Вознаграждение арбитражного управляющего при банкротстве: определение суда

Об установлении размера вознаграждения арбитражного управляющего, АС Удмуртской Республики

Вознаграждение арбитражного управляющего при банкротстве: определение суда

АРБИТРАЖНЫЙ СУД УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

426011, г. Ижевск, ул. Ломоносова, 5

http://www.udmurtiya.arbitr.ru; е-mail: info@udmurtiya.arbitr.ru

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Ижевск                                                                                 Дело № А71-243/2013

16 апреля  2015 года                                                                                               

Резолютивная часть определения объявлена  01 апреля 2015 г.

Мотивированное определение изготовлено 16 апреля 2015 г.

Арбитражный суд Удмуртской Республики

в составе судьи Ломаевой Е.И.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Красновой У.Е., рассмотрев в деле о банкротстве Общества с ограниченной ответственностью «Ижагропромтранс», г. Ижевск Удмуртской Республики заявление Данилова Максима Андреевича, г. Ижевск о признании недополученной суммы задолженности денежного вознаграждения арбитражного управляющего и включении ее к выплате за счет средств должника,

при участии представителей:

от заявителя: Данилов М.А. – паспорт,

от должника: не явился – уведомлен, ходатайство о рассмотрении спора в отсутствии конкурсного управляющего,

Трошков О.Г. – конкурсный кредитор, единственный участник общества, паспорт,

иные лица: не явились, извещены, в том числе, путем опубликования судебных актов по делу на официальном сайте Арбитражного Суда Удмуртской Республики в сети Интернет по адресу http://www.udmurtiya.arbitr.ru,

у с т а н о в и л:

Решением Арбитражного суда Удмуртской Республики от 19 июня 2013 г.

Общество  с ограниченной ответственностью «Ижагропромтранс» (далее – ООО «Ижагропромтранс») признано несостоятельным (банкротом),  в отношении предприятия  открыто конкурсное производство, исполнение обязанностей конкурсного управляющего возложено на временного управляющего Данилова Андрея Дмитриевича (далее – Данилов А.Д.); определением суда от 18 июля 2013 г.  конкурсным управляющим должника  утвержден Данилов А.Д.

Определением суда от 29 ноября 2013 г. Данилов А.Д.  освобожден от исполнения обязанностей  конкурсного  управляющего ООО «Ижагропромтранс»; определением  суда от 18 марта 2015 г. конкурсным управляющим ООО «Ижагропромтранс» утвержден Белых Андрей Павлович.

10.12.2014  г. Данилов Максим Андреевич г. Ижевск (далее – Данилов М.А.) обратился в Арбитражный суд Удмуртской Республики с заявлением, в котором просит признать сумму денежного вознаграждения арбитражного управляющего Данилова А.Д.

,  причитающуюся ему по результатам профессиональной деятельности по делу о банкротстве ООО «Ижагропромтранс»   в размере 292571 руб. 43 коп.,  обоснованной и подлежащей выплате за счет средств должника  наследнику –  Данилову М.А.

Определением Арбитражного суда Удмуртской Республики от 26 января 2015 г. в  соответствии со статьями  32, 60 Федерального закона от 26.10.2002 №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»  (далее – Закон о банкротстве) заявление принято к производству и рассмотрению в деле о банкротстве ООО «Ижагропромтранс».

 В настоящем судебном  заседании Даниловым М.А. заявление о взыскании задолженности поддержано в полном объёме;  даны пояснения.

 Конкурсным управляющим предприятия-должника представлены в материалы дела письменный  отзыв на заявление Данилова М.А. и ходатайство в  порядке статьи 156  Арбитражного процессуального кодекса  Российской Федерации (далее – АПК РФ)  о рассмотрении обособленного спора в его отсутствии.

Конкурсным кредитором и единственным участником ООО «Ижагропромтранс» Трошковым Олегом Геннадьевичем (далее – Трошков О.Г.

