

Ключевые слова: судебная экспертиза; защита интеллектуальных прав; интеллектуальная собственность; степень сходства обозначений

23 августа 2019

В.К.Андреев, Н.В. Бузова, М.М. Карелина

В статье исследуется понятие интеллектуальных прав в соотношении с результатами интеллектуальной деятельности и приравненными к ним средствами индивидуализации, а также соответствие интеллектуального и исключительного права.

Определяется специфика интеллектуального права как порождение интеллекта человека, преобладание его над волей в процессе создания интеллектуальной собственности.

Понятие интеллектуального права как сложноструктурного правового явления и исключительного права как его разновидности рассматривается в качестве уровня обобщения, характерного для ГК РФ.

Характеристика цифрового права как вида имущественного права не находит подтверждения ни в нормах обязательственного права, ни в части четвертой ГК РФ. Базы данных, программы для ЭВМ лишь выражаются в цифровой форме, и права авторов на них не относятся к цифровым правам.

Ключевые слова: база данных; интеллектуальные права; исключительное право; обязательственные права; программа для ЭВМ; результаты интеллектуальной деятельности; средства индивидуализации; цифровые права

21 августа 2019

И.И. Коверченко

Статья посвящена анализу альтернативных процедур по разрешению доменных споров. Автором исследуются такие процедуры, как UDRP, CEDR, ERDRP, TDRP; а также уникальные процедуры, которые были разработаны за рубежом: CDRP и политика разрешения доменных споров в зоне .dk. В статье описываются причины их появления и практика применения.

Ключевые слова: доменные имена, доменные споры, альтернативное разрешение споров, UDRP, CEDRP, ERDRP, TDRP, CDRP, Terms and conditions for the right of use to a .dk domain name

14 августа 2019

К.А. Соснин

Статья посвящена правовому регулированию Больших данных. Несмотря на то что Большие данные фактически расцениваются компаниями как новый ресурс, они остаются слабо урегулированными. Цель данной статьи заключается в том, чтобы изучить различные современные правовые подходы к Большим данным, а также внести предложения по усовершенствованию законодательства в данной сфере.

Ключевые слова: юриспруденция; Big Data; цифровые технологии; антимонопольное регулирование; GDPR; персональные данные

18 июля 2019

Д.Д. Стрельцова

В статье дается определение стрим-риппинга и обоснование причин, в силу которых это явление следует считать одним из путей распространения нелегального контента, а также исследуется судебная практика по данному вопросу США, стран Евросоюза, РФ.

Ключевые слова: Авторское право и смежные права, интеллектуальные права в сети Интернет, цифровое пиратство, доведение до всеобщего сведения

21 июня 2019

 В.Н. Глонина

Статья В.Н. Глониной посвящена анализу правового регулирования отношений между пользователями и цифровыми сервисами.

Автор анализирует понятие «использование» объекта интеллектуальной собственности как правомочие правообладателя в соотношении с понятиями «потребление» и «пользование» в контексте деятельности цифровых сервисов.

Кроме того, в работе рассматриваются вопросы разграничения лицензионных договоров, договоров на оказание услуг и иных договорных конструкций при составлении пользовательских соглашений. Анализируется актуальная судебная практика, приводится ряд предложений по дальнейшему совершенствованию законодательства в цифровой среде.

Ключевые слова: лицензионный договор, пользовательское соглашение, цифровые услуги, интеллектуальная собственность

20 июня 2019

Д.С. Богуславский, И.В. Смирнова

В статье рассматривается, применимо ли «право на забвение» к информации об умерших. В то время как в зарубежных странах существуют различные подходы к этому вопросу, российское законодательство не дает на него прямого ответа. Авторы проводят аналогию со схожими институтами и предлагают формулировку поправок, которые могут устранить выявленный пробел.

Ключевые слова: право на забвение; персональные данные; нематериальные блага; защита чести и достоинства; информационное право; Интернет; поисковые системы

31 мая 2019

А.Г. Матвеев

Термин «смежные права» первоначально стал использоваться в правовых документах как техническое название зарождающегося института, которым предполагалось охранять права артистов-исполнителей, производителей фонограмм и вещательных организаций. В европейском праве в конце XX в.

была провозглашена также охрана иных смежных прав: как права изготовителя кинофильмов, публикатора, права на критические и научные публикации. Еще большее число разнохарактерных смежных прав закреплено, например, в законодательстве Австрии, Италии.

В этой статье рассматривается вопрос о том, верно ли утверждение, что общепринятого концептуального определения смежных прав не существует.

Ключевые слова: смежные права, авторское право, права исполнителей, права производителей фонограмм, права вещательных организаций, продюсерские права, директива ЕС.

07 мая 2019

Д.В.Мурзин

В статье рассматриваются вопросы допустимости применения к отношениям, связанным с защитой и осуществлением исключительного права на результат интеллектуальной деятельности, по аналогии норм о добросовестности приобретателя в рамках виндикации и норм об общей долевой собственности.

