Уклонение от сложных дел как причина отказа в возбуждении уголовных дел

Основания к возбуждению уголовного дела об уклонении от уплаты налога с организации

Уклонение от сложных дел как причина отказа в возбуждении уголовных дел

ОТ УПЛАТЫ НАЛОГА С ОРГАНИЗАЦИИВ.И.СЕРГЕЕВСергеев Владимир Иванович Заслуженный юрист РСФСР, полковник юстициив отставке. Стаж работы – более 33 лет, в томчисле в сфере экономики – 15 лет. Специалист вобласти хозяйственного и банковскогоправа. Член Союза журналистов России. Родился 2 октября 1946 г. в д. СередаШебекинского р-на Белгородской обл. Окончилюрфак Военной академии им. В.И.

Ленина,Академию народного хозяйства при СоветеМинистров СССР, Институт финансовых ибанковских работников.

Работал ворганах Прокуратуры СССР (следователь,начальник криминалистической лаборатории,старший следователь, помощник прокурора,прокурор), в Комитете народного контроляСССР (ведущий инспектор отдела военных иадминистративных органов), Контрольнойпалате СССР (главный военный инспектор),Комитете по делам военнослужащих приПрезиденте РФ (начальник отделаоперативных расследований), с 1993 г.

– членМеждународного союза и Межреспубликанскойколлегии адвокатов, адвокат. С 1988 г. и понастоящее время опубликовал более 100различных трудов, в том числе книги “Защитадоговорных обязательств” и “Судебныеречи”.При расследовании налоговыхпреступлений применяется не Налоговыйкодекс РФ, а Уголовно – процессуальныйкодекс РСФСР.

При этом, если возникаетвопрос о необходимости возбужденияуголовного дела, оценка имеющихсяматериалов о налоговых правонарушениях(актов проверок, ревизий и т.д.) должнапроизводиться на основании ст. 108, 109 и 110 УПКРСФСР, где перечислены поводы и основания квозбуждению уголовного дела и указываетсяна обязательность рассмотрения заявлений исообщений о преступлении.

Возбуждениеуголовного дела – чрезвычайноответственный государственный акт, которыйпроводится в целях обеспечения охраны иукрепления различных общественныхотношений. Но эта функция может бытьвыполнена лишь тогда, когда дело возбужденона законных основаниях. Согласно ч. 2 ст.

108 УПК РСФСР дело может быть возбужденотолько в тех случаях, когда имеетсядостаточно данных, указывающих на признакипреступления. Факт возбуждения дела приотсутствии оснований к этому говорит осерьезных недостатках в деятельностиорганов налоговой полиции, а также в работепрокуратуры, надзирающей за законностьюэтого процессуального действия, если оно невызвало должного реагирования с ее стороны.

Неправомерное возбуждение уголовных делнарушает один из основополагающихконституционных принципов правосудия -законность – и влечет за собой ничем неоправданное ущемление прав и законныхинтересов граждан. Основным признакомналогового преступления, предусмотренногост.

199 УК РФ, является одновременное наличиеследующих условий: – факт уклонения отуплаты (неуплаты) налогов, а равно страховыхвзносов в государственные внебюджетныефонды с организации; – общественнаяопасность содеянного; – крупный размернеуплаченных налогов (т.е. если сумманеуплаченного налога (налогов и взносов)превышает одну тысячу минимальных размеровоплаты труда); – виновные лица или лицо(т.е.

наличие субъекта преступления); -прямой умысел виновных лиц на совершениепреступления. При этом уголовнонаказуемым бывает не всякое уклонение отуплаты (неуплата) налога или взноса, а лишьсовершенное: а) путем включения вбухгалтерские документы заведомоискаженных данных о доходах или расходахорганизации; б) иным способом, напримерпутем сокрытия других объектовналогообложения.

При отсутствии такихданных в проверочных материалах уголовноедело не может быть возбуждено, авозбужденное подлежит прекращению каквозбужденное необоснованно(преждевременно) и неправомерно. Например, впроверочных материалах нет доказательств овнесении в бухгалтерские документызаведомо искаженных данных или данных обиных способах, скажем, о сокрытии объектовналогообложения.

Объяснения же главногобухгалтера и руководителя предприятиясвидетельствуют о том, что неуплата налогаили страхового взноса произошла врезультате счетной ошибки, другие данные обумысле отсутствуют, нет такжедоказательств того, кто должен нестиответственность за неуплату налога ивзноса из-за частой сменяемостируководства, и т.д.

Существует мнение, чтопреждевременно (необоснованно)возбужденными следует считать дела, когда,например, налоговый орган не проводилпроверки или не выносил решения, изкоторого следовало бы о совершенииналогового преступления, а постановлениеналоговой полицией вынесено на основаниисобственных оперативных справок, актовпроверок и других не предусмотренных НК РФдокументов, составленных своими жеработниками . ——————————–

См.: Павлов И. Основания возбужденияуголовных дел по налоговым преступлениям //Российская юстиция. 1999. N 12.
Но нужно иметьв виду следующее: в силу ст. 9, 10 и 36 НК РФорганы налоговой полиции со вступлением НКРФ в силу были лишены права поосуществлению процедур налоговогоконтроля. Об этом же говорилось и в п. 23Постановления Пленума Верховного Суда РФ иПленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 11июня 1999 г. N 41/9 “О некоторых вопросах,связанных с введением в действие частипервой Налогового кодекса РоссийскойФедерации”. С 1 января 1999 г., т.е. со днявступления Налогового кодекса в силу, сэтой новеллой в налоговом законодательствевынуждены были считаться. Однако 2 января 2000г. был принят Федеральный закон N 13-ФЗ “Овнесении изменений и дополнений в частьпервую Налогового кодекса РоссийскойФедерации”, который вновь предоставилорганам налоговой полиции право проводитьналоговые проверки. “При этом, – указываютспециалисты, – такое право органично вошло вболее широкий круг полномочий попроведению оперативно – розыскныхмероприятий, дознания и предварительногоследствия по делам, которые отнесенызаконом к ведению указанных органов.Названными полномочиями органы налоговойполиции обладали уже давно” . ——————————–