) заявлены возражения по заявлению о взыскании вознаграждения арбитражного управляющего со ссылкой на осуществленную оплату сумм задолженности; представлены в материалы дела копии документов, подтверждающих произведенные выплаты; подлинные документы представлены на обозрение суда.

Заслушав пояснения представителей участвующих в процессе лиц,  исследовав в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса  Российской Федерации (далее – АПК РФ)  материалы дела, судом установлено следующее.

В соответствии со статьей 20.6  Закона о банкротстве арбитражный управляющий имеет право на вознаграждение в деле о банкротстве, а также на возмещение в полном объеме расходов, фактически понесенных им при исполнении возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве.

Вознаграждение в деле о банкротстве выплачивается арбитражному управляющему за счет средств должника, если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом. Вознаграждение, выплачиваемое арбитражному управляющему в деле о банкротстве, состоит из фиксированной суммы и суммы процентов.

Размер фиксированной суммы такого вознаграждения составляет для временного управляющего – тридцать тысяч рублей в месяц; конкурсного управляющего – тридцать тысяч рублей в месяц.

Согласно пункту  1 статьи  59 Закона о банкротстве в случае, если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом или соглашением с кредиторами, все судебные расходы, в том числе расходы на уплату государственной пошлины, которая была отсрочена или рассрочена, расходы на опубликование сведений в порядке, установленном статьей 28 настоящего Федерального закона, и расходы на выплату вознаграждения арбитражным управляющим в деле о банкротстве и оплату услуг лиц, привлекаемых арбитражными управляющими для обеспечения исполнения своей деятельности, относятся на имущество должника и возмещаются за счет этого имущества вне очереди.

В соответствии с разъяснениями, изложенными в пункте  2 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 97 от 25.12.2013 «О некоторых вопросах,  связанных с вознаграждением арбитражного управляющего при банкротстве»,  установленный пунктом  3 статьи  20.

6 Закона о банкротстве размер фиксированной суммы вознаграждения выплачивается за каждый месяц,  в котором лицо осуществляло полномочия арбитражного управляющего.

В связи с этим следует иметь в виду, что  такие полномочия возникают с даты принятия судебного акта об утверждении лица арбитражным управляющим и прекращаются,  в частности,  с даты принятия судебного акта об освобождении или отстранении арбитражного управляющего от исполнения его обязанностей.

Источник: https://actysudov.ru/act?name=2562998_ob-ustanovlenii-razmera-voznagraghdeniya-arbitraghnogo-upravlyayuschego

К вопросу о праве арбитражного управляющего на получение процентов при прекращении производства по делу о банкротстве

Вознаграждение арбитражного управляющего при банкротстве: определение суда

По общему правилу (пункт 8 постановления Пленума ВАС РФ от 25 декабря 2013 года № 97 «О некоторых вопросах, связанных с вознаграждением арбитражного управляющего при банкротстве») в случае прекращения производства по делу о банкротстве (пункт 1 статьи 57 Закона о банкротстве), в том числе в связи с исполнением обязательств должника третьим лицом (статьи 113 и 125 того же закона) проценты по вознаграждению за процедуру банкротства, в ходе которой было прекращено производство, не выплачиваются. Если дело о банкротстве прекращается заключением мирового соглашения – проценты выплачиваются только если их размер определен в самом мировом соглашении.

В порядке исключения все тот же пункт постановления Пленума ВАС РФ указывает, что в исключительных случаях, если арбитражный управляющий докажет, что он внес существенный вклад в достижение целей соответствующей процедуры банкротства (например, в результате его деятельности существенно увеличилась стоимость чистых активов должника), суд вправе увеличить размер фиксированной части его вознаграждения применительно к пункту 5 статьи 20.6 Закона о банкротстве. 

На основании данных разъяснений сформировалась устойчивая судебная практика отказа в установлении процентов по вознаграждению арбитражным управляющим при прекращении производства по делу при любом основании (см.

