Заключение под стражу в случае отмены приговора и при проверке судебных решений

Совет при Президенте Российской Федерациипо развитию гражданского общества и правам человека

Заключение под стражу в случае отмены приговора и при проверке судебных решений

23 Марта 2018

Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека в начале февраля после того, как была освобождена из-под стражи обвиненная по резонансному делу о “врачебной ошибке” врач-гематолог  Елена Мисюрина, выступал с инициативой по совершенствованию законодательства, касающейся меры пресечения в виде заключения под стражу до вступления приговора в силу.

По мнению правозащитников, изменение меры пресечения, избранной на досудебной стадии, на более строгую в целях обеспечения не вступившего в силу приговора суда, до принятия решения по делу судом апелляционной инстанции, противоречит положениям и общим принципам уголовно-процессуального законодательства.

Кроме того, СПЧ обращал внимание на практику помещения подсудимых в залах судебных заседаний в так называемые “защитные кабины”, предусмотренные рядом подзаконных актов, однако отсутствующие на уровне федерального закона.

По мнению правозащитников, помещение подсудимых в подобные “клетки” и “аквариумы” в отсутствие соответствующей нормы закона может быть расценено как унижение человеческого достоинства и нарушение ст.

3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (решение Европейского суда по правам человека по делу “Воронцов и другие против России” от 31.01.2017 г.).

Позиция СПЧ была направлена для обсуждения в профильные инстанции, и на настоящий момент Совет располагает отзывами Верховного суда Российской Федерации, Минюста России, Генеральной прокуратуры, Института государства и права РАН и Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации. 

ДОКУМЕНТЫ:

Документы

Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека подготовил предложения по вопросам изменения меры пресечения подсудимому.

Совет на постоянной основе занимается проблематикой судебной реформы, совершенствования уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного законодательства.

В рамках этой работы в настоящее время правозащитниками обсуждается вопрос о целесообразности корректировки существующей практики изменения меры пресечения подсудимому при вынесении обвинительного приговора судом первой инстанции.

Поводом для обсуждения стало резонансное дело в отношении врача-гематолога Елены Мисюриной, которой, согласно приговору Черемушкинского районного суда Москвы, было назначено наказание в виде двух лет лишения свободы, и которая в целях обеспечения исполнения приговора была взята под стражу в зале суда.

Таким образом, ранее избранная мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении была изменена на более строгую меру (заключение под стражу), при том, что ранее избранная мера не нарушалась.

В дальнейшем апелляционная коллегия Московского городского суда постановлением отменила данное решение, однако проблема обоснованности и целесообразности подобной практики остается актуальной.

Согласно ч. 1 ст. 14 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном УПК РФ порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

Из указанного следует, что подсудимый не может считаться виновным в совершении преступления до вступления в силу приговора суда первой инстанции, при этом в случае обжалования приговора, таким моментом является вынесение решения судом апелляционной инстанции.

Согласно ч. 1 ст. 110 УПК РФ мера пресечения изменяется на более строгую или более мягкую, когда изменяются основания для избрания меры пресечения, предусмотренные статьями 97 и 99 УПК РФ.

Соответственно, если в отношении обвиняемого на досудебной стадии избиралась мера пресечения, не связанная с ограничением свободы, и если не изменились какие-либо основания, предусмотренные указанными выше статьями, послужившие основанием для избрания конкретной меры пресечения, то есть если ранее избранная мера пресечения не нарушалась и не возникли какие-либо новые обстоятельств к моменту вынесения приговора, очевидно, что какие-либо условия для изменения меры пресечения после вынесения приговора, но до вступления его в законную силу отсутствуют.

Это обусловливается также тем обстоятельством, что при избрании меры пресечения вопрос виновности рассмотрению не подлежит.

Таким образом, изменение меры пресечения, избранной на досудебной стадии, на более строгую в целях обеспечения не вступившего в силу приговора суда, до принятия решения по делу судом апелляционной инстанции, противоречит положениям и общим принципам уголовно-процессуального законодательства.

Как представляется, для приведения судебной практики в соответствие с общими принципами уголовно-процессуального законодательства, а также требованиями гуманности и разумности целесообразно внести соответствующие изменения в УПК РФ, а также в п. 57 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2013 г. № 41 “О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога”.

Проведенный членами Совета опрос практикующих адвокатов, преподавателей юридических вузов, а также сотрудников правоохранительных органов позволил установить, что профессиональное сообщество согласно с изложенной выше позицией.

При этом высказывались предложения, в частности, законодательно установить, что при вынесении судом первой инстанции приговора, предусматривающего лишение свободы в отношении лица, не находящегося под стражей, суд не вправе избрать в отношении него меру пресечения в виде заключения под стражу в зале суда, за исключением случаев, предусмотренных пп. 1 – 4 ч. 1 ст.108 УПК РФ.

В целях обеспечения исполнения приговора подсудимому может быть избрана мера пресечения в виде домашнего ареста, которая утрачивает силу с момента вступления приговора в силу.

Кроме того, Совет обращает внимание на практику помещения подсудимых в залах судебных заседаний в так называемые “защитные кабины”, предусмотренные рядом подзаконных актов, однако отсутствующие на уровне федерального закона.

Помещение подсудимых в подобные “клетки” и “аквариумы” в отсутствие соответствующей нормы закона может быть расценено как унижение человеческого достоинства и нарушение ст.