В отношении юридической конструкции добросовестного приобретателя делается вывод о том, что данная конструкция имеет к праву собственности косвенное отношение, поскольку является общим основанием для возникновения права.

Соответственно аналогия правил о добросовестном приобретателе не является аналогией норм о праве собственности.

Ключевые слова: аналогия закона; исключительное право; право собственности; добросовестный приобретатель исключительного права; владение; совместное использование результата интеллектуальной деятельности; лицензионный договор; договор аренды; имущество; имя известного лица

24 апреля 2019

Т.А. Викторов

В статье рассматриваются вопросы квалификации паразитирования на репутации известного бренда как акта недобросовестной конкуренции. Выявляются его признаки, рассматриваются зарубежные доктрины, анализируются способы защиты от паразитирования на репутации.

Ключевые слова: паразитарная конкуренция; недобросовестная конкуренция с использованием средств индивидуализации

Источник: http://ipcmagazine.ru/articlescontent/articles

КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВАЯ ОХРАНА РЕЛИГИОЗНОЙ ТАЙНЫ: ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ И ЗАРУБЕЖНАЯ СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА

Зарубежная судебная практика

КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВАЯ ОХРАНА РЕЛИГИОЗНОЙ ТАЙНЫ: ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ И ЗАРУБЕЖНАЯ СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА

К.М. Андреев

Статья посвящена исследованию гарантий признания, соблюдения, охраны и защиты религиозной тайны – как важнейшей гарантии конституционной свободы вероисповедания. Автор исследует опыт Австралии, Канады, США и Франции по указанному кругу вопросов.

Ключевые слова: свобода вероисповедания, религия, государственно-конфессиональные отношения, конституционные права и свободы, религиозная тайна, тайна исповеди.

Одной из важнейших групп гарантий конституционной свободы вероисповедания являются гарантии признания, соблюдения, охраны и защиты религиозной тайны (тайны исповеди и др.).

Право священнослужителя не разглашать в суде сообщенные ему такого рода сведения обеспечивает защиту от разглашения содержания разговоров между лицом и этим священнослужителем (представителем духовенства), профессионально действующим в качестве исповедующего (духовного наставника). Священнослужители используют это право для отказа от раскрытия конфиденциальной информации, полученной от указанного выше лица во время исповеди или аналогичного разговора [12].

Рассмотрим положения законодательства ряда зарубежных государств (Австралии, Канады, США и Франции) по исследуемому кругу вопросов.

Австралия Как устанавливает ст. 127 Закона Австралии «О доказательствах» № 2 от 1995 года:

«1) Лицо, которое является или являлось представителем духовенства какой-либо церкви или религиозной организации, вправе отказаться от дачи показаний о том, что была сделана исповедь, а также о содержании религиозной исповеди, произведенной лицу, когда то являлось представителем духовенства.

2) Часть 1 не применяется, если сведения, сообщенные в религиозной исповеди, связаны с криминальными целями.

3) Настоящая статья применяется, даже если настоящий Закон предусматривает:

a) что правила доказывания не применяются, или что такое лицо или организация ограничены правилами доказывания; или

b) что такое лицо не освобождается от ответа на какой-либо вопрос или составления какого-либо документа по причине наличия у него права на отказ от дачи показаний или на каких-либо иных основаниях.

4) В настоящей статье религиозная исповедь означает признание, сделанное лицом представителю духовенства,

выступающему в его профессиональном качестве в соответствии с ритуалом соответствующей церкви или религиозной организации».

Аналогичные нормы содержатся в ст. 127 Закона штата Новый Южный Уэльс «О доказательствах» № 25 от 1995 года, ст. 127 Закона штата Виктория «О доказательствах» № 47 от 2008 года, а также ст. 127 Закона штата Тасмания «О доказательствах» № 76 от 2001 года.

Канада

Статья 9 Хартии прав и свобод личности провинции Квебек устанавливает следующее:

«9. Каждый имеет право на уважение профессиональной тайны.

Каждое лицо по закону обязано хранить профессиональную тайну; и священник и иной служитель культа не вправе, даже в суде, разглашать конфиденциальную информацию, открытую ему в силу его статуса или профессии, только если это не разрешено ему лицом, сообщившим ему эту тайну или если это четко не предусматривается положением закона.

Суд, в силу его полномочий, обеспечивает сохранение профессиональной тайны».

США

Если обращаться к зарубежному опыту по данному вопросу, то в качестве примера государства, законодательством которого вопрос обеспечения конфиденциальности информации, получаемой во время исповеди, охраны и защиты такой информации урегулирован наиболее полно, следует привести в первую очередь США.

Законодательство целого ряда штатов США предусматривает обстоятель-

ства, при которых общение представителей духовенства с прихожанами может в любом случае оставаться конфиденциальным. При этом законодательство большинства штатов предусматривает возможность сохранения такого рода конфиденциальности, как правило, речь идет о положениях доказательственного права или гражданско-процессуального [9, с. 2].

В соответствии с подпунктом «Ы> параграфа 505 ст.