, например, определение ВАС РФ от 21 февраля 2014 года № ВАС-1076/2014, определения ВС РФ от 15 декабря 2014 года № 301-ЭС14-4953, от 10 февраля 2016 года № 306-ЭС15-19587, от 18 июля 2016 года № 305-ЭС16-7512, от 17 августа 2016 года № 302-ЭС16-9410, от 21 марта 2017 года № 303-ЭС14-5818(14), от 06 июня 2017 года № 303-ЭС16-6048(2), от 30 июня 2017 года № 302-ЭС17-7493, от 02 октября 2017 года № 306-ЭС17-13384 и другие).

Альтернатива процентам по вознаграждению в виде увеличения фиксированного вознаграждения, предложенная в постановлении Пленума ВАС, также хотя и довольно редко, но встречается в судебной практике (см., например, определения ВС РФ от 28 июня 2016 года № 307-ЭС15-14379, от 09 октября 2017 года № 303-ЭС14-5818(15), от 20 мая 2019 года № 308-ЭС19-5378 и другие).

В итоге, казалось бы, что по данной теме имеется достаточное правовое регулирование, разъяснения высшей судебной инстанции, сформирована судебная практика и поводы для дискуссии отсутствуют.

Вместе с тем, всего лишь два примера из практики заставляют усомниться в этом.

Итак, предположим, что один и тот же арбитражный управляющий утвержден в двух различных процедурах конкурсного производства. В деле о банкротстве А он продает имущественный комплекс должника с торгов, гасит 50% требований кредиторов, завершает процедуру и имеет полное право на проценты по вознаграждению.

В деле о банкротстве Б он выполняет все те же самые мероприятия, но выручки от продажи достаточно для погашения всех требований кредиторов, в результате чего производство по делу прекращается, проценты по вознаграждению – не начисляются, а фиксированное вознаграждение вряд ли будет увеличено.

Погаси он 99,9% требований – и такой проблемы бы не возникало.

В другой ситуации временный управляющий В, активно противодействуя включению в реестр требований с корпоративной природой и тем самым пресекая попытку контролируемого конкурсного производства, вынуждает должника рассчитаться с иными, независимыми кредиторами, чтобы, например, не опустить субсидиарной ответственности бенефициаров. Временный управляющий Г, наоборот, проводит проверку обоснованности требований формально, предприятие уходит под контролем аффилированных должнику лиц в конкурсное производство с выбранным ими конкурсным управляющим. Управляющий В права на проценты не имеет, управляющий Г – имеет без каких бы то ни было возражений.

Сразу становится очевидной и неполнота, и несправедливость регулирования. 

Как видится, существует 2 способа решения коллизии: 

№1 – отменить начисление процентов по вознаграждению «по умолчанию» и установить, что проценты начисляются в случаях, если арбитражный управляющий докажет, что его деятельность существенной степени в способствовала достижению целей и задач соответствующей процедуры банкротства.

№2 – сохранить обязательное начисление процентов по вознаграждению «по умолчанию» в любом случае, в том числе и при прекращении производства по делу (кроме основания отсутствия финансирования), предусмотрев право суда снизить их размер в определенных ситуациях при наличии возражений от участников дела.

Почему вариант №2 является правильным.

В соответствии с пунктом 3 статьи 20.6 Закона о банкротстве, вознаграждение, выплачиваемое арбитражному управляющему в деле о банкротстве, состоит из фиксированной суммы и суммы процентов. 

Согласно разъяснений, содержащихся в пункте 5 постановления Пленума ВАС РФ от 25 декабря 2013 года № 97 «О некоторых вопросах, связанных с вознаграждением арбитражного управляющего при банкротстве» правовая природа вознаграждения арбитражного управляющего носит частноправовой встречный характер.