3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (решение Европейского суда по правам человека по делу “Воронцов и другие против России” от 31.01.2017 г.).

Совет предлагает рассмотреть возможность дополнения ст. 247 УПК РФ положением, предусматривающим возможность помещения подсудимого, в отношении которого избрана мера пресечения в виде содержания под стражей, в защитную кабину только в том случае, если он обвиняется в совершении особо тяжких насильственных преступлений (ст. ст.105, 111-112, 131, 205-206, 208, 275-276, 279, 281 УК РФ и т.д.).

К оглавлению ↑

Уважаемый Михаил Александрович!

Источник: http://president-sovet.ru/presscenter/news/read/4524/

Новая апелляция и заключение под стражу *

Заключение под стражу в случае отмены приговора и при проверке судебных решений
Chervotkin A.S. New appeal and taking into custody.

Червоткин Александр Сергеевич, председатель судебного состава Верховного Суда Российской Федерации, судья Верховного Суда Российской Федерации.

Автор посвящает статью анализу нового уголовно-процессуального закона в части установления порядка рассмотрения уголовных дел в суде второй инстанции.

Ключевые слова: Уголовно-процессуальный кодекс, апелляция, заключение под стражу.

The article contains analysis of a new criminal procedure law with regard to establishment of procedure of consideration of criminal cases in the court of the second instance.

Key words: Criminal Procedure Code, appeal, confinement under guard.

Конституция Российской Федерации (ч. 2 ст.

22), предусматривая, что арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению, исключает тем самым возможность лишения человека свободы без такового.

Соответственно, если определенный судебным решением срок содержания лица под стражей истекает, суд принимает решение о продлении этого срока либо данное лицо должно быть освобождено из-под стражи.

Эти правила являются общими для всех этапов уголовного процесса, в том числе при переходе от одной его стадии к другой.

Это обусловлено тем, что единые для всего уголовного судопроизводства нормативные основания применения в качестве меры пресечения заключения под стражу (ст. ст.

97, 99 и 108 УПК РФ) могут сохраняться в течение всего времени производства по уголовному делу, и переход от одной процессуальной стадии к другой не влечет автоматического прекращения действия примененной на предыдущих стадиях меры пресечения.

Судья, получив к своему производству уголовное дело, обязан проверить, истек или нет установленный ранее принятым судебным решением срок содержания под стражей, подтверждается ли наличие фактических обстоятельств, со ссылкой на которые было принято решение о заключении лица под стражу, и сохраняют ли эти обстоятельства свое значение, в том числе как основания для продления срока содержания под стражей.

Приведенный конституционно-правовой смысл законоположений о судебной процедуре применения заключения под стражу в качестве меры пресечения, выявленный Конституционным Судом РФ , определяет содержание и применение соответствующих норм УПК РФ на всех судебных стадиях, включая производство в апелляционном порядке, поскольку гарантии от произвольного или избыточного ограничения свободы и личной неприкосновенности должны обеспечиваться на любом этапе уголовного судопроизводства.

См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 22 марта 2005 г. N 4-П “По делу о проверке конституционности ряда положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих порядок и сроки применения в качестве меры пресечения заключения под стражу на стадиях уголовного судопроизводства, следующих за окончанием предварительного расследования и направлением уголовного дела в суд, в связи с жалобами ряда граждан”.

В отличие от ранее действовавшего кассационного порядка рассмотрения уголовных дел Законом от 29 декабря 2010 г. N 433-ФЗ введена новая подготовительная стадия – стадия назначения и подготовки заседания суда апелляционной инстанции (ст. 389.11 УПК).

См.: Федеральный закон от 29 декабря 2010 г. N 433-ФЗ “О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации” // Российская газета. 2010. 31 декабря.

Пожалуй, наиболее острым вопросом, возникающим при назначении судебного заседания суда апелляционной инстанции, является вопрос о мере пресечения, прежде всего в виде заключения под стражу.

Обязан ли судья на данной стадии рассматривать вопрос о мере пресечения? Если да, то в каком процессуальном порядке – единолично или коллегиально, без проведения судебного заседания или по результатам такого заседания; по каким правилам должно проводиться такое заседание?

В силу п. 4 ч. 1 ст. 389.11 УПК судья, изучив поступившее уголовное дело, выносит постановление о назначении судебного заседания, в котором разрешаются вопросы в том числе о сохранении, об отмене или изменении меры пресечения в отношении подсудимого или осужденного.

То есть решение вопроса о мере пресечения в предписанном законом виде, на наш взгляд, является обязанностью судьи, который должен отразить свое решение в соответствующем постановлении.

Поскольку заключение под стражу допускается только по законному судебному решению, первоочередной задачей судьи является проверка наличия такого законного судебного решения, по которому лицо содержится под стражей.

Действие меры пресечения в виде заключения под стражу на стадии назначения заседания суда апелляционной инстанции может быть рассмотрено в трех аспектах:

  1. при проверке обвинительного приговора, в котором решен вопрос о мере пресечения до вступления его в законную силу;
  2. при проверке иных, в том числе промежуточных, судебных решений, которыми установлены конкретные сроки содержания лица под стражей;
  3. при рассмотрении ходатайств подсудимого, осужденного об изменении меры пресечения и освобождении из-под стражи.

