Заключение под стражу как мера обеспечения исполнения наказания

Калиновский К.Б. Применение меры пресечения для исполнения приговора. М. 2006

Заключение под стражу как мера обеспечения исполнения наказания

Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (далее УПК) предусматривает возможность избрания меры пресечения в целях обеспечения исполнения приговора (ч. 2 ст. 97).

Обычно эта норма применяется когда по делу уже вынесен обвинительный приговор с назначением наказания, но он еще не вступил в законную силу (не обращен к исполнению). Однако связь меры пресечения с уголовным наказанием более глубока, чем может показаться на первый взгляд.

Мера пресечения – «процессуальная тень» возможного наказания, так как меры обеспечения иска (уголовного или гражданского) всегда нацелены на исполнение решения.

Необходимость обеспечения приговора как основание применения мер пресечения имеет древнее происхождение из частно-состязательного процесса. Этот процесс преследовал частный интерес – добиться вознаграждения потерпевшего, которое было и целью наказания.

Поэтому вместо скрывшегося обвиняемого наказанию мог быть подвергнут поручитель (по аналогии имущественной ответственностью поручителя по гражданскому праву), или тюремщик, который допустил побег1. Затем формализм розыскного процесса буквально предопределял меру пресечения в зависимости от грозящего наказания.

По Своду законов 1857 г. все обвиняемые подвергались предварительному тюремному заключению, если им грозило наказание в виде лишения или ограничения прав. Под домашним арестом или полицейским надзором содержались все обвиняемые в преступлениях, за которые грозило просто тюремное заключение.

Розыскное происхождение имело и формальное правило применения заключения под стражу по мотивам одной опасности преступления (ст. 96 УПК РСФСР в редакции до марта 2001 года). На практике оно истолковывалось таким образом, что для ареста достаточно было обвинения в тяжком преступлении.

В современном публично-состязательном процессе грозящее наказание также значительно (но не обязательно!) определяет меру пресечения, ее эффективность.

Например, по делам о преступлениях, за которые возможно наказание в виде штрафа эффективен вносимый обвиняемым залог в сумме, сопоставимой с размером штрафа (так определялся размер залога ст. 1164 Устава уголовного судопроизводства 1864 г.). При предусмотренном наказании в виде лишения свободы эффективной мерой пресечения считается заключение под стражу.

Социологические исследования подтверждают роль меры пресечения как «предвестника» наказания.

По экспертным оценкам, примерно в 80% случаев обвиняемому назначается наказание в виде реального лишения свободы, если он предварительно был заключен под стражу.

Тем самым суд «оправдывает» предварительное заключение (иногда даже вместо необходимого оправдания самого обвиняемого). Удельный вес содержащихся под стражей обвиняемых в России практически совпадает с удельным весом осужденных к лишению свободы.

Действительно, меру пресечения и уголовное наказание объединяют сходные действия по их исполнению; необходимость наличия доказательств вины как условия применения; учет при выборе меры пресечения и наказания сходных обстоятельств (характер и степень опасности преступления, личность обвиняемого – ст. 60 УК РФ и ст.

99 УПК; время содержания под стражей засчитывается в срок наказания – ст. 72 УК РФ). Однако является общеизвестным, что меры пресечения существенно отличаются от уголовного наказания. Наказание как мера уголовно-правового принуждения применяется только судом к виновному в совершении преступления.

В то время как мера пресечения относится к процессуальной сфере, применяется всеми ведущими производство органами к обвиняемому, который считается невиновным.

Презумпция невиновности ограничивает применение мер пресечения в целях обеспечения исполнения приговора.

Меры пресечения обеспечивают исполнение приговора, который еще не вступил в законную силу (апелляция, кассация), или которого еще не существует (предварительное расследование, предание суду).

Поэтому и сам приговор, и наказание еще являются предметом спора сторон, они еще вероятны, сомнительны. Представляется, что такие сомнения должны толковаться в пользу обвиняемого.

Из этого следует три вывода:

1) мера пресечения должна быть сопоставима с минимально возможным наказанием и не может быть больше или равна максимальному наказанию;

2) по мере продвижения уголовного дела сомнения по поводу будущего приговора и наказания все более устраняются, поэтому может усиливаться необходимость применения меры пресечения для обеспечения исполнения приговора;

3) самое главное: при невозможности назначения и отбывания наказания, невозможно избрание и применение меры пресечения.

При высокой вероятности постановления оправдательного приговора, или приговора без назначения, с освобождением от отбывания наказания мера пресечения применению не подлежит (тем более, когда такой приговор уже вынесен, хотя и не вступил в силу – ст. 311 УПК).

Возможность назначения наказания может исключаться слабостью обвинения, наличием акта амнистии или помилования, истечением сроков давности, изменением обстановки так, что деяние или личность обвиняемого потеряли общественную опасность (ст. 302 УПК).

