Учет особенности структуры бизнеса в России при налоговом контроле цен

Непрофильные активы: внутригрупповая передача без налоговых рисков

Учет особенности структуры бизнеса в России при налоговом контроле цен

В целях увеличения финансовых показателей крупные группы компаний нередко идут по пути отчуждения непрофильных активов, содержание которых становится бессмысленным из-за накапливаемых убытков.

Группе просто некогда осваивать доставшееся «по наследству» от предыдущего собственника производство, поскольку концентрация на основной специализации дает больший эффект.

Следовательно, необходимо расстаться с активом наиболее простым и незатратным для группы способом, равно как и избежать либо минимизировать движение денежных средств внутри группы. Итогом становится череда операций, приводящих к выведению ненужных активов в самостоятельную структуру, готовую к продаже инвесторам.

Приведем пример. Общество владеет дочерней компанией, которая имеет определенные долговые обязательства перед самим Обществом и внешними кредиторами.

Согласно решению руководства группы компании, владеющие непрофильными активами, подлежат отчуждению Инвестору.

В одной из указанных дочерних компаний Общества предварительно произойдет реструктуризация путем создания Специальной компании. Размер уставного капитала Специальной компании составит 10 млн. руб.

Общество выдаст Специальной компании заем, который будет потрачен на приобретение у дочерней компании и у Общества основных средств (ОС) и товарно-материальных ценностей (ТМЦ). В соответствии с договором купли-продажи долей Специальной компании Инвестор будет обязан погасить заем перед Обществом.

Общая стоимость продаваемого имущества составит примерно со стороны дочерней компании 100 млн. руб., со стороны Общества также 100 млн. руб. Однако балансовая стоимость имущества по данным дочернего общества и Общества составляет примерно 500 млн. руб. Персонал также будет переведен в новую компанию.

После передачи имущества Общество рассматривает возможность ликвидировать дочернюю компанию. Задолженность дочерней компании перед Обществом будет списана, при этом убытки от списания предполагается отнести к расходам по налогу на прибыль материнской компании.

Рассмотрим, какие налоговые вопросы и риски могут возникнуть в ходе реализации такого плана.

Налоговые последствия реализации активов

Реализация активов Специальной компании будет произведена Обществом и его дочерней организацией посредством гражданско-правовых договоров. Средства на приобретение указанного имущества будут получены от Общества в качестве займа.

Из пункта 1 ст. 424 Гражданского кодекса РФ следует, что исполнение договора оплачивается по цене, установленной соглашением сторон. Согласно п. 4 ст. 421 ГК РФ условия договора (в том числе условие о цене) определяются по усмотрению сторон.

Юридические лица согласно п. 1 ст. 9 ГК РФ осуществляют принадлежащие им гражданские права по своему усмотрению (включая осуществление правомочия (права) по распоряжению имуществом — ст. 209 ГК РФ).

Согласно позиции Конституционного Суда РФ, выраженной в Определениях от 4 июня 2007 г. № 320-О-П и № 366-О-П, налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности.

Из представленной позиции КС РФ следует, что ценообразование по гражданско-правовым договорам по общему правилу не может быть объектом налогового контроля.

Аналогичное мнение содержится в Определении Верховного Суда РФ от 1 декабря 2016 г. № 308-КГ16-10862 по делу № А32-2277/2015: «По общему правилу налоговые последствия совершенных налогоплательщиком операций определяются из условий заключенных им сделок, а исчисление налогов из рыночных цен вместо цен, согласованных сторонами сделки, допускается только в случаях, установленных законом».

Вместе с тем налоговое законодательство предоставляет налоговым органам право оценивать экономическую целесообразность и обоснованность цены, примененной в гражданско-правовом договоре, в случаях:

  • контроля правильности применения цен в контролируемых сделках;
  • квалификации обстоятельств, свидетельствующих о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды (данное право вытекает из положений части второй Налогового кодекса РФ).

Контроль над ценообразованием в контролируемых сделках (трансфертное ценообразование)

Контролируемыми сделками для целей налогового законодательства признаются сделки между взаимозависимыми лицами, а также приравненные к ним сделки (п. 1 ст. 10514 НК РФ).

Взаимозависимыми согласно п. 1 и 2 ст. 1051 НК РФ признаются лица, если:

  • особенности отношений между ними могут оказывать влияние на условия и (или) результаты сделок, совершаемых этими лицами, и (или) экономические результаты деятельности этих лиц или деятельности представляемых ими лиц;
  • между ними существует влияние, которое может оказываться в силу участия одного лица в капитале других лиц либо в связи с иной возможностью одного лица определять решения, принимаемые другими лицами.

В силу закона взаимозависимыми признаются организации в случае, если одна из них прямо и (или) косвенно участвует в другой и доля такого участия составляет более 25% (подп. 1 и 3 п. 1 ст. 1051 НК РФ).

Порядок определения долей прямого и косвенного участия в организации представлен в ст. 1052 НК РФ.

Если доля прямого и (или) косвенного участия Общества в дочерней и Специальной компаниях превышает 25%, то Общество, его дочерняя и Специальная компании являются взаимозависимыми по отношению друг к другу лицами для целей налогообложения.

Сделки, совершаемые такими лицами, могут быть признаны контролируемыми для целей налогового законодательства.