Балабин В.И.Налоговое право: Теория, практика, споры. М.:Книжный мир, 2000. С. 25.В настоящее времяорганы налоговой полиции полномочны приналичии достаточных данных, указывающих напризнаки преступления, производитьпроверки налогоплательщиков. Порезультатам таких проверок в обязательномпорядке составляется акт, на основаниикоторого принимается одно из следующихрешений: – о возбуждении уголовногодела; – об отказе в возбужденииуголовного дела; – об отказе ввозбуждении уголовного дела и направленииматериалов в соответствующий налоговыйорган. В любом случае органы налоговойполиции при выявлении обстоятельств,требующих совершения действий, которыеотнесены Кодексом к полномочиям налоговыхорганов, обязаны в десятидневный срокнаправить материалы в налоговый орган дляпринятия по ним решения. По запросуналоговых органов налоговая полиция всоответствии с п. 2 ст. 36 НК РФ полномочнаучаствовать также в налоговых проверках,проводимых налоговыми органами. Несмотря на огромные полномочия,предоставленные органам налоговой полиции,некоторые проверочные дела юридических лицне выдерживают критики. В них отсутствуетосновное: конкретные данные, указывающие наналичие в действиях проверяемых каких-либоправонарушений или признаков составаналогового преступления. Такие материалы вследственной практике принято называть”сырыми”, и при правильно организованномпрокурорском надзоре и собственномвнутреннем контроле они обычно еще довозбуждения дела возвращаются надополнительную проверку. Если же всевозможности для установления хотя быодного из названных признаков составапреступления исчерпаны, дело (даже если онои будет возбуждено) не имеет никакойсудебной перспективы. И поэтому, незатягивая, его лучше прекратить, чтобы неусугублять экономические последствия еговозбуждения для налогоплательщика. Приотсутствии оснований к возбуждениюуголовного дела, а равно при наличииобстоятельств, исключающих производство поделу, прокурор, следователь, органналоговой полиции отказывают в возбужденииуголовного дела. В соответствии со ст. 5 УПКРСФСР к обстоятельствам, исключающимвозбуждение уголовного дела по налоговымпреступлениям, относятся: 1) отсутствиесобытия преступления. Это означает, что ни впоступивших материалах, ни в материалахпроверки, проведенной налоговым органомили специалистом налоговой полиции, нетданных, подтверждающих существованиефактов, на которые указывал заявитель (безуказания заявителя и при отсутствии другихповодов, перечисленных в ст. 108 УПК РСФСР,проверка не может быть начата); 2)отсутствие в действиях составапреступления. Это означает, что хотяпоступившие, например, из налогового органаматериалы и подтверждают факты, на которыеуказывал заявитель, но в них нетюридических признаков, совокупностькоторых образует состав преступления. Приэтом для возбуждения уголовного деланедостаточно наличия у действия формальныхпризнаков налогового преступления -непременным условием является егодоказанная общественная опасность. Нельзявозбуждать дела по деяниям, которые в силумалозначительности или отсутствия вредныхпоследствий не являются преступлениями; 3) другие обстоятельства. Некоторые из нихчаще всего имеют отношение крассматриваемому виду преступления: этосмерть правонарушителя (директора,главного бухгалтера, другого субъектаналогового нарушения); наличие вступившегов законную силу приговора, определения илипостановления суда о прекращении дела потому же обвинению; наличие неотмененногопостановления органа дознания,следователя, прокурора о прекращении делапо этому же обвинению или постановления оботказе в возбуждении уголовного дела поэтим же эпизодам обвинения; акт амнистии. Существует мнение, согласно которому ст.108 УПК РСФСР якобы требует, что на моментвозбуждения уголовного дела достаточно невсех перечисленных признаков составапреступления, а хотя бы одного из них.Вместе с тем, признавая, что для возбужденияуголовного дела достаточно, чтобы былиданные, указывающие на наличие всовершенном деянии признаков преступления,некоторые юристы отмечают, что речь идет обобнаружении на данном этапе не всехэлементов состава преступления, аопределенных фактов, которые выступают какследы преступного деяния. Эти факты впроцессе следствия могут получитьсоответствующую интерпретацию, котораяисключит возможность уголовногопреследования. И все же, следуя указаннойлогике, возбуждение такого дела признаетсязаконным… Вполне правомерно возникаетвопрос: в чем же заключается глубинныйсмысл возбуждения дела, которое заведомобесперспективно? Именно допускподобной, весьма вольной и расширительнойтрактовки закона и служит иногда причинойвозникновения нарушений вправоохранительной системе. Некоторыеработники прокуратур, налоговой полиции иконтролирующих налоговых органов прирешении вопросов о возбуждении уголовныхдел позволяют себе игнорировать требованиязакона о наличии при этом данных,указывающих на признаки (заметим – вомножественном числе!) преступления.Очевидно, пресечь подобную практику можетлишь Конституционный Суд РФ. Последнеевремя в деятельности налоговых органовнаметилась тенденция борьбы за чистотурядов налогоплательщиков. Суть еезаключается в следующем: налоговая полиция,установив формальные основания квозбуждению уголовного дела, напримернесвоевременную уплату налога в крупномразмере, неуплату налога и т.д., не выясняядальнейших обстоятельств случившегося и неустанавливая, имеется ли в действияхработников организации совокупностьпризнаков состава преступления, все жевозбуждает уголовное дело, хотя полнаябесперспективность его очевидна. Несмотряна это, налоговая полиция доводит дело доконца и отражает в статистическойотчетности “успехи” в борьбе справонарушением. В подобных случаях, посути, происходит подтасовка данных, и внемалой степени этому способствует целыйряд статей Уголовно – процессуальногокодекса РСФСР. Например, начальникследственного отдела территориальнойслужбы налоговой полиции города,убедившись, что возбужденное по ст. 199 УК РФуголовное дело о налоговом преступленииподлежит прекращению за отсутствиемсостава преступления (а это, как известно,признается браком в работе), стал вестипереговоры с подследственными, с тем чтобывынудить их признать в своих действияхсостав преступления, предусмотренного ст.171 УК РФ (незаконное предпринимательство), инаписать заявление о согласии напрекращение в отношении них дела по ст. 6 УПКРСФСР (прекращение уголовного делавследствие изменения обстановки). Приэтом им было предъявлено в вину, что вданном городе они работали незаконно, таккак не зарегистрировали в немпредставительство своей фирмы, котораяимела государственную регистрацию в другомгороде. Между тем действия виновных были быквалифицированы как незаконнаяпредпринимательская деятельность в совсемином случае: если бы фирма вообще не имелагосударственной регистрации. Непостановкаже на налоговый учет или несвоевременнаяпостановка на такой учет являютсяадминистративно – наказуемыми деяниями,предусмотренными ст. 116 и 117 НК РФ. Вданном случае фирма была надлежащимобразом зарегистрирована вгосударственных органах, что исключаеткакую-либо ответственность по ст. 171 УК РФкак за незаконную предпринимательскуюдеятельность. Непостановка на налоговыйучет представительства по месту нахожденияпоследнего, как указано выше, не являетсяпреступлением и уголовную ответственностьне влечет. Это всего лишь налоговоеправонарушение. Работник же налоговойполиции в разговоре с подследственнымиумышленно подменил понятия и “непостановкуна налоговый учет” назвал “работой безрегистрации”, т.е. незаконнымпредпринимательством, чем ввел их взаблуждение с намерением добиться согласияна прекращение дела по нереабилитирующимоснованиям. Подобные действия приводятк постановке на государственный учет”мнимых” преступлений, которых просто небыло. И хотя государственная отчетностьискажается, но в самой налоговой полицииданное уголовное дело теперь никто неназовет незаконно возбужденным и никакойответственности за это виновные сотрудникиправоохранительных органов не понесут.Дело отнесут к разряду законченных.

