Возможность воспрепятствовать судопроизводству как основание для заключения под стражу

Прокуратура Астраханской области

Возможность воспрепятствовать судопроизводству как основание для заключения под стражу

В целях качественного, своевременного и эффективного раскрытия и предварительного расследования преступлений Уголовно-процессуальный кодекс РФ предусматривает широкий перечень мер процессуального принуждения, которые представляют собой способы воздействия на поведение лиц, участвующих в уголовном деле. Самой суровой мерой процессуального принуждения, значительно ограничивающей права граждан, является заключение под стражу. Закон детально регулируют вопросы, связанные с избранием меры пресечения в виде заключения под стражу.

В частности, УПК РФ установлено, что заключение под стражу в качестве меры пресечения может быть избрано судом на основании ходатайства следователя или дознавателя лишь при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения.

При решении вопроса о применении в качестве меры пресечения заключения под стражу суд должен учитывать основания, указанные в ст.

97 УПК РФ, а именно: данные о том, что подозреваемый, обвиняемый может скрыться от органов дознания, предварительного следствия или суда, продолжать заниматься преступной деятельностью, угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу. Указанные обстоятельства должны быть реальными, обоснованными, то есть подтверждаться достоверными сведениями.

Решая вопрос о заключении под стражу, суду надлежит также учитывать обстоятельства, указанные в ст. 99 УПК РФ, а именно тяжесть преступления, сведения, характеризующие личность подозреваемого или обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства.

Дополнительные гарантии соблюдения прав граждан предусмотрены при решении вопроса об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении несовершеннолетних.

Так, в силу ч. 2 ст. 108 УПК РФ заключение под стражу в качестве меры пресечения не может быть применено в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой тяжести, которое совершено им в возрасте до 18 лет.

Мера пресечения в виде заключения под стражу может быть применена к несовершеннолетнему в случае, если он подозревается или обвиняется в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления.

В исключительных случаях, как единственно возможное в конкретных условиях с учетом обстоятельств совершенного преступления и данных о личности, заключение под стражу может быть применено в отношении несовершеннолетнего, подозреваемого либо обвиняемого в совершении преступления средней тяжести.

Исходя из конкретных обстоятельств дела и тяжести преступления с учетом данных о личности несовершеннолетнего, а также условий его жизни и воспитания, отношений с родителями судье на основании ст.

105 УПК РФ надлежит рассматривать возможность применения такой меры пресечения, как передача его под присмотр родителей, опекунов, попечителей или других заслуживающих доверия лиц, а находящегося в специализированном детском учреждении – под присмотр должностных лиц этого учреждения.

При рассмотрении ходатайства о применении в отношении несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу участие защитника (адвоката) обязательно с момента фактического задержания, предъявления обвинения, а также при судебном разбирательстве независимо от того, достиг ли обвиняемый (подозреваемый) к этому времени совершеннолетия. Это правило относится и к случаям, когда лицо обвиняется в преступлениях, одно из которых совершено им в возрасте до 18 лет, а другое – после достижения совершеннолетия.

Право на защиту, реализуемое в соответствии с ч. 1 ст. 16 УПК РФ, предусматривает возможность участия в рассмотрении дела в суде, наряду с защитником (адвокатом), и законных представителей несовершеннолетнего (ст. 48 УПК РФ, ч. 1 ст. 426 УПК РФ), которые допускаются к участию в деле с момента первого допроса несовершеннолетнего в качестве подозреваемого или обвиняемого.

Заключение под стражу применяется на срок не свыше 2-х месяцев. Продление срока содержания под стражей свыше 2-х месяцев возможно только при отсутствии оснований для изменения или отмены этой меры пресечения.

Продление такого срока свыше шести месяцев возможно при наличии одновременно двух условий: обвинения лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления и особой сложности уголовного дела. При этом судье следует в постановлении о продлении срока мотивировать свои выводы.

В постановлении о рассмотрении ходатайства следователя или дознавателя об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу суд должен дать оценку обоснованности выдвинутого подозрения, а также наличию оснований и соблюдению порядка задержания подозреваемого (ст.ст.

91 и 92 УПК РФ); законности и обоснованности уведомления лица о подозрении в совершении преступления в порядке, установленном ст. 223.1.

УПК РФ; соблюдения порядка привлечения лица в качестве обвиняемого и предъявления ему обвинения, регламентированного главой 23 УПК РФ, а также убедиться в достаточности данных об имевшем место событии преступления и о причастности к нему подозреваемого.