5 «Правил о доказательствах» штата Алабама, если лицо конфиденциально общалось со священнослужителем, который при этом осуществлял свою деятельность в качестве профессионального священника, то такое лицо или такой священнослужитель имеют право отказаться от дачи показаний и раскрытия конфиденциальной информации, сообщенной в этом разговоре.

Как устанавливает подпункт 2 п. «а» параграфа 505 ст. 5 указанного нормативно-правового акта, под конфиденциальным разговором священнослужителя с лицом, обратившимся к нему, понимается разговор в частном порядке, не предназначенный для дальнейшего раскрытия, кроме как для иных лиц, присутствовавших при нем в целях содействия такому разговору.

Пункт «Б» ст. 26-14-3 Свода законов штата Алабама при этом устанавливает, что «тем не менее, несмотря на положения пункта «а», представители духовенства не обязаны сообщать информацию, полученную исключительно в конфиденциальном разговоре, не подлежащим разглашению в соответствии с правилом 505 Правил о доказательствах штата Алабама, и такие разговоры должны оставаться конфиденциальны-

ми в случаях, предусмотренных законодательством».

В соответствии с п. «Ь» параграфа 506 ст. 5 «Правил о доказательствах» штата Аляска, лицо имеет право отказаться раскрывать конфиденциальную информацию, сообщенную лицом представителю духовенства как духовному наставнику в силу его профессионального статуса, а также имеет право предотвратить раскрытие указанной информации другим лицом.

Аналогичная норма содержится в пункте «Ь» параграфа 505 «Правил о доказательствах» штата Арканзас.

Кроме того, аналогичная норма содержится в п. «Ь» параграфа 505 ст. 5 «Правил о доказательствах» штата Делавэр.

Также аналогичная норма закреплена п. «Ь» параграфа 505 «Правил о доказательствах» штата Техас.

Как устанавливает ч.

«с» § 8-805 Пересмотренных законов штата Аризона, в любом гражданском или уголовном судебном разбирательстве, связанном с небрежным или насильственным отношением к ребенку или отказе от ребенка, представитель духовенства или священник не может, без его разрешения, быть допрошен в качестве свидетеля по исповеди, сделанной ему при выполнении деятельности, предписанной церковью, к которой он принадлежит.

В соответствии со ст. 1033 Доказательственного кодекса штата Калифорния, кающийся, который не является стороной в судебном процессе, имеет право отказаться раскрывать конфиденциальную информацию, переданную им представителю духовенства, а также имеет право препятствовать

раскрытию такой информации другим лицом. В соответствии со ст. 1034 Доказательственного кодекса штата Калифорния, представитель духовенства, который не является стороной в судебном процессе, имеет право отказаться раскрывать конфиденциальную информацию, переданную ему кающимся. Как устанавливает ст.

1032 Доказательственного кодекса штата Калифорния, под такой конфиденциальной информацией понимается сообщение, переданное конфиденциально, не в присутствии третьих лиц (только если кающийся не предупрежден об этом), представителю духовенства во время осуществления им его профессиональных функций, который уполномочен на получение таких сообщений, и, в соответствии с правилами религиозной организации, к которой он принадлежит, обязан хранить получаемую таким образом информацию в тайне.

§ 52-146В Общего свода законов штата Коннектикут, устанавливает что священнослужитель, священник, раввин или практикующий служитель какой-либо религиозной конфессии, аккредитованный религиозной организацией, к которой он принадлежит и в которой осуществляет трудовую деятельность, не вправе разглашать конфиденциальные сведения, предоставленные ему в силу его профессионального статуса, в уголовном или гражданском судебном разбирательстве или до него, а также в любом другом судебном разбирательстве, только если лицо, предоставившее ему такую информацию, не отказалось от судебного иммунитета такой информации.

В соответствии с пунктом «Ь» ч. 1 § 90.505 Свода законов штата Флорида,

общение между представителем духовенства и лицом является конфиденциальным, если оно осуществляется в частном порядке с целью получения таким лицом духовного совета или рекомендации от представителя духовенства во время его обычной практики, и не предназначено для дальнейшего раскрытия, кроме как для лиц, присутствующих при нем в целях обеспечения такого общения.

В соответствии с ч. 2 § 90.505 Свода законов штата Флорида, лицо имеет право отказаться от дачи показаний, если в таком случае будет раскрыта конфиденциальная информация, сообщенная представителю духовенства как духовному наставнику.

В соответствии с ч. 3 § 90.505 Свода законов штата Флорида, таким правом обладают само лицо, которое непосредственно обратилось к представителю духовенства, его опекун или попечитель, личный представитель уже умершего лица, а также представитель духовенства.

В соответствии с положениями ст.

8803 Свода законов штата Иллинойс, священнослужитель или практикующий специалист какой-либо религиозной конфессии, аккредитованный религиозной организацией, к которой он принадлежит, не может быть принужден огласить в суде или любом ином органе публичной власти исповедь или признание, сделанные ему в силу его профессионального статуса как духовного наставника в ходе осуществления им деятельности, предусмотренной правилами или практикой той религиозной организации, к которой он принадлежит, или религии, которую он испове-

дует, а также не может быть принужден обнародовать любую информацию, которую он получил в силу своего профессионального статуса как духовного наставника.