Чтоже касается дальнейшей судьбыподследственного по таким делам, то хотя нив одном его документе и не будет стоятьотметка о судимости, однако винформационном центре МВД России будутиметься данные о совершенном импреступлении и прекращении в отношении егодела по нереабилитирующим основаниям. Этообстоятельство сыграет свою негативнуюроль в жизни бывшего подследственного:данный факт биографии может послужитьпомехой при устройстве на работу внекоторые коммерческие организации (банки,страховые фирмы и др.); не исключено, что нанего обратят внимание консульстванекоторых иностранных государств (могутвозникнуть сложности,

Источник: https://www.lawmix.ru/comm/6210

Уголовное дело не возбуждают: что делать?

Уклонение от сложных дел как причина отказа в возбуждении уголовных дел

Помните: чем больше у правоохранительных органов первоначальной информации от пострадавшего, тем меньше риск отказа в возбуждении уголовного дела.

Зазулин Анатолий Игоревич
Ведущий юрист

Достаточно часто в юридической практике встречаются случаи, когда при всей очевидности факта совершения какого-либо преступления правоохранительные органы не торопятся возбуждать уголовное дело.

Особенно сильна данная тенденция при полицейской проверке заявлений о преступлениях, не касающихся жизни и здоровья граждан, – таких, как, например, мошенничество, вымогательство, интернет-хищения и т.п.

В каждом подобном случае пострадавшим приходиться потратить время и силы на то, чтобы убедить правоохранителей в том, что их действительно обманули, а имущество – похитили.

Причина возникновения подобных ситуаций кроется в специфике отечественного уголовного процесса: любое нераскрытое уголовное дело негативно отражается на статистике следствия, в связи с чем еще на стадии проверки заявления о преступлении оно пытается заранее отсеять «бесперспективные» дела. Как говорится, нет дела – нет проблем.

Между тем, законодательством предусмотрен ряд механизмов (не всегда очевидных), позволяющих преодолеть подобное сопротивление. Однако прежде чем к ним перейти, необходимо немного поговорить о том, каким образом проводится проверка заявления о преступлении.

Проверка сообщений о преступлении: общий порядок

Уголовно-процессуальный кодекс РФ посвящает стадии проверки сообщения о преступлении катастрофически мало текста – всего несколько статей (ст.ст. 140-145 УПК РФ). Большая часть регулирования осуществляется подзаконными инструкциями и приказами МВД, Прокуратуры и Следственного комитета.

Отсюда произрастает самое распространенное заблуждение в том, что проверкой поступившего заявления о преступлении занимается следователь. Действительно, сообщения об особо опасных преступлениях отправляются в разработку напрямую к следователю.

В то же время большинство обращений граждан и организаций направляется для проверки в оперативно-розыскной отдел, обслуживающий район предполагаемого места происшествия.

Оперативный сотрудник (участковый или оперативник специального отдела) проводит проверку указанных в заявлении фактов, осуществляя оперативные мероприятия: опрос лиц, осмотр места происшествия и т.п.

По истечении установленного законом срока на проверку (3 дня как общее правило либо 10 дней для более сложных случаев), оперативный сотрудник представляет собранные им данные вместе с первоначальным заявлением пострадавшего (материал проверки) следователю.

Последний, изучив собранные материалы, принимает решение: либо возбудить уголовное дело, либо отправить его обратно оперативнику на доработку или попросту потому, что не видит состава преступления.

Во втором случае именно оперативник выносит постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, хотя фактически данный вопрос решается следствием. В связи с этим, обжалуя подобный отказ, необходимо понимать, что, по сути, решение было принято не самовольно оперативным сотрудником (который лишь проводит проверочные мероприятия), а стоящим над ним следствием.

Далее отказ в возбуждении уголовного дела направляется оперативным сотрудником в прокуратуру для проверки на обоснованность.

Если следствием были выявлены недостатки в проведенной работе оперативника и материал был возвращен ему на доработку, однако сроки на проведение проверки истекли, то он также ходатайствует перед прокуратурой об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела и просит возвратить ему материал на доработку, продлив срок проведения проверки. Если же следствие не установило наличия в установленных фактах состава преступления, то такое ходатайство не составляется.