Поясним этот тезис примерами. Если обвиняемый возражает против прекращения дела по нереабилитирующим основаниям, то при продолжении расследования и разбирательства ни какая мера пресечения не может быть применена.

Вынесенный оправдательный приговор подтверждает слабость обвинения (исключая возможность наказания). Поэтому при отмене оправдательного приговора вышестоящим судом отсутствуют условия для избрания им меры пресечения.

Если подсудимый осужден к исправительным работам или к штрафу, то к нему не применяются меры пресечения. Вместо этого отбирается подписка о явке в уголовно-исполнительную инспекцию, о добровольной уплате штрафа.

Возможность назначения наказания ограничивает право надзорной инстанции избрать меру пресечения при отмене обвинительного приговора и возвращении дела в суд первой или второй инстанций.

Такое толкование норм УПК подтверждено Определением Конституционного Суда РФ от 21.12.00 № 296-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Гончарова Николая Степановича на нарушение его конституционных прав положениями статей 5, 89, 93, 143, 154, 221, 247 и 378 УПК РСФСР»2.

Приведенное в этом решении официальное толкование Конституции РФ сохраняет свою силу и в настоящее время. Так, Гончаров Н.С. возражал против прекращения уголовного дела следователем в связи с истечением срока давности.

Тогда следователь продолжил предварительное следствие и избрал в отношении Гончарова меру пресечения в виде заключения под стражу.

Конституционный Суд пояснил, что из уголовно-процессуальных норм не вытекает возможность применения мер пресечения в такой ситуации, когда лицу не может быть назначено наказание (так как даже при признании Гончарова виновным он должен быть освобожден от наказания в связи с истечением срока давности).

Изложенное позволяет сделать вывод о том, что возможность применения уголовного наказания к данному обвиняемому является главнейшим условием избрания меры пресечения, определяя более частные условия.

1 См.: Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. 2. СПб., 1996. С. 327.

2 Российская газета. 2001. 25 апреля.

Источник: http://kalinovsky-k.narod.ru/p/2006-2.htm

Уголовно-исполнительное право

Заключение под стражу как мера обеспечения исполнения наказания

⇐ Правовая природа и виды мест содержания под стражей

Заключение под стражу избирается на основе норм уголовно-процессуального законодательства.

Данная мера применяется к определенному кругу лиц, а именно к:

а) подозреваемому, которым в соответствии со ст. 46 УПК РФ

является лицо: либо в отношении которого возбуждено уголовное дело по основаниям и в порядке, которые установлены главой 20 УПК РФ; либо которое задержано в соответствии со статьями 91 и 92 УПК РФ; либо к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения в соответствии со статьей 100 УПК РФ;

б) обвиняемому, т.е. лицу, в отношении которого в установленном законом порядке: вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого; — вынесен обвинительный акт;

в) подсудимому, т.е. к обвиняемому, по уголовному делу которого назначено судебное разбирательство;

г) осужденному до вступления приговора в законную силу, если об этом прямо сказано в приговоре суда,

в этом случае мера пресечения избирается для обеспечения исполнения приговора.

Возможность заключения под стражу в качестве меры пресечения предусмотрена уголовно-процессуальным законодательством при наличии следующих оснований.

Во-первых, необходимо наличие у суда достаточных оснований полагать, что подозреваемый или обвиняемый:

  • скроется от дознания, предварительного следствия или суда;
  • может продолжать заниматься преступной деятельностью;
  • может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.

При избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в постановлении судьи должны быть указаны конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых судья принял такое решение.

Во-вторых, ст. 99 УПК РФ обязывает учитывать при решении вопроса о необходимости избрания меры пресечения и определения ее вида при наличии оснований, предусмотренных ст. 97 УПК РФ, также тяжесть предъявленного обвинения, данные о личности обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства.

В-третьих, заключение под стражу как самая строгая мера пресечения применяется с соблюдением требований ст. 99 УПК РФ в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения.

В исключительных случаях эта мера пресечения может быть применена по делам о преступлениях, за которые законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет, при наличии одного из следующих обстоятельств:

  • подозреваемый или обвиняемый не имеет постоянного места жительства на территории Российской Федерации;
  • его личность не установлена;
  • им нарушена ранее избранная мера пресечения;
  • он скрылся от органов предварительного расследования или суда.

К подозреваемому или обвиняемому несовершеннолетнему заключение под стражу в качестве меры пресечения может быть применено в случаях совершения им тяжкого или особо тяжкого преступления. В исключительных случаях эта мера пресечения может быть применена в отношении несовершеннолетнего, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления средней тяжести.

Процессуальным основанием для заключения под стражу является только судебное решение, что полностью соответствует требованиям ч. 2 ст. 22 Конституции РФ.

