Заключение под стражу в качестве меры пресечения по налоговым преступлениям не применяется?

Уголовные дела о мошенничестве в сфере бизнеса — арест предпринимателей

Заключение под стражу в качестве меры пресечения по налоговым преступлениям не применяется?

Часть1.1 ст.

108 УПК РФ запрещает избирать заключение под стражу в качестве меры пресечения к гражданам, обвиняемым или подозреваемым в совершении мошенничества, если преступления, по которым возбуждены уголовные дела по мошенничеству, совершены в сфере предпринимательской деятельности.

Данная статья была введена в Уголовно-процессуальный кодекс России еще в 2009 году по инициативе бывшего президента России Дмитрия Медведева, и должна была стать одной из гарантий защиты предпринимательской деятельности от незаконного уголовного преследования.

Запрет, предусмотренный ч.1.1 ст.108 УПК РФ, относится ко всем видам мошенничества, предусмотренным действующим УК РФ, в частности к действиям, квалифицируемым по следующим статьям УК РФ:

  1. Статья 159 «Мошенничество».

  2. Статья 159.1 «Мошенничество в сфере кредитования».

  3. Статья 159.2 «Мошенничество при получении выплат».

  4. Статья 159.3 «Мошенничество с использованием платежных карт».

  5. Статья 159.5 «Мошенничество в сфере страхования».

  6. Статья 159.6 «Мошенничество в сфере компьютерной информации».

Как было отмечено, важное содержащееся в законе условие, позволяющее избежать заключения под стражу по перечисленным статьям, — преступление должно быть совершено в сфере предпринимательской деятельности.

ГК РФ под предпринимательской деятельностью понимает деятельность, осуществляемую на свой риск, и направленную на систематическое извлечение прибыли путем продажи товаров, оказания услуг, выполнения работ гражданами, зарегистрированными в установленном порядке.

При выходе следователями (дознавателями) в суд с ходатайством об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу (домашнего ареста) по уголовным делам, возбужденным по статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за мошенничество, основной задачей обвиняемого (подозреваемого), а также их защитника становится убедить суд в том, что преступление совершенно в сфере предпринимательской деятельности исходя из определения, данного в ГК РФ. При этом даже при очевидности данного факта, не стоит расслабляться, необходимо представить в суд доказательства: свидетельства о регистрации юридического лица, лист записи ЕГРИП, свидетельство о постановке на налоговый учёт, договора, акты выполненных работ, выписки с расчетного счета и другие документы финансово-хозяйственной деятельности, бухгалтерского учёта, налоговой отчётности.

При этом следует иметь ввиду, что предусмотренный УПК РФ запрет на избрание заключения под стражу по преступлениям в сфере предпринимательской деятельности распространяется не только на самих бизнесменов, но также на их соучастников (п.8 Постановлении Пленума Верховного Суда России №48 от 15.11.2016 года).

Также необходимо отметить, что запрет на избрание заключения под стражу по перечисленным в ч. 1.1 ст.

108 УПК РФ статьям, предусматривающим ответственность за преступления против собственности, совершенные в сфере предпринимательской деятельности, а также за совершение преступлений по в сфере экономической деятельности в силу ч. 3 ст.

107 УПК РФ в полной мере должен относиться и к избранию меры пресечения в виде домашнего ареста. Однако на практике суды делают исключение из этого правила и избирают домашний арест при вменении перечисленных в ч. 1.1 ст.

108 УПК РФ статей Уголовного кодекса РФ при отсутствии специальных оснований, указанных в ч. 1 ст. 108 УПК РФ, причём наиболее часто это делается при отказе в удовлетворении ходатайства следователя (дознавателя) об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу.

При этом апеллирование защитников к ч. 3 ст. 107 УПК РФ судами не воспринимается должным образом, требования ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ на практике к домашнему аресту не применяются, а средства массовой информации практически еженедельно публикуют отчеты о домашнем аресте очередного предпринимателя, обвинённого в неуплате налогов или совершении иного преступления в сфере экономической деятельности.

Совершение преступления против собственности в сфере предпринимательской деятельности, а также преступления в сфере экономической деятельности – не единственное содержащееся в законе условие, позволяющее избежать заключения под стражу и домашнего ареста по уголовным делам по статьям о мошенничестве.

Так, согласно Постановлению Конституционного суда РФ от 22.03.2018 года домашний арест не может быть избран при вменении лицу совершения преступления небольшой тяжести, если согласно санкции статьи и требованиям Общей части УК РФ (ст.

56) лицу в принципе не может быть назначено наказание в виде лишения свободы и при отсутствии специальных оснований, перечисленных в ч. 1 ст.