Прокурор вправе отменить постановление об отказе в возбуждении уголовного дела или признать его законным. В большинстве случаев прокуратура отменяет такие постановления, если они были вынесены в первый раз по отдельному материалу проверки.

Зачастую материал начинает «вечное хождение» между оперативным сотрудником, следствием и прокуратурой, которые только выносят постоянно отменяемые постановления.

Как не допустить подобного замкнутого бюрократического круга? И если он уже есть, как разорвать его?

Суд или прокурор?

Статья 123 УПК РФ предлагает обжаловать постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в суд или прокурору. Какой из этих двух способов будет более действенным? Логика подсказывает, что судебный порядок является более эффективным при обжаловании решений правоохранителей.

Но необходимо помнить, что суд не может предрешать вопросы виновности или невиновности лица, а также констатировать наличие или отсутствие каких-либо обстоятельств на стадии предварительного расследования (Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 19.12.2007 №482п07пр).

То есть при проверке постановления суд не имеет правомочий судить о его содержании и не соглашаться с выводами, указанными в нем, – он обязан проверить только, был ли надлежащим образом соблюден процессуальный порядок его вынесения.

В связи с этим надежды на то, что суд отменит постановление и обяжет органы возбудить уголовное дело, беспочвенны.

В данном аспекте более эффективным будет являться обращение в прокуратуру с соответствующей жалобой. В жалобе необходимо указать:

  • какое постановление обжалуется. В качестве идентификатора постановления используется номер КУСП (книги учета сообщений о происшествиях), который указывается в талоне при приеме сообщения о преступлении;
  • с какими выводами, изложенными в постановлении, не согласен заявитель;
  • какие еще проверочные мероприятия необходимо, по мнению заявителя, провести для того, чтобы не возникло сомнений в факте совершенного преступления. Не бойтесь предложить подробный план работы по проверке заявления – он может быть в дальнейшем использован прокуратурой при даче указаний правоохранительным органам.

Если у пострадавшего возникли подозрения в обусловленности отказа в возбуждении уголовного дела коррупционной составляющей или личной заинтересованностью проверяющего должностного лица, то подобные сомнения в беспристрастности также нужно отразить в тексте жалобы.

В таком случае, кроме отмены постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, указывается требование о поручении проведения проверки сообщения о преступлении другому должностному лицу.

Этот принцип справедлив и в том случае, если заявитель считает, что оперативный сотрудник не обладает достаточной квалификацией для обнаружения признаков преступления: например, при проверке компьютерных преступлений.

Тогда от прокурора можно потребовать поручить проверку сообщения специализированному оперативному отделу (возвращаясь к примеру – отделы «К» при региональных управлениях МВД занимаются оперативной разработкой компьютерных преступлений).

К жалобе также можно приложить дополнительные документы, которые доказывают наличие преступления и причиненного вреда. Жалоба подается в районную прокуратуру по месту происшествия (ее наименование обычно указывается также в самом постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела).

Привлекаем внимание

Отмена очередного постановления об отказе в возбуждении уголовного дела не поможет прекратить бесконечный обмен материалом проверки между правоохранительными органами. Нужно не только добиться отмены, но и привлечь внимание к проблеме.

В этом направлении может помочь запись на личный прием к прокурору, где можно обратить более пристальное внимание надзорного органа на сложившуюся проблему. Также будет полезным записаться и изложить факты на приеме у начальства Управления МВД по городу или области:

  • Порядок записи и даты приемных дней публикуются на сайтах соответствующих прокуратур и органов МВД или предоставляются по справочным телефонам.
  • Явиться на прием необходимо с уже подготовленным письменным обращением: так будет легче обстоятельно рассказать о проблеме, а на сданный письменный экземпляр чиновнику будет легче ответить качественно и по делу.
  • Если существуют еще пострадавшие от аналогичных действий, необходимо постараться объединиться, записавшись и явившись на прием вместе (либо делегацией, если пострадавших больше пяти, – как, например, при мошенничествах в сфере строительства).

Порядок подачи и рассмотрения таких обращений регулируется Федеральным законом «О порядке рассмотрения обращений граждан». Согласно ст. 12 указанного закона, должностное лицо, которому подано обращение, обязано ответить на него в течение 30 дней.

Подобный подход позволит привлечь внимание начальствующего состава к бездействию сотрудников правоохранительных органов и увеличит эффективность проводимых проверочных мероприятий вплоть до возбуждения уголовного дела: ведь правоохранители будут знать, что любое необоснованное желание «спустить все на тормозах» будет обнаружено и доведено до непосредственного руководства и далее.

Важно: при обжаловании действий правоохранительных органов или подаче письменных обращений стоит учитывать принцип иерархии рассмотрения обращений. Это означает, что вышестоящее должностное лицо не обязано ответить по существу обращения или жалобы, если до этого они не были рассмотрены нижестоящими инстанциями.

Так, например, обращения в центральные аппараты Следственного комитета или МВД, а также к Генеральному Прокурору останутся без ответа по существу, если до этого заявитель не обращался к руководителям данных государственных структур на региональном уровне.

В таком случае обращение просто «спустят» в соответствующий региональный орган, что только продлит сроки его рассмотрения по существу.

Если прокурор отменил возбуждение уголовного дела

Более редкими являются случаи отмены вынесенного следователем постановления о возбуждении уголовного дела прокурором. Согласно ч. 4 ст.

146 УПК РФ, копия постановления о возбуждении уголовного дела направляется прокурору, который в течение суток после получения акта может его отменить.

Обычно прокурор отменяет постановление о возбуждении уголовного дела в связи с нарушением процессуального порядка вынесения постановления либо специальным статусом лица, в отношении которого возбуждено уголовное дело (например, депутатский, адвокатский, судейский статус).

Между тем, конкретного перечня оснований отмены прокурором постановления о возбуждении уголовного дела УПК РФ не содержит, в связи с чем бывают случаи необоснованной отмены возбужденного дела.

Как и в ситуации с постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела, перед пострадавшим возникает дилемма ст. 125 УПК РФ: обжаловать отмену прокурора в суд или же вышестоящему прокурору.