При постановлении обвинительного приговора мера пресечения, в том числе в виде заключения под стражу, избирается или сохраняется “до вступления приговора в законную силу” (п. 10 ч. 1 ст. 308 УПК).

Момент же вступления приговора в законную силу четко определен уголовно-процессуальным законом. В соответствии с ч. 2 ст. 390, ч. 4 ст.

391 УПК РФ приговор суда первой инстанции вступает в законную силу в момент провозглашения приговора, определения или постановления суда апелляционной инстанции (если, конечно, он не отменяется с возвращением дела прокурору или передачей его на новое судебное рассмотрение).

Следовательно, на стадии назначения заседания суда апелляционной инстанции по делам, завершившимся обвинительным приговором, речь не идет о продлении сроков действия меры пресечения. Ни о юридическом, ни о фактическом, как утверждают некоторые авторы .

См.: Шалумов М.С. Особенности назначения судебного заседания и исследования доказательств в суде апелляционной инстанции // Уголовный процесс. 2013. N 3. С. 63.

Основанием содержания осужденного под стражей в данной ситуации является обвинительный приговор, в котором указаны вполне определенные пределы действия меры пресечения.

Как мы уже указывали ранее , в этом случае вопрос о сохранении действующей на основании обвинительного приговора меры пресечения до рассмотрения дела судом апелляционной инстанции судьей решается без обязательного участия сторон и проведения судебного заседания.

См.: Практика применения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации / Под ред. В.М. Лебедева. 6-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт, 2013. С. 721 – 722.

Такой подход нашел однозначную поддержку и в судебной практике.

Необходимо подчеркнуть, что содержание осужденного под стражей во время решения вопроса о назначении судебного заседания суда апелляционной инстанции предопределено не нормами гл. 45.1 (или 33 – 34) УПК РФ, а именно нормой, предусмотренной п. 10 ч. 1 ст. 308 гл. 39 УПК РФ.

На это обстоятельство указывается и в п. 29 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 октября 2009 г. N 22 “О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста”.

В нем прямо предписано, что при вынесении обвинительного приговора суду в соответствии с п. 10 ч. 1 ст. 308 УПК РФ надлежит указать меру пресечения в отношении осужденного до вступления приговора в законную силу.

Как небезосновательно отмечается некоторыми авторами, законодатель в данном случае не предоставляет суду альтернативы. Суд обязан в обвинительном приговоре указать меру пресечения в отношении осужденного до вступления приговора в законную силу .

Источник: https://wiselawyer.ru/poleznoe/68484-novaya-apellyaciya-zaklyuchenie-strazhu

Прокуратура области разъясняет особенности рассмотрения уголовных дел в кассационной инстанции

Заключение под стражу в случае отмены приговора и при проверке судебных решений

Производство в суде кассационной инстанции является важной гарантией законности судебных решений по уголовным делам и реализации конституционного права граждан на судебную защиту.

Данная стадия уголовного судопроизводства предназначена для выявления и устранения допущенных органами предварительного расследования или судом в ходе предшествующего разбирательства дела существенных нарушений уголовного закона (неправильного его применения) и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявших на исход дела, и нарушений, искажающих саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия.

В силу статьи 401.1 УПК РФ при рассмотрении кассационных жалобы, представления суд кассационной инстанции проверяет только законность судебных решений, то есть правильность применения норм уголовного и норм уголовно-процессуального права.

С учетом данного ограничения доводы кассационных жалобы, представления, если в них оспаривается правильность установления судом фактических обстоятельств дела, проверке не подлежат.

Вместе с тем, если в кассационных жалобе, представлении содержится указание на допущенные судом нарушения уголовно-процессуального закона при исследовании или оценке доказательств (например, обоснование приговора недопустимыми доказательствами), повлиявшие на правильность установления судом фактических обстоятельств дела и приведшие к судебной ошибке, такие доводы не должны быть оставлены без проверки.

Жалобы, представления на несправедливость приговора, по которому было назначено наказание, не соответствующее тяжести преступления, личности осужденного, или по которому судом назначено несправедливое наказание вследствие его чрезмерной мягкости либо чрезмерной суровости (часть 2 статьи 389.18 УПК РФ), подлежат проверке судом кассационной инстанции в случае, если такое решение суда явилось следствием неправильного применения норм Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации (например, положений статьи 60 УК РФ).

Наряду с лицами, указанными в ст.401.

2 УПК РФ, право на кассационное обжалование имеют обвиняемый, подсудимый, лицо, уголовное дело в отношении которого прекращено, лицо, в отношении которого велось или ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера, лицо, в отношении которого применена принудительная мера воспитательного воздействия, и лицо, в отношении которого принято решение о выдаче для уголовного преследования или исполнения приговора, их защитники и законные представители, а также другие лица.

К числу иных лиц, обладающих правом на обжалование судебного решения в той части, в которой оно затрагивает их права и законные интересы, относятся лица, не признанные в установленном законом порядке участниками процесса, но исходя из своего фактического положения нуждающиеся в судебной защите (заявитель, которому отказано в возбуждении уголовного дела, залогодатель, лицо, на имущество которого наложен арест, и другие).