108 УПК РФ (лицо не имеет постоянного места жительства в РФ, не установлена личность, нарушена ранее избранная мера пресечения, лицо скрывалось от органов следствия и суда). Например, в отношении лица, впервые совершившего преступление, предусмотренное ч. 1 ст.

159 УК РФ, при отсутствии отягчающих обстоятельств не может быть назначено наказание в виде лишения свободы, соотвественно, при отсутствии вышеуказанных предусмотренных ч. 1 ст. 108 УПК РФ оснований домашний арест в отношении указанного лица, равно как и заключение под стражу избрать нельзя.

Кроме того, заключение под стражу не может быть избрано в качестве меры пресечения в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой тяжести, а именно при подозрении (обвинении) лица по части 1 ст. 159, части 1 ст. 159-1, части 1 ст.

159-2, части 1 ст. 159-3, части 1 ст. 159-5, части 1 ст. 159-6 УК РФ, так как предусмотренное этими статьями наказание не превышает трёх лет лишения свободы. Исключение составляют случаи, когда имеются вышеуказанные основания, предусмотренные ч. 1 ст. 108 УПК РФ.

При этом данное правило не распространяется на случаи избрания домашнего ареста, препятствием для избрания которого является не относимость вменённого деяния к преступлениям небольшой тяжести, а именно отсутствие реальной угрозы назначения наказания в виде лишения свободы.

Заключение под стражу и арест предпринимателей по мошенничеству — когда возможен?

У любого правила есть исключения — это в полной мере относится и к ч.1.1 ст.108 УПК РФ.

Так, согласно части 1 ст. 108 УПК РФ заключение под стражу и домашний арест применяются независимо от того, что преступление совершенно в сфере предпринимательской деятельности, а также в отношении лиц, обвиняемых или подозреваемых в преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 159, ч. 1 ст. 159-1, ч. 1 ст. 159-2, ч.

1 ст. 159-3, ч. 1 ст. 159-5, ч. 1 ст. 159-6, при наличии хотя бы одного из следующих условий: если лицо не имеет постоянного места жительства в России, его личность установить не удалось, если лицом нарушена ранее избранная мера пресечения, если лицо скрылось от органов предварительного расследования или суда.

Большой проблемой по рассматриваемой категории уголовных дел при решении вопроса о мере пресечения остаётся допустимость на практике судебного усмотрения при оценке относимости деяния к сфере предпринимательской деятельности.

Даже при всей очевидности факта совершения преступления в сфере предпринимательской деятельности судьи не редко при отсутствии всяких оснований безапелляционно утверждают в постановлении об избрании меры о том, что мошенничество совершено не в сфере предпринимательской деятельностью, и заключают бизнесмена под стражу.

Встречаются ситуации, когда предпринимателя обвиняли в совершении не только мошенничества в сфере предпринимательской деятельности, но и других тяжких преступлений, например, в организации преступного сообщества. В этом случае у судов есть все законные основания для ареста бизнесмена.

Эту бесспорную, на первый взгляд, правовую ситуацию используют в своих целях органы предварительного расследования; для искусственного создания законных оснований для заключения бизнесмена под стражу ему к моменту рассмотрения ходатайства об избрании меры пресечения в суде вменяется дополнительно иной состав преступления, за совершение которого предусмотрена уголовная ответственность в виде лишения свободы сроком более трёх лет. Суды удовлетворяют ходатайство следователя, и не важно, что потом из обвинения этот состав исчезнет. Зачастую в качестве такого дополнительного состава преступления, позволяющего отправить предпринимателя за решетку, выступает статья 210 УК РФ («Организация преступного сообщества»).

Как работает ч.1.1 ст.108 УПК на практике

20 апреля 2017 года Конституционный Суд РФ отказал Дмитрию Барченкову в принятии к рассмотрению жалобы на ч.1.1 ст.108 УПК. Барченков, оказавшийся в СИЗО по обвинению в мошенничестве в предпринимательской сфере (статья 159.1 УК), заявил, что указанная статья УПК РФ прописана недостаточно четко, что дает возможность судам трактовать ее по-своему.

Конституционный Суд, проверив жалобу, указал, что ч.1.1 ст.108 УПК является дополнительной гарантией конституционного права на свободу и личную неприкосновенность, и, кроме того, для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу (домашнего ареста) должен быть установлен факт отсутствия связи преступления с предпринимательской деятельностью.

Однако, несмотря на то, что положения о запрете на заключение под стражу и арест бизнесменов прописаны в ч.1.1 ст.108 УПК и дополнительно зафиксированы в Постановлении Пленума Верховного Суда №48 от 15.11.2016 года, ситуация не улучшается.

Для наглядности достаточно привести показатели статистики: так, если по состоянию на апрель 2012 года в России были заключены под стражу и помещены в следственные изоляторы 3 840 предпринимателей, то на апрель 2017 года — уже 6 138 человек.