Часть «Ь» ст.

60-429 Свода законов штата Канзас определяет, что лицо, не являющееся стороной в судебном разбирательстве гражданского дела, имеет право отказаться разглашать информацию, а также препятствовать разглашению другими лицами информации, переданную во время общения прихожанина с представителем духовенства, если он сам этого пожелает, и судья сочтет, что такое общение представляло собой исповедь, а также если это лицо являлось кающимся

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Источник: http://naukarus.com/konstitutsionno-pravovaya-ohrana-religioznoy-tayny-zarubezhnyy-opyt-pravovogo-regulirovaniya-i-zarubezhnaya-sudebnaya-pra

Обзор судебной практики

Зарубежная судебная практика

Обзор судебной практики “Вертикальные соглашения хозяйствующих субъектов:
российский и зарубежный опыт правового регулирования”

Одной из форм монополистической деятельности являются соглашения между хозяйствующими субъектами, направленные на устранение или ограничение конкуренции на товарном рынке. Об опыте правового регулирования видов этих соглашений, включая вертикальные, рассказывает автор статьи.

Новеллы российского законодательства
о соглашениях, ограничивающих конкуренцию

Чаще всего подобные соглашения включаются в текст того или иного гражданско-правового договора (поставки, дистрибьюторского, о совместной деятельности и пр.).

Не случайно ГК РФ, с одной стороны, разрешает использовать в договорах комиссии, агентирования и коммерческой концессии оговорки об эксклюзивности: обязательства сторон не заключать аналогичных договоров с третьими лицами, воздерживаться от самостоятельной деятельности на определенной территории (п. 2 ст. 990, ст. 1007, п. 1 ст. 1033 ГК РФ); но, с другой стороны, запрещает включать в договор коммерческой концессии такие условия, в соответствии с которыми правообладатель вправе определять цену продажи товара пользователем либо пользователь ограничен в выборе возможных покупателей товара (п. 2 ст. 1033 ГК РФ). Этот запрет имеет соответствующее продолжение в антимонопольном законодательстве.

Согласно ранее действовавшему Закону РСФСР “О конкуренции и ограничении монополистической деятельности” от 21.03.

1991 N 948-1 (далее – Закон РСФСР о конкуренции)*(1) выделялось два типа соглашений: между хозяйствующими субъектами, действующими на рынке одного товара (взаимозаменяемых товаров); между хозяйствующими субъектами, не конкурирующими между собой на соответствующем товарном рынке, потенциальными продавцами товара и его приобретателями. Соглашения первого типа в литературе получили название “горизонтальные”, а соглашения второго типа – “вертикальные”.

Более строго преследуются горизонтальные (картельные) соглашения, негативное воздействие которых на конкурентную среду более очевидно.

В п. 1 ст.

6 Закона РСФСР “О конкуренции и ограничении монополистической деятельности” были прямо перечислены те виды горизонтальных соглашений, которые считаются незаконными per se (сами по себе, безусловно): способствующие установлению или поддержанию цен; направленные на раздел товарного рынка по территориальному принципу, ассортименту реализуемых товаров и пр. К числу недопустимых могли быть отнесены и иные горизонтальные соглашения, в результате которых имело место недопущение, ограничение, устранение конкуренции или ущемление интересов других хозяйствующих субъектов (п. 2 ст. 6 Закона РСФСР о конкуренции).

Соглашения вертикального типа считались недопустимыми лишь при наличии двух условий: совокупная доля участников соглашения на рынке определенного товара превышает 35%; вследствие соглашения имеет место или может иметь место недопущение, ограничение или устранение конкуренции (п. 3 ст. 6 Закона РСФСР о конкуренции). Такая совокупность условий существенно затрудняла работу антимонопольных органов по пресечению незаконных вертикальных соглашений и привлечению к административной ответственности недобросовестных хозяйствующих субъектов.

ООО “Хейнекен Коммерческий Сервис” (далее – поставщик, общество) и ООО “Торговый дом “Русич””, ООО “Торговый дом “Медведь””, индивидуальные предприниматели Б., М., Д.

(далее – дистрибьюторы) заключили дистрибьюторские договоры, в рамках которых последние приняли на себя обязательства приобретать у поставщика товар, осуществлять его продвижение и продажу на определенной территории.

При этом дистрибьюторы обязались не продавать товар торговым точкам, расположенным вне территории, указанной в дистрибьюторском договоре.

Усмотрев в таких условиях дистрибьюторского договора признаки антиконкурентного соглашения, в результате которого розничные продавцы лишены возможности выбора мелкооптового продавца (дистрибьютора), Управление Федеральной антимонопольной службы по Нижегородской области (далее – управление, УФАС) вынесло в отношении поставщика и дистрибьюторов предписание об устранении допущенных нарушений.