Кассационные жалоба, представление, в которых одновременно обжалуются приговор и постановление судьи, вынесенное в порядке исполнения приговора, подлежат рассмотрению судом кассационной инстанции, правомочным пересматривать приговор, независимо от того, судьей какого районного суда (этого же или другого субъекта Российской Федерации) выносилось решение в порядке исполнения приговора.

В соответствии с положениями части 1 статьи 127 и статьи 401.3 УПК РФ в кассационном порядке может быть пересмотрено вступившее в законную силу судебное решение, вынесенное в ходе как судебного, так и досудебного производства по уголовному делу.

При этом, вступившие в законную силу судебные решения, вынесенные в ходе досудебного производства, могут быть пересмотрены в кассационном порядке лишь до передачи уголовного дела в суд первой инстанции для рассмотрения по существу.

Вместе с тем, поскольку восстановление нарушенных конституционных прав на свободу и личную неприкосновенность должно быть своевременным, а имеющиеся средства их правовой защиты – эффективными, обжалование и пересмотр в кассационном порядке постановлений об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста или о продлении срока их действия либо о помещении лица в медицинский или психиатрический стационар для производства судебной экспертизы возможны и после поступления уголовного дела в суд первой инстанции.

Пересмотр в кассационном порядке приговора по основаниям, влекущим ухудшение положение осужденного, допускается в срок, не превышающий 1 года со дня вступления приговора в законную силу. Пропущенный при подаче кассационных жалобы, представления предусмотренный статьей 401.

6 УПК РФ годичный срок, в течение которого допускается поворот к худшему при пересмотре судебного решения в кассационном порядке, восстановлению не подлежит вне зависимости от уважительности причины его пропуска.

В таком случае ходатайство о восстановлении пропущенного срока возвращается заявителю без рассмотрения.

Решение о повороте к худшему не может быть принято судом кассационной инстанции по истечении годичного срока и в тех случаях, когда постановление о передаче кассационных жалобы, представления на рассмотрение суда кассационной инстанции было вынесено до его истечения. При этом суд кассационной инстанции оставляет жалобу, представление без удовлетворения.

Поворот к худшему при пересмотре судебного решения в кассационном порядке может иметь место, если в ходе судебного разбирательства были допущены нарушения, искажающие саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия.

Неправильное применение уголовного закона, являющееся основанием для пересмотра судебного решения в кассационном порядке с поворотом к худшему, может выражаться, например, в квалификации содеянного по уголовному закону о менее тяжком преступлении.

К числу нарушений уголовно-процессуального закона, искажающих саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия, могут быть отнесены, в частности, нарушения, указанные в пунктах 2,8,10,11 ч.2 статьи 389.17, в статье 389.

25 УПК РФ, а также иные нарушения, которые лишили участников уголовного судопроизводства возможности осуществления гарантированных законом прав на справедливое судебное разбирательство на основе принципа состязательности и равноправия сторон либо существенно ограничили эти права, если такое лишение либо такие ограничения повлияли на законность судебного решения.

По общему правилу, суд кассационной инстанции не связан доводами, содержащимися в жалобе или представлении и вправе проверить производство по уголовному делу в полном объеме.

При этом, судья может принять решение о передаче кассационных жалобы, представления с уголовным делом для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции по основаниям, не указанным в жалобе, представлении, лишь относительно лица, в отношении которого ставится вопрос о пересмотре судебного решения, если изменение или отмена этого решения улучшает его положение.

Однако, вынести постановление (определение), влекущее ухудшение положения осужденного, оправданного или лица, дело в отношении которого прекращено, суд может лишь по тому правовому основанию и по тем доводам, которые указаны в кассационном представлении прокурора, кассационной жалобе потерпевшего, его законного представителя или представителя.

Лицо, обратившееся в суд кассационной инстанции, вправе отозвать свои кассационные жалобу, представление до начала их рассмотрения судом.

Если просьба об отзыве жалобы, представления поступит до принятия решения об их передаче с уголовным делом для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, то жалоба или представление возвращается заявителю в соответствии с пунктом 4 части 1 статьи 401.5 УПК РФ.

Если же такая просьба поступит после принятия решения о передаче жалобы, представления, суд выносит постановление (определение) о прекращении кассационного производства. При этом, решение суда о прекращении кассационного производства в связи с отзывом не является обстоятельством, препятствующим тому же лицу в течение срока, указанного в части 3 статьи 401.

2 УПК РФ, повторно обратиться в тот же суд кассационной инстанции с жалобой или представлением по тем же или иным правовым основаниям.

В соответствии со статьей 401.

12 УПК РФ суду кассационной инстанции надлежит в срок не позднее 14 суток до дня судебного заседания известить лиц, интересы которых затрагиваются жалобой, представлением, о дате, времени и месте рассмотрения уголовного дела, а также направить этим лицам копии постановления о передаче кассационных жалобы, представления с уголовным делом для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции и копии кассационных жалоб и (или) представления, поданных другими участниками судебного разбирательства по данному делу.

Если лицом, в отношении которого ведется кассационное производство по делу, не заявлен отказ от помощи защитника в порядке, установленном статьей 52 УПК РФ, а также в иных случаях обязательного участия защитника, предусмотренных в части 1 статьи 51 УПК РФ, участие защитника в заседании суда кассационной инстанции обеспечивается судом.