Кроме того, 80 % предпринимателей, подвергнутых заключению под стражу и аресту по подозрению или обвинению в мошенничестве, особенно в мошенничестве в крупном размере, вынуждены прекратить свою деятельность, закрыть фирму или сняться с учёта в качестве индивидуального предпринимателя. Причины тому — невозможность свободного ведения бизнеса (предпринимательства) и потеря времени, испорченная репутация, необходимость решения проблем с правоохранительными органами.

Есть ли выход для предпринимателей?

В конце 2016 года были внесены поправки в ст.299 УК РФ, устанавливающие повышенную уголовную ответственность за незаконное возбуждение уголовных дел (по мошенничеству в том числе), если это деяние совершено в целях воспрепятствования предпринимательской деятельности либо повлекло прекращение предпринимательской деятельности.

Несмотря на указанные законодательные нововведения,бизнесмены вряд ли смогут чувствовать себя в безопасности — коррупция среди сотрудников правоохранительных органов продолжает процветать, а недобросовестные предприниматели часто готовы пойти на все, чтобы уничтожить бизнес конкурентов.

Поэтому защита бизнеса на уровне государства — это утопия, а не реальность.

Следовательно, адвокат по мошенничеству жизненно необходим всем предпринимателям, столкнувшимся с уголовным преследованием.

Адвокат поможет избежать заключения под стражу (ареста) и сделает все, чтобы его Доверитель избежал уголовной ответственности и не потерял свой бизнес.

Бизнесменам целесообразно найти хорошего адвоката заранее, поскольку в случае форс-мажора не придется заниматься срочными поисками специалиста.

Выезд адвоката по мошенничеству в предпринимательской сфере осуществляется в любой день недели и в любое время суток, поэтому не ждите наступления рабочего дня — вызывайте специалиста немедленно.

Источник: https://www.advo24.ru/publication/moshennichestvo-v-sfere-predprinimatelskoy-deyatelnosti.html

Может ли быть избрана мера пресечения заключение под стражу без альтернативы — залога

Заключение под стражу в качестве меры пресечения по налоговым преступлениям не применяется?

Избрание залога в качестве альтернативы содержанию под стражей подробно регламентировано законодательством и не может осуществляться в угоду кому-то, ввиду политической ситуации или «общественного мнения»

В настоящее время актуальна полемика об обоснованности избрания задержанным за совершение уголовных преступлений, в том числе коррупционных, меры пресечения — и в первую очередь такой меры пресечения, как залог, и его размер в качестве альтернативы аресту и содержанию лица под стражей.

Обсуждая этот вопрос, и рядовые граждане, и некоторые политики оставляют без внимания тот факт, что государство не обеспечило хотя бы минимально пристойных, не унижающих человеческого достоинства условий содержания своих граждан в изоляторах временного содержания и следственных изоляторах.

Внедрение института залога, в том числе, с одной стороны имело целью не лишать человека свободы без крайней необходимости, с другой — способствовать значительной разгрузке переполненных мест временного содержания задержанных и арестованных лиц.

Читайте статью: Юридические лица в уголовном процессе — обыски, выемки, допросы, аресты имущества

К тому же следует помнить, что гражданин, задержанный по подозрению в совершении преступления, совсем не обязательно на самом деле его совершил, а вина его должна еще быть доказана в суде.

В ходе полемики забывается также, что следователи, прокуроры, следственные судьи при инициировании и избрании меры пресечения не могут и не имеют права руководствоваться своими «капризами».

Их компетенция и возможности конкретно и четко выписаны в нормах действующего законодательства, которые они (следователи, прокуроры, следственные судьи) обязаны соблюдать, иначе их действия также могут быть впоследствии квалифицированы по определенным статьям Уголовного кодекса Украины.

Право на свободу и личную неприкосновенность является одним из наиболее значимых прав человека. Частью 2 ст. 29 Конституции Украины установлено, что никто не может быть арестован или содержаться под стражей иначе как по мотивированному решению суда и только на основаниях и в порядке, установленных законом.

под стражей — мера пресечения, которая заключается в изоляции подозреваемого, обвиняемого от общества, заключении и содержании его под стражей на установленных законом основаниях.

Законодатель определил, что содержание под стражей является исключительной мерой пресечения, применяемой только в случае, если прокурор докажет, что ни одна из более мягких мер не сможет предотвратить риски, предусмотренные ст. 177 УПК (цель и основания применения мер пресечения).

Положения ч. 2 ст. 183 УПК Украины определяют перечень преступлений, оснований и условий, при наличии которых следственный судья, суд вправе удовлетворить ходатайство о применении меры пресечения в виде содержания под стражей.