Сроки содержания под стражей, порядок изменения и прекращения содержания под стражей и другие процессуальные вопросы регламентируются УПК РФ.

Лица, заключенные под стражу, помещаются в специальные места содержания под стражей. Виды этих мест, порядок и условия содержания задержанных, подозреваемых и обвиняемых, гарантии их прав и законных интересов определяются специальными федеральными законодательными актами.

В соответствии со ст. 7 Закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» местами их содержания являются:

  • следственные изоляторы (СИЗО) уголовно-исполнительной системы;
  • следственные изоляторы органов федеральной службы безопасности;
  • изоляторы временного содержания подозреваемых и обвиняемых (ИВС) органов внутренних дел (милиции общественной безопасности, т.е. местной милиции);
  • изоляторы временного содержания подозреваемых и обвиняемых пограничных органов Федеральной службы безопасности;
  • учреждения уголовно-исполнительной системы;
  • гауптвахты;
  • корабли или зимовки в специально приспособленных для этих целей помещениях в случаях, когда нет возможности поместить лиц, в отношении которых избрана мера пресечения в виде содержания под стражей, в территориальные следственные изоляторы.

Основным источником, определяющим правовое положение мест содержания под стражей, является вышеназванный Закон «О содержании под стражей».

Им отменены ранее действовавшие нормативные акты и разрешены иначе общие вопросы содержания под стражей (задачи, основные понятия, принципы), права подозреваемых и обвиняемых и порядок их реализации, мер по обеспечению изоляции и предотвращению правонарушений в местах содержания под стражей, заключительные, переходные положения и т.п.

Многие его нормы имеют конституционный характер и отвечают соответствующим международным стандартам, положениям Основного закона страны, уголовного и уголовно-процессуального законодательства.

Вместе с тем Закон «О содержании под стражей» учитывает, что для реализации некоторых нововведений необходимо определенное время и немалые средства. Поэтому законодатель отложил их введение в действие впредь до создания соответствующих условий.

В связи с принятием Закона «О содержании под стражей» и в его развитие были утверждены и вступили в действие новые инструктивные нормативные акты.

Источник: http://isfic.info/ispol/exten39.htm

1.3. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО ЗАКЛЮЧЕНИЯ ПОД СТРАЖУ

Заключение под стражу как мера обеспечения исполнения наказания

Предварительное заключение под стражу создает близкий к наказанию в виде лишения свободы особый правовой институт, который имеет некоторые признаки лишения свободы.

Однако содержание осужденных к наказанию в виде лишения свободы и заключенных в соответствии с примененным мерой должна отличаться через ряд обстоятельств.

Во-первых, речь идет о лицах, которые признаны приговором суда виновными в совершенных преступлениях и заслуживают соответствующее обращение с ними, которое не может быть таким же до лиц, в отношении которых такое решение судом не принято.

Во-вторых, лишение свободы как наказание и предварительное заключение в качестве меры пресечения имеют разную цель.

Лишение свободы как наказание применяется с целью обеспечения исправления и перевоспитания осужденных, предупреждения совершения новых преступлений как осужденными, так и другими лицами.

Цель предварительного заключения – предотвратить возможное уклонения лица, взятого под стражу, от следствия и суда, перешкодженню установлению истины по уголовному делу или занятию преступной деятельностью, а также обеспечить исполнение приговора.

Порядок предварительного заключения определяется Законом Украины “О предварительном заключении” от 30.06.93, Уголовно-процессуальным и Исправительно-трудовым кодексами Украины и другими актами законодательства.

Предварительное заключение согласно уголовно-процессуального законодательства Украины является мерой пресечения в отношении обвиняемого, подсудимого, подозреваемого в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы, и осужденный, приговор в отношении которого не вступил в законную силу.

Основания и порядок исполнения меры пресечения в виде заключения под стражу регламентируются ст. 148-150, 155-162 Уголовно-процессуального кодекса (УПК) Украины. К лицам, которые обвиняются в совершении преступлений, перечисленных в ч. 2 ст.155 УПК Украины, взятие

34

под стражу может быть применено по мотивам одной лишь опасности преступления.

Основанием для предварительного заключения является санкционированное прокурором постановление следователя органа, который осуществляет дознания, постановление прокурора либо приговор, определение суда или постановление судьи об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу, вынесенные в соответствии с уголовным и уголовно-процессуального законодательства Украины.

Учитывая задачи уголовного судопроизводства содержания лиц, взятых под стражу, осуществляется за неуклонного соблюдения Конституции Украины, требований Всеобщей декларации прав человека, других международных правовых норм и стандартов обращения с заключенными и не может сочетаться с умышленными действиями, которые наносят физических или моральных страданий или унижают человеческое достоинство.

Согласно ст.