Последствием признания сделок контролируемыми является обязанность соответствия коммерческих и финансовых условий (включая условие о цене) сделок между такими лицами аналогичным условиям рыночных [1] сделок (п. 1 ст. 1053 НК РФ). Согласно комментируемому пункту все недополученные в результате таких сделок доходы должны учитываться для целей налогообложения.

Налоговое законодательство также возлагает на данных лиц обязанность по уведомлению налоговых органов о совершенных в течение календарного года контролируемых сделках. Не позднее 20 мая года, следующего за календарным годом, в котором совершены контролируемые сделки, такие лица обязаны представить в налоговые органы уведомление о контролируемых сделках (п. 1 и 2 ст. 10516 НК РФ).

Вместе с тем в соответствии с п. 2 ст.

10514 НК РФ сделка между взаимозависимыми лицами, местом регистрации всех сторон и выгодоприобретателей по которой является Российская Федерация, признается контролируемой, если сумма доходов по сделкам (сумма цен сделок) между названными лицами за соответствующий календарный год превышает 1 млрд. руб. Указанное положение применяется, если сделка не является контролируемой по иным основаниям.

При этом размер сумм полученных доходов по сделкам оценивается на соответствие рыночному уровню (п. 9 ст. 10514 НК РФ).

В примере мы исходим из того, что в рассматриваемой ситуации отсутствуют иные обстоятельства, указанные в п. 2 ст. 10514 НК РФ, которые позволяют признать анализируемые сделки контролируемыми.

Из положений п. 4 ст. 1053 НК РФ следует, что ценообразование в сделках между взаимозависимыми лицами, если такие сделки не признаются контролируемыми, по общему правилу не может быть предметом налогового контроля в соответствии с нормами о трансфертном ценообразовании.

Таким образом, при отсутствии оснований для признания сделок, совершенных взаимозависимыми лицами, контролируемыми отсутствуют и основания для применения положений налогового законодательства о трансфертном ценообразовании.

Аналогичной позиции придерживаются Верховный Суд РФ и контролирующие органы.

Так, в Обзоре практики от 16 февраля 2017 г.

[2] (далее — Обзор судебной практики ВС РФ) Верховный Суд РФ разъяснил, что «НК РФ исключил из числа сделок между взаимозависимыми лицами, подлежащих контролю в порядке, предусмотренном разделом V1 Кодекса [3] (правила трансфертного ценообразования), сделки, не соответствующие критерию контролируемых сделок, в том числе сделки, по которым объем доходов не превышает установленные статьей 10514 НК РФ суммовые критерии». С учетом данного обстоятельства ВС РФ дал следующее разъяснение нижестоящим судам: контроль ценообразования и корректировка цен в сделках, не являющихся контролируемыми, по правилам, предусмотренным разделом V1 НК РФ, противоречат положениям НК РФ.

Источник: https://gaap.ru/articles/Neprofilnye_aktivy_vnutrigruppovaya_peredacha_bez_nalogovykh_riskov/

Учет особенности структуры бизнеса в России при налоговом контроле цен

Учет особенности структуры бизнеса в России при налоговом контроле цен
П.С. Кондуков, ведущий юрист

Е.А. Щербинина,

младший юрист

Авторы – сотрудники «Пепеляев Групп»

Предмет спора: сравнив фактические цены реализации товаров с полученной расчетной ценой по методу цены последующей реализации, налоговый орган доначислил акциз, НДС и налог на прибыль Главный урок этого дела: произвольный выбор налоговым органом метода определения рыночного уровня цен делает невозможным доначисление налогов

Несмотря на готовящийся закон о трансфертных ценах, предлагающий иной подход к налоговому контролю1, вопросы применения действующих статей 20 и 40 НК РФ будут возникать еще как минимум три года, пока у налого­вых органов будет право проводить проверки налоговых периодов, предшествующих вступлению в силу новых правил.

Предлагаемое читателю судебное дело наглядно показывает, какие ошибки допускают налоговые органы, контролируя примененные налогоплательщиками цены и каким образом должно применяться действующее законодательство.   

Суть спора

На протяжении нескольких лет Общество реализовывало произведенную продукцию контрагенту, который в свою очередь реализовывал ее оптом организациям, торгующим данным товаром.

https://www.youtube.com/watch?v=N-ZoclQe1BQ

По результатам выездной налоговой проверки налоговый орган доначислил НДС, акциз и налог на прибыль, указав на наличие взаимозависимости Общества и его контрагента, которая оказала влияние на формирование цены. По мнению налогового органа, цены были занижены, а Общество получило необоснованную налоговую выгоду.

Придя к выводу о влиянии взаимозависимости сторон на порядок определения цен, применяемых при реализации продукции, налоговый орган рассчитал цену для сравнения по методу цены последующей реали­зации.

Не согласившись с решением налогового органа, Общество обратилось в суд.

Позиция налогового органа

Налоговый орган указал на зависимость деятельности контрагента от производственной деятельности Общества. Признаки взаимозависимости Общества и его контрагента с учетом пункта 2 статьи 20 НК РФ заключаются в том, что фирма – учредитель Общества является одновременно и 100-процентным учредителем контрагента. На момент проверки обе компании входили в холдинговое объединение.

Вся произведенная продукция направлялась в адрес контрагента Общества, а далее – на реализацию в другие компании. Финансовый поток, образующийся на территории России в результате реализации продукции, проходил через расчетные счета контрагента.

