Тайна совещания судей и тайна совещательной комнаты

Тайна совещательной комнаты: Верховный Суд высказал свою позицию – Я и закон

Тайна совещания судей и тайна совещательной комнаты

Если суд находится в совещательной комнате для принятия судебного решения в соответствующем уголовном производстве, рассмотрение им других судебных дел в этот период, проведение судебных заседаний с принятием как судебных решений по существу требований, так и решений по процессуальным вопросам, в том числе по возврату материалов производства свидетельствует о нарушении тайны совещания судей, что является существенным нарушением требований уголовного процессуального закона.

Об этом говорится в постановлении коллегии судей Первой судебной палаты Кассационного уголовного суда в составе Верховного Суда, которая рассмотрела кассационные жалобы прокурора, трех защитников осужденных и потерпевшего на приговор городского и определение апелляционного судов. Согласно приговору два человека были осуждены по ч. 3 ст.190, ч. 4 ст. 190 Уголовного кодекса Украины (мошенничество).

Апелляционный суд частично отменил приговор, а также изменил его в части назначенного лицам наказания.

В кассационных жалобах ставились вопросы об отмене судебных решений в отношении осужденных и назначения нового рассмотрения, которые мотивировались существенными нарушениями требований процессуального закона, помешало судам принять законные и обоснованные решения. В частности, один из защитников в кассационной жалобе утверждал о нарушении судом первой инстанции тайны совещательной комнаты.

Коллегия судей ККС ВС признала эти доводы обоснованными, учитывая следующее.

Тайна совещания судей является одним из важнейших принципов правосудия, служит гарантией объективности, независимости, беспристрастности и справедливости суда.

В соответствии с Законом Украины «О судоустройстве и статусе судей» судья обязан не разглашать сведения, составляющие тайну, охраняемую законом, в том числе тайну совещательной комнаты и закрытого судебного заседания.

Итак, тайна совещательной комнаты является охраняемой законом, и данное положение касается не только соблюдения тайны совещания судей в уголовном производстве. Важность соблюдения такой тайны не подлежит оспариванию, а в случае ее нарушения нивелируется сам процесс принятия законного судебного решения независимым судом.

При рассмотрении уголовного производства судом первой инстанции после последнего слова обвиняемого суд немедленно удаляется в совещательную комнату для вынесения приговора, о чем председательствующий объявляет присутствующим в зале судебного заседания (ст.

366 Уголовного процессуального кодекса Украины).

В этом случае законодатель не зря употребил термин «немедленно», поскольку имеет значение не только неразглашении информации обсуждаемой в совещательной комнате, но и сосредоточение суда на обстоятельствах того уголовного производства, которое он должен завершить принятием судебного решения.

В этом уголовном производстве 29 сентября 2016, после заслушивания последнего слова обвиняемых, суд вышел в совещательную комнату для принятия судебного решения, провозгласил после выхода из совещательной комнаты 5 октября 2016.

В свою очередь, защитник в подтверждение своих доводов о нарушении местным судом тайны совещательной комнаты приобщил к кассационной жалобе копии восьми судебных решений из Единого государственного реестра судебных решений, которые судья, которая входила в состав коллегии судей, которая рассматривала упомянутое уголовное производство, приняла в других судебных делах во время пребывания в совещательной комнате с 29 сентября по 5 октября 2016 года.

Как выяснилось, указанные решения касались назначения подготовительных судебных заседаний по другим делам; возврат полученных материалов о совершении административного правонарушения по нормам Кодекса Украины об административных правонарушениях в связи с неявкой лиц, в отношении которых были составлены протоколы, для доработки и устранения недостатков; рассмотрение заявления осужденного о судебном заседании в режиме видеоконференции; назначения защитника из центра бесплатной вторичной правовой помощи.

Суд кассационной инстанции, учитывая положения законодательства, при следующих обстоятельствах совершения судьей соответствующих процессуальных действий и принятия судебных решений в других производствах во время ее пребывания в совещательной комнате в составе коллегии судей в указанном уголовном производстве, констатирует нарушение судом первой инстанции тайны совещательной комнаты, что является существенным нарушением требований уголовного процессуального закона, а следовательно — основанием для отмены судебных решений по осужденным и назначения нового рассмотрения в суде первой инстанции.