4 Закона Украины “О предварительное заключения” учреждениями для содержания лиц, к которым в качестве меры пресечения избрано заключение под стражу, являются следственные изоляторы Государственного департамента Украины по вопросам исполнения наказаний и Службы безопасности Украины, а также тюрьмы Государственного департамента Украины по вопросам исполнения наказаний, которые выполняют также функции следственных изоляторов. В отдельных случаях, определяемых потребностью в проведении следственных действий, эти лица могут находиться в изоляторах временного содержания или на гауптвахте.

Порядок и срок содержания лиц, взятых под стражу, в изоляторе временного содержания на гауптвахте или в тюрьме определяются законодательством Украины. Согласно требованиям ч. 4 ст.

155 УПК Украины, лица, взятые под стражу, могут находиться в местах содержания задержанных не более трех суток, а если их доставления в следственный изолятор в этот срок невозможна из-за отдаленности или отсутствия надлежащих путей сообщения – до десяти суток.

Сроки содержания под стражей регламентируются ст. 156 УПК Украины. Предельный срок содержания под стражей при расследовании преступлений по уголовным делам не может превышать 1,5 года. Продление срока не допускается, и обвиняемый, которого утримувають под стражей, подлежит немедленному освобождению.

Время ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела при исчислении срока содержания под стражей в качестве меры пресечения не учитывается.

Если лица, отбывающие наказание в местах лишения свободы или в дисциплинарных батальонах, привлекаются к уголовной от-

3*

35

повідальності за совершение другого преступления и к ним в качестве меры пресечения избрано заключение под стражу, они по постановлению лица, осуществляющего расследование, могут находиться в штрафном изоляторе исправительно-трудовой колонии или в дисциплинарном изоляторе воспитательно-трудовой колонии или на гауптвахте.

В случаях и порядке, предусмотренных ст. 24 ИТК Украины, осужденные за их письменного согласия могут быть оставлены в следственном изоляторе (тюрьме) для работы в нем, связанной с хозяйственным обслуживанием или благоустройством.

Источник: http://lybs.ru/index-6364.htm

Актуальные вопросы применения меры пресечения в виде заключения под стражу в стадии исполнения приговора (Николюк В.В.)

Заключение под стражу как мера обеспечения исполнения наказания

Дата размещения статьи: 04.06.2015

Будучи самой строгой мерой пресечения из предусмотренных УПК РФ (ст. 98), заключение под стражу вполне объяснимо привлекает к себе повышенное внимание как специалистов в области уголовного процесса, так и соответствующих институтов общества, нацеленных на защиту прав человека.

Правовые аспекты и практика заключения под стражу уголовно преследуемых лиц являются предметом научного (им посвящены многие диссертации, статьи), официального международного (в лице Европейского суда по правам человека) и национального (со стороны Конституционного и Верховного Судов РФ, Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации) мониторинга.

Иллюстрацией к сказанному, например, служат пилотное Постановление ЕСПЧ от 10 января 2012 г. по делу “Ананьев и другие против России” и Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2013 г. N 41 “О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога”.

Мера пресечения “заключение под стражу” у абсолютного большинства исследователей и правоприменителей ассоциируется главным образом со стадиями расследования и судебного разбирательства уголовного дела.

Данный феномен имеет свое объяснение: законодатель предопределил применение этой меры процессуального принуждения моментами начала расследования уголовного дела и рассмотрения его судом, вступлением приговора в законную силу. Несмотря на то что в ч. 2 ст. 97 УПК РФ указывается, что мера пресечения, наряду с другими целями, может избираться для обеспечения исполнения приговора, в п. 10 ч.

1 ст. 308 УПК РФ четко записано: в обвинительном приговоре решение о мере пресечения принимается до вступления приговора в законную силу. Следовательно, с вступлением приговора в законную силу меры пресечения, в том числе и заключение под стражу, утрачивают свое действие, если они избирались.

Дальнейшие правоограничения лицо (осужденный) испытывает уже с учетом содержания вступившего в законную силу приговора, назначенного наказания.Однако по делам о замене наказания в связи с уклонением осужденного от его отбывания (п. 2 ст. 397 УПК РФ) в качестве меры пресечения уклонения от исполнения приговора, обеспечения явки осужденного в судебное заседание закон (п. 18 ст.

397 УПК РФ) предусмотрел заключение под стражу осужденного. Нормы, которыми должны руководствоваться участники производства при рассмотрении вопроса о заключении под стражу скрывшегося осужденного, закреплены в ч. 4.1 ст. 396, п. 18 и 18.1 ст. 397, п. 3 ч. 1 ст. 399 УПК РФ.

Они ориентированы на ситуации, когда необходимо решить вопрос об аресте осужденного до даты судебного заседания, где будет рассмотрено представление о замене наказания. Тем самым в стадии исполнения приговора законодатель вновь возвращается к данной мере государственного принуждения.