С учетом перечисленных фактов можно сделать вывод о том, что Общество реализовывало продукцию по заведомо заниженным ценам через взаимозависимое лицо с целью получения налоговой выгоды по уплате косвенных налогов – акциза и НДС.

Для сравнения примененных Обществом цен с рыночными ценами использован метод последующей реализации, который следует за методом сравнения фактической цены реализации с рыночной ценой на идентичный (однородный) товар, полученной из официальных источников информации (п. 11 ст. 40 НК РФ).

Позиция налогоплательщика

При продаже продукции Общество применяло обоснованные цены, соответствующие уровню рыночных цен и условиям сделок. Целью его деятельности было получение дохода.

 По закону обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия налоговым органом оспариваемого акта, возлагается на сам налоговый орган (п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53, далее – Постановление № 53)2.

Судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики (п. 1 Постановления № 53).

В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, – достоверны.

Анализируя пункты 3, 4 и абзац пятый пункта 5 Постановления № 53, можно сделать вывод о том, что в качестве основного обобщенного обстоятельства, свидетельствующего о необоснованности налоговой выгоды, Пленум ВАС РФ указывает на случаи, когда действия налогоплательщика не обусловлены разумными экономическими или иными причинами (деловыми целями).

Разделение предпринимательской деятельности по про­­из­водству и сбыту продукции между Обществом и контр­агентом сложилось в конце 90-х гг.

Представленная структура ведения бизнеса международным концерном на территории РФ, в который входят Общество и его контр­агент, предусматривающая разделение деятельности по производству и сбыту продукции между двумя юридическими лицами, была создана задолго до проверяемого налоговым органом периода и обусловлена целями организационной оптимизации бизнеса, принятыми за рубежом. 

Деловой целью разделения предпринимательской дея­тельности по производству и сбыту продукции между двумя организациями является специализация бизнеса и повышение его управляемости. Разделение различных бизнес-процессов между организациями группы уже давно применяется за рубежом и подтвердило свою высокую эффективность.

Поскольку концерн, в который входят Общество и его контрагент, – зарубежная компания, то он использовал обычные для него способы построения бизнеса и на территории РФ. Кроме того, такой способ построения бизнеса является типичным для большинства компаний, осуществляющих производство и сбыт потребительских товаров в РФ.

Оправданность экономической специализации организаций группы подтверждается и арбитражной практикой3.

Реальность специализации Общества на производственной деятельности, а контрагента – на деятельности по сбыту продукции подтверждается фактическими данными о структуре затрат организаций в проверяемом периоде.

В качестве подтверждения отсутствия у Общества расходов на рекламу, маркетинг, поддержание сбыта и иные расходы на сбыт продукции на территории РФ в суд были представлены бухгалтерские справки о структуре затрат контрагента, согласно которым расходы на рекламу и сбыт продукции Общества составили до 90% (в проверяемом периоде).

Общество получило реальный экономический эффект от предпринимательской деятельности по производству продукции, что подтверждает наличие у него деловой цели.

В пункте 9 Постановления № 53 Пленум ВАС РФ указал, что наличие разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

О положительном экономическом эффекте ведения деятельности свидетельствует положительная динамика целого ряда финансовых показателей за проверяемый период, включая коэффициенты рентабельности, текущей ликвидности, обеспеченности собственными средствами и финансовой устойчивости. Согласно данным бухгалтерских балансов, отчетов о прибылях и убытках показатели валовой и чистой прибыли неуклонно росли высокими темпами.

Таким образом, экономический анализ доказывает не только намерение Общества получить соответствующий экономический эффект от своей деятельности, но и фактическое достижение этой цели.

Вывод о необходимости исследовать и учитывать показатели экономической эффективности деятельности налогоплательщика при разрешении споров об обоснованности получения налоговой выгоды подтверждается и устойчивой арбитражной практикой4.

Между Обществом и контрагентом отсутствует взаимозависимость, но даже если бы она и существовала, то не привела бы к получению необоснованной налоговой выгоды.

В пунктах 2 и 6 Постановления Пленума № 53 говорится, что взаимозависимость участников сделки сама по себе не может служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

Налоговый орган обязан доказать необоснованность налоговой выгоды.

Судебная практика на уровне федеральных арбитражных судов также исходит из того, что налоговый орган должен доказать целенаправленное влияние взаимозависимости на налоговые последствия хозяйственной дея­тельности5.

С учетом характера изменений в законодательстве (увеличение ставки акциза) о стремлении Общества снизить платежи по акцизу свидетельствовало бы снижение цены реализации продукции в адрес контрагента по сравнению с действовавшими до принятия изменений ценами. На наличие такой цели могло указывать и разделение бизнеса по производству и реализации продукции между двумя организациями именно в этот момент.

Однако Общество не только не снизило отпускные цены, но и повысило их (подтверждено представленными в суд прайс-листами, счетами-фактурами, накладными на отпуск продукции), что подтверждает отсутствие умысла на уменьшение налоговых обязательств и, напротив, свидетельствует о добросовестном исполнении налоговых обязанностей.

Изменение порядка налогообложения не должно вести к изменению порядка ведения бизнеса коммерческими организациями.