Подробнее с текстом постановления ВС можно ознакомиться по ссылке http://reyestr.court.gov.ua/Review/81329229.

Источник: https://yaizakon.com.ua/tajna-soveshhatelnoj-komnaty-verhovnyj-sud-vyskazal-svoyu-pozitsiyu/

​ВС объяснил, когда судью нельзя лишать мантии за нарушение тайны совещательной комнаты

Тайна совещания судей и тайна совещательной комнаты
Как отмечает ВС в разделе, посвященном делам дисциплинарной коллегии, решение о наложении на судью дисциплинарного взыскания не может быть принято по истечении шести месяцев со дня выявления дисциплинарного проступка, за исключением периода временной нетрудоспособности, нахождения его в отпуске и времени проведения служебной проверки, и по истечении двух лет со дня совершения дисциплинарного проступка.

Председатель верховного суда республики 3 октября 2017 г. обратился в квалификационную коллегию судей с представлением о привлечении к дисциплинарной ответственности в виде досрочного прекращения полномочий судьи П. за существенные нарушения норм материального и процессуального права.

Отменяя решение квалификационной коллегии судей субъекта РФ от 27 октября 2017 г. о досрочном прекращении полномочий судьи районного суда по жалобе П., дисциплинарная коллегия ВС РФ в своем решении указала следующее.

Статьями 118, 120 (ч. 1), 121 и 122 Конституции РФ и конкретизирующими их положениями ст. 1, 4, 5, 15 и 16 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г.

№ 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» определен особый правовой статус судьи, призванный обеспечить защиту публичных интересов, прежде всего интересов правосудия, целью которого является защита прав и свобод человека и гражданина.

В силу пп. 1–5 ст. 121 Закона РФ от 26 июня 1992 г.

№ 3132-I «О статусе судей в Российской Федерации» (далее – Закон о статусе судей) за совершение дисциплинарного проступка, то есть виновного действия (бездействия) при исполнении служебных обязанностей либо во внеслужебной деятельности, в результате чего были нарушены положения названного закона и (или) кодекса судейской этики, что повлекло умаление авторитета судебной власти и причинение ущерба репутации судьи, на судью может быть наложено дисциплинарное взыскание в виде замечания, предупреждения, досрочного прекращения полномочий судьи.

При наложении дисциплинарного взыскания учитываются характер дисциплинарного проступка, обстоятельства и последствия его совершения, форма вины, личность судьи, совершившего дисциплинарный проступок, и степень нарушения действиями (бездействием) судьи прав и свобод граждан, прав и законных интересов организаций.

Согласно п. 6 ст. 121 Закона о статусе судей решение о наложении на судью дисциплинарного взыскания не может быть принято по истечении шести месяцев со дня выявления дисциплинарного проступка, за исключением периода временной нетрудоспособности, нахождения его в отпуске и времени проведения служебной проверки, и по истечении двух лет со дня совершения дисциплинарного проступка.

Коллегия ВС отметила, что в решении ККС отсутствуют достаточные данные, свидетельствующие о необходимости досрочного прекращения полномочий судьи П.

В судебном заседании представитель квалифколлегии пояснил, что при принятии решения квалификационная коллегия судей не исследовала и не обсуждала вопрос о сроках привлечения судьи к дисциплинарной ответственности.

Между тем из представленных в дисциплинарную коллегию ВС материалов усматривается, что сроки привлечения к дисциплинарной ответственности за допущенные судьей П. нарушения норм материального и процессуального закона по некоторым уголовным и гражданским делам истекли.

Так, по уголовному делу в отношении осужденного Т. истекли два года со дня совершения судьей дисциплинарного проступка.

По гражданским делам по иску К. к банку о признании договора об ипотеке недействительным, по иску Х. к Д. и К. о признании договора дарения земельного участка ничтожной сделкой, по иску банка к А.

о взыскании задолженности по кредитному договору судебной коллегией по гражданским делам верховного суда республики вынесены частные определения в отношении судьи П., копии которых были направлены в том числе и председателю верховного суда республики 3 июня 2016 г.

, 18 июля 2016 г. и 6 сентября 2016 г. соответственно для сведения и принятия мер.