Распространена и практика заключения под стражу осужденных до вступления в законную силу судебных постановлений о замене лишением свободы назначенного по приговору наказания в случае злостного уклонения от его отбывания (п. 2 ст. 397 УПК РФ), отмене условного осуждения (п. 7 ст. 397 УПК РФ), отмене условно-досрочного освобождения (п. 4.1 ст. 397 УПК РФ).

Решения, связанные с применением к осужденному меры пресечения в виде заключения под стражу в стадии исполнения приговора, принимаются при пересмотре указанной категории дел судом апелляционной инстанции.

Одной из актуальных проблем при применении меры пресечения в виде заключения под стражу является “заочный” арест осужденного при замене назначенного приговором наказания лишением свободы, отмене условного осуждения или условно-досрочного освобождения. Подобная практика, находящаяся в противоречии с законом, оправдывается правовым статусом арестованного.

Итак, в стадии исполнения приговора при рассмотрении дел в порядке ст. 399 УПК РФ имеется устойчивая практика избрания в отношении осужденных меры пресечения в виде заключения под стражу. Счет арестованных здесь идет на тысячи, даже на десятки тысяч.

В свою очередь, в УПК РФ отсутствует положение, которое бы позволяло в той части, в какой это представляется объективно возможным, распространить порядок и сроки рассмотрения ходатайства органа расследования о заключении под стражу подозреваемого и обвиняемого (ст. 108 УПК РФ) на случаи рассмотрения представлений о заключении под стражу осужденного при исполнении приговора.

Применение данной меры государственного принуждения в стадии исполнения приговора имеет специфику в сравнении с “обычным” порядком заключения под стражу подозреваемого и обвиняемого по уголовному делу: различны не только основания, сроки, но и порядок ареста осужденных. В Постановлениях Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 2011 г.

N 21 “О практике применения судами законодательства об исполнении приговора” и от 19 декабря 2013 г. N 41 “О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога” особенности заключения под стражу осужденного, уклоняющегося от отбывания наказания, не разъясняются.

Обозначенная тема, пусть и в постановочном плане, но все же в последнее время стала привлекать внимание ученых и практических работников .

В рамках данной статьи, подготовленной по результатам обобщения практики применения соответствующих норм УПК РФ и УИК РФ судами большинства субъектов РФ , анализируются отдельные законодательные и прикладные вопросы заключения под стражу осужденных, скрывшихся в целях уклонения от исполнения приговора, и в отношении которых судом “открывается” производство о замене наказания на другой его вид – лишение свободы.——————————– См.: Воронин О.В. Применение мер процессуального принуждения в стадии исполнения приговора // Правовые проблемы укрепления российской государственности: Сборник статей. Ч. 30 / Под ред. М.К. Свиридова. Томск, 2006. С. 176 – 179; Николюк Н.В. Производство по рассмотрению и разрешению дел о замене наказания в связи с уклонением осужденного от его отбывания: Автореф. дис. … к.ю.н. М., 2006. С. 15 – 17; Ложкина Л.В. Заключение под стражу осужденных, злостно уклоняющихся от отбывания наказания в виде штрафа, обязательных работ, исправительных работ или ограничения свободы (вопросы теории и практики): Автореф. дис. … к.ю.н. Ижевск, 2007. 26 с.; Гапонов Е.Н. Правовое регулирование судопроизводства при исполнении приговора и направления его совершенствования: Автореф. дис. … к.ю.н. М., 2009. 27 с.; Плашевская А.А. Уголовно-исполнительное задержание в системе мер правового принуждения // Вестник Кузбасского института (научный журнал). 2012. N 3 (11). С. 49 – 54; Александрова О.П., Буданова Л.Ю. Правовое положение учреждений и органов, исполняющих наказания, на стадии исполнения приговора. М.: Юрлитинформ, 2014. С. 161 – 163. См.: Сероштан В.В. Разрешение судом вопросов о замене наказания в случаях злостного уклонения от его отбытия и права осужденных лиц // Российский судья. 2007. N 9. С. 16 – 18; Долгополов Д.В. Особенности рассмотрения вопроса о заключении под стражу скрывшегося осужденного // Уголовный процесс. 2014. N 6. С. 59 – 61.

Все приводимые в статье данные и примеры получены в результате обобщения практики применения судами в 2013 г. норм УПК РФ и УИК РФ, регулирующих задержание и заключение под стражу осужденных, уклоняющихся от отбывания наказания, проведенного Верховным Судом РФ с участием автора.

Заключение под стражу осужденного до рассмотрения судом представления о замене штрафа, ограничения свободы, обязательных, исправительных работ лишением свободы (п. 18 ст. 397 УПК РФ).Только за 2011 – 2013 гг.

в результате замены судом исправительных, обязательных работ, штрафа лишением свободы, а также отмены условного осуждения, условно-досрочного освобождения в исправительные колонии было направлено почти 165 тыс. осужденных (2011 г. – 53992, 2012 г. – 50939, 2013 г. – 60048) .