В определении Верховного Суда Российской Федерации от 05 февраля 2018 года № 306-ЭС14-6837 по делу № А65-19446/2011 сформулирована следующая позиция: правовая природа вознаграждения арбитражного управляющего носит частноправовой встречный характер (пункт 1 статьи 328 Гражданского кодекса Российской Федерации) и является, по своей сути, платой за оказанные услуги по антикризисному управлению. Обязанность по выплате вознаграждения по общему правилу относится на должника (пункт 2 статьи 20.6 Закона о банкротстве). 

В постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 28 мая 2013 года № 12889/12 указано, что встречный характер вознаграждения арбитражного управляющего, выплачиваемого за надлежащее исполнение возложенных на него обязанностей (пункт 1 статьи 20.4, пункт 4 статьи 20.

6 Закона о банкротстве) означает, что арбитражный управляющий не может быть лишен вознаграждения в случае, если им выполнялись возложенные на него обязанности в конкретной процедуре банкротства (независимо от оснований ее введения), за исключением случаев, когда будет установлено, что арбитражный управляющий ненадлежащим образом исполнял свои обязанности, фактически уклонялся от осуществления своих полномочий, либо знал об отсутствии основанийдля продолжения осуществления своих обязанностей. 

Очевидно, что приведенные правовые позиции в полном объеме относятся и к процентам арбитражного управляющего, являющимся составной частью вознаграждения арбитражного управляющего.

Далее, как отмечают суды, давая согласие на утверждение в качестве арбитражного управляющего, принимая на себя обязанности по проведению мероприятий, предусмотренных процедурой банкротства, арбитражный управляющий имеет разумные ожидания на получение процентов по вознаграждению (определения ВС РФ от 17 мая 2017 г. № 305-ЭС16-20547; от 01 августа 2017 г. № 301-ЭС17-4624 и другие).

В судебной практике также неоднократно указывалось, что проценты по вознаграждению арбитражного управляющего имеют стимулирующий характер (функцию), данный институт призван дополнительно мотивировать арбитражных управляющих к надлежащему, добросовестному и разумному осуществлению их полномочий и достижению целей и задач соответствующей процедуры банкротства (см., например, пункт 22 Обзора судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства, утв. Президиумом ВС РФ 20 декабря 2016 г.; определение Верховного Суда Российской Федерации от 05 февраля 2018 года № 306-ЭС14-6837 по делу № А65-19446/2011 и другие).

О том, что проценты по вознаграждению являются дополнительным стимулом для управляющих к надлежащему осуществлению их прав и обязанностей, также свидетельствует и установление различной в зависимости от процедуры банкротства базы для расчета процентов по вознаграждению арбитражного управляющего.

Так, в соответствии с дефинициями, содержащимися в статье 2 Закона о банкротстве, внешнее управление является процедурой, применяемой в деле о банкротстве к должнику в целях восстановления его платежеспособности, а конкурное производство – целях соразмерного удовлетворения требований кредиторов.

Соответственно проценты по вознаграждению внешнего управляющего согласно пункту 12 статьи 20.

6 Закона о банкротстве рассчитываются исходя из погашенных требований кредиторов при прекращении производства или размере прироста стоимости чистых активов должника при переходе в конкурс; проценты по вознаграждению конкурсного управляющего зависят от размера удовлетворенных требований кредиторов.

Согласно статьи 2 Закона о банкротстве, наблюдение – это процедура, применяемая в деле о банкротстве к должнику в целях обеспечения сохранности его имущества, проведения анализа финансового состояния должника, составления реестра требований кредиторов и проведения первого собрания кредиторов.