Налоговый орган нарушил принципы определения уровня рыночных цен для целей налогообложения, установленные статьей 40 НК РФ, – не применил первый из предусмотренных метод сравнения фактической цены реализации продукции с рыночной ценой на идентичный (однородный) товар, полученной из официальных источников.

При проведении контрольных мероприятий налоговый орган не вправе произвольно выбирать метод определения цены, а должен применять методы последовательно – переходить к следующему при документальном подтверждении невозможности использования предыдущего метода. То есть метод цены последующей реализации может быть применен налоговым органом только в том случае, если он докажет невозможность применения метода сравнения цены с рыночной (см. текст на полях, с. 62).

Налоговый орган не вправе игнорировать в ходе налогового контроля основной метод определения рыночной цены на основе информации о сделках с идентичными (однородными) товарами в сопоставимых условиях6.

Как указывал Президиум ВАС РФ7, методы цены последующей реализации и затратный могут применяться последовательно при отсутствии на соответствующем рынке товаров, работ или услуг сделок по идентичным (однородным) товарам (работам или услугам) и при отсутствии других условий, делающих невозможным определение рыночной цены в порядке, предусмотренном пунктами 4–11 статьи 40 НК РФ.

Кроме того, налоговый орган грубо нарушил установленные абзацем первым пункта 10 статьи 40 НК РФ правила определения рыночных цен методом цены последующей реализации.

В соответствии с этим методом рыночная цена реализуемых продавцом товаров определяется как разность цены, по которой эти товары реализованы их покупателем при последующей реализации (перепродаже), и обычных в подобных случаях затрат, понесенных покупателем при перепродаже (без учета цены, по которой товары, работы или услуги были приобретены этим покупателем у продавца) и продвижении этих товаров на рынок, а также обычной для данной сферы деятельности прибыли покупателя (см. текст на полях, с. 63).

НАЛОГОВЫЙ КОНТРОЛЬ ЦЕН

Методы определения уровня рыночных цен (п. 3–11 ст. 40 НК РФ)

Уровень рыночных цен, используемых для контроля правильности фактически примененных налогоплательщиком цен, определяется на основе трех методов, применяемых последовательно: – метод сравнения с рыночной ценой на идентичные (однородные) товары, полученной из официальных источников информации (п. 11); – метод цены последующей реализации (абз. 1 п. 10); – затратный метод (абз. 2 п. 10).

Условие применения метода цены последующей реализации

Налоговый орган обязан доказать одно из следующих обстоятельств: – отсутствие на соответствующем рынке товаров, работ или услуг сделок по идентичным (однородным) товарам, работам, услугам; – отсутствие предложения на этом рынке таких товаров, работ или услуг; – невозможность определения соответствующих цен ввиду отсутствия либо недоступности информационных источников.

Расчет цены методом последующей реализации

Цена последующей реализации рассчитывается по следующей формуле:

Цр = Цпр – З – П,

где:

Цр – расчетная цена;

Цпр – цена последующей реализации;
З – затраты, обычные для данной сферы деятельности;
П – прибыль, обычная для данной сферы деятельности.
 

Источник: http://nalogoved.ru/art/120.html

Письмо Федеральной налоговой службы от 11 августа 2017 г. № СА-4-7/15895@ Об обзоре судебной арбитражной практики, связанной с обжалованием налогоплательщиками ненормативных актов налоговых органов, вынесенных по результатам мероприятий налогового контроля, в ходе которых установлены факты получения необоснованной налоговой выгоды путем формального разделения (дробления) бизнеса и искусственного распределения выручки от осуществляемой деятельности на подконтрольных взаимозависимых лиц

Учет особенности структуры бизнеса в России при налоговом контроле цен

Федеральная налоговая служба направляет обзор судебной арбитражной практики, связанной с обжалованием налогоплательщиками ненормативных актов налоговых органов, вынесенных по результатам мероприятий налогового контроля, в ходе которых установлены факты получения необоснованной налоговой выгоды путем формального разделения (дробления) бизнеса и искусственного распределения выручки от осуществляемой деятельности на подконтрольных взаимозависимых лиц.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 23 Налогового кодекса Российской Федерации (далее – НК РФ) налогоплательщики обязаны уплачивать законно установленные налоги и сборы.

В рамках мероприятий налогового контроля налоговыми органами устанавливаются факты снижения налогоплательщиками своих налоговых обязательств путем создания искусственной ситуации, при которой видимость действий нескольких лиц прикрывает фактическую деятельность одного налогоплательщика. При этом, получение необоснованной налоговой выгоды достигается в результате применения инструментов, используемых в гражданско-правовых отношениях, формально соответствующих действующему законодательству.

В пунктах 3, 5 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее – ВАС РФ) от 12.10.

2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» определено, что налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами, целями делового характера. В случае наличия особых форм расчетов и сроков платежей, свидетельствующих о групповой согласованности операций, суду необходимо исследовать, обусловлены ли они разумными экономическими или иными причинами (деловыми целями).

Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 04.07.

2017 № 1440-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Бунеева Сергея Петровича на нарушение его конституционных прав положениями статей 146, 153, 154, 247-249 и 274 Налогового кодекса Российской Федерации» сделал вывод о том, что налоговое законодательство не исключает в налоговых правоотношениях действия принципа диспозитивности и допускает возможность выбора налогоплательщиком того или иного метода учетной политики (применения налоговых льгот или отказа от них, применения специальных налоговых режимов и т.п.), которая, однако, не должна использоваться для неправомерного сокращения налоговых поступлений в бюджет в результате злоупотребления налогоплательщиками своими правомочиями.