Общество обжаловало предписание антимонопольного органа в суд. Решением суда первой инстанции заявление общества удовлетворено со ссылкой на то, что управлением не доказан факт ограничения конкуренции на рынке продажи алкогольной продукции (пива) вследствие заключения вышеуказанных дистрибьюторских договоров.

В кассационной жалобе управление указало на то, что в ст. 1007 ГК РФ предусмотрен прямой запрет на ограничение территории деятельности агента. Тем не менее кассационная инстанция оставила решение без изменения, отметив следующее.

ООО “Торговый дом “Русич””, ООО “Торговый дом “Медведь””, индивидуальные предприниматели Б., М., Д. (дистрибьюторы) реализуют не только пиво, поставляемое обществом, но и пиво иных крупнооптовых поставщиков, причем без каких-либо территориальных ограничений.

Доказательств того, что пиво иных поставщиков не может быть заменителем пива, реализуемого обществом, материалы дела не содержат.

В июле 2006 г. был принят новый Закон о конкуренции (далее – Закон о защите конкуренции)*(2) , который по-иному урегулировал ряд вопросов, связанных с соглашениями и согласованными действиями хозяйствующих субъектов.

Как и прежде, законодатель перечислил те виды соглашений, которые per se признаются нарушающими антимонопольное законодательство (ч. 1 ст. 11 Закона о защите конкуренции). Это соглашения, которые приводят или могут привести:

– к установлению или поддержанию цен (тарифов), скидок, надбавок (доплат), наценок;

– к повышению, снижению или поддержанию цен на торгах;

– к разделу товарного рынка по территориальному принципу, объему продажи или покупки товаров, ассортименту реализуемых товаров либо составу продавцов или покупателей (заказчиков);

– к экономически или технологически необоснованному отказу от заключения договоров с определенными продавцами либо покупателями (заказчиками) и пр.

В соответствии с ч. 2 ст. 11 Закона о защите конкуренции запрещены и иные соглашения хозяйствующих субъектов, которые приводят или могут привести к ограничению конкуренции.

Впервые законодатель дал легальное определение вертикальных соглашений между хозяйствующими субъектами, а также перечислил условия, при которых они считаются допустимыми, то есть не противоречащими антимонопольному законодательству.

Вертикальными считаются соглашения между хозяйствующими субъектами, не конкурирующими между собой, один из которых приобретает товар или является его потенциальным приобретателем, а другой предоставляет товар или является его потенциальным продавцом (п. 19 ст.

4 Закона о защите конкуренции).

Разрешены два вида вертикальных соглашений:

– вертикальные соглашения в письменной форме (кроме вертикальных соглашений между финансовыми организациями), если эти соглашения являются договорами коммерческой концессии;

– вертикальные соглашения между хозяйствующими субъектами (кроме вертикальных соглашений между финансовыми организациями), доля каждого из которых на любом товарном рынке не превышает 20% (ст. 12 Закона о защите конкуренции).

Поскольку участники вертикального соглашения осуществляют свою деятельность на разных уровнях производства и реализации товара, законодатель вполне обоснованно привязал критерий допустимости к доле любого из участников вертикального соглашения на соответствующем товарном рынке.

В отличие от прежнего законодательства, предусмотренные в ч. 1 ст. 11 Закона о защите конкуренции запреты (per se) распространяются на любые виды соглашений предпринимателей, в том числе вертикальные.

Аналогичный вывод сформулирован в п. 7 постановления Пленума ВАС РФ от 30.06.2008 N 30 “О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства”*(3).

Тем не менее при рассмотрении соответствующей категории споров между хозяйствующими субъектами и антимонопольными органами суды не всегда учитывают вышеуказанные изменения законодательства.

ООО “ЮниМилк” (далее – общество) обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением о признании недействительным предписания УФАС России по Красноярскому краю (далее – управление) от 24.09.2007.

Источник: http://base.garant.ru/5698460/

Судебная власть: зарубежный опыт — PRAVO.UA

Зарубежная судебная практика

В прошлом номере нашей газеты (№ 27 (289) от 8 июля 2003 года) мы писали о том, что представители органов судейского самоуправления получили возможность пообщаться и обсудить интересующие их вопросы на международной конференции, которая прошла в Пуще-Водице.

Не случайно эта конференция была названа международной, ведь ее гостями стали представители судей Грузии и Словакии. Естественно, что достижения органов судейского самоуправления и опыт организации работы судебной власти в этих странах не остались без должного внимания.

АССОЦИАЦИИ СУДЕЙ

Хотя в Грузии Ассоциация судей (далее – АСГ) еще молодая (она была создана в 2000 году), ее членами уже являются 198 действующих судей и судей в отставке, что составляет 60 % от общего количества. Кроме того, в сентябре 2001 года АСГ вошла в Международную ассоциацию судей.

Ассоциация судей Грузии занимается несколькими направлениями деятельности. Она издает квартальный бюллетень, сотрудничает со СМИ, проводит региональные «круглые столы» по вопросам материального права и проблемам судебной профессиональной деятельности.

