Возможность наложения судом запрета на право голосования акциями

В госдуме предложили решение проблемы рейдерских захватов :: экономика :: рбк

Возможность наложения судом запрета на право голосования акциями

Плюсы и минусы

Действующим законодательством уже установлены особенности наложения ареста на ценные бумаги «в целях обеспечения возможной конфискации имущества, либо в целях обеспечения возмещения вреда, либо в целях обеспечения исполнения наказания в виде штрафа».

Но на практике складывается такая ситуация, что даже при наложении ареста на ценные бумаги их владельцы не лишены возможности реализовывать свои права, закрепленные этими ценными бумагами, говорит партнер адвокатского бюро А2 Наталья Рясина.

В результате владельцы имеют возможность вывести активы, продолжать получать по ним прибыль, участвовать в управлении акционерным обществом — «нередко этим пользуются при рейдерских захватах», подтверждает она.

Поправка в УПК направлена на то, что если арест на акции наложен, то суд также вправе ограничить право владельца на получение дивидендов, ание на общем собрании, в том числе по одобрению крупных сделок и сделок по реализации активов, поясняет Павел Герасимов, партнер юридического бюро «Падва и Эпштейн».

Плюсом этой поправки он называет то, что в случае, если акции действительно были объектом преступления (например, при рейдерском захвате), это позволит блокировать возможность вывода имущества, получения дивидендов незаконным собственником и т.д. Но есть и минусы, предупреждает он.

«В случае если уголовное дело было возбуждено при отсутствии объективных к тому оснований, то такой арест может заблокировать деятельность компании и привести к принятию необоснованных решений органами управления.

В таком случае требуется детальная регламентация прав и обязанностей по управлению акциями лицом, которому эти акции переданы на хранение», — считает он. «Данные поправки ограничат права добросовестных владельцев акций», — соглашается Наталья Рясина.

Вадим Соловьев признает, что «существуют ситуации, когда человека незаконно привлекают к ответственности», но «к счастью, такие случаи происходят нечасто», добавляет он. «В данном случае существует механизм компенсации. Государство обязано возместить убытки», — парирует депутат.

Данные поправки нуждаются в доработке, полагает партнер юридического бюро «Замоскворечье» Дмитрий Шевченко. По общему правилу гражданского законодательства акционер не отвечает по обязательствам общества, и наоборот: следовательно, говорить о выводе активов из общества именно акционером в данном случае некорректно.

«Да, активы выводятся, да, возможно, по указанию акционеров, но выводятся конкретными людьми, которые совершают эти преступления только по им понятным мотивам. Поэтому мотивировать законодательную инициативу правами акционеров мне кажется не очень логичным, — говорит Шевченко.

 — Непосредственно у акционеров не так уж и много рычагов по выводу активов, тем более что непосредственно они в этом процессе участия не принимают, за них это делают другие люди».

Возникают и другие коллизии. «Не любой пакет акций дает акционеру право на управление обществом, а только контрольный. Кроме того, не совсем понятен предлагаемый запрет на ание.

Возможно, что по ряду вопросов он был бы актуальным, однако если представить, что акционер является контролирующим и ему запрещают ать, например, по части кандидатуры генерального директора, следовательно, общество оказывается всецело во власти этого директора. Его нельзя будет снять.

А это дает очень интересную почву и для рейдерства, и для борьбы с конкурентами при помощи правоохранительных структур», — рассуждает Шевченко. Вызывает вопросы и формулировка о «необходимых случаях», в которых суд может ограничить права владельца арестованных бумаг.

Критерии «необходимости» прописать невозможно, то есть решать будет суд или следователь. Но тогда исключается такой принцип уголовного процесса, как состязательность сторон; в итоге акционеры будут лишены возможности предъявить контраргументы, говорит Шевченко.

Схемы вывода активов

Схема, по которой из компании могут быть выведены активы, теоретически может выглядеть так: если акции арестованы, но возможность ания ими сохраняется, то акционер может согласовать сделки общества по реализации имущества. Тем самым арестованные акции обесценятся — не будут обеспечены имевшимися ранее активами, поясняет Павел Герасимов.