При разбирательстве в суде кассационной инстанции могут быть рассмотрены не только материалы, имеющиеся в уголовном деле, но и дополнительные материалы, поступившие с жалобой или представлением либо представленные сторонами, если они содержат сведения, имеющие значение для правильного разрешения дела, и не свидетельствуют о наличии новых или вновь открывшихся обстоятельств.

Дополнительные материалы могут быть положены в основу решения об отмене приговора, определения и постановления суда с возвращением уголовного дела прокурору либо с его передачей на новое судебное разбирательство в суд первой или апелляционной инстанции.

Изменение приговора и последующих судебных решений или их отмена с прекращением производства по уголовному делу на основании дополнительных материалов не допускается, за исключением случаев, когда достоверность фактов, устанавливаемых такими материалами, не нуждается в проверке судом первой или апелляционной инстанции (документы, свидетельствующие о недостижении осужденным возраста, с которого наступает уголовная ответственность, об отсутствии судимости, о применении акта об амнистии по предыдущему приговору и др.).

При этом, следует иметь в виду, что вновь открывшиеся обстоятельства либо новые обстоятельства, на которые лица, обратившиеся в суд кассационной инстанции, ссылаются в кассационных жалобе, представлении, не могут служить основанием для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке. По указанным обстоятельствам судебные решения могут быть пересмотрены в порядке, установленном главой 49 УПК РФ.

В случае отмены приговора и передачи уголовного дела на новое рассмотрение в суд первой или апелляционной инстанции, а также при возвращении уголовного дела прокурору суду кассационной инстанции в целях охраны прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства и проведения судебного заседания в разумные сроки необходимо решить вопрос о мере пресечения в отношении лица, содержащегося под стражей. При этом суд вправе избрать любую из предусмотренных статьей 98 УПК РФ мер пресечения при условии, что она обеспечит достижение указанных целей. В случае избрания меры пресечения в виде заключения под стражу или домашнего ареста суд кассационной инстанции обязан указать конкретный срок ее действия.

Постановление (определение) суда кассационной инстанции должно соответствовать требованиям, предусмотренным частями 3, 4 статьи 389.28 УПК РФ.

При этом в описательно-мотивировочной части кассационного постановления (определения), помимо мотивов принятого решения, указываются основания, по которым приговор или иное обжалуемое судебное решение признается законным, а жалоба или представление – не подлежащими удовлетворению, либо основания полной или частичной отмены или изменения такого решения.

В соответствии со статьей 392 и частью 6 статьи 401.16 УПК РФ указания суда кассационной инстанции обязательны при повторном рассмотрении уголовного дела судами первой и апелляционной инстанций.

07.04.16

Источник: http://51.fsin.su/prokuratura-razyasnyaet/osobennosti-rassmotreniya-ugolovnykh-del-v-kassatsii.php

Калиновский К.Б., Лаков А.В. Актуальные проблемы производства в суде апелляционной инстанции

Заключение под стражу в случае отмены приговора и при проверке судебных решений

Материал основан на статье:

Калиновский К.Б., Лаков А.В. 16 вопросов о производстве в суде апелляционной инстанции // Уголовный процесс. 2017. № 2.

С полным текстом которой могут познакомиться подписчики журнала в том числе в электронной версии: URL: http://e.ugpr.ru/article.aspx?aid=528351.

Константин Борисович Калиновский, заведующий кафедрой уголовно-процессуального права Северо-Западного филиала Российского государственного университета правосудия, к.ю.н., доцент;

Лаков Алексей Вадимович, заместитель председателя Санкт-Петербургского городского суда, председатель Санкт-Петербургского отделения Общероссийской общественной организации “Российское объединение судей”

В ноябре 2016 года в Санкт-Петербургском городском суде был проведен круглый стол по теме «Проблемы производства в суде апелляционной инстанции российского уголовного процесса».

Организаторами мероприятия выступили Санкт-Петербургское региональное отделение Общероссийской общественной организации «Российское объединение судей» и Северо-Западный филиал Российского государственного университета правосудия.

При подготовке к круглому столу судьи Санкт-Петербургского городского суда отобрали вопросы о применении норм главы 45.1 УПК РФ «Производство в суде апелляционной инстанции». В выборку вошли актуальные, значимые для судебной практики проблемы, которые не решены законодателем и высшими судами.

В статье приведены ответы на эти вопросы судей. Несмотря на то, что они не являются официальным разъяснениями, ответы помогут правоприменителю выработать позицию и также позволят продолжить научную дискуссию.

Личное участие обвиняемых при рассмотрении отклоненных жалоб

Обязательно ли участие в суде апелляционной инстанции содержащихся под стражей осужденных-заявителей, если они обжалуют постановления, которыми решение по существу ходатайства или жалобы не принималось? В частности, когда суд отказал в принятии обращений к производству, возврате их заявителю, направлении по подсудности в порядке ст.ст. 397, 398 УПК РФ, а также жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ. Необходимо ли также в этом случае обязательное участие защитников (представителей), в том числе и при наличии соответствующего ходатайства заявителя либо осужденного?

Решение этого вопроса основано на принципе неполной модели российской апелляции, согласно которому суд апелляционной инстанции не должен подменять собой суд первой инстанции.

Конституционный Суд РФ не раз указывал, что государство обязано создать необходимые условия для эффективного и справедливого разбирательства уголовного дела именно в суде первой инстанции.