Цели процедуры наблюдения прямо коррелируют с обязанностями временного управляющего, установленными пунктами 1 и 2 статьи 67 Закона о банкротстве, в силу которых временный управляющий обязан: принимать меры по обеспечению сохранности имущества должника; проводить анализ финансового состояния должника; выявлять кредиторов должника; вести реестр требований кредиторов; уведомлять кредиторов о введении наблюдения; созывать и проводить первое собрание кредиторов; представить в арбитражный суд отчет о своей деятельности и протокол первого собрания кредиторов с приложением поименованных в законе документов. Для исполнения данных обязанностей статья 66 Закона о банкротстве предоставляет временному управляющему права, в частности: получать любую информацию и документы, касающиеся деятельности должника, заявлять возражения относительно требований кредиторов, принимать участие в судебных заседаниях арбитражного суда по проверке обоснованности представленных возражений должника относительно требований кредиторов, обращаться в суд с ходатайствами о принятии дополнительных мер по обеспечению сохранности имущества должника, об отстранении руководителя должника, оспаривать сделки должника. Из анализа положений статей 66, 67 Закона о банкротстве и целей процедуры наблюдения можно сделать вывод, что данная процедура не направлена на восстановление платежеспособности должника, а временный управляющий, фактически, не обладает никакими прямыми полномочиями, направленными прямо на достижение данной цели или позволяющими ее реализовать (не может продавать имущество должника для расчетов с кредиторами, оспаривать сделки по специальным основаниям и т.п.). Поэтому и проценты для временного управляющего исчисляются от размера балансовой стоимости активов, имеющихся на дату введения процедуры, то есть по существу тех активов, в отношении которых нужно обеспечить сохранность, провести финансовый анализ и проч.

Таким образом, поскольку вознаграждение арбитражного управляющего является платой за оказанные услуги в области антикризисного управления и имеет частноправовой встречный характер, возлагается на должника, то освобождение должника от обязанности уплаты части такого вознаграждения в виде процентов при прекращении производства по делу (кроме такого основания, как отсутствие финансирования) уже после того, как эти услуги фактически оказаны, по мнению автора, должно носить экстраординарный характер, то есть быть не правилом, а исключением из правила. 

Иное регулирование нарушает баланс прав и интересов сторон и предоставляет должнику в деле о банкротстве (то есть лицу, уже недобросовестному, так как просрочившему и нарушившему договорные обязательства перед кредиторами) необоснованную возможность ограничения оплаты услуг управляющего как лица, в полном объеме и надлежащим образом их оказавшего.

То есть в этом случае именно должник либо иные участники дела (кредиторы, уполномоченные органы и др.

) должны доказывать отсутствие оснований для оплаты оказанных должнику услуг в части начисления процентов, например, ненадлежащее исполнение обязанностей, малый объем фактически выполненной работы, затягивание процедуры и т.п.

, а не арбитражный управляющий, который по умолчанию в силу части пятой статьи 10 ГК РФ является добросовестным исполнителем, должен доказывать основания для начисления процентов.

Стоит отметить, что данная позиция соотносится с разъяснениями пункта 5 постановленияПленума ВАС РФ от 25 декабря 2013 года № 97 «О некоторых вопросах, связанных с вознаграждением арбитражного управляющего при банкротстве», где указано, что бремя доказывания ненадлежащего исполнения управляющим своих обязанностей лежит на лице, ссылающемся на такое исполнение.

Таким образом, по мнению автора, пункт 8  постановления Пленума ВАС РФ от 25 декабря 2013 № 97 «О некоторых вопросах, связанных с вознаграждением арбитражного управляющего при банкротстве» должен выглядеть следующим образом:

«8.

В случае прекращения производства по делу о банкротстве (пункт 1 статьи 57Закона о банкротстве), в том числе в связи с исполнением обязательств должника третьим лицом (статьи 113 и 125 того же Закона), проценты по вознаграждению за процедуру банкротства, в ходе которой было прекращено производство, по общему правилу подлежат выплате, за исключением случая прекращения производства по делу в связи с отсутствием средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему. Размер процентов по вознаграждению арбитражного управляющего при креращении производства по делу может быть снижен судом по заявлению лиц, участвующих в деле о банкротстве, если будет установлено ненадлежащее и (или) недобросовестное исполнение арбитражным управляющим его обязанностей, а также если такое прекращение было вызвано исключительно действиями должника и (или) третьих лиц, а арбитражным управляющим не внесен какой-либо существенный вклад в достижение целей и задач соответствующей процедуры банкротства».