По указанным делам орган, исполняющий наказание, наделен законом правом вносить в суд представление о заключении под стражу осужденного (продлении срока задержания), скрывающегося и уклоняющегося от отбывания наказания, в целях обеспечения его явки в судебное заседание, а суд, соответственно, обязан рассмотреть вопрос о заключении под стражу осужденного.

В 2013 г., например, суды, как это следует из изученных материалов, рассмотрели в соответствии с п. 18 ст. 397 УПК РФ 1482 таких представления, из которых 1280, или 86,4%, удовлетворено .

При этом по целому ряду вопросов участники производства о заключении под стражу осужденного в стадии исполнения приговора (должностные лица органа, исполняющего наказание, прокуроры, адвокаты и судьи) не имеют четкой позиции законодателя.

В УПК РФ, УИК РФ и Законе “О полиции” содержится минимум правовых предписаний, ориентированных на регулирование оснований и процессуального порядка применения к осужденным таких мер государственного принуждения, как задержание и заключение под стражу.

Правовое регулирование взятия под стражу осужденного, скрывающегося в целях уклонения от отбывания наказания, до рассмотрения в судебном заседании представления о замене назначенного по приговору наказания лишением свободы может быть охарактеризовано следующим образом.——————————– Отчет о работе судов первой инстанции по рассмотрению уголовных дел, форма N 1, раздел 4, 2011 – 2013 гг.

В соответствующих статистических отчетах данные судебные решения не учитываются (в отличие, например, от заключения под стражу осужденных с отбыванием лишения свободы в колонии-поселении – п. 18.1 ст. 397 УПК РФ).

Источник: http://xn----7sbbaj7auwnffhk.xn--p1ai/article/8297

Пресечение без меры

Заключение под стражу как мера обеспечения исполнения наказания

Как стало известно “Ъ”, в Конституционный суд РФ (КС) и Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) подано несколько жалоб осужденных в РФ на арест в зале суда до вступления в силу обвинительного приговора. Брать под стражу находившихся на свободе лиц в момент назначения им реальных сроков позволяет Уголовно-процессуальный кодекс (УПК).

Суды ежегодно избирают эту меру пресечения в 90 тыс. приговоров, и оспорить ее практически невозможно: выйти из СИЗО до апелляции удалось лишь фигурантам громких дел Алексею Навальному и гематологу Елене Мисюриной.

Президентский Совет по правам человека (СПЧ) и Институт государства и права РАН призывают запретить эту практику, но КС пресечь ее до сих пор отказывался.

Порядок избрания меры пресечения одновременно с приговором обжаловал в КС и ЕСПЧ осужденный в 2018 году за взятку чиновник ГБУ «Тюменская база авиационной и наземной охраны лесов» Василий Нешатаев.

Похожая жалоба поступила в КС от осужденного в 2017 году за мошенничество экс-следователя Следственного комитета России из Калининграда Евгения Синюшкина.

Согласно жалобам (есть у “Ъ”), решение об их аресте было принято судом в совещательной комнате при вынесении приговора по собственной инициативе, возможности представить возражения и доказательства надлежащего поведения подсудимых у стороны защиты не было. Решение о замене подсудимым подписки о невыезде на арест суд в приговоре не мотивировал.

«Отсутствие в тексте приговора каких-либо оснований для избрания заключения под стражу свидетельствует о нарушении принципа презумпции невиновности, поскольку мера пресечения изменена подсудимым в целях исполнения наказания по не вступившему в силу приговору»,— считает представитель заявителей адвокат Владислав Филатьев.

Избрание меры пресечения на досудебной стадии можно оспорить в апелляции безотлагательно — УПК требует рассматривать такие жалобы в трехдневный срок. Однако, как ранее признал КС, жалоба на незаконное избрание меры пресечения осужденному может быть рассмотрена в апелляции вместе с самим приговором.

В итоге такие лица месяцами ожидают в СИЗО решения апелляционной инстанции. Исключением из этого правила было освобождение в 2013 году Алексея Навального и Петра Офицерова на следующий день после их ареста в зале суда в момент приговора по делу «Кировлеса».

Причем тогда апелляционное представление подала прокуратура, указав помимо отсутствия оснований для заключения обвиняемых под стражу, что это помешает господину Навальному баллотироваться на выборах мэра Москвы.

КС отмечал, что отправленные в СИЗО по приговору могут, кроме апелляции, подать ходатайство об отмене или изменении им меры пресечения.

Но эта процедура не предполагает проверки вышестоящим судом законности и обоснованности решения об избрании меры пресечения, и суды удовлетворяют такие ходатайства редко — в связи с общественным резонансом или состоянием здоровья осужденного.