Конституционный Суд Российской Федерации в указанном определении отметил, что в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера) то это, в свою очередь, предполагает доначисление суммы налогов и сборов, подлежащих уплате в бюджет так, как если бы налогоплательщик не злоупотреблял правом, на основании соответствующих положений НК РФ, регулирующих порядок исчисления и уплаты конкретного налога и сбора.

При этом Конституционный Суд Российской Федерации подчеркнул, что положения НК РФ, определяющие объект налогообложения и налоговую базу по налогу на добавленную стоимость (далее – НДС) и налогу на прибыль организаций не допускают возможности доначисления налогоплательщику сумм налогов в размере большем, чем это установлено законом, поскольку сами определяют размер налоговой обязанности исходя из фактических показателей хозяйственной деятельности налогоплательщика.

Результаты проведенного мониторинга судебной практики свидетельствуют о наличии значительного количества споров, связанных с доказыванием налоговым органом факта получения необоснованной налоговой выгоды в результате применения в предпринимательской деятельности рассматриваемой схемы.

Так, за последние 4 года арбитражными судами рассмотрено более 400 дел на сумму, превышающую 12,5 миллиардов рублей, в рамках которых оспаривались ненормативные акты налоговых органов, вынесенные по результатам мероприятий налогового контроля и содержащие выводы о получении налогоплательщиками необоснованной налоговой выгоды в результате применения данной схемы.

1. Общие признаки, свидетельствующие о согласованности действий участников схем дробления бизнеса с целью ухода от исполнения налоговой обязанности

Проведенный анализ судебно-арбитражной практики по делам рассматриваемой категории показал, что исчерпывающий или строго императивный перечень признаков, свидетельствующий об обоснованности выводов налогового органа о формальности разделения (дробления) бизнеса, отсутствует. Необходимо иметь ввиду, что в каждом конкретном случае совокупность доказательств, собранных в рамках мероприятий налогового контроля, будет зависеть от конкретных обстоятельств, установленных в отношении участников схемы и их взаимоотношений.

Так, в качестве доказательств, свидетельствующих о применении схемы дробления бизнеса, могут выступать следующие установленные в ходе налоговой проверки обстоятельства:

– дробление одного бизнеса (производственного процесса) происходит между несколькими лицами, применяющими специальные системы налогообложения (систему налогообложения в виде единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности (далее – ЕНВД) или упрощенную систему налогообложения (далее – УСН)) вместо исчисления и уплаты НДС, налога на прибыль организаций и налога на имущество организаций основным участником, осуществляющим реальную деятельность;

– применение схемы дробления бизнеса оказало влияние на условия и экономические результаты деятельности всех участников данной схемы, в том числе на их налоговые обязательства, которые уменьшились или практически не изменились при расширении в целом всей хозяйственной деятельности;

– налогоплательщик, его участники, должностные лица или лица, осуществляющие фактическое управление деятельностью схемы, являются выгодоприобретателями от использования схемы дробления бизнеса;

– участники схемы осуществляют аналогичный вид экономической деятельности;

– создание участников схемы в течение небольшого промежутка времени непосредственно перед расширением производственных мощностей и/или увеличением численности персонала;

– несение расходов участниками схемы друг за друга;

– прямая или косвенная взаимозависимость (аффилированность) участников схемы дробления бизнеса (родственные отношения, участие в органах управления, служебная подконтрольность и т.п.);

– формальное перераспределение между участниками схемы персонала без изменения их должностных обязанностей;

– отсутствие у подконтрольных лиц, принадлежащих им основных и оборотных средств, кадровых ресурсов;

– использование участниками схемы одних и тех же вывесок, обозначений, контактов, сайта в сети «Интернет», адресов фактического местонахождения, помещений (офисов, складских и производственных баз и т.п.), банков, в которых открываются и обслуживаются расчетные счета, контрольно-кассовой техники, терминалов и т.п.;

– единственным поставщиком или покупателем для одного участника схемы дробления бизнеса может являться другой её участник, либо поставщики и покупатели у всех участников схемы являются общими;

– фактическое управление деятельностью участников схемы одними лицами;

– единые для участников схемы службы, осуществляющие: ведение бухгалтерского учета, кадрового делопроизводства, подбор персонала, поиск и работу с поставщиками и покупателями, юридическое сопровождение, логистику и т.д.;

– представление интересов по взаимоотношениям с государственными органами и иными контрагентами (не входящими в схему дробления бизнеса) осуществляется одними и теми же лицами;

– показатели деятельности, такие как численность персонала, занимаемая площадь и размер получаемого дохода близки к предельным значениям, ограничивающим право на применение специальной системы налогообложения;

– данные бухгалтерского учета налогоплательщика с учетом вновь созданных организаций могут указывать на снижение рентабельности производства и прибыли;

– распределение между участниками схемы поставщиков и покупателей, исходя из применяемой ими системы налогообложения.

Как показал анализ судебно-арбитражной практики, все или часть приведенных выше признаков могут в своей совокупности и взаимной связи свидетельствовать о формальном разделении (дроблении) бизнеса с целью получения необоснованной налоговой выгоды.