За счет членских взносов Ассоциация в ближайшем будущем планирует нанять «Юридического советника» – лицо, которое будет представлять интересы судейства в законодательном органе государства. Сейчас в Грузии внедряется проект по просвещению школьников 5–11 классов по вопросам судебной системы и судебной реформы для воссоздания общественного доверия и уважения к судам.

Также интересно, что Ассоциация практикует организацию досуга судей путем проведения дружеских футбольных матчей между судами.

В Словакии Ассоциация судей была создана еще в 1991 году. На сегодняшний день она сотрудничает со многими международными организациями и ассоциациями судей зарубежья, среди которых Ассоциация судей Голландии, Голландский Хельсинский Совет, Международная Ассоциация Судей.

Ассоциация судей занималась внедрением нескольких проектов. Один из них – по усилению судебной власти в Словакии – включал серию курсов по правам человека и по праву Европейского союза, психологические тренинги, семинары по теории права и этике.

Также был осуществлен проект по усилению Ассоциации судей Словакии. В 1999 году Ассоциация приняла на ежегодном собрании Кодекс судебной этики.

На протяжении нескольких лет прилагаются усилия по созданию Судебной Академии, которая бы занималась обучением судей не только традиционным отраслям права, но и конституционному, международному праву, праву ЕС, а также обучала судей вопросам этики и public relations.

СУДЕБНАЯ СИСТЕМА: ОБМЕН ОПЫТОМ

Коснулись судьи и некоторых аспектов судебной системы. Вице-президент Ассоциации Судей Грузии Заур Гургенидзе отметил, что за время проведения с 1999 года судебной реформы существенно изменилась вся система судоустройства.

На сегодняшний день в Грузии действуют местные суды, созданы апелляционный, а также кассационный суды, функции последнего возложены на Верховный Суд Грузии. Интересно, что принцип специализации в этой стране не применяется.

В Словакии система судов выглядит таким образом: действуют 52 местных суда (суды первой инстанции), 8 областных судов, выполняющие функции апелляционной инстанции, и Верховный Суд (кассационная инстанция). В государстве также функционируют военные суды, представленные тремя военными окружными судами и Высшим Военным Судом.

Получить почетную должность судьи не так уж и просто. В Грузии, чтобы стать судьей, кандидат обязан сдать квалификационные экзамены. Проблема срока полномочий судей в Грузии стоит остро. На сегодняшний день он ограничивается 10 годами. Однако в перспективе рассматривается вопрос о назначении судей на должности бессрочно.

В Словакии данный вопрос не возникает, поскольку там судья назначается бессрочно.

Вызывает интерес и опыт организации судьями своей работы. В Словакии судьи сталкиваются с определенными административными проблемами.

По словам почетного президента Ассоциации судей Словакии Людовита Брадача, в судах республики отсутствует административный аппарат, и вся управленческая работа ложится на плечи самих судей.

Это приводит к тому, что судья на 60-70 % является административным работником, и только на 30–40 % — должностным лицом, занимающимся интеллектуальной работой по решению конкретных дел. Тем не менее есть и свои положительные стороны. К примеру, судья апелляционного суда может работать определенное время и дома.

Как отметили зарубежные гости и украинские судьи, обмен опытом по рассматриваемым вопросам не только интересен, но и полезен, поскольку перед представителями третьей власти в наших государствах стоят одинаковые задачи.

Источник: https://pravo.ua/articles/sudebnaja-vlast-zarubezhnyj-opyt/

Мировая практика наказаний за оскорбления государственных институтов

Зарубежная судебная практика

В Госдуму внесен законопроект, вводящий административную ответственность за распространение в интернете материалов, выражающих «в неприличной форме явное неуважение» к Конституции, государству, официальным государственным символам, органам госвласти РФ и обществу. РАПСИ изучило международный опыт по законодательной защите государственных институтов и символов, выделив наиболее интересные примеры с разных континентов в специальную инфографику.

Австрия

Оскорбление государственных символов

Ст. 248(2): Оскорбление флага государства или субъектов федерации, национального герба и гимна во время официального или публичного мероприятия – заключение до 6 месяцев или штраф до 360 ДНОТ.
ДНОТ – дневная норма оплаты труда устанавливается отдельно и составляет от 4 до 5000 евро в зависимости от многих факторов, включая финансовое состояние преступника.

Оскорбление главы государства

Клевета и оскорбление госслужащих и президента отдельно не проговаривается и карается так же, как и оскорбление любого гражданина. Разница только в том, что высшие должностные лица имеют право на особую судебную процедуру согласно их статусу.

Ст. 117 УК Австрии: Клевета личности – заключение до 6 месяцев или штраф размером до 360 дневных норм оплаты труда (ДНОТ). Клевета, распространенная медиа-способами – заключение до 1 года или штраф до 760 ДНОТ.

Ст. 115 УК Австрии: Оскорбление, высмеивание, угрозы в присутствии не менее 3 других человек – ТЗ до 3 месяцев или штраф до 180 ДНОТ.

Ст. 297 УК Австрии: Ложное обвинение в невыполнении должностных обязанностей, влекущее уголовное преследование – заключение до 1 года или штраф до 720 ДНОТ. Ложное обвинение в уголовном преступлении, влекущем наказание до 1 года заключения – заключение от 6 месяцев до 5 лет.