В начале этого года Мосгорсуд освободил из-под стражи гематолога Елену Мисюрину, которой тот же суд впоследствии отменил приговор, вернув дело на доследование. Летом этого года Мосгорсуд отменил заключение под стражу парализованного Антона Мамаева, который затем был освобожден апелляционной инстанцией от отбывания наказания.

Владислав Филатьев больше года добивается в КС отмены практики необоснованного взятия под стражу по не вступившему в силу приговору.

Предыдущие жалобы на невозможность безотлагательного обжалования лишения свободы КС отклонил, при этом ни в одном из отказных определений не разъяснил, подлежат ли пересмотру в сокращенные сроки приговоры, при вынесении которых избиралась мера пресечения в виде ареста.

В жалобах, которые сейчас изучает КС, приводятся новые доводы — о неконституционности порядка избрания меры пресечения вместе с приговором. «Суд выносит приговор без учета мнения защиты о мере пресечения — в нарушение принципов состязательности и равноправия сторон.

Действующие нормы УПК вынуждают сторону защиты не высказываться по этому вопросу в прениях и последнем слове, если они настаивают на оправдании или наказании без лишения свободы. Любые возражения против взятия подсудимого под стражу на случай назначения ему реального срока лишали бы убедительности позицию защиты по существу обвинения»,— убеждает КС адвокат Филатьев.

Согласно ст. 108 УПК, заключать под стражу следует при невозможности применения более мягкой меры пресечения, а избирать более строгую — в случае, если обвиняемый может скрыться от суда, заниматься преступной деятельностью, угрожать участникам процесса, воспрепятствовать рассмотрению дела или уклониться от исполнения приговора.

В жалобах говорится, что этот вопрос должен обсуждаться после вынесения приговора в отдельном заседании с обеспечением состязательности сторон, а арест может применяться в исключительных случаях (при наличии данных, свидетельствующих о намерении подсудимого скрыться), с мотивировкой и возможностью его безотлагательного обжалования.

УПК разрешает ужесточать меру пресечения, если изменились основания, по которым была избрана более мягкая мера, отмечается в обращениях. При этом УПК и Международный пакт о гражданских и политических правах признают в качестве гарантии явки в суд апелляционной инстанции или для исполнения приговора применение «любой меры пресечения».

«Арестовывать сразу после вынесения приговора — постыдная традиция, от которой необходимо избавляться»,— считает господин Филатьев.

По данным Судебного департамента при Верховном суде (ВС), суды РФ за первое полугодие вынесли обвинительные приговоры в отношении 341 тыс.

лиц (половина касается дел небольшой тяжести, по которым мера пресечения в виде взятия под стражу возможна лишь в исключительных случаях) и оправдали 1044 подсудимых. По приговору было взято под стражу 42,5 тыс.

человек, отправлено под домашний арест 3,27 тыс., под залог — 135 человек. При этом 2049 обвинительных приговоров были в апелляции отменены.

Адвокат Ольга Михайлова, защищавшая Алексея Навального и Петра Офицерова, считает, что «порочную практику породил пробел в законодательстве относительно процедуры обжалования взятия под стражу в зале суда».

«Теоретическая возможность изменить меру пресечения до вступления приговора есть, хотя это юридическая фикция: по сути подается жалоба, по форме — ходатайство»,— говорит руководитель практики уголовного права и процесса юрфирмы «Инфралекс» Артем Каракасиян.

Член СПЧ адвокат Юрий Костанов согласен, что обвиняемый фактически лишается возможности обжаловать меру пресечения: «Если она избирается вместе с приговором, суд берет под стражу автоматически, не мотивируя замену более слабой меры пресечения на более тяжелую.

Процедуру принятия приговора и избрания меры пресечения можно разделить». «У суда нет обязанности менять меру пресечения при вынесении приговора. Это ошибочная практика»,— считает адвокат, член СПЧ Генри Резник.

Пересмотреть судебную практику и запретить взятие под стражу находившихся на свободе осужденных, «если ранее избранная мера пресечения не нарушалась и не возникли какие-либо новые обстоятельств к моменту вынесения приговора», предложил весной этого года СПЧ.

В СПЧ подчеркивают, что с этим согласно «профессиональное сообщество» — адвокаты, преподаватели юридических вузов и сотрудники правоохранительных органов. Генпрокуратура и СКР предложение СПЧ не поддержали.

Институт государства и права РАН считает, что изменение меры пресечения на более строгую «нарушает принципы уголовно-процессуального законодательства и положения Конституции», предлагая законодательно закрепить «процедуру обжалования решения суда об избрании меры пресечения после вынесения обвинительного приговора». Институт законодательства и сравнительного правоведения при правительстве РФ отмечает «широкое применение залога в качестве меры пресечения для обеспечения исполнения обвинительного приговора» на Западе. В РФ «избрание меры пресечения в виде заключения под стражу распространено широко», а «принцип презумпции невиновности не нашел достаточно глубокого воплощения» в законодательстве РФ, констатируют эксперты.