Прежде всего таким условием является совершение лицом уголовного преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше трех (к ранее судимому лицу) и пять лет (к ранее не судимому лицу).

Однако законодатель предусмотрел случаи, когда мера пресечения содержание под стражей может быть применена и за совершение уголовного преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы до трех лет (к ранее судимому лицу, которое скрывалось от органа досудебного расследования или суда, препятствовало уголовному производству или ей сообщено о подозрении в совершении другого преступления) или даже штрафа в размере более 3 тыс. необлагаемых минимумов доходов граждан, если лицо не выполнило обязательств, возложенных на него при применении другой, ранее избранной меры пресечения, либо не внесло средства в качестве залога.

Пользуйтесь консультацией: Отвод в уголовном процессе

Также содержание под стражей в качестве меры пресечения может быть применено не только в отношении подозреваемого, обвиняемого, но и в отношении лица, разыскиваемого компетентными органами иностранного государства за уголовное преступление, в связи с которым может быть решен вопрос о выдаче лица (экстрадиции) такому государству для привлечения к уголовной ответственности или исполнения приговора.

В соответствии с порядком, установленным уголовным процессуальным законодательством (ч. 3 ст.

183 УПК Украины), следственный судья, суд при вынесении решения о применении меры пресечения в виде заключения под стражу в качестве ее альтернативы должен определить размер залога, достаточный для обеспечения выполнения подозреваемым, обвиняемым обязательств, предусмотренных Уголовным процессуальным кодексом.

В этом состоит одно из проявлений гуманизма и демократичности отдельных положений уголовного процессуального законодательства. Ведь внесение средств в качестве залога, с одной стороны, обеспечивает надлежащее поведение подозреваемого, обвиняемого, а с другой — оставляет его на свободе, а не в местах предварительного заключения.

Но когда лицо подозревается, обвиняется в совершении уголовных преступлений с применением насилия или угрозой его применения; за преступление, повлекшее гибель человека; в отношении лица, к которому в этом производстве уже избиралась мера пресечения в виде залога, однако была нарушена им, следственный судья, суд вправе не определять размер залога (ч. 4 ст. 183 УПК Украины).

Суть залога заключается во внесении средств на специальный счет с целью обеспечения выполнения подозреваемым, обвиняемым возложенных на него обязательств при условии обращения этих средств в доход государства в случае невыполнения им таких обязательств.

Размер залога определяется с учетом обстоятельств уголовного производства, имущественного и семейного положения подозреваемого, обвиняемого. Ч. 4 ст.

182 УПК Украины прямо указывает, что размер залога не может быть заведомо непомерным для подозреваемого, обвиняемого, и никоим образом данная норма не требует, чтобы размер залога был соизмерим с размером причиненного им вреда.

Следственная и судебная практика однозначно свидетельствуют о том, что на момент регистрации уголовного производства и начала досудебного расследования — а именно в этот период обычно избирается мера пресечения (сейчас мы говорим о залоге) — еще невозможно объективно установить размер причиненного ущерба. Ущерб в этот период определяется весьма приблизительно и в дальнейшем факт его причинения вообще может быть опровергнут следственными действиями и экспертизами. Именно поэтому законодатель не связывает размер залога с размером причиненного ущерба и именно поэтому некорректны нарекания «общественности», отдельных политиков, журналистов и просто граждан на несоответствие выбранного подозреваемому размера залога размеру «причиненного» вреда. Потому что в каждом случае необходимо еще выяснить факт его причинения в действительности.

Законодатель не связывает размер залога с размером причиненного ущерба

Пределы размера залога указаны в ч. 5 ст.

182 УПК Украины, которая предусматривает, что в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, залог применяется в размере от 1 до 20 размеров прожиточного минимума для трудоспособных лиц (в 2017 году — от 1600 до 32 000 грн) в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении тяжкого преступления, — от 20 до 80 размеров прожиточного минимума для трудоспособных лиц (32 000–128 000 грн); в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении особо тяжкого преступления, — от 80 до 300 размеров прожиточного минимума для трудоспособных лиц (128 000–480 000 грн).

В то же время указанная норма регламентирует, что в исключительных случаях, если следственный судья, суд установит, что залог в указанных пределах не способен обеспечить выполнение лицом, подозреваемым, обвиняемым в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, возложенных на него обязательств, залог может быть назначен в размере, превышающем 80 или 300 размеров прожиточного минимума для трудоспособных лиц соответственно (свыше 128 000 и 480 000 грн).

Читайте статью: Тактические ошибки адвокатов в уголовном процессе: практические советы

Однако нормы Уголовного процессуального кодекса Украины содержат исключения из приведенных правил. В частности, ч. 5 ст. 176 предусматривает, что к лицам, которые подозреваются или обвиняются в совершении уголовных преступлений по ст.