Из этого правила следует, что объем гарантий (в том числе обязательность личного участия в судебном заседании и обязательное участие защитника, представителя) в суде апелляционной инстанции не должен быть выше, чем в суде первой инстанции

Поскольку апелляция проверяет решение суда первой инстанции, содержание которого составляет отказ в рассмотрении по существу ходатайства или жалобы, и такой отказ сам по себе не связан с ограничением права гражданина на свободу и личную неприкосновенность, суд апелляционной инстанции может проверить законность и обоснованность этого решения без обязательного участия в судебном заседании самого заявителя и без обязательного назначения ему защитника. Это не лишает суд признать необходимость использования таких гарантий судебной защиты в отдельных случаях, когда того требуют интересы правосудия.

https://www.youtube.com/watch?v=74IuDq0EWeE

Если отказ суда первой инстанции в рассмотрении по существу обращения заявителя будет признан незаконным и необоснованным, то при новом рассмотрении дела суд – с учетом позиции КС РФ, сформулированной в определении от 19.05.2009 № 576-О-П – должен обеспечить обязательное личное участие заявителя в заседании суда первой инстанции.

Право суда апелляционной инстанции на заключение под стражу обвиняемого

Может ли суд апелляционной инстанции при отмене постановления суда первой инстанции об отказе в избрании меры пресечения в виде заключения под стражу самостоятельно принять решение об удовлетворении ходатайства следователя и избрании такой меры пресечения? Возможно ли принятие такого решения при отсутствии соответствующего представления прокурора?

Трудности решения этого вопроса связаны с дисбалансом полномочий следственных органов и прокурора. Первые не вправе подавать апелляционные жалобы и представления, а второй – приносить ходатайство об избрании меры пресечения. Решить эту проблему должен законодатель.

На уровне правоприменения ответ на данный вопрос зависит от единства позиции следователя и прокурора.

Если эти позиции в ходатайстве об избрании меры пресечения и в апелляционном представлении совпадают, то у суда апелляционной инстанции есть техническая возможность вынести решение об удовлетворении ходатайства и представления. …

Если же прокурор возражает против удовлетворения ходатайства следователя, не оспаривает решение суда первой инстанции, то суд апелляционной инстанции не имеет даже технической возможности рассмотреть этот вопрос.

Ухудшение положения обвиняемого

Может ли суд апелляционной инстанции ухудшить положение лица без вынесения нового приговора, если суд дает иную оценку исследованным судом первой инстанции доказательствам? Может ли апелляция оставить приговор суда первой инстанции без изменения или внести в него изменения, если исследует доказательства, которые не исследовал суд первой инстанции?

Изменение оправдательного приговора в ухудшающую сторону без его отмены невозможно. Кроме того, в апелляции не может быть изменен приговор и при наличии существенных процессуальных нарушений, который допустил суд первой инстанции.

….

Позиция прокурора при ухудшении положения обвиняемого

Может ли суд вынести новый приговор или изменить его, ухудшив положение осужденного (применив более тяжкий уголовный закон, или усилить наказание), если в апелляционном представлении прокурор просит об отмене приговора и направлении уголовного дела на новое рассмотрение? Имеет ли при этом значение позиция прокурора, участвующего в суде апелляционной инстанции?

Для ответа на эти вопросы обратимся к позиции КС РФ, выработанной в его определении от 14.01.2016 № 15-О.

КС РФ говорит о том, что при наличии апелляционного представления прокурора или жалобы потерпевшего на приговор, в которых поставлен вопрос о необходимости учета отягчающего наказание обстоятельства и (или) об ужесточении наказания осужденному, суд вправе, отменить приговор и вернуть уголовное дело прокурору, указав при этом обстоятельства, являющиеся основанием для квалификации действий обвиняемого как более тяжкого преступления.….

… Для апелляционного суда безусловное значение имеет позиция прокурора по вопросу об ухудшении положения осужденного, а его мнение об устранимости или неустранимости нарушения для суда не обязательно. Это объясняется ревизионным началом, на котором построена действующая апелляция.

Исследование новых доказательств

Каким образом надлежит поступить суду апелляционной инстанции, если доказательство имеет существенное значение для дела (например, подтверждает алиби), а причины его не предоставления суду первой инстанции, неуважительные?

….

Правовая позиция КС РФ (постановление от 29.06.2004 № 13-П) может быть распространена и на норму, ограничивающую право стороны защиты представлять доказательства невиновности обвиняемого в суде апелляционной инстанции.

При этом установленное законом ограничение возможности представления обвинительных доказательств вполне правомерно. В процессуальной теории может быть объяснено принципом favor defensionis (благоприятствование защите).

Исправление ошибок суда первой инстанции

Может ли апелляция устранить нарушения требований ст.

240 УПК РФ, которые допустил суд первой инстанции, когда в основу решения положил неисследованные в судебном заседании доказательства? Можно ли исследовать такие доказательства в суде второй инстанции и вынести новый приговор или иное решение? Может ли суд апелляционной инстанции при наличии достаточной совокупности иных доказательств, не вынося нового решения по делу, исключить из приговора ссылку на доказательство, которое не имеет существенного значения?

….