Также используются схемы смены генерального директора или увеличения уставного капитала, добавляет Дмитрий Шевченко. «Это не в чистом виде вывод активов, а их размывание, что в итоге отражается на стоимости и в конечном счете на объеме имущества, на которое можно претендовать. В таком случае ограничения прав акционеров, связанные с арестом акций, могли бы быть интересны».

Еще один вариант — через одобрение крупных сделок и сделок с заинтересованностью. «Для этого необходимо согласие акционеров (или совета директоров), в противном случае сделки можно оспорить, — говорит Шевченко.

 — Введение запрета на ание при уголовном процессе вряд ли способно будет решить эту проблему, так как сделки под угрозой оспаривания могут быть совершены и без такого согласия, с последующим выводом имущества на добросовестного приобретателя.

Эти схемы часто используются в корпоративных войнах».

Споры вокруг арестованных акций

«Тольяттиазот»

В начале сентября 2015 года было подписано соглашение о продаже мажоритарного пакета акций «Тольяттиазота» фонду Credit Mediterranee SA бывшего президента Калмыкии Кирсана Илюмжинова (до этого основным владельцем компании был ее экс-президент Владимир Махлай).

Тогда «Уралхим», миноритарный акционер компании (9,74% акций), выступил с заявлением о том, что акции под арестом и не могут быть проданы, а сделка не согласована с ФАС, назвав сообщение «Тольяттиазота» о сделке похожим «на попытку ввести в заблуждение общественность и государственные органы».

«Мои юристы в курсе, мы разговаривали как с той, так и с другой сторонами, с адвокатами. У нас с самого начала есть все материалы по этому делу», — говорил Илюмжинов в интервью РБК.

Акции «Тольяттиазота» номинальной стоимостью 12,5 млн руб.

были арестованы решением Мещанского суда Москвы в июне 2015 года — в качестве обеспечительной меры по делу о хищении у компании денежных средств на сумму не менее $550 млн с 2008 по 2011 годы.

Уголовное дело было возбуждено в 2012 году по заявлению «Уралхима». Владимир Махлай, а также его сын Сергей Махлай были заочно арестованы по этому делу.

Русский торгово-промышленный банк

В 2012 году в Арбитражном суде города Санкт-Петербурга и Ленинградской области оспаривалось решение внеочередного общего собрания акционеров ОАО «Русский торгово-промышленный банк», на котором было принято решение о смене совета директоров. В качестве ответчиков по делу выступал как сам банк, так и ОАО «Восточно-Европейская финансовая корпорация» (ВЕФК). Иск был подан Ленинградским областным комитетом по управлению государственным имуществом.

Постановлениями Василеостровского районного суда города Санкт-Петербурга от 25 января 2010 года и от 11 июня 2010 года на принадлежащие ВЕФК 50% и одну акцию был наложен арест (включая запрет ания). Именно отсутствием кворума ввиду наложения ареста на акции Леноблкомимущество аргументировало недействительность решения собрания акционеров.

Однако иск был отклонен. «Каких-либо ограничений на реализацию прав, закрепленных ценной бумагой, при наложении ареста в уголовно-процессуальном порядке федеральный закон не содержит. Такой арест запрещает владельцу ценной бумаги распоряжаться ею как объектом гражданского оборота, но не препятствует осуществлению тех прав, которые удостоверены ценной бумагой», — говорилось в решении суда.

Авторы: Иван Ткачёв, Яна Милюкова, Светлана Бочарова, Мария Макутина, Ольга Волкова

Источник: https://www.rbc.ru/economics/17/09/2015/55fafb279a7947fb6f4118ba

Выплата дивидендов: Право на получение дивидендов — части прибыли общества,

Возможность наложения судом запрета на право голосования акциями

Право на получение дивидендов — части прибыли общества, распределяемой среди акционеров, — относится к основным правам его участников. Как элемент корпоративных отношений, основанных на участии акционера в капитале общества, оно возникает в момент приобретения им права на акцию, а вместе с ним и прав, удостоверяемых ею (ст.

142 ГК РФ).

Но для реализации этого права, появления у общества конкретной обязанности по выплате акционерам определенных денежных сумм (а у акционеров — основания требовать их выплаты, вплоть до применения принудительных мер по взысканию таких сумм), необходимо наступление предусмотренных законом условий — соответствующих юридических фактов.