Анна Пушкарская, Санкт-Петербург

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/3842235

Комментарий к СТ 108 УПК РФ

Заключение под стражу как мера обеспечения исполнения наказания

Статья 108 УПК РФ. Заключение под стражу

Комментарий к статье 108 УПК РФ:

1. Заключение под стражу – самая строгая мера пресечения, которая представляет собой содержание под стражей обвиняемого (подозреваемого) в целях обеспечения его надлежащего поведения. О нем см. ком. к ст. 102. В соответствии с п. 42 ст.

5 УПК содержание под стражей – это пребывание обвиняемого (подозреваемого) в следственном изоляторе или ином месте, определенном ФЗ “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений”. О порядке содержания под стражей см.

ком. к ст. 95.

Заключение под стражу необходимо отличать от задержания подозреваемого и обвиняемого (статья 91 Уголовно-процессуального кодекса РФ), от домашнего ареста (ст. 107 УПК) и от уголовного наказания в виде лишения свободы (ст. 56 УК) или ареста (ст. 54 УК).

2. Для избрания и применения заключения под стражу, как и любой другой меры пресечения, необходимы наличие оснований, условий, мотивов и вынесение постановления или определения (ст. ст. 97, 99, 101 УПК).

3. Заключение под стражей максимально ограничивает свободу и личную неприкосновенность граждан (ст. 22 Конституции РФ). В связи с этим процессуальное законодательство устанавливает особые гарантии законности и обоснованности избрания и применения данной меры пресечения (ст. 10 УПК):

1) заключение под стражу применяется только по судебному решению (ч. 2 ст. 22 Конституции РФ; ч. 2 ст. 29 УПК). Заключение под стражу может быть применено на основе решения иностранного суда без подтверждения судом РФ при исполнении запроса о выдаче (ч. 2 ст. 466 УПК);

2) заключение под стражу применяется при невозможности избрания другой, более легкой, меры пресечения, в том числе в случаях, предусмотренных ч. 1.1 ст. 110 УПК (в связи с тяжелым заболеванием). ” под стражей лиц, ожидающих судебного разбирательства, не должно быть общим правилом”, – гласит ст.

9 Пакта о гражданских и политических правах. Согласно п. 6.

1 Токийских правил “предварительное заключение под стражу используется в судопроизводстве по уголовным делам как крайняя мера при условии должного учета интересов расследования предполагаемого правонарушения и защиты общества и жертвы”;

3) специальным условием избрания и применения заключения под стражу является обвинение (подозрение) в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок более 2 лет.

Данное условие нуждается в ограничительном толковании. Заключение под стражу может применяться только тогда, когда реально возможно назначение наказания в виде лишения свободы, как правило, более чем на 2 года (о соблюдении этого условия см. ком. к ч. 2 ст. 97 УПК).

Конституционный Суд РФ подчеркивает, что “не допускается заключение под стражу… если лицу не может быть назначено наказание в виде лишения свободы” (Определение от 21.12.2000 N 296-О).

Об отсутствии данного условия (и невозможности заключения под стражу) свидетельствует следующее:

а) недостаточная обоснованность обвинения (подозрения), например явно “завышенные” квалификация преступления, объем обвинения или недостаточно установленная причастность данного лица к совершению преступления.

Для заключения лица под стражу необходимы доказательства, которые ведут к однозначному логическому выводу о виновности обвиняемого, пока их не оспорит сторона защиты. Это то, что в английском процессе называют prima facie evidence – доказательства, убедительные на первый взгляд.

Именно они достаточны в состязательном суде и для предъявления первоначального обвинения, и для заключения под стражу. Если защита в дальнейшем опровергнет или поставит под серьезное сомнение эти доказательства, данная мера пресечения должна отменяться судом.

Данное положение было воспринято в Постановлении Пленума ВС РФ от 29.10.2009 N 22 “О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста” . Согласно п. п.

2 и 19 данного Постановления при рассмотрении вопроса об избрании данной меры пресечения суду надлежит проверять обоснованность подозрения в причастности лица к совершенному преступлению, т.е.

наличие достаточных данных о том, что соответствующее лицо могло совершить это преступление, в том числе указанных в статье 91 УПК. Это предполагает установленность события преступления и его совершение подозреваемым.

Однако при этом суд не вправе входить в обсуждение вопроса о виновности лица в инкриминируемом преступлении. Следовательно, судье предлагается, не предрешая вопроса о виновности, выяснить, имеются ли у стороны обвинения доказательства, которые достаточны для серьезного предположения о совершении данным лицом преступления.

——————————–
БВС РФ. 2010. N 1.

Источник: http://upkod.ru/chast-1/razdel-4/glava-13/st-108-upk-rf/kommentarii

Адвокат Титов
Добавить комментарий