Переквалификация деяния по приговору, вынесенному в особом порядке

Может ли суд апелляционной инстанции переквалифицировать действия осужденного, признанного виновным в особом порядке в совершении нескольких однородных преступлений, на одно продолжаемое преступление?

Решение этого вопроса предопределено сущностью апелляции как формы проверки приговора, приближенной к производству первой инстанции, но не заменяющей ее. Поэтому если суд первой инстанции вправе рассмотреть дело в особом порядке и при этом изменить квалификацию обвинения, с которым согласился подсудимый, то и суд апелляционной инстанции может обладать такого рода полномочиями.

Если же апелляция усматривает неправосудность приговора в недостаточной обоснованности обвинения (неверная квалификация преступления, обусловленная несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, или их недостаточной доказанностью), то отменить такой приговор, апелляция может на основании ч.1 ст.

и 389.17 УПК РФ. Эта норма говорит о существенном нарушении уголовно-процессуального закона, выразившееся в несоблюдении (нарушении) судом первой инстанции требования ч.7. ст. 316 УПК РФ. Судья должен был прийти к выводу о том, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно, подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу.

Жалоба на отказ в УДО, если осужденный уже освободился

Рассматривает ли суд апелляционной инстанции жалобу на постановление об отказе в условно-досрочном освобождении, если на момент рассмотрения дела в апелляции осужденный уже освобожден по отбытии срока наказания? Может ли суд апелляционной инстанции отменить решение суда первой инстанции и направить дело на новое судебное разбирательство?

Право осужденного состоит не только в освобождении от отбывания наказания, но и в компенсации периода незаконного, по его мнению, пребывания в изоляции в силу незаконного и необоснованного отказа суда в удовлетворении его ходатайства об условно-досрочном освобождении. Поэтому суд обязан рассмотреть по существу апелляционную жалобу на решение об отказе в УДО. Если апелляция отменить решение суда первой инстанции, как незаконное и необоснованное, направлять дело на новое рассмотрение уже не имеет смысла и потому не нужно.

Основания отмены оправдательного приговора

Может ли суд отменить оправдательный приговор, если в апелляционном представлении указаны только общие основания, предусмотренные ст.389.15 УПК РФ, без ссылок на конкретные нарушения?

Из закрепленного в УПК РФ ревизионного начала в действующей апелляции (ч.1 ст.389.19 УПК РФ) вытекает право и обязанность суда с соблюдением правила недопустимости поворота к худшему отменить неправосудный приговор, если он установит для этого основания.

Разрешение ходатайства об исключении доказательств

Обязана ли апелляция разрешить ходатайства сторон об исключении доказательств до момента вынесения итогового решения?

Источник: http://kalinovsky-k.narod.ru/p/2017-1.htm

Практика применения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации часть 1

Заключение под стражу в случае отмены приговора и при проверке судебных решений

ЧАСТЬ 1

ПРАКТИЧЕСКОЕ ПОСОБИЕ

АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ,

РЕКОМЕНДАЦИИ СУДЕЙ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ПО ПРИМЕНЕНИЮ

УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

НА ОСНОВЕ НОВЕЙШЕЙ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

1. МЕРЫ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРИНУЖДЕНИЯ

1.1. Избрание меры пресечения. Общие вопросы

Должен ли суд, избирая меру пресечения, учитывать мнение прокурора относительно судебной перспективы дела?

По общему правилу определение судебной перспективы дела — компетенция прокурора. Проблема, от решения которой уклоняется законодатель, — формирование позиции стороны обвинения при проведении конкретных процессуальных действий.

Если с ходатайством о заключении подозреваемого под стражу в суд идет дознаватель, то она автоматически совпадает с позицией выступающего в суде прокурора, несущего ответственность за судебную перспективу дела в целом. Если такое же ходатайство подается следователем, то его позиция с точкой зрения прокурора может и не совпадать.

Парадоксально, но факт: если прокурор отказался от обвинения в суде (даже на этапе подготовки дела к судебному заседанию), то такой отказ для суда обязателен.

Если прокурор не видит оснований для заключения обвиняемого под стражу, более того, из месяца в месяц, а то и из года в год последовательно утверждает, что последний подлежит освобождению из-под стражи, ибо само уголовное дело возбуждено в отношении него незаконно, законодатель снисходительно позволяет суду подобные рассуждения прокурора игнорировать.

Обязаны ли судьи, разрешая вопрос об избрании

меры пресечения, одновременно с этим разрешать

и противоречия, возникшие между органами

предварительного расследования и прокурорами?

Пример. По версии органов предварительного расследования, К. обвинялся в том, что мошенническим путем пытался приобрести право на чужое имущество стоимостью более 400 млн. руб., принадлежащее в том числе и федеральному государственному унитарному предприятию (ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК). К. был заключен под стражу.

18 июня 2013 г. органами предварительного следствия было возбуждено ходатайство о продлении срока содержания К. под стражей до 6 месяцев. В судебном заседании прокурор просил в удовлетворении ходатайства о продлении срока содержания под стражей отказать, мотивируя это тем, что К.

уже не может повлиять на результаты расследования. Постановлением от 26 июня 2013 г. Дзержинский районный суд г. Перми продлил срок содержания обвиняемого К. под стражей до 6 месяцев 7 дней. Прокурор в апелляционном представлении просил меру пресечения в отношении К.