Источник: https://zakon.ru/Blogs/k_voprosu_o_prave_arbitrazhnogo_upravlyayuschego_na_poluchenie_procentov_pri_prekraschenii_proizvods/78830

Мировое соглашение на стадии внешнего управления не лишает временного управляющего вознаграждения

Вознаграждение арбитражного управляющего при банкротстве: определение суда

ВС пояснил, что право на вознаграждение временного управляющего определяется Законом о банкротстве, а не заключенным после его выбытия из дела мировым соглашением между должником и конкурсными кредиторами.

15 августа Верховный Суд РФ вынес Определение № 301-ЭС19-6143 по обособленному спору о взыскании арбитражным управляющим вознаграждения за участие в деле должника, который избежал процедуры банкротства в связи с заключением мирового соглашения с конкурсными кредиторами.

В сентябре 2015 г. в отношении ООО «Канаш» была введена процедура наблюдения, временным управляющим общества был назначен Игорь Алимов. Через несколько месяцев временный управляющий обратился в арбитражный суд с заявлением об определении процентов по своему вознаграждению.

По мнению заявителя, его вознаграждение составило свыше 301 тыс. руб. согласно редакции Закона о банкротстве, действовавшей на дату его утверждения временным управляющим.

При этом он исходил из того, что на последнюю отчетную дату, предшествовавшую введению наблюдения в отношении должника (31 декабря 2014 г.), по данным бухгалтерской отчетности, стоимость активов общества «Канаш» составляла почти 84 млн руб.

В связи с этим Игорь Алимов полагал, что его вознаграждение должно состоять из 80 тыс. руб. и 0,3% размера суммы превышения балансовой стоимости активов должника над 10 млн руб.

В декабре 2015 г. суд признал должника банкротом и назначил его конкурсным управляющим Игоря Алимова. Спустя два месяца по заявлению конкурсного управляющего суд приостановил производство об утверждении его вознаграждения до реализации активов должника в ходе конкурсного производства.

В апреле 2017 г. суд ввел в отношении должника внешнее управление, прекратил полномочия конкурсного управляющего Игоря Алимова и утвердил внешним управляющим Людмилу Павлунину.

В августе того же года суд прекратил производство по делу о банкротстве должника в связи с утверждением мирового соглашения между ним и его конкурсными кредиторами.

Размер процентов по вознаграждению временного управляющего Игоря Алимова за процедуру наблюдения в мировом соглашении не был определен.

Впоследствии арбитражный суд возобновил производство об установлении суммы процентов по вознаграждению временного управляющего по его заявлению. В июне 2018 г. суд отказал в его удовлетворении. Соответствующее решение устояло в апелляции и кассации.

Суды исходили из того, что проценты могут быть выплачены, если они предусмотрены условиями мирового соглашения, чего в настоящем случае не произошло. Кроме того, судебные инстанции сослались на невозможность установить стоимость активов должника на отчетную дату. Правовая позиция судов основывалась на п. 15 ст. 20.6 Закона о банкротстве, разъяснениях абз. 2 п.

8 Постановления Пленума ВАС РФ о некоторых вопросах, связанных с вознаграждением арбитражного управляющего при банкротстве от 25 декабря 2013 г. № 97.

В своей кассационной жалобе в Верховный Суд РФ Игорь Алимов просил отменить судебные акты. По мнению заявителя, суды ошибочно распространили правило о выплате процентов на случаи, когда мировое соглашение утверждено не в той процедуре банкротства, за которую начисляются проценты.

Изучив обстоятельства дела № А79-5170/2015, ВС напомнил, что расчет суммы процентов по вознаграждению временного управляющего осуществляется по правилам п. 10 ст. 20.3 Закона о банкротстве в редакции, действовавшей на дату назначения временного управляющего (Определение ВС РФ от 17 мая 2017 г.