109–114-1, 258–258-5, 260, 261 Уголовного кодекса Украины (преступления против основ национальной и общественной безопасности и др.) должна быть применена мера пресечения только в виде заключения под стражу, без какой-либо альтернативы.

Таким образом, как правило решение следственного судьи о применении меры пресечения в виде содержания под стражей имеет комплексное содержание.

По сути, включает два решения: первое — решение вопроса о применении меры пресечения в виде содержания под стражей; второе — об определении размера залога, достаточного, по мнению следственного судьи, для обеспечения выполнения процессуальных обязательств подозреваемого или, учитывая наличие обстоятельств, предусмотренных ч. 4 ст. 183 УПК Украины о неприменении залога в качестве возможной альтернативы содержанию под стражей.

То есть избрание залога в качестве альтернативы мере пресечения в виде содержания под стражей подробно регламентировано законодательством и не может быть результатом чьих-то прихотей, в частности, не может и не должно осуществляться в угоду кому-то, ввиду политической ситуации или «общественного мнения».

Вместе с тем размеры залогов, которые избирались в последнее время следственными судьями в политически ангажированных уголовных производствах (налоговики Клименко, народные депутаты, прочие), как правило привязаны к размеру ничем не подтвержденного, надуманного следователями ущерба и не соответствуют размерам залога, прямо определенным в уголовном процессуальном законодательстве.

Пользуйтесь консультацией: Меры пресечения: понятие, их разновидности, обстоятельства, которые учитываются при применении

Автор консультации: адвокат Вячеслав ДЕРЕЧА

Источник: http://racurs.ua

Источник: https://protocol.ua/ru/moget_li_bit_izbrana_mera_presecheniya_zaklyuchenie_pod_stragu_bez_alternativi_zaloga_2/

Понятие и значение заключения под стражу как меры пресечения в уголовном судопроизводстве

Заключение под стражу в качестве меры пресечения по налоговым преступлениям не применяется?

Самой строгой мерой пресечения, существенно ограничивающей права и свободы гражданина, является заключение под стражу. При ее применении прежде всего ограничивается право на свободу и личную неприкосновенность, гарантированное Конституцией РФ, и вытекающее из ст.

5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

В связи с этим заключение под стражу применяется только в том случае, когда иные меры пресечения не могут гарантировать надлежащее поведение обвиняемого и при строгом соблюдении установленных уголовно-процессуальным законом гарантий в целях обеспечения законности и обоснованности применения данной меры пресечения.

Понятия “свобода” и “неприкосновенность” личности обычно появляются в нормативно-правовых актах, когда необходимо установить допустимые пределы ограничения этих благ. Исходя из этой точки зрения, заключение под стражу является, прежде всего, необходимой реакцией государства на препятствующее достижению целей уголовного судопроизводства неподобающее поведение обвиняемого (подозреваемого).

Мера пресечения в виде заключения под стражу по своей юридической природе не является уголовным наказанием, оно не имеет карательного назначения, а носит только предупредительный характер, применяется не к виновному, а к обвиняемому (в исключительных случаях – к подозреваемому) [5, c. 16].

Понятие «заключение под стражу» в научной литературе является дискуссионным вопросом. В частности, наличие разнообразных подходов к определению понятия «заключение под стражу» обусловлено тем, что действующий УПК РФ не раскрывает сущности данной меры пресечения.

Д.В. Матвиенко и П.А. Истомин считают, что заключение под стражу «является одним из способов профилактики преступлений» [3, c. 220].

Данная мера пресечения, как способ профилактики, по их мнению, состоит из трех аспектов: правового (законодательная база, регламентирующая данный институт), психологического (оказание психологической помощи лицам, содержащимся под стражей, влияние заключения под стражу на их психологию), а также социального (создание условий, при которых лицо, содержащееся под стражей, после освобождения могло бы стать полноправным членом общества).

А.А.

Катцын определяет заключение под стражу как «предусмотренную уголовно-процессуальным законом меру пресечения, избираемую по судебному решению при наличии оснований и в порядке, предусмотренном УПК РФ, к обвиняемому (подозреваемому) в совершении преступления при невозможности применения к нему иной более мягкой меры пресечения и заключающуюся в принудительной изоляции этого лица от общества до постановления приговора при условии, что избранная мера пресечения не будет отменена или изменена» [4, c. 12]. При этом он выделяет несколько признаков заключения под стражу как меры государственного принуждения:

– целью заключения под стражу является принуждение к осуществлению предписаний уголовно-процессуального закона, направленных на достижение назначения уголовного судопроизводства;

– соблюдение уголовно-процессуальной формы при избрании заключения под стражу в качестве меры пресечения является гарантией реализации принципа законности;

– заключение под стражу возможно только при наличии оснований, предусмотренных УПК РФ;

– заключение под стражу – исключительная мера пресечения, так как при ее назначении страдает не только свобода и неприкосновенность личности, но и ее социальный статус, ведь мера пресечения избирается, когда лицо еще не признано виновным вступившим в силу приговором суда;

– мера пресечения в виде заключения под стражу имеет строго персонифицированный характер и избирается в отношении обвиняемого в совершении преступления.