К сожалению, необходимо помнить, что в данном случае обращение в суд невозможно, так как в соответствии с п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2009 «О практике рассмотрения жалоб в порядке ст.

125 УПК РФ», не подлежат обжалованию в суд решения прокурора, принятые им на стадии досудебного производства по делу. При подаче подобной жалобы суд возвратит ее, не принимая к производству.

Таким образом, единственным законным способом обжалования подобного решения прокуратуры является подача жалобы в порядке подчиненности: если постановление было вынесено заместителем прокурора – прокурору, если прокурором – вышестоящему прокурору.

В жалобе на постановление прокурора об отмене постановления о возбуждении уголовного дела необходимо:

  • указать на обстоятельства, в соответствии с которыми принятое прокурором решение является необоснованным и незаконным;
  • отметить, что оснований для отмены возбуждения уголовного дела не имеется, а все вопросы могут быть решены уже в рамках расследования уголовного дела;
  • подчеркнуть, что принятое решение нарушает права пострадавшего, в том числе право на доступ к правосудию (ст. 46 Конституции РФ) и право на уголовно-процессуальную защиту лица, пострадавшего от преступления (ст. 6 УПК РФ).

Столкнувшись с отказом в возбуждении уголовного дела необходимо действовать и упорно защищать свои права как пострадавшего от преступления. Всецело полагаясь на возможности полиции и следователей, помните: чем больше у правоохранительных органов первоначальной информации от пострадавшего, тем меньше риск отказа в возбуждении уголовного дела.

Поэтому вместе с заявлением о преступлении в полицию могут быть сданы дополнительные материалы (таблицы предполагаемых подозреваемых с контактными телефонами, данные личных средств аудио- и видеофиксации и т.п.).

Указанные материалы можно предоставлять и на стадии обжалования постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела в качестве дополнительного аргумента необходимости возбуждения дела.

Как уже было указано ранее, в ходе обжалования незаконного отказа в возбуждении уголовного дела обращение к вышестоящим должностным лицам и прокурору является более эффективным способом отмены такого решения, чем судебная жалоба. При этом необходимо использовать все возможности привлечения внимания к преступлению, дабы не допустить «бюрократического круговорота» постоянных отказов возбуждении уголовного дела и их отмен.

Источник: статья Анатолия Зазулина, ИНТЕЛЛЕКТ-С, в газете «Наше право» (март 2019)

Статьи экспертов Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С >>

полицейские проверки, уголовное право, экономические преступления

Источник: https://www.intellectpro.ru/press/works/ugolovnoe_delo_ne_vozbuzhdayut_chto_delat/

Деятельность правоохранительных органов в сфере противодействия налоговой преступности: системный кризис – Электронный журнал «Налоговед»

Уклонение от сложных дел как причина отказа в возбуждении уголовных дел

Вследствие несовершенства закона сложилась ситуация, когда несмотря на наличие признаков налогового преступления у правоохранительных органов отсутствуют возможности для возбуждения уголовного дела и уголовного преследования. Автор предлагает изменения в законодательство, касающиеся порядка возбуждения уголовных дел о налоговых преступлениях

Системный кризис – следствие либерализации уголовного законодательства

Вывод о системном кризисе позволяет сделать анализ деятельности правоохранительных органов в этой сфере. Если в 2009 г. было зарегистрировано 14 642 налоговых преступлений, то в 2010 г. – 6 802, а в 2011 г. – 3 367.

Столь существенное снижение статистических показателей борьбы с налоговой преступностью отчасти обусловлено изменением материального права в области определения преступности и уголовно-правовой наказуемости деяний.

Так, например, Федеральным законом от 07.02.2011 № 383-ФЗ примерно в шесть раз увеличены размеры сумм неуплаченных налогов, которые образуют преступность деяния. С 1 января 2010 г. единый социальный налог заменен страховыми взносами, которые не попадают в сферу правовой защиты статьями 199–199.2 УК РФ.

Если снижение криминообразующего размера сумм недоимок по налоговым преступлениям обусловлено проводимой уголовной политикой государства, направленной на либерализацию уголовного законодательства, то исключение страховых платежей из сферы уголовно-правовой охраны – следствие пробела в уголовном законодательстве.

Платежи в государственные внебюджетные фонды традиционно обеспечивались уголовно-правовой охраной статей 199–199.2 УК РФ. До введения ЕСН эти фискальные платежи осуществлялись в форме страховых взносов.

Однако статья 199 УК РФ предусматривала ответственность за уклонение не только от уплаты налогов, но и от уплаты страховых взносов.

С введением ЕСН необходимость специально оговаривать эти платежи в диспозиции названных норм УК РФ отпала.

Как показал анализ практики, исключение страховых взносов из сферы уголовно-правовой защиты стало стимулом к существенному увеличению объема не отраженной в бухгалтерском учете зарплаты, выплачиваемой наличными денежными средствами («серой» зарплаты).

Необходимо внести изменения в статьи 199–199.2 УК РФ, включив в них положения, охраняющие не только установленный порядок уплаты налогов, но и страховых взносов, размер уклонения от уплаты которых должен суммироваться с недоимками по налогам и сборам.

Вместе с тем одной из основных причин снижения показателей противодействия налоговой преступности стало изменение процедур выявления налоговых преступлений и возбуждения уголовных дел рассматриваемой категории, установленных взаимокорреспондирующими положениями пункта 3 статьи 32, пункта 15.1 статьи 101 НК РФ и части 1.1 статьи 140 УПК РФ.

С учетом изменений, внесенных в статью 140 УПК РФ Федеральным законом от 06.12.2011 № 407-ФЗ, единственным субъектом, уполномоченным направлять материалы в следственные органы для решения вопроса о возбуждении уголовных дел о налоговых преступлениях, является налоговый орган.

Незначительные показатели выявления налоговых преступлений налоговыми органами по сравнению с показателями деятельности Федеральной службы налоговой полиции1 обусловлены задачами, функциями, а также определяемой ими компетенцией налогового органа.