№ 305-ЭС16-20547). Высшая судебная инстанция также подчеркнула, что сумма процентов по вознаграждению исчисляется от балансовой стоимости активов должника. Размер вознаграждения может быть снижен при ненадлежащем исполнении временным управляющим своих обязанностей (п. 5 Постановления № 97).

«Из п. 15 ст. 20.6 Закона о банкротстве с учетом разъяснений, данных в п. 8 Постановления № 97, следует исключение из общего правила установления процентного вознаграждения для случая прекращения дела о банкротстве в связи с заключением мирового соглашения.

В этом случае выплата суммы процентов по вознаграждению регулируется условиями мирового соглашения. Однако это исключение установлено лишь для процедуры банкротства, в ходе которой было утверждено мировое соглашение.

В отношении иных процедур такого изъятия не установлено и законных оснований распространять его на процедуры, предшествовавшие той, в которой заключалось мировое соглашение, не имеется», – отметил Суд.

В связи с этим ВС пояснил, что в рассматриваемом обособленном споре право на процентное вознаграждение временного управляющего и порядок его расчета были определены законом. «Игорь Алимов своевременно обратился в арбитражный суд за установлением размера вознаграждения, представив варианты его расчета, основанные на балансовой стоимости активов должника.

Мировое соглашение заключено после процедуры наблюдения. Участия в заключении мирового соглашения Игорь Алимов не принимал и не мог влиять на его условия.

Следовательно, отсутствие в мировом соглашении условия о выплате процентного вознаграждения временного управляющего не может являться основанием для полного отказа Игорю Алимову в удовлетворении его требований», – отмечено в определении.

Таким образом, Верховный Суд РФ отменил судебные акты нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции для расчета взыскиваемой суммы.

Адвокат, партнер Tenzor Consulting Group Антон Макейчук полагает, что Верховный Суд РФ защитил права арбитражного управляющего на справедливое вознаграждение, обратив внимание нижестоящих судов на правильность порядка определения такого вознаграждения.

«Как пояснил Суд, вознаграждение арбитражных управляющих, осуществлявших свои полномочия в ходе определенных процедур банкротства (наблюдение, внешнее управление, конкурсное производство), должно рассчитываться исходя из их деятельности в рамках данной конкретной процедуры и без учета дальнейшей судьбы организации-должника в ходе следующих процедур банкротства», – отметил эксперт.

По его мнению, такая позиция Верховного Суда представляется логичной и целесообразной, так как вознаграждение арбитражного управляющего не может быть поставлено в зависимость от его деятельности (либо деятельности иного арбитражного управляющего) на следующей процедуре банкротства.

«Вознаграждение в данном случае рассчитывается за каждую процедуру в отдельности и не зависит от итогового результата банкротного дела, в противном случае это привело бы к злоупотреблениям со стороны кредиторов, не желающих “растрачивать” имущество организации-должника на текущие расходы», – резюмировал Антон Макейчук.

Директор по развитию компании «ОК Банкрот» в Краснодарском крае Дмитрий Дмитриев полагает, что Верховный Суд РФ исправил ошибку нижестоящих судов, подтвердив право арбитражного управляющего на получение причитающегося ему вознаграждения. « п. 15 ст. 20.

6 Закона о банкротстве касается выплаты вознаграждения арбитражному управляющему в процедуре заключения мирового соглашения, – отметил он.

– В рассматриваемой же ситуации арбитражный управляющий вышел из указанного процесса, он не знал о заключении мирового соглашения между должником и конкурсным кредитором и не мог влиять на его условия, поэтому ВС РФ справедливо восстановил его нарушенные права».

Зинаида Павлова

Источник: https://bankrotof.net/news/mirovoe-soglashenie-na-stadii-vneshnego-upravleniya-ne-lishaet-vremennogo-upravlyayushhego-voznagrazhdeniya/

Адвокат Титов
Добавить комментарий