В ст. 42 Закона об акционерных обществах сказано, что общество вправе по результатам первого квартала, полугодия, девяти месяцев финансового года и (или) по его итогам принимать решение (объявлять) о выплате дивидендов по размещенным акциям, если иное не установлено данным Законом. Общество, если сочтет нужным, может предусмотреть выплату дивидендов только по результатам года[92].

Вопрос о выплате дивидендов за год решается на годовом общем собрании акционеров. В решении общего собрания должны быть определены размер и форма выплаты дивидендов по акциям каждой категории и типа; размер их не может быть больше рекомендованного советом директоров.

В постановлении Пленума ВАС РФ № 19 затронуты наиболее существенные моменты, касающиеся права на получение дивидендов.

Поскольку в Законе сказано об обязанности общества выплачивать объявленные дивиденды, Пленум подчеркнул, что при отсутствии решения об их выплате (объявлении) общество не обязано (и не вправе) выплачивать дивиденды; акционеры в этом случае не могут претендовать на их получение.

Но с момента принятия соответствующего решения у акционеров возникает право на получение от общества конкретных сумм, исходя из размера объявленного дивиденда и количества принадлежащих каждому из них акций.

Обращено внимание на то, что принятие решения об объявлении дивидендов является условием для выплаты их не только по обыкновенным, но и по привилегированным акциям, поскольку в Законе говорится о необходимости принятия решения о выплате дивидендов по акциям каждой категории (типа).

Через арбитражные суды прошло немало дел по спорам, связанным с требованиями акционеров о выплате дивидендов, и сформировалась достаточно устойчивая практика.

Арбитражный суд г. Москвы рассмотрел дело по иску акционера ОАО «МГТС» о признании недействительными решения совета директоров общества, содержавшего рекомендацию общему собранию акционеров принять решение о невыплате дивидендов за 2005 г. по привилегированным акциям, а также решения общего собрания, вынесенного с учетом указанного предложения1.

Истец в заявлении ссылался на то, что уставом общества предусмотрена возможность принятия общим собранием акционеров решения о невыплате дивидендов только в случае отсутствия у общества чистой прибыли. В данном случае такая прибыль была, в связи с чем, по мнению истца, у соответствующих органов управления общества отсутствовали основания для вынесения оспариваемых решений.

Постановлением суда кассационной инстанции, которым завершилось разрешение спора, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Мотивировано оно тем, что предусматриваемое уставом положение о возможности принятия общим собранием акционеров решения о невыплате дивидендов в случае отсутствия у общества чистой прибыли не свидетельствует об обязанности общего собрания принимать решение о выплате дивидендов при ее наличии.

Несколько дел рассмотрено по искам акционеров ОАО «Промышленная компания «Гермес-Союз» о взыскании с общества различных сумм в качестве неосновательного обогащения в связи с тем, что в течение нескольких лет им не выплачивались дивиденды по акциям. В удовлетворении исков было отказано ввиду того, что обществом не принимались решения об их объявлении[93] [94].

Правовая оценка положений ст. 42 Закона о возникновении у акционеров права на получение дивидендов и обязанности общества производить их выплату дана в определении Конституционного Суда РФ от 16 октября 2007 г. № 677-О-О, которым отказано в принятии к рассмотрению жалобы гр. М., оспаривавшей конституционность п. 1 названной статьи.

В определении сказано: «Как следует из содержания пункта 3 статьи 42 и пункта 1 статьи 48 Федерального закона «Об акционерных обществах», принятие решения о выплате (объявлении) дивидендов, в том числе о размере дивиденда и форме выплаты по акциям каждой категории (типа), относится к рассмотрению общего собрания акционеров.

Таким образом, решение вопроса о распределении прибыли и убытков общества исходя из показателей финансово-хозяйственной деятельности общества к полномочиям общества и его акционеров отнесено законом.

Судебный же контроль призван обеспечивать защиту прав и свобод акционеров, а не проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых советом директоров и общим собранием акционеров, которые обладают самостоятельностью и широкой дискрецией при принятии решений в сфере бизнеса».

На случай невыплаты или неполной выплаты дивидендов по привилегированным акциям Закон об акционерных обществах предусматривает предоставление их владельцам права голоса на общем собрании акционеров по всем вопросам его компетенции.