При этом, приводимым ниже обстоятельствам уделяется особое внимание в судебных актах, поскольку отсутствие таких доказательств, необходимость установления которых возлагается на налоговый орган в рамках мероприятий налогового контроля, влечет вынесение судебного акта по рассматриваемой категории дел не в пользу налогового органа.

2. Формальный характер деятельности участников схемы

Одним из основных способов занижения своих налоговых обязательств при применении схемы дробления бизнеса является включение в цепочку взаимоотношений организаций и предпринимателей, чья деятельность носит формальный (технический, подконтрольный) характер и направлена на получение налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

2.1. Примеры арбитражных споров, по которым судами поддержана позиция налоговых органов

В рамках дела № А12-24270/2014 по заявлению ООО «МАН» налоговым органом доказывалось получение Обществом необоснованной налоговой выгоды вследствие включения в производственный процесс подконтрольного аффилированного лица индивидуального предпринимателя Бочарова П.С., деятельность которого носила формальный характер в отсутствие деловой цели.

Верховный Суд Российской Федерации (далее – ВС РФ), отменяя постановление суда кассационной инстанции, удовлетворившего заявленные требования Общества, указал, что совокупность установленных в ходе проведенной налоговой проверки обстоятельств подтверждает факт согласованности действий Общества и подконтрольного индивидуального предпринимателя, применяющего систему налогообложения в виде ЕНВД.

ВС РФ пришел к выводу о том, что целью таких действий является уклонение от уплаты налога на прибыль организаций и НДС путем формального заключения с указанным лицом взаимных договоров поручения, по условиям которых Общество и предприниматель от имени друг друга могли совершать действия по оформлению сделок купли-продажи с покупателями товаров, что позволяло им распределять между собой полученную выручку в целях минимизации своих налоговых обязательств и получения необоснованной налоговой выгоды.

В частности ВС РФ учел, что реализация товаров предпринимателя осуществлялась преимущественно в пределах торговых площадей, используемых Обществом, при этом арендованные предпринимателем у Общества торговые площади фактически не представляли собой самостоятельную торговую точку с автономной системой торговли, отдельной кассовой линией, не обособлены от торговых площадей, занимаемых товарами Общества, имели общие входы, общие торговые залы, оформленные в едином фирменном стиле сети магазинов Общества, в которых находились как товары, принадлежащие Обществу, так и товары предпринимателя.

Выручка, полученная от продажи товаров Общества и предпринимателя, учитывалась через единое программное обеспечение кассовой техники, производилось совместное инкассирование выручки Общества и предпринимателя.

Товары приобретались Обществом и предпринимателем по заявке предпринимателя у одних и тех же поставщиков, которые преследовали своей целью сотрудничество с Обществом и реализацию товаров именно через магазины Общества, при этом товары для Общества и товары для предпринимателя поступали на склад и в магазины Общества, доставка, разгрузка товара и его хранение осуществлялись силами Общества ввиду отсутствия соответствующих работников у предпринимателя. Также инспекцией установлено, что у предпринимателя и Общества трудовую деятельность фактически осуществляли одни и те же сотрудники, которые воспринимали Общество и предпринимателя как единый субъект предпринимательской деятельности. Кроме того, финансово-хозяйственные отношения Общества и предпринимателя, свидетельствуют о косвенной подконтрольности предпринимателя Обществу, при том, что Общество являлось единственным источником доходов предпринимателя и осуществления им соответствующей предпринимательской деятельности.

ВС РФ поддержал выводы суда апелляционной инстанции о том, что создав фиктивный документооборот, Общество путем согласованных действий с предпринимателем имитировало хозяйственную деятельность предпринимателя по реализации товаров предпринимателя в рамках договора поручения, фактически осуществляя реализацию собственного товара, что позволило распределить полученную выручку между Обществом и предпринимателем в целях минимизации налоговых обязательств Общества и получения необоснованной налоговой выгоды.

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/71654502/

Бухгалтерские и аудиторские термины — Audit-it.ru

Учет особенности структуры бизнеса в России при налоговом контроле цен

Взаимозависимыми в целях налогообложения в соответствии с положениями Налогового Кодекса, признаются лица, если особенности отношений между ними могут оказывать влияние:

  • на условия, результаты сделок, совершаемых этими лицами;

  • экономические результаты их деятельности или деятельности представляемых ими лиц.

При определении взаимной зависимости лиц учитывается влияние, которое может оказываться в силу участия одного лица в капитале других лиц.

Для этого анализируются заключенные между ними соглашением и другие возможности одного лица влиять на решения, принимаемые другими лицами.

При этом такое влияние учитывается независимо от того, может ли оно оказываться одним лицом непосредственно и самостоятельно или совместно с его взаимозависимыми лицами.

Если лица взаимозависимы, то к сделкам между ними могут быть применены особые правила налогового контроля цен сделок.

Кто признается взаимозависимыми лицами

Согласно Налоговому кодексу РФ, взаимозависимыми лицами признаются:

1. Организации

1.1 Если одна организация прямо или косвенно участвует в другой организации и доля такого участия составляет более 25%.

1.2 Если одно и то же лицо прямо или косвенно участвует в этих организациях и доля такого участия в каждой организации составляет более 25%.