Азербайджан

Оскорбление главы государства

Статья 323.1 УК Азербайджана “Дискредитация или унижение чести и достоинства главы Азербайджанского государства – президента Азербайджанской Республики в публичном выступлении, публично демонстрируемом произведении или средствах массовой информации” распространяется “на публикации и демонстрации в Интернете”.

За эти действия устанавливается наказание в виде штрафа в размере 500-1000 манатов (около 300-600 долларов), исправительные работы сроком до двух лет или лишение свободы сроком на два года.

Новая часть 323-1 УК Азербайджана устанавливает, что “если действия, предусмотренные в статье 323.1, распространяются в информационных ресурсах Интернета с использованием фейковых имен, профилей или аккаунтов, то будет применяться наказание в виде штрафа в размере от 1000 до 1500 манатов или в виде лишения свободы на срок до трех лет”.

Белоруссия

Оскорбление главы государства

Статья 368 УК Белоруссия устанавливает, что публичное оскорбление Президента Республики Беларусь наказывается штрафом, или исправительными работами на срок до двух лет, или арестом на срок до шести месяцев, или ограничением свободы на срок до двух лет, или лишением свободы на тот же срок.

То же действие, совершенное лицом, ранее судимым за оскорбление или клевету, либо соединенное с обвинением в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, наказывается штрафом, или исправительными работами на срок до двух лет, или ограничением свободы на срок до трех лет, или лишением свободы на тот же срок.

При этом публичное оскорбление представителя власти в Белоруссии составляет самостоятельный состав преступления и регулируется статье 369 УК Белоруссии: публичное оскорбление представителя власти в связи с выполнением им служебных обязанностей наказывается общественными работами, или штрафом, или исправительными работами на срок до двух лет, или арестом на срок до шести месяцев, или ограничением свободы на срок до трех лет.

Бельгия

Оскорбление институтов власти

Не регулируется.

Но уголовно наказывается клевета и диффамация в отношении «конституционных органов» (те же параметры, что и оскорбление личности). Ст. 446 УК Бельгии: заключение от 8 дней до 12 мес или штраф от 26 до 200 евро, если оскорбление опубликовано письменно или через изображение, а также в присутствии нескольких человек в непубличном месте, но открытом для публичного посещения.

Также ст. 275 и 277 УК Бельгии: уголовное преследование за оскорбление конституционных органов и членов этих органов словами, угрозами, жестами и пр.

в физическом присутствии этих лиц, находящихся при исполнении должностных обязанностей – заключение от 15 дней до 6 месяцев или штраф от 50 до 300 евро.

Наказание усиливается, если преступление совершено во время заседания Палаты или суда – заключение от 2 мес до 2 лет или штраф от 200 до 1000 евро.

Оскорбление высших должностных лиц наказывается по ст. 276 УК Бельгии – заключение от 8 дней до 1 мес и штраф от 26 до 200 евро.

Оскорбление главы государства/главы правительства

Ст. 1, Закон о преступлениях против короля от 6 апреля 1847 г: оскорбление короля любым способом, в том числе текстом или изображением, распространяемым публично – заключение от 6 мес до 3 лет и штраф до 3000 евро.

А также лишение политических прав на срок от 2 до 5 лет согласно ст. 42 УК Бельгии.

Ст.2 Закона о преступлениях против короля от 6 апреля 1847 г: оскорбление членов королевской семьи – ТЗ от 3 месяцев до 2 лет и штраф до 2000 евро.

Германия

Оскорбление государственных символов

Ст. 90а УК Германии: оскорбление или злонамеренное выражение презрения к Германии, ее национальным цветам, флагу, гербу – штраф или заключение до 3 лет.

Штрафы за уголовное преступление рассчитываются по «суточному базису» — от 1 до 30 000 евро в сутки и умножаются на количество дней: от 5 до 360 дней. Во внимание принимается финансовое состояние виновного.

(2) Так же наказывается тот, кто удаляет, разрушает, повреждает, приводит в негодность или делает неузнаваемым публично вывешенный флаг Федеративной Республики Германии или одной из ее Земель или публично используемый органом власти символ государственного суверенитета Федеративной Республики Германии или одной из ее Земель или совершает оскорбительные действия по отношению к ним.

Оскорбление главы государства/главы правительства

Ст. 90 УК Германии: публичное оскорбление президента – заключение от 3 месяцев до 5 лет, при сознательной диффамации с целью нанесения ущерба репутации президента и самого государства – минимальный срок заключения от 6 месяцев. Судебное преследование по этой статье возбуждается только с одобрения президента.

(3) Наказанием является лишение свободы на срок до пяти лет или денежный штраф, если исполнитель своим деянием намеренно выступает против целостности Федеративной Республики Германии или против ее конституционных основ.