По гражданскому делу по иску Х. к Л. о признании права собственности на земельный участок копия частного определения судебной коллегии по гражданским делам верховного суда республики 14 декабря 2016 г. была направлена председателю судебной коллегии по гражданским делам.

Таким образом, дисциплинарной коллегией установлено, что автору представления было известно о допущенных судьей П. в 2016 году нарушениях, однако он обратился в квалификационную коллегию судей только 3 октября 2017 г., то есть по истечении шести месяцев со дня выявления дисциплинарного проступка.

Дисциплинарная коллегия отметила также, что допущенное судьей нарушение тайны совещания судей по уголовному делу в отношении Г.

; несоблюдение судьей сроков назначения судебного заседания по уголовным делам в отношении К. и М.; рассмотрение гражданского дела по иску В. к Д.

о признании завещания недействительным в течение более чем полутора лет правильно расценены квалификационной коллегией судей как дисциплинарный проступок.

Однако с учетом значительного уменьшения объема фактических обстоятельств, признанных квалификационной коллегией судей дисциплинарным проступком, с учетом данных о личности П.

, которая ранее не привлекалась к дисциплинарной ответственности, положительно характеризуется председателем районного суда, наложенное на нее дисциплинарное взыскание нельзя признать соразмерным допущенным ею нарушениям закона при рассмотрении уголовных и гражданских дел (решение № ДК17-80).

Источник: https://legal.report/vs-obyasnil-kogda-sudyu-nelzya-lishat-mantii-za-narushenie-tajny-sovecshatelnoj-komnaty/

КС: Вынесение решения по другому делу до провозглашения приговора может нарушить тайну совещательной комнаты

Тайна совещания судей и тайна совещательной комнаты

Конституционный Суд опубликовал Определение от 12 марта 2019 г. № 581-О, в котором отметил, что реализация судом своего права прерваться для отдыха по окончании рабочего времени и в течение рабочего дня, как и реализация судом своих процессуальных полномочий по другим делам, находящимся в его производстве, как таковые не свидетельствуют о нарушении им тайны совещания.

Судья Ленинского районного суда г. Владивостока Денис Игнатьичев, удалившись в совещательную комнату для постановления приговора до его провозглашения, вынес мотивированное решение по гражданскому делу, а также определение о передаче по подсудности дела об административном правонарушении.

Выявив нарушения ст. 298 УПК, Судебная коллегия по уголовным делам Приморского краевого суда отменила приговор нижестоящей инстанции. Кроме того, апелляция вынесла частное определение, в котором обращалось внимание председателя Ленинского районного суда г.

Владивостока на допущенное нарушение положений УПК при постановлении приговора, а также предлагалось принять соответствующие меры по недопущению нарушений уголовно-процессуального закона в будущем.

В передаче кассационных жалоб о пересмотре частного определения Денису Игнатьичеву было отказано.

Квалификационная коллегия судей Приморского краевого суда со ссылкой в том числе на установленные судом апелляционной инстанции обстоятельства нарушения Денисом Игнатьичевым требований ст.

298 УПК удовлетворила представление председателя Приморского краевого суда о привлечении его к дисциплинарной ответственности и досрочно прекратила его полномочия. Высшая квалификационная коллегия судей РФ с решением согласилась.

Дисциплинарная и апелляционная коллегии ВС РФ в удовлетворении жалобы на решения квалификационных коллегий отказали. В передаче надзорной жалобы также было отказано.

Денис Игнатьичев обратился в Конституционный Суд. В жалобе он указал, что ст.

298 УПК не соответствует Конституции в той мере, в какой по смыслу, придаваемому ей судебной практикой, позволяет признавать в качестве нарушения судьей тайны совещательной комнаты по уголовному делу любые его действия по иным делам, находящимся в его производстве, безотносительно к наличию или отсутствию влияния или возможности влияния таких действий на итоговое решение по уголовному делу.

КС не стал проверять нормы УПК, из-за которых судья не смог обжаловать решение о прекращении статусаМежду тем в особом мнении судья Юрий Данилов указал, что данное Судом истолкование спорных положений не разделяется правоприменительной практикой

При отказе в принятии жалобы к рассмотрению