1.3 Если в организациях по решению одного и того же физического лица совместно с его взаимозависимыми лицами – супругом или супругой, родителями (в том числе усыновителями), детьми (в том числе усыновленными), полнородными и не полнородными братьями и сестрами, опекунами (попечителями), подопечными, назначены или избраны:

  • единоличные исполнительные органы организаций;

  • либо не менее 50 % состава коллегиального исполнительного органа;

  • совета директоров (наблюдательного совета).

1.4. Если в организациях одни и те же физические лица совместно с его взаимозависимыми лицами – супругом или супругой, родителями (в том числе усыновителями), детьми (в том числе усыновленными), полнородными и не полнородными братьями и сестрами, опекунами (попечителями), подопечными, составляют более 50%:

  • состава коллегиального исполнительного органа;

  • совета директоров (наблюдательного совета).

1.5 Если полномочия единоличного исполнительного органа в организациях осуществляет одно и то же лицо.

2. Физическое лицо и организация

2.1 Если физическое лицо прямо или косвенно участвует в такой организации и доля такого участия составляет более 25 %.

3. Организация и лицо

3.1 Если лицо, в том числе физическое лицо совместно с его взаимозависимыми лицами – супругом или супругой, родителями (в том числе усыновителями), детьми (в том числе усыновленными), полнородными и не полнородными братьями и сестрами, опекунами (попечителями), подопечными, имеет полномочия:

  • По назначению или избранию единоличного исполнительного органа организации; 

  • По назначению или избранию не менее 50% состава коллегиального исполнительного органа или совета директоров (наблюдательного совета) организации.

3.2 Если лицо осуществляет полномочия ее единоличного исполнительного органа.

4. Организации и/или физические лица

4.1 Если доля прямого участия каждого предыдущего лица в каждой последующей организации составляет более 50%.

5. Физические лица

5.1 Если одно физическое лицо подчиняется другому физическому лицу по должностному положению.

5.2 Взаимозависимые лица физического лица:

  • его супруг или супруга,

  • родители (в том числе усыновители),

  • дети (в том числе усыновленные),

  • полнородные и не полнородные братья и сестры,

  • опекун (попечитель),

  • подопечный.

При этом суд может признать лица взаимозависимыми по иным основаниям, если отношения между этими лицами обладают признаками взаимозависимости.

Налогообложение в сделках между взаимозависимыми лицами

В соответствии с Налоговым кодексом РФ, если в сделках между взаимозависимыми лицами устанавливаются:

  • коммерческие,

  • финансовые,

условия, отличные от условий в сопоставимых сделках между лицами, не являющимися взаимозависимыми, то любые доходы, которые могли бы быть получены одним из этих лиц, но вследствие указанного отличия не были им получены, учитываются для целей налогообложения у этого лица.

Учет для целей налогообложения доходов производится в случае, если это не приводит к уменьшению суммы налога, подлежащего уплате в бюджетную систему РФ.

Методы определения доходов

В соответствии с Налоговым кодексом РФ, при проведении налогового контроля сделок между взаимозависимыми лицами, налоговые органы используют следующие методы:

  • метод сопоставимых рыночных цен;

  • метод цены последующей реализации;

  • затратный метод;

  • метод сопоставимой рентабельности;

  • метод распределения прибыли.

Допускается использование комбинации двух и более методов.

При этом, метод сопоставимых рыночных цен является приоритетным в большинстве случаев определения для целей налогообложения соответствия цен, примененных в сделках, рыночным ценам.

Взаимозависимые лица: подробности для бухгалтера

  • Если очень хочется, то можно… или как контролирующие органы злоупотребляют правами при проверке сделок между взаимозависимыми лицами … в рамках контролируемых сделок между взаимозависимыми лицами априори не могут быть предметом …

    до банального проста – налогоплательщик продал взаимозависимому лицу транспортные средства по «заниженной», по … штрафами) по беспроцентным займам, выданным взаимозависимым лицам на общую сумму около 229 … единичные, скорее наоборот. Операции с взаимозависимыми лицами для территориальных органов ФНС являются …

    запрет анализировать рыночность применяемых между взаимозависимыми лицами цен в рамках выездных и …

  • Налоговые риски выдачи займа другой фирме, если процентная ставка по договору займа будет выше или ниже ставки рефинансирования … контролируемыми сделками признаются сделки между взаимозависимыми лицами (с учетом особенностей, … между взаимозависимыми лицами.

    Основанием для признания контролируемыми сделок между взаимозависимыми лицами является, … предоставлению беспроцентных займов между взаимозависимыми лицами, местом регистрации либо местом … материалами:
    – Энциклопедия решений
    . Взаимозависимые лица для целей налогообложения: понятие и … связи с совершением сделок между взаимозависимыми лицами;
    – Энциклопедия решений
    . Сделки …

  • Взаимозависимость – не приговор в спорах об искусственном дроблении бизнеса … взаимозависимыми для целей налогообложения (далее – взаимозависимые лица). п. 1 ст. 105.1 … в суде.
    «Правила этикета» для взаимозависимых лиц: минимизировать трудоустройство работников по совместительству … факт и условия взаимоотношений между взаимозависимыми лицами.

    Безусловно, аспект взаимозависимости в группе …

  • Когда искусственное «дробление» бизнеса становится налоговым преступлением?Безусловно, чаще всего «дробление» бизнеса оценивается и рассматривается в аспекте налогового контроля со стороны налоговых органов.