В случае отказа суда в удовлетворении ходатайства о применении меры пресечения в виде заключения под стражу подозреваемый или обвиняемый подлежит немедленному освобождению из-под стражи.

Принятие судом решения о применении в качестве меры пресечения заключения под стражу или о продлении срока ее действия возможно только по результатам рассмотрения данного вопроса в условиях состязательности сторон и при обеспечении участникам судопроизводства возможности обосновать свою позицию по рассматриваемому вопросу. В случае продления срока содержания лица под стражей суд должен указать конкретные обстоятельства, обосновывающие продление срока, а также доказательства, подтверждающие наличие этих обстоятельств.

В решении о применении заключения под стражу в качестве меры пресечения либо о продлении срока содержания под стражей должны быть отражены исследованные в судебном заседании конкретные обстоятельства вне зависимости от того, на какой стадии судопроизводства и в какой форме – в виде отдельного постановления (определения) или в виде составной части постановления (определения), выносимого по иным вопросам (в том числе о назначении судебного заседания, об отмене приговора и о направлении уголовного дела на новое рассмотрение), оно принимается.

Источник: //www.astrprok.ru/n_8611_.html

Проблемы обеспечения прав обвиняемого при избрании меры пресечения

Возможность воспрепятствовать судопроизводству как основание для заключения под стражу


Обвиняемый, как любой человек, обладает правом на свободу, гарантируемым Конституцией Российской Федерации, общепризнанными принципами и нормами международного права.

Лишение обвиняемого права на свободу допускается лишь в исключительных случаях на основании процессуального решения: об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста. Согласно п. 1 ч. 2 ст.

29 УПК РФ данные решения правомочен принимать только суд, при наличии определенных оснований и при соблюдении условий, предусмотренных законом.

В ст. 97 УПК РФ указан перечень достаточных оснований, позволяющий дознавателю, следователю, суду в пределах предоставленных им полномочий избрать обвиняемому, подозреваемому одну из мер пресечения.

Первым основанием выступают — сведения о том, что обвиняемый может скрыться от предварительного следствия — обосновывается отсутствием постоянного места жительства, или, например, если имеются сведения о том, что обвиняемый совершал покушение на побег.

При этом, ЕСПЧ в постановлении по делу «Валерий Самойлов против России» указал следующее: «Европейский суд напоминает, что риск бегства должен оцениваться с учетом ряда других значимых факторов, особенно относящихся к личности конкретного лица, его морали, места жительства, занятия, имущества, семейных связей и любых видов связей со страной, в которой он преследуется» [1].

Вторым из предусмотренных в ст. 97 УПК РФ основанием является возможность продолжения обвиняемым преступной деятельности должно быть подкреплено, например, подтвержденными данными о наличии нескольких судимостей, указывающих на нежелание лица становиться на путь исправления и прекратить заниматься противоправной деятельностью.

Третье из оснований — сведения, позволяющие сделать вывод о возможности угроз свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства со стороны обвиняемого, а также о возможности уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу должно быть подтверждено наличием угроз участникам судопроизводства, свидетельскими показаниями, служебным положением обвиняемого, позволяющим ему уничтожить доказательства совершенного преступления, особенно в случае совершения преступлений, связанных с исполнением служебных обязанностей.

Наличие у лица возможности воспрепятствовать производству по уголовному делу на начальных этапах предварительного расследования может служить основанием для решения о содержании обвиняемого под стражей.

Однако впоследствии суд должен проанализировать иные значимые обстоятельства, такие, как результаты расследования или судебного разбирательства, личность подозреваемого, обвиняемого, его поведение до и после задержания, и другие конкретные данные, обосновывающие довод о том, что лицо может воспрепятствовать расследованию преступления или рассмотрению дела в суде, или оказать давление на участников уголовного судопроизводства.

В качестве оснований для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу могут быть признаны такие фактические обстоятельства, которые свидетельствуют о реальной возможности совершения обвиняемым, подозреваемым действий, указанных в статье 97 УПК РФ, и невозможности беспрепятственного осуществления уголовного судопроизводства посредством применения в отношении лица иной меры пресечения.

Действующая в Российской Федерации система мер пресечения позволяет правоприменителю вариативно подходить к выбору конкретной из предусмотренных законом мер, руководствуясь интересами предварительного расследования, материалами уголовного дела, данными о личности, биографии, семье, работе, состоянии здоровья и др. Альтернатива избрания меры пресечения из предлагаемого ряда предоставляет возможность сбалансировать интересы сторон обвинения и защиты, максимально соблюсти его права и при этом неуклонно следовать назначению уголовного судопроизводства.