Основная задача налогового органа – налоговое администрирование и налоговый контроль, в рамках которого этот орган проверяет правильность исчисления и действительность уплаты налогов и сборов, а при наличии оснований привлекает недобросовестного налогоплательщика к штрафной ответственности.

С учетом этого налоговый орган не наделен правом проведения оперативно-разыскной деятельности (далее – ОРД), посредством которой и выявляется большая часть преступлений.

При этом по своему поисково-познавательному потенциалу этот вид правоохранительной деятельности значительно превосходит мероприятия налогового контроля, полномочиями на проведение которых наделен налоговый орган.

Так, например, в рамках ОРД имеется возможность негласно прослушивать телефонные и иные переговоры лиц, заподозренных в причастности к преступлению.

Во многих случаях именно по результатам этого оперативно-разыскного мероприятия удавалось доказать умысел преступления, предварительный сговор отдельных участников преступного уклонения от уплаты налогов или причастность конкретных лиц к деятельности той или иной фиктивной организации (так называемой фирме-однодневке), используемой в преступной схеме. Например, применялись такие средства, как легендированное оперативное внедрение в компанию под видом наемного работника, посредством чего удавалось произвести оперативное документирование таких фактов, как выплата наличными денежными средствами части заработной платы, сокрытой от налогообложения, источник происхождения и направление движения не отраженных в бухгалтерском учете материальных ценностей и денежных средств, а также ведение так называемой двойной бухгалтерии.

Этих возможностей лишен налоговый орган. Именно вследствие того, что в компетенцию ФСНП России входило проведение ОРД, этому органу удавалось добиться показателей борьбы с преступностью, во много раз превосходящих существующие в настоящее время.

До 2011 г. функцию по выявлению налоговых преступлений посредством проведения ОРД осуществляли органы внутренних дел. Формально это полномочие сохранилось и сейчас, однако возможности его реализации фактически сведены к нулю.

Дело в том, что в соответствии с частью 1.1 статьи 140 УПК РФ единственным поводом для возбуждения уголовного дела о преступлениях, предусмотренных статьями 198–199.2 УК РФ, служат материалы, поступившие из налоговых органов.

Поэтому результаты ОРД не могут представляться напрямую следователю до направления ему налоговыми органами материалов налоговой проверки.

Фактически данные ОРД в этот период могут быть представлены лишь налоговому органу для использования при проведении мероприятий налогового контроля и решения вопроса о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности.

Вместе с тем на стадии окончания налоговой проверки, сроки которой ограниченны, проводимые оперативно-разыскные мероприятия могут быть еще не завершены, их результаты еще не получены.

Кроме того, ОРД, в отличие от мероприятий налогового контроля, в подавляющем большинстве случаев носит негласный характер, предполагающий проведение ее втайне от объекта, представляющего оперативный интерес.

Рассекречивание данных ОРД, с учетом тактики ее проведения, осуществляется после получения оперативно-ориентирующей информации, достаточной для изобличения всех участников преступления.

Согласно же пункту 2 статьи 101 НК РФ, лицо, в отношении которого проводилась налоговая проверка, вправе участвовать в процессе рассмотрения материалов проверки лично и (или) через своего представителя, а также знакомиться со всеми материалами дела, включая материалы дополнительных мероприятий налогового контроля.

Именно вследствие подобного рода бесперспективности реализации результатов ОРД органы внутренних дел после принятия соответствующих поправок в закон фактически отстранились от выявления налоговых преступлений, а оперативно-разыскные подразделения, специализировавшиеся на данном виде правоохранительной деятельности, были упразднены.

Кроме того, после ознакомления лица со всеми материалами дела и вынесения решения о привлечении к ответственности за налоговое правонарушение налогоплательщику дается срок, в течение которого он вправе погасить начисленную ему сумму недоимки, пеней и штрафа.

Однако, как показывает анализ следственной практики, лица, совершившие преступление умышленно, как правило, не возмещают причиненный налоговым преступлением ущерб, а принимают меры к уничтожению или фальсификации следов преступления, о которых им стало известно при ознакомлении с материалами дела.

Вследствие этого при производстве предварительного следствия собрать доказательственную базу, достаточную для предъявления лицу обвинения, становится практически невозможно.

Причины принятия «неудобных» поправок

Для чего же законодателю понадобилось принимать поправки, фактически отстраняющие органы внутренних дел от процесса выявления налоговых преступлений?

Прежде всего этому способствовала экономическая и социально-политическая обстановка в стране.

Во-первых, так сложилось, что органы внутренних дел сконцентрировали свои усилия на выявлении лишь простейших способов уклонения от уплаты налогов, которые в основном практикуются в сфере малого и среднего бизнеса.

Сложные, особенно транснациональные, схемы ухода от налогообложения, основанные на холдинговых моделях ведения бизнеса, а также на использовании компаний, зарегистрированных в офшорных юрисдикциях, предусматривающих возможность сокрытия фактического выгодоприобретателя, в реализованные оперативные разработки попадали крайне редко.

Как правило, основные показатели борьбы с налоговыми преступлениями обеспечивались за счет выявления незаконного обналичивания денежных средств. Предшествующая и последующая этому процессу цепочка единой противоправной налоговой технологии не разрабатывалась.

Подобное положение дел обусловлено рядом причин объективного и субъективного характера, среди которых – критерии оценки деятельности органов внутренних дел на основании количественных показателей выявленных преступлений и рационалистические суждения отдельных сотрудников о целесообразности выявления наименее трудоемких в плане раскрытия преступлений, материалы о которых могут иметь реальную краткосрочную перспективу направления уголовного дела в суд.

Все это привело к тому, что основное бремя воздействия приходилось именно на малый и средний бизнес, что в совокупности с несовершенством правового регулирования налогообложения значительно тормозило развитие этого сектора экономики.

Во-вторых, принятию рассматриваемого решения способствовала и сложившаяся в стране экономическая ситуация. В настоящее время доходная часть российского бюджета во многом зависит от мировой конъюнктуры цен на энергоносители, а не от налоговых поступлений от предприятий малого и среднего бизнеса.