Такое право возникает у акционера начиная с собрания, следующего за годовым, на котором независимо от причин не было принято решение о выплате дивидендов или было принято решение о неполной выплате дивидендов по привилегированным акциям этого типа (п. 5.

ст. 32 Закона).

В постановлении Пленума ВАС РФ № 19 дано разъяснение и о последствиях невыплаты внутригодовых дивидендов в случаях, когда она должна осуществляться.

Если не принято решение о полной выплате дивидендов по итогам первого квартала, полугодия, девяти месяцев владельцам привилегированных акций, по которым в уставе определен размер дивидендов, акционеры приобретают право голоса на общем собрании акционеров, начиная с первого собрания, которое будет созвано по истечении установленного Законом трехмесячного срока для принятия соответствующего решения.

Право владельцев привилегированных акций участвовать в ании на общем собрании акционеров прекращается с момента первой выплаты им дивидендов в полном размере. Об этом сказано в Законе и в постановлении Пленума.

По кумулятивным привилегированным акциям указанное право прекращается тогда, когда им будут выплачены все накопленные дивиденды.

По обычным привилегированным акциям накопление дивидендов не осуществляется, поэтому под первой выплатой им дивидендов в полном размере следует понимать выплату их по результатам предшествующего периода, за который они начисляются.

Когда речь идет о прекращении права владельцев привилегированных акций участвовать в общем собрании акционеров — с возможностью ать по всем вопросам повестки дня, — имеется в виду прекращение его в той части, в которой оно возникает при невыплате дивидендов (п. 5 ст. 32 Закона).

Прочие права, которыми владельцы таких акций наделены в любом случае, сохраняются за ними: ание на общем собрании акционеров при решении вопросов о реорганизации и ликвидации общества и о внесении изменений и дополнений в устав общества, ограничивающих права владельцев акций данного типа, например об изменении размера дивидендов, очередности их выплаты и т.д. (п. 4 ст. 32 Закона).

Введение правил, не гарантирующих держателям привилегированных акций выплату дивидендов в размере, зафиксированном в уставе общества, и наделение их правом голоса в случаях невыплаты (неполной выплаты) дивидендов во многом сближает права их владельцев с правами владельцев обыкновенных акций. Но кое в чем различия сохраняются, в частности в очередности некоторых выплат, а также в получении ликвидационной доли из имущества общества в случае его ликвидации (п. 1 ст. 23 Закона).

Источником выплаты дивидендов является прибыль общества после налогообложения (чистая прибыль). Данная формулировка п. 2 ст. 42 Закона об акционерных обществах принята Федеральным законом от 6 апреля 2004 г. № 17-ФЗ.

Это означает, что при вынесении решения о выплате дивидендов общество должно исходить из суммы прибыли, остающейся в его распоряжении после уплаты налоговых платежей, до направления какой-либо ее части на другие цели, например на формирование (пополнение) фондов общества[95].

По привилегированным акциям определенных типов дивиденды могут выплачиваться за счет ранее сформированных для этих целей фондов. Дивиденды выплачиваются деньгами, а в случаях, предусмотренных уставом общества, могут выплачиваться иным имуществом.

Объявленные дивиденды должны быть выплачены в срок, определенный уставом или решением общего собрания акционеров. Если уставом такой срок не предусмотрен, он не должен превышать 60 дней.

При нарушении срока выплаты акционер вправе обратиться за судебной защитой с требованием о взыскании с общества причитающейся ему суммы с начислением на нее процентов за просрочку исполнения денежного обязательства (ст. 395 ГК РФ).

Проценты начисляются со дня, следующего за днем окончания установленного срока выплаты (п. 16 постановления Пленума ВАС РФ № 19).

Список лиц, имеющих право на получение дивидендов, составляется на дату составления списка лиц, имеющих право участвовать в общем собрании акционеров, на котором принимается соответствующее решение.

Были случаи отказа в выплате (взыскании) объявленных дивидендов при наложении ареста на акции, принадлежащие определенному акционеру. По общему правилу наложение ареста на ценные бумаги осуществляется в качестве обеспечительной меры в целях гарантии исполнения обязательств их владельцев перед кредиторами.

В Законе об исполнительном производстве указывается, что применение этой меры означает запрет для должника распоряжаться ими (продавать, предоставлять в качестве обеспечения собственных обязательств или обязательств третьих лиц, обременять иным образом), а также передавать их для учета прав другому депозитарию или держателю реестра.