Из изложенной позиции А.А. Катцына следует, что данная мера пресечения – это разновидность уголовно-процессуального принуждения, так как заключение под стражу – это одна из мер пресечения, закрепленных уголовно-процессуальным законом.

Аналогично позиции А.А. Катцына, О.И. Андреева считает заключение под стражу исключительной мерой пресечения, которая, кроме того, должна носить и соразмерный характер. Несоразмерными, по ее мнению, являются меры, цель которых может быть достигнута и более мягкими средствами [1, c. 73].

Однако, по мнению А.Д Бойкова, заключение под стражу выступает «одним из средств пресечения преступлений и деморализации преступника и преступного сообщества» [2, c. 92]. Исходя из этого, можно сделать вывод, что, по мнению А.Д.

Бойкова, основным из назначений данной меры пресечения является психологическое воздействие на лицо, совершившее преступление, т.е. является своего рода наказанием за совершенное деяние. Однако данное положение не соответствует ст. 43 УК РФ, согласно которой наказание является мерой государственного принуждения, назначаемой по приговору суда.

Соответственно, является неприемлемой и такая интерпретация данного института уголовно-процессуального права.

Стоит также отметить соотношение заключения под стражу как меры пресечения и лишения свободы как уголовного наказания. Во – первых, заключение под стражу не является уголовным наказанием, носит только предупредительный характер, тогда как лишение свободы является наказанием, применяемым к лицу за совершенное им преступление.

Во – вторых, заключение под стражу применяется в отношении обвиняемого (в исключительных случаях – подозреваемого). Наказание в виде лишения свободы применяется только к осужденному, т.е. признанному виновным вступившим в законную силу приговором суда лицу.

В – третьих, целью заключения под стражу служит обеспечение участия в уголовном судопроизводстве обвиняемого (подозреваемого), пресечение его преступной деятельности, а также предупреждение попыток лица скрыться от органов предварительного расследования и суда.

Цель наказания – восстановление социальной справедливости, а также исправление осужденного и предупреждение совершения новых преступлений. В – четвертых, применение этих правовых институтов регулируется разным законодательством: заключение под стражу – уголовно-процессуальным (УПК РФ), а наказание в виде лишения свободы уголовным (УК РФ).

В – пятых, местом содержания под стражей обвиняемых (подозреваемых) являются, следственные изоляторы. Основными местам исполнения наказания в виде лишения свободы являются учреждения уголовно-исполнительной системы.

Помимо различий, между данными институтами существуют и сходные черты:

1. И заключение под стражу, и наказание в виде лишения свободы применяются только по решению суда;

2. В обоих случаях лицо, обвиняемое в совершении преступления, или признанное виновным в его совершении, лишается свободы и изолируется от общества;

3. И наказание в виде лишения свободы, и заключение под стражу в виде меры пресечения применяются за совершение таких преступлений, санкция которых предусматривает кроме иных наказаний лишение свободы.

Сущности заключения под стражу заключается в изоляции обвиняемого (подозреваемого) от общества, принуждении его подчиняться требованиям режима содержания в следственном изоляторе и иным ограничениям в связи с совершением им преступления до вынесения приговора с тем условием, что эта мера не будет отменена или изменена (И.М. Хапаев, И.Л. Трунов, Л.К. Трунова) [7], т.е.

лицо, взятое под стражу, физически обосабливается от общества и содержится под стражей. Тем самым, данная мера пресечения наиболее оптимальным образом обеспечивает достижение всех целей применения мер пресечения, является неотъемлемым элементом в системе средств борьбы с ненадлежащим поведением обвиняемого (подозреваемого), препятствующим производству по уголовному делу.

Вместе с тем, заключение под стражу связано с серьезными негативными последствиями ограничения прав личности в результате его применения [6]; поэтому применение данной меры пресечения обставлено законодателем рядом особых гарантий. К их числу нужно отнести положение о правомерности избрания меры пресечения в виде заключения под стражу только при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения (ч. 1 ст. 108 УПК РФ).