Израиль

Оскорбление государственных символов

Закон о флаге и эмблеме Израиля от 2016 г: сожжение флага преследуется уголовно – заключение до 3 лет или штраф до 15 000 долл США. Также суд может по усмотрению лишить обвиняемого определенных государственных льгот на срок до 6 лет.

Канада

Оскорбление главы государства/главы правительства

Ст. 61 УК Канады: произнесение или публикация клеветы, а также заговор с целью подрыва государственной деятельности правителя – тюремное заключение до 14 лет.

Нидерланды

Оскорбление главы государства

Публичное оскорбление монарха – заключение до 5 лет или штраф.

Публичное оскорбление супруги монарха, их первого наследника, его супруги или регента – заключение до 4 лет.

Польша

Публичное оскорбление президента – тюремное заключение до 4 лет.

Ст. 236 Уголовного Кодекса Польши: Оскорбление госслужащего в процессе его службы и в связи с его официальными обязанностями – ТЗ до 2 лет или штраф.

Ст. 273 УК Польши: Публичное оскорбление или высмеивание в печати и медиа польского народа, Польской Республики или ее политической системы – заключение от 1 до 10 лет.

В этой стране преследуется оскорбление иностранных глав государств  – в Польше завели дело в связи с оскорблением Папы Римского, т.к. он глава Ватикана.

США

Оскорбление государственных символов

На федеральном уровне не установлено положений относительно оскорбления государственных символов или изображений должностных лиц. Отдельные штаты сохранили регулирование некоторых форм уголовной диффамации – и все они касаются только оскорбления личности, но не государственных лиц и символов.

Финляндия

Оскорбление государственных символов
Не регулируется, кроме оскорбления флага, за неуважительное отношение к которому (а также повреждение, снятие с публичного места налагается штраф по ст. 8 Закона о финском флаге) размер штрафа не оговаривается.

Оскорбление главы государства/главы правительства

Не регулируется. При этом общие положения об оскорблении личности или распространении клеветы регулируются ст. 24(9) УК Финляндии и влекут наложение штрафа или, при отягчающих обстоятельствах, заключение до 2 лет.

Отягчающими обстоятельствами считается нанесение «серьезного страдания или конкретного значительного ущерба» личности (ст. 24(10) УК Финляндии).
Уголовные штрафы рассчитываются как «суточные штрафы», т.е.

установленный размер суточного штрафа умножается на число суток от 1 до 120 и зависит от конкретной финансовой ситуации обвиняемого.

Франция

Оскорбление государственных символов

Ст. 433-5-1 УК Франции: тяжкое оскорбление национального гимна или флага во время демонстрации, организованной или одобренной госорганами – штраф до 7 500 евро и заключение до 6 месяцев в случае группового участия.

Оскорбление главы государства/главы правительства

Ст. 30-31 Закона о свободе прессы от 29 июля 1881 г: уголовное оскорбление – штраф до 45 000 евро. Дополнительно оговаривается непубличное тяжкое оскорбление в виде слов, жестов, угроз, текстов или изображений – штраф до 7 500 евро и в особых случаях заключение до 1 года.

Турция

Оскорбление государственных символов

Ст. 300 УК Турции: оскорбление флага разрыванием, сжиганием или подобным действием – заключение от 1 до 3 лет. Это касается любого изображения с белым полумесяцем и звездой на красном фоне, что является символом суверенитета Турецкой республики (ст. 300(1))

Ст. 300(2) УК Турции: публичное оскорбление гимна – заключение от 6 мес до 2 лет.

Ст. 300 (3) УК Турции: при совершении оскорбления турецкими гражданами, находящимися за границей наказание усиливается на одну треть.

Ст. 341(1) УК Турции: публичное оскорбление иностранного флага или иного символа – заключение от 3 мес до 1 г при жалобе соответств. государства.

Ст. 125 УК Турции: оскорбление должностного лица в отношении его должностных обязанностей устно, письменно или через визуальные СМИ – заключение минимум 1 год. Если оскорбление нанесено участнику комитета, то оно распространяется на всех участников комитета и применяется составное наказание.

Оскорбление главы государства/главы правительства

Ст. 299 УК Турции: заключение от 1 до 4 лет, при публичном совершении наказание увеличивается на одну шестую.

Япония

Оскорбление государственных символов

Оскорбление флага именно Японии не регулируется, но запрещено оскорблять символы любого государства.

Ст. 92(4) УК Японии: любое обесчещивание флага или иного символа иностранного гос-ва запрещено и карается штрафом до 200 000 йен или заключением с принудительными работами до 2 лет по жалобе иностранного государства.

Оскорбление главы государства/главы правительства

Ст. 230-2 УК Японии: оскорблением не считается обнародование факта, который был признан судом истинным. При этом в целом диффамация личности, вне зависимости от истинности опубликованных фактов, наказывается заключением до 3 лет и штрафом до 500 000 йен (ст. 230).

Разбор всех актуальных вопросов по теме защите институтов власти, государственных символов и общества в интернете с экспертными ответами читайте в нашей аналитике.

Источник: http://rapsinews.ru/legislation_publication/20190117/293888668.html

Адвокат Титов
Добавить комментарий