При установлении иных ограничений, в том числе на получение дохода и других прав должника, закрепленных ценной бумагой, они должны быть перечислены в постановлении судебного пристава- исполнителя о наложении ареста на ценные бумаги (п. 4 ст. 82). В п.

5 той же статьи сказано, что наложение ареста на ценные бумаги не препятствует выплате по ним доходов, если такие действия не запрещены постановлением о наложении ареста.

Статья 43 Закона об акционерных обществах определяет условия, при которых общество не вправе принимать решение о выплате дивидендов. Их несколько. Нельзя объявлять о выплате дивидендов до полной оплаты уставного капитала общества.

В этом случае общество не может рассматриваться как благополучное в финансовом отношении. Далее, запрет распространяется на случаи, когда не завершен выкуп акций, которые должны быть выкуплены у акционеров в соответствии со ст. 76 Закона.

Здесь, как правило, речь идет о серьезных процессах или мероприятиях, проводимых обществом, осуществление которых может затронуть законные интересы акционеров.

Выполнение обязательств перед акционерами, заявившими о своем намерении воспользоваться правом на выкуп у них обществом акций, должно предшествовать направлению прибыли общества на выплату дивидендов.

Установлен запрет на выплату дивидендов и в случаях, когда на день принятия решения об их выплате общество отвечает признакам банкротства или такие признаки появятся в результате их выплаты, а также когда стоимость чистых активов общества меньше его уставного капитала, резервного фонда и превышения над номинальной стоимостью определенной уставом ликвидационной стоимости размещенных привилегированных акций либо станет меньше их размера в результате принятия такого решения. Федеральными законами могут предусматриваться и иные основания для подобного рода запретов.

Закон обязывает общество соблюдать очередность в выплате дивидендов.

Оно не вправе принимать решение о выплате их по обыкновенным акциям и привилегированным, размер дивиденда по которым не определен (по дивидендам эти акции приравниваются к обыкновенным), если не принято решение о выплате в полном размере дивидендов по тем типам привилегированных акций, размер дивидендов по которым определен уставом общества. До тех пор пока не будет принято решение о полной выплате дивидендов по привилегированным акциям, предоставляющим преимущество в очередности получения их, решение о выплате их по другим акциям не должно приниматься (п. 2, 3 ст. 43 Закона).

Законом от 7 августа 2001 г. было внесено дополнение в ст. 43 Закона об акционерных обществах, ограничивающее право общества на выплату уже объявленных дивидендов. Имеются в виду случаи, когда на момент принятия решения об их выплате отсутствовали обстоятельства, препятствующие его вынесению, но к моменту выплаты они возникли. Пункт 4 ст.

43 запрещает выплачивать объявленные дивиденды по акциям в случае выявления у общества на день их выплаты признаков несостоятельности (банкротства) и т.д., т.е. обстоятельств, перечисленных в п. 1 этой статьи.

Данная норма не исключает полностью возможность выплаты, она по существу обязывает общество воздержаться от этого, пока не исправится его финансово-экономическое положение. Если действие обстоятельств, препятствующих выплате, прекратится, общество должно будет рассчитаться с акционерами.

При необходимости они не лишены возможности обратиться с соответствующими требованиями в суд, но проценты за просрочку выплаты причитающихся им сумм в течение того периода, когда обществу было запрещено их выплачивать, не могут начисляться.

Приведенные положения направлены на обеспечение сбалансированности интересов акционеров, у которых есть стремление к получению доходов на вложенный ими капитал, и самого общества, обязанного помимо прочего поддерживать свою стабильность, а также его кредиторов, заинтересованных в финансовой надежности своего делового партнера.

Вместе с тем существует проблема защиты интересов акционеров тех обществ, где годами не принимаются решения о выплате дивидендов, при том, что они не относятся к категории несостоятельных, а лица, участвующие в управлении ими, ежегодно получают значительные вознаграждения за успешную работу по итогам года.

К ней нужно привлечь внимание, в том числе законодателей.

Источник: https://sci-lib.biz/pravo-rossii-korporativnoe/vyiplata-dividendov-67228.html

Адвокат Титов
Добавить комментарий