В научной литературе встречаются высказывания некоторых ученых и практиков о том, что применение заключения под стражу в качестве меры пресечения возможно для достижения иных целей, кроме установленных для мер пресечения, например, деморализация преступников, раскрытие преступлений. Однако данные цели не устанавливает ни одна норма УПК РФ. Кроме того, расширение круга указанных целей видится неприемлемым, поскольку это прямо противоречит действующим принципам уголовно-процессуального права и назначению уголовного судопроизводства.

https://www.youtube.com/watch?v=D3PaflyX1JQ

В сравнении с иными мерами пресечения, одной из самых важных черт меры пресечения в виде заключения под стражу, является ее наивысший уровень строгости.

Подтверждением этому служит и тот факт, что заключение под стражу как мера пресечения и лишение свободы как мера уголовного наказания обладают рядом сходных признаков; общим является и то обстоятельство, что их применение предполагает оказание физического и психологического воздействия.

Исходя из проанализированных взглядов ученых на понятие заключения под стражу как меры пресечения, можно сделать вывод о необходимости включения данного понятия в ст. 5 УПК РФ.

Указанное понятие предлагается изложить в следующей редакции: «Заключение под стражу- исключительная мера пресечения, избираемая судом в отношении обвиняемого (подозреваемого) при наличии достаточных к тому оснований и невозможности избрания иной, более мягкой, меры пресечения, для достижения целей, установленных уголовно-процессуальным законодательством».

Таким образом, можно сделать вывод, что заключение под стражу является самой строгой и самой распространенной мерой пресечения, избираемой в отношении обвиняемого или подозреваемого в совершении преступления.

В научных кругах существует множество взглядов на понятие и правовую природу данного института уголовно-процессуального принуждения, но все исследователи приходят к одному выводу: использование такой меры пресечения является наиболее эффективным способом осуществления целей, установленных уголовно-процессуальным законодательством.

Законодательное закрепление понятия заключения под стражу позволит судам избирать такую суровую меру пресечения исходя не только из фактических обстоятельств, но и исходя из целей уголовного преследования и применения мер процессуального принуждения, установленных уголовно-процессуальным законодательством.

Список литературы:

  1. Андреева О.И. Решение вопроса об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу: проблемы правоприменения // Журнал российского права. –  2005. – № 2 (98). – С. 73–76.
  2. Бойков А.Д. Новый УПК Российской Федерации, его правовая и криминологическая характеристика // Государство и право. – 2002. – № 9. – С. 90–94.
  3. Истомин П.А., Матвиенко Д.В. Заключение под стражу как способ профилактики преступлений // Общество и право. – 2010. – № 4 (31). – С. 220–223.
  4. Катцын А.А. О сущности заключения под стражу как вида государственного принуждения в уголовном судопроизводстве // Судебная власть и уголовный процесс. – 2013. – № 2. – С. 7–12.
  5. Орлов Р.В. Применение заключения под стражу в качестве меры пресечения на предварительном расследовании в российском уголовном судопроизводстве: Автореф. дис. канд юрид. наук. – Иркутск, 2008. – 51 с.
  6. См.: Петрухин И.Л. Заключение под стражу как мера пресечения: проблемы гуманизации // Правоведение. – 1988. – № 4. – С. 66-71 ; Он же. Оправдательный приговор и право на реабилитацию. – М.: Проспект, 2009. – 140 с.; Газетдинов Н.И. О необходимости и обоснованности заключения под стражу // Российский судья. – 2009. – № 4. – С. 44–46.
  7. См.: Трунов И.Л. Меры пресечения в уголовном процессе / И.Л. Трунов, Л.К.Трунова. – СПб.: Юридический центр Пресс, 2003. – 356 с. ; Хапаев И.М. Понятие и значение меры пресечения в виде заключения под стражу в уголовном судопроизводстве // Северо-Кавказский юридический вестник. – 2014. – № 1. – С. 126–128.

Источник: https://sibac.info/studconf/science/lii/117189

Самый гуманный суд в мире: за что в Европе сажают в тюрьму бизнеcменов

Заключение под стражу в качестве меры пресечения по налоговым преступлениям не применяется?

Очередная попытка гуманизации законодательства в предпринимательской сфере была предпринята еще месяц назад: 2 августа президент утвердил поправки в УПК, уточняющие условия запрета на арест подозреваемых в преступлениях в сфере предпринимательской деятельности.

Теперь следствию придется обосновывать причины, по которым обвиняемый бизнесмен должен содержаться под стражей на этапе досудебного расследования.

Предприниматели надеются, что с вступлением в силу новых поправок будет сложнее фабриковать заказные дела, главной целью которых зачастую является отъем бизнеса или устранение конкурента.

В связи с этим интересно обратиться к примеру других стран. Как в Европе наказывают за экономические преступления, как часто предпринимателей помещают за решетку на время расследования и какой максимальный срок можно получить за такое правонарушение?