    Но в настоящей статье мы хотим акцентировать внимание на другом вопросе: когда искусственное «дробление» бизнеса становится налоговым преступлением? Полагаем, этот вопрос беспокоит налогоплательщиков не меньше, чем налогово-правовые последствия «дробления» бизнеса. «Дробление» бизнеса – одна из часто используемых концепций при построении бизнес-структур, …

  • Пределы налогового планирования. Товарный знак … ) физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность.
    Взаимозависимые лица – это организации и физические лица …
  • Что изменится в налоге на прибыль с 01.01.2020? … лицом, являющимся взаимозависимым лицом налогоплательщика (пп. 1);
    перед лицом, признаваемым взаимозависимым лицом иностранного лица …

    иностранных государств
    ), который не является взаимозависимым лицом как с должником, так и … иностранным лицом и (или) его взаимозависимым лицом, которое обеспечивает исполнение обязательства (выступает …

  • Физлицо приобретает у юрлица основное средство по цене меньше остаточной стоимости: бухгалтерский и налоговый учет … рыночной.

    Предполагаемый покупатель не является взаимозависимым лицом по отношению к организации (продавцу … положения о налогообложении сделок между взаимозависимыми лицами. Общие критерии для признания лиц … с совершением сделок между взаимозависимыми лицами; Энциклопедия решений
    . Взаимозависимые лица для целей налогообложения: понятие …

  • Обвинения в искусственном дроблении.

    ПроизводствоНалоговые споры об искусственном дроблении бизнеса набирают обороты. Отраслевым лидером по обвинениям в искусственном дроблении с долей 22,7% по статистике Гида по дроблению, версия 2.0 июль 2017-июль 2019 является производственная сфера. Это одно из открытий, которые мы сделали, проанализировав 95% дел по искусственному дроблению за 2017-2019 годы.

    Учитывая, что обособление производственной составляющей является важной задачей в рамках комплексного структурирования бизнеса, предлагаем еще раз …

  • Обзор писем Министерства финансов РФ за июль 2019 года … налогоплательщик и соответствующая организация являются взаимозависимыми лицами.
    Если списание в установленном порядке …

    (внебалансовых счетов) организации, не являющейся взаимозависимым лицом по отношению к налогоплательщику, не …

  • Как отбиться от искусственного дробления. «Прихватки» защиты и эффективные решенияВ 71% случаев вменения искусственного дробления бизнес проигрывает налоговым инспекциям. Зачастую просто не сумев ничего внятного возразить в суде.

    Познакомиться с нашей честной аналитикой на основе сквозного анализа 300 арбитражных дел о дроблении можно в специальном Гиде®. Отдельно мы разобрались с особенностями дробления в рознице, производстве, при обособлении активов в группе. В чем залог успеха оставшихся 29%? Благодаря чему им удалось убедить суд в своей правоте? К слову, в 94% всех …

  • Розница.

    Искусственное дробление: нюансыОсновные претензии ФНС к розничной торговле на основе анализа всей арбитражной практики 2017-2019 года. Анализ 95% арбитражных дел по всей России за 2017-2019 годы по искусственному дроблению позволил нам раскрыть общую картину и основные тенденции «в среднем» по бизнесу.

    Основные претензии ФНС к розничной торговле на основе анализа всей арбитражной практики 2017-2019 года.
    Анализ 95% арбитражных дел по всей России за 2017-2019 годы по искусственному дроблению позволил нам раскрыть общую …

  • Возражения налогоплательщика на акт налоговой проверки: общие правила составленияНалоговые проверки – одна из важнейших форм налогового контроля (п. 1 ст.

    82 НК РФ). При этом налоговые органы проводят в отношении налогоплательщиков налоговые проверки двух видов (ст. 87 НК РФ): камеральные налоговые проверки; выездные налоговые проверки. Из п. 1 ст. 100 НК РФ следует, что по результатам выездной налоговой проверки должностными лицами налоговых органов в обязательном порядке должен быть составлен акт налоговой проверки.

    По результатам же камеральной налоговой проверки акт …

  • Займ между взаимозависимыми организациями: налоговые риски … договора беспроцентного займа между взаимозависимыми лицами у организации-заимодавца появляются … проведении налоговой проверки общества, помимо взаимозависимости лиц – участников сделок, иных обстоятельств, …

    предоставлению беспроцентных займов между взаимозависимыми лицами, местом регистрации либо местом … предоставлению беспроцентных займов между взаимозависимыми лицами, местом регистрации либо местом … договора беспроцентного займа между взаимозависимыми лицами у организации-заимодавца появляются …

  • Результаты споров по ТЦО – как защитить свои цены? Пособие для трейдеров … составляющую использовались услуги, оказанные налогоплательщику взаимозависимыми лицами. Представляется, что в таком случае … валюте займам в адрес зарубежных взаимозависимых лиц налогоплательщики зачастую на практике не …
  • Практика Верховного Суда РФ по налоговым спорам за август 2019 … ) –
    Фактически деятельность предпринимателя и его взаимозависимых лиц (ИП Угрюмова К.А. и …

Источник: https://www.audit-it.ru/terms/taxation/vzaimozavisimye_litsa.html

Адвокат Титов
Добавить комментарий