Тем не менее, в практике встречаются случаи, когда суды принимали решения об избрании меры пресечения, не учитывали всех обстоятельств по делу, тем самым нарушали права обвиняемого. Так, апелляционным постановлением Верховного Суда Республики Коми от 13 ноября 2015 г. отменено постановление Сосногорского городского суда от 14 октября

2015 г. о заключении под стражу К., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ, и в отношении его избрана мера пресечения в виде домашнего ареста. Судом установлено, что К.

имеет ряд хронических заболеваний, является инвалидом III группы, состоит на диспансерном медицинском учете в том числе в связи с заболеванием, которое, согласно Перечню тяжелых заболеваний, утвержденному постановлением Правительства РФ от 14 января 2011 г.

№ 3, относится к заболеваниям, препятствующим содержанию под стражей [2].

Имеют место быть необоснованные, незаконные ходатайства следователя, дознавателя, поддерживаемые судом первой инстанции. Примером этому служит апелляционное постановление Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 16 января 2015 г.

, где мера пресечения в виде заключения под стражу, избранная 29 декабря 2014 г. Усть-Алданским районным судом в отношении Б., 1993 года рождения, подозреваемого в совершении преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 2 ст. 158 и п. «б» ч. 2 ст. 158 УК РФ, изменена на подписку о невыезде.

В апелляционном постановлении указано, что судом первой инстанции не дано должной оценки совокупности сведений о личности подозреваемого Б.

, который ранее не судим, по месту жительства характеризуется положительно, зарегистрирован и проживает с родителями, личность его документально установлена, от органов предварительного следствия он не скрывался, вину признает, в содеянном раскаивается [3].

Самой суровой мерой пресечения является заключение под стражу. Данная мера связана со строгими правоограничениями и лишением обвиняемого свободы.

В силу сложившихся традиций, либо опасения того, что обвиняемый скроется, а возможно в связи с тем, что другие меры пресечения недостаточно четко регламентированы, судьи в большинстве своем избирают именно меру пресечения в виде заключения под стражу.

Однако в постановлении Пленума Верховного Суда РФ указано, что, при рассмотрении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, проверка суда не должна «сводиться к формальной ссылке суда на наличие у органов предварительного расследования достаточных данных о том, что лицо причастно к совершенному преступлению» [4]. Исходя из данной логики до вынесения вышеуказанного постановления суды формально подходили к рассмотрению ходатайств следователя? Безусловно нет, однако обзор деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей в 2016 году подтверждает тенденцию на снижение количества рассмотренных по существу ходатайств о применении меры пресечения в виде заключения под стражу — 134,7 тыс., где удовлетворено 121,6 тыс., в отличие от 2015 года — 152,8 тыс. где удовлетворено (140,2 тыс.) [5].

В Саратовской области также продолжилась практика по сокращению материалов об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. Так в 2016 г.

судами рассмотрено 1703 ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу (на 16,1 % меньше, чем в 2015 г., когда было рассмотрено 2029 ходатайств).

Также сократилось количество удовлетворенных ходатайств на 2,8 %, в частности в 2016 г. их число составило (91,2 %), тогда как в 2015 г. — 94 % [6].

Статистические данные и разъяснения Пленума РФ говорят о том, что законодатель проводит более гуманную государственно-правовую политику, призывая правоохранительные органы сократить число случаев избирания меры пресечения в виде заключения под стражу, и применять иные меры такие как: домашний арест, залог, подписка о невыезде и надлежащем поведении и. т.д.

В соответствии с ч. 1 ст.

107 УПК РФ домашний арест в качестве меры пресечения избирается по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения и заключается в нахождении подозреваемого или обвиняемого в полной или частичной изоляции от общества в жилом помещении, в котором он проживает в качестве собственника, нанимателя либо на иных законных основаниях, с возложением ограничений.

В случае избрания меры пресечения в виде домашнего ареста суду необходимо проверять основания проживания подозреваемого или обвиняемого в жилом помещении, нахождение в котором предполагается. Например, при проживании лица в жилом помещении по договору найма следует проверить наличие договора найма жилого помещения, соответствующего требованиям ГК РФ, ЖК РФ, а также срок действия договора.