В странах Европы процесс смягчения законодательства в сфере экономических и финансовых преступлений начался значительно раньше, чем в России, — в конце 90-х годов. За прошедшие 20 лет он принес заметные результаты.

Главным драйвером изменений стала очевидная для властей взаимосвязь между громкими уголовными преследованиями отдельных предпринимателей и отрицательной динамикой развития корпоративного сектора: чем больше бизнесменов оказывалось за решеткой по обвинению в экономических преступлениях, тем сильнее лихорадило рынок.

К тому же расследования правонарушений в предпринимательской сфере занимало слишком много времени и ресурсов: в таких делах крайне сложно выявить конкретных виновников среди сотрудников компании.

Принципиальным решением проблемы стало введение системы переговоров и досудебного урегулирования между предпринимателем и прокурором: бизнесмен признает свою вину, соглашается выплатить определенную сумму компенсации, а также выполнить ряд других условий. Данное соглашение затем представляется судье для утверждения. Такая практика широко применяется в Великобритании, Швейцарии, Италии, Норвегии.

Кроме того, в странах Европы широко распространена корпоративная и административная ответственность за экономические преступления: обязательные общественные работы, запрет на продолжение предпринимательской деятельности, крупные денежные штрафы — самые распространенные виды наказаний.

Что касается заключения бизнесменов под стражу на время расследования, то такая мера используется крайне редко и только в строго определенных случаях: если есть весомые доказательства того, что есть состав преступления, реальный риск совершения подозреваемым других правонарушений, бегства от правосудия, фальсификации доказательств или создания препятствий для расследования.

В результате таких ограничений количество лиц, заключенных под стражу до суда в связи с подозрением в совершении экономических преступлений, в большинстве стран Европы в среднем составляет несколько сотен человек в год.

Например, в Финляндии — 114 человек (общее число заключенных более 2800 человек, население 5,5 млн человек), в Нидерландах — 218 человек (общее число заключенных 10 500 человек, население 17 млн человек), в Великобритании — 1565 человек (общее число заключенных 92 000 человек и население 66 млн человек), в Турции —3710 человек (общее число заключенных 233 000 человек, население 80 млн человек) (данные Международного центра исследования тюрем).

Во Франции досудебное содержание под стражей практически не применяется в рамках дел по экономическим преступлениям и налоговому мошенничеству. Такая мера пресечения чаще избирается в делах, связанных с коррупцией, таможенными преступлениями и злоупотреблением корпоративными активами, — например, в 60% дел по легализации денежных средств.

В Германии досудебное заключение под стражу не может применяться, если такая мера пресечения не пропорциональна важности дела и ожидаемому наказанию.

В Великобритании законом о преступлениях и судах 2013 года предусматривается использование так называемых Соглашений об отсрочке судебного преследования. Это еще одна важная форма урегулирования дел по экономическим и финансовым преступлениям с участием компаний.

В соответствии с таким соглашением между прокурором и организацией, которая попала под подозрение в совершении экономического преступления, компания соглашается на ряд условий, а представитель обвинения — на открытие отсроченного уголовного дела по предполагаемому преступлению, давая компании таким образом возможность устранить нарушения.

При этом во время действия отсрочки никакой другой орган власти не может выдвигать обвинения против организации за предположительное совершение того же преступления.

Гуманизация законодательства в предпринимательской сфере в ЕС проявляется и в других показателях. Так, например, существуют законодательные ограничения срока досудебного заключения под стражу по экономическим статьям: во Франции — 4 года, Испании — 4 года, Англии — 182 дня, Германии — 6 месяцев.

В результате всех этих мер приговоры по экономическим и финансовым преступлениям с реальными сроками заключения в странах Европы составляют небольшой процент от общего количества. Абсолютный рекордсмен тут Франция: по данным французского Министерства юстиции, лишь 1% от общего количества приговоров, выносимых в стране, связан с преступлениями в сфере предпринимательства.

Примечательно при этом, что в случае доказательства вины и высокой тяжести совершенного преступления тюремный срок для бизнесменов в Европе не принципиально ниже, чем в России. Максимальное наказание в ЕС за нарушения в предпринимательской сфере достигает 10-14 лет.

Очевидно, что в российской практике правоприменения наблюдаются определенные положительные сдвиги, однако одномоментно ситуация не изменится. Возможно, именно сейчас, когда рассматриваются поправки сразу к нескольким предпринимательским статьям, следует внимательнее присмотреться к зарубежному опыту и понять, какие инструменты международной практики могли бы эффективно работать и у нас.

Источник: https://www.forbes.ru/biznes/383327-samyy-gumannyy-sud-v-mire-za-chto-v-evrope-sazhayut-v-tyurmu-biznemenov

Адвокат Титов
Добавить комментарий