изменить на подписку о невыезде, мотивируя это тем, что: 1) действиями обвиняемого ущерб не нанесен; 2) доказательств того, что К. препятствует следствию, нет. Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Пермского краевого суда от 3 июля 2013 г. в удовлетворении представления отказано.

При этом суд констатировал тот факт, что преступление К.

совершено вне сферы предпринимательской деятельности, упомянув при этом, что «суд не вправе входить в обсуждение вопроса о виновности лица в инкриминируемом ему преступлении и о юридической оценке его действий» (Апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Пермского краевого суда от 03.07.2013 N 22-5245. Архив Пермского краевого суда, 2013).

22 августа 2013 г. Дзержинский районный суд г. Перми, несмотря на то что прокурор поддержал ходатайство стороны защиты об освобождении К., вновь продлил срок содержания последнего под стражей (Постановление от 22 августа 2013 г. Архив Дзержинского районного суда г. Перми, 2013). 26 августа 2013 г.

помощник прокурора Дзержинского района г. Перми в очередной раз внес в суд апелляционной инстанции представление, в котором привел подробный анализ материалов уголовного дела в отношении К. и сделал вывод о том, что действиями обвиняемого вред не только не причинен, но и не мог быть причинен.

Более того, отсутствие данных о размере ущерба свидетельствует об отсутствии в действиях К. состава преступления (представление помощника прокурора Дзержинского района г. Перми от 26.08.2013 N 2814/2012. Архив прокуратуры Дзержинского района, 2013). Апелляционным постановлением от 30 августа 2013 г.

Пермский краевой суд изменил меру пресечения К. на домашний арест. При этом суд апелляционной инстанции, нисколько не усомнившись в правильности квалификации содеянного обвиняемым, не входя в обсуждение вопроса об ущербе, отвергнув возможность применения к нему положений ч. 1.1 ст.

108 УПК, выявил нарушения уголовно-процессуального закона, указав, что суд первой инстанции надлежащим образом не оценил данных о личности К.

Поместив обвиняемого под домашний арест, суд второй инстанции уклонился от обсуждения вопросов, связанных с питанием и медицинским обслуживанием К. (Апелляционное постановление Пермского краевого суда от 30.08.2013 N 22-6946. Архив Пермского краевого суда, 2013). Для решения данных проблем К. был вынужден обращаться к следователю за разрешением:

— покидать квартиру для покупки продуктов;

— участвовать в судебных заседаниях по обжалованию решений и действий (бездействия) следователя;

— вызывать скорую помощь и аварийные службы;

— посещать стоматолога, сдавать и получать анализы.

26 сентября 2013 г. Дзержинский районный суд г. Перми, отказав следователю в удовлетворении ходатайства о продлении К. срока домашнего ареста, изменил в отношении него меру пресечения на залог.

https://www.youtube.com/watch?v=3itbngXuPqo

Приведенный пример показателен во многих отношениях.

Во-первых, суд избрал в отношении К. меру пресечения — заключение под стражу, несмотря на возражения прокурора. Причина — в излишнем доверии суда органам предварительного расследования.

Во-вторых, удивляет тот факт, что государство в уголовном процессе одно, а представляют его два участника процесса, которым законодатель позволяет иметь различные точки зрения по всем вопросам. Так, по делу К. прокурор последовательно просит обвиняемого освободить, ибо нет ни ущерба, ни препятствий для расследования.

В-третьих, прислушайся суд сразу к доводам прокурора и защиты, проблемы меры пресечения, вылившейся в многочисленные, как показало время, совершенно никому не нужные, дорого обходящиеся государству тяжбы, удалось бы избежать.

В-четвертых, помещая лицо под домашний арест, суд должен четко представлять, где обвиняемый будет жить, чем питаться, кто его будет лечить, где и с кем он может совершать прогулки.

Возложив на мать, сестру, мужа сестры обязанность по снабжению К. продуктами, следователь забыл, что права возлагать на кого-либо из них какие-либо обязательства у него нет.

Не является разумным запрет на телефонные переговоры с матерью, сестрой и мужем сестры, ибо им разрешено круглосуточное посещение обвиняемого.

Итог: следователь ограничил право обвиняемого заказать по телефону покупку лекарств.

Не основан на законе и ответ следователя о том, что выдача разрешения на прогулку — исключительная прерогатива суда. Судебный контроль за правами и свободами обвиняемого — явление разовое. Следователь данный вид контроля осуществляет непрерывно.

Сказанное означает, что решение всех частных вопросов — его компетенция. Поскольку у обвиняемого, которого содержат под стражей, есть право на прогулку, то нет оснований и на изъятие этого же права у обвиняемого, помещенного под домашний арест.

Имеют ли место случаи, когда люди содержатся под стражей,

а, по мнению прокуратуры, уголовного дела нет?

Пример 1. Постановлением Московского городского суда от 6 февраля 2013 г. уголовное дело в отношении Д., Г., Н. и др. в порядке ст.

237 УПК было возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом (Архив Московского городского суда, 2013).

Основание — отсутствие необходимых реквизитов в постановлении о привлечении лиц в качестве обвиняемых: не указаны точное время, место и способ их действий.

Источник: https://pravo163.ru/praktika-primeneniya-ugolovno-processualnogo-kodeksa-rossijskoj-federacii-chast-1/

Адвокат Титов
Добавить комментарий