Прогноз дальнейшего развития экономической ситуации в стране позволяет сделать вывод о необходимости последовательного продолжения начатой реформы уголовного преследования за налоговые преступления.

На этапе инновационной экономики, когда преобладающими в доходной части бюджета становятся налоговые платежи, взимаемые в производственных, а не в сырьевых секторах экономики, стране потребуется эффективная, а главное отлаженная система противодействия финансовой преступности, основы которой должны быть заложены уже сегодня.

В настоящее время в России остро стоят вопросы противодействия коррупции в области приватизации, распределения и расходования средств государственного и муниципального бюджетов и внебюджетных фондов, в том числе при осуществлении закупок для государственных и муниципальных нужд, противодействия коррупции в сфере управления деятельностью государственных корпораций и компаний с государственным участием, в которой широко распространены схемы вывода активов по фиктивным сделкам в аффилированные компании и в дальнейшем – за рубеж на счета офшорных фирм. Особую озабоченность вызывает ситуация в сфере жилищно-коммунального хозяйства.

С учетом наметившейся тенденции и уже сделанных шагов по передаче функции выявления налоговых преступлений от органов внутренних дел узкоспециализированному ведомству можно сделать вывод о возможности создания в России качественно нового федерального органа, который осуществлял бы в полном объеме функцию по выявлению и раскрытию преступлений, посягающих на финансовую систему государства, – финансовой полиции. К предмету ведения этого государственного органа можно было бы отнести помимо задач, связанных с противодействием преступлениям в фискальной сфере, также выявление, пресечение и раскрытие преступных деяний в области расходования средств государственных и муниципальных бюджетов и внебюджетных фондов. Это позволило бы решать задачу противодействия финансовой преступности комплексно.

Следует отметить, что в мировой практике идея концентрации всех либо отдельных функций по противодействию преступлениям в финансовой сфере не в полицейском ведомстве, а в отдельном узкоспециализированном органе государственной власти (входящем в состав правительства или подчиненном непосредственно главе государства) либо в подразделении какого-либо ведомства экономического блока не нова.

Например, разграничение функций между полицейским и другими ведомствами существует в США, Великобритании, Франции, Италии (Финансовая гвардия Италии подчиняется министру экономики и финансов). В странах постсоветского пространства финансовая полиция, не входящая в МВД, создана в Белоруссии, Грузии, Киргизии, Казахстане.

Указом Президента РК от 24.04.1995 «О налогах и других обязательных платежах в бюджет» (имеет силу закона) учреждена налоговая полиция Республики Казахстан, определены ее правовой статус и структура. Наряду с ОРД и дознанием органы налоговой полиции наделены правом производства предварительного следствия по делам о преступлениях, связанных с неуплатой налогов.

Источник: https://m.e.nalogoved.ru/303408

По делам о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 157 УК РФ, проводится расследование в форме дознания судебными приставами. Надзор за расследованием осуществляется органами прокуратуры Российской Федерации в соответствии с действующим законодательством.

Для привлечения к ответственности по ч. 1 ст. 157 УК РФ необходимо, чтобы на лицо по решению суда была возложена обязанность уплачивать алименты, а также наличие злостности в неисполнении указанной обязанности. Понятие злостности как на практике, так и в юридической литературе трактуется неоднозначно.

По мнению Т. Кошаевой и Н.

Гуль, под злостным уклонением от уплаты алиментов подразумевается неоднократный отказ от такой уплаты несмотря на сделанное предупреждение; длительное сокрытие лицом своего действительного заработка с целью уклонения от уплаты алиментов; неоднократная смена места жительства или работы с той же целью; изменение фамилии, анкетных данных или других сведений о личности, чтобы избежать уплаты алиментов; иные действия, свидетельствующие об упорном отказе от выполнения судебного решения по уплате алиментов(1).

Н. С. Карпухина полагает, что «злостность» должна устанавливаться в каждом конкретном случае на основании законодательства об исполнительном производстве(2).

Вместе с тем судебная практика по-прежнему придерживается позиции Пленума Верховного Суда РСФСР, изложенной в постановлении «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 122 УК РСФСР» от 19 марта 1969 г.

№ 46(3), согласно которому за уклонение от уплаты алиментов подлежит привлечению к уголовной ответственности лицо, обязанное к их уплате, если данное лицо более четырех месяцев без уважительных причин не оказывало помощи в содержании детей и его поведение свидетельствовало об упорном, стойком нежелании выполнять решение суда.

Стр.70

В судебной и прокурорской практике злостным уклонением от уплаты алиментов признается их невыплата в полном объеме более четырех месяцев.

Актуальным является вопрос необходимости направления судебным приставом должнику официального предупреждения о возможности привлечения его к уголовной ответственности по ст. 157 УК РФ, а следовательно, и вопрос исчисления периода неуплаты алиментов, вменяемого в качестве признака злостности уклонения от выполнения соответствующей обязанности.

Представляется, такое предупреждение обязательно. Помощники прокурора по надзору за соблюдением законов о несовершеннолетних при проведении проверки исполнительных производств по взысканию алиментов, если информация о выполнении указанной процедуры отсутствует в проверяемых материалах, вызывают должников в прокуратуру и выносят им официальное предупреждение.

Законодателем не установлен объем должного содержания несовершеннолетних ни относительно минимального размера оплаты труда или уровня прожиточного минимума, ни в фиксированной денежной сумме.

Судебная практика пошла по пути непривлечения плательщика алиментов к уголовной ответственности, если он выплачивает хотя бы незначительную сумму.

Например, лицо на содержание своего ребенка ежемесячно перечисляет 1000 рублей (1/4 официального дохода), которых явно недостаточно даже на покрытие расходов на питание.

При разрешении вопроса о размере алиментов актуальна проблема получения должниками «серой» заработной платы, составляющей в ряде случаев их основной доход.

Дознавателям службы судебных приставов при наличии подобной информации целесообразно проводить проверки совместно с налоговыми органами, чтобы выяснить, не уклоняется ли организация от уплаты налогов и исполняется ли обязанность по уплате алиментов в полном объеме.