Несмотря на вносимые изменения в усовершенствование меры пресечения в виде домашнего ареста, нерешенным, остался вопрос об определении видов нарушений условий домашнего ареста, которые могут или не могут повлечь за собой его изменение на заключение под стражу, а также вопрос об обязательности предоставления обвиняемому (подозреваемому) прогулок, оставлен на усмотрение суда [7]. Конституционный суд РФ дважды проверял конституционность положений ст. 107 УПК РФ и констатировал необходимость обеспечения гарантий неприкосновенности депутатов Государственной Думы РФ и членов Совета Федерации РФ при его применении, а также необходимость конкретизации федеральным законодателем срока, на который избирается данная мера пресечения [8].

На сегодняшний день имеются определенный ряд проблем обеспечения прав обвиняемого при избрании домашнего ареста, которые можно сгруппировать в зависимости от структуры положений ст. 107 УПК РФ. В первую группу необходимо отнести определение места нахождения обвиняемого (подозреваемого) под домашним арестом и объема возлагаемых правоограничений.

Во вторую — установление срока домашнего ареста и последующего его продления, либо изменение меры пресечения. В третью — определение круга лиц, к которым применение домашнего ареста будет оптимальной мерой пресечения.

Многие из опрошенных следователей не избирают меру пресечения в виде домашнего ареста только потому, что не знают, как эффективно осуществить контроль за ее исполнением.

Уголовно-процессуальный кодекс дополнен новой мерой пресечения — установление запрета определенных действий.

Данная мера будет вводиться по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения и заключаться в обязанности подозреваемого или обвиняемого своевременно являться по вызовам дознавателя, следователя или в суд, соблюдать один или несколько введенных запретов [9].

Наличие такой меры позволит следователям и судам более гибко подойти к вопросу ограничения прав обвиняемых и подозреваемых. Кроме того, запрет определенных действий может быть избран в любой момент производства по уголовному делу.

Стоит отметить, что зарубежные страны уже длительный период времени избегают, значительных расходов бюджетных средств на содержание подозреваемых, обвиняемых в следственных изоляторах, путем применения эффективной меры пресечения в виде залога.

Залог состоит во внесении или в передаче подозреваемым, обвиняемым либо другим физическим или юридическим лицом на стадии предварительного расследования в орган, в производстве которого находится уголовное дело, а на стадии судебного производства в суд недвижимого имущества и движимого имущества в виде денег, ценностей и допущенных к публичному обращению в Российской Федерации акций и облигаций в целях обеспечения явки подозреваемого, либо обвиняемого к следователю, дознавателю или в суд, предупреждения совершения им новых преступлений.

Законодатель обязал при избрании меры пресечения в виде залога учитывать такие обстоятельства как характер совершенного преступления, данные о личности подозреваемого или обвиняемого, имущественное положение залогодателя (ч. 3 ст. 106 УПК РФ). Для определения минимальной суммы залога судьи используют в качестве критерия тяжесть преступления.

Избрание предметом залога не денег, а, например, недвижимого имущества усложняет работу следователя, поскольку будет необходимо проверить сведения об отсутствии ограничений (обременений) прав на имущество.

Проблемы могут возникнуть и при избрании предметом залога акций и облигаций, поскольку их цена не стабильна, а вопрос передачи и хранения ценных бумаг не урегулирован.

Кроме того, при принятии в залог недвижимого имущества, допущенных к публичному обращению в Российской Федерации акций и облигаций, ценностей суду следует устанавливать, чем подтверждено право собственности залогодателя на них, а в случае подтверждения такого права выяснять, не имеет ли оно ограничения (обременения).

Таким образом, существующая система мер пресечения позволяет правоприменителю вариативно подходить к выбору конкретной из предусмотренных законом мер, руководствуясь интересами предварительного расследования, материалами уголовного дела, данными о личности — биографии, семье, работе, состоянии здоровья и др. Действующее уголовно-процессуальное законодательство направлено на гуманизацию и индивидуализацию, что подтверждается введением новой меры пресечения- запрета определенных действий, которая позволит реализовать цели уголовного судопроизводства, отойти от готовых шаблонов, традиционных мер.

Литература:

  1. Постановление ЕСПЧ от 24 января 2012 по делу «Самойлов против России» // Бюллетень Европейского Суда по Правам Человека. 2012. № 11.
  2. Обзор практики рассмотрения судами ходатайств об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и о продлении срока содержания под стражей. Утвержден Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 18 января 2017 г. С.13. // СПС «Консультант Плюс 2018».
  3. Там же. С.5.

Источник: //moluch.ru/archive/227/52998/

Адвокат Титов
Добавить комментарий