Однако указать размер «неофициальной» заработной платы должника в обвинительном акте, как правило, не представляется возможным, так как отсутствует соответствующая информация, подтвержденная документально (прежде всего материалами проверок контролирующих органов и документами бухгалтерского учета и отчетности).

Зачастую должники в обоснование уважительности причины неуплаты алиментов ссылаются на отсутствие работы.

Данный аргумент может приниматься во внимание только в случае принятия должником активных мер по поиску работы, в связи с чем необходимо при допросе должника выяснить его позицию, а также направить запрос в органы занятости населения относительно обращения должника для решения вопроса о его трудоустройстве.

Определенные сложности возникают в связи с установлением местонахождения лица, уклоняющегося от уплаты алиментов. Следует направить запросы в налоговые органы, органы пенсионного фонда (о наличии соответствующих отчислений), органы внутренних дел (о смене паспорта, получении заграничного паспорта), федеральную регистрационную службу (о наличии жилья).

Также необходимо провести опрос близких родственников должника, соседей по прежнему месту жительства (если установить новое место жительства не представляется возможным).

Активную помощь органам дознания в установлении местонахождения должника может оказать законный представитель несовершеннолетнего, каковым является один из родителей, родственник или иное лицо, назначенное опекуном, орган опеки и попечительства, поскольку законный представитель прежде всего заинтересован в получении денежных средств на содержание ребенка.

В качестве должника, как правило, выступает один из родителей несовершеннолетнего, расторгнувший брак с другим родителем. Чаще к ответственности за неуплату средств на содержание детей привлекаются мужчины.

Однако прокурорами Санкт-Петербурга поддерживалось государственное обвинение и по уголовным делам, возбужденным по ч. 1 ст.

157 УК РФ в отношении женщин-должников, многие из которых имели доход выше уровня прожиточного минимума.

Нередки случаи возбуждения уголовного дела по ч. 1 ст. 157 УК РФ в отношении обоих родителей, ведущих асоциальный образ жизни, страдающих алкоголизмом, наркоманией, хроническими заболеваниями, в связи с чем проживание несовершеннолетних с ними невозможно.

Стр.71

В подобной ситуации необходимо организовать должное взаимодействие не только с органами опеки и попечительства, но и социального контроля за неблагополучными семьями (комиссиями по делам несовершеннолетних и инспекторами органов внутренних дел, социальными приютами и организациями и др.).

Потерпевшими по делам о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 157 УК РФ, являются дети, не достигшие восемнадцатилетнего возраста, либо нетрудоспособные дети, достигшие восемнадцатилетнего возраста. Ко второй категории потерпевших относятся инвалиды, что должно быть подтверждено медицинскими справками установленного образца.

К уголовной ответственности за рассматриваемое преступление могут быть привлечены лица, лишенные родительских прав, не выполняющие обязанность по уплате средств на содержание своих детей, в отношении которых было принято решение об усыновлении (удочерении).

Как правило, фактическая и юридическая связь между ребенком и родителями утрачивается после вынесения судом решения об усыновлении (удочерении). Заметим, что дела данной категории рассматриваются с участием прокурора, что служит дополнительной гарантией обеспечения прав несовершеннолетнего, в том числе и на его материальное содержание.

В пункте 3 ст.

137 Семейного кодекса Российской Федерации содержится оговорка, согласно которой при усыновлении ребенка одним лицом личные неимущественные и имущественные права и обязанности могут быть сохранены по желанию матери, если усыновитель — мужчина, или по желанию отца, если усыновитель — женщина. Данная норма применяется к ситуациям, при которых в качестве усыновителя выступают мачеха или отчим.

Законодатель предусмотрел возможность возложения обязанностей по уплате алиментов на родственников биологических родителей несовершеннолетнего по их просьбе, если этого требуют интересы ребенка. Это должно быть отражено в решении суда об усыновлении (удочерении) ребенка.

Таким образом, при проведении расследования по делам о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст.

157 УК РФ, дознавателю необходимо установить, является ли должник биологическим родителем несовершеннолетнего, либо он выполняет функции родителя согласно решению суда об усыновлении (удочерении); как в решении суда об усыновлении (удочерении) разрешен вопрос об обязанности по уплате алиментов на содержание ребенка.

Действенной мерой, способствующей исполнению обязанности по уплате алиментов, является предъявление иска о взыскании неустойки в порядке ст. 44 УПК РФ в случае рассмотрения уголовного дела в общем порядке судопроизводства. Федеральным законом от 30 июня 2008 г. № 106-ФЗ в п. 2 ст.

115 Семейного кодекса Российской Федерации были внесены изменения, касающиеся исчисления неустойки по алиментам. Исходя из данного расчета, сумма неустойки может превышать сумму вменяемой задолженности. Так, при задолженности по алиментам в 388 246 р. 90 к., просрочке выплаты 4007 дней размер неустойки составляет 7 778 508 р.

61 к. (388 246 р. 90 к. х 0,5% х 4007).

Должник, увидев предъявленный органами прокуратуры в отношении его иск на несколько сотен тысяч рублей, а иногда и на миллион рублей, предпринимает попытки к частичной выплате основной задолженности и заявляет ходатайство о передаче иска на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства. Суды в приговоре зачастую признают право на иск и предлагают прокурору предъявить его вновь в порядке ст. 45 ГПК РФ. В последнее время все более четкой становится тенденция прекращения уголовных дел о злостном уклонении от уплаты алиментов в связи с примирением с потерпевшим(1).

Расчет основной суммы задолженности производится судебными приставами исходя из размера среднего заработка и количества дней просрочки. В случае непризнания ответчиком иска о взыскании неустойки по неуплаченным алиментам суд, как правило, снижает сумму иска до суммы задолженности (неисполненного обязательства) согласно ст. 333 ГК РФ.

https://www.youtube.com/watch?v=RJpN1r8TD6A

Усиление надзорной деятельности органов прокуратуры за проведением судебными приставами расследования по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 157 УК РФ, способствует активизации должников по выполнению ими обязанности по уплате алиментов.

Стр.72

Источник: http://www.procuror.spb.ru/k719.html

Адвокат Титов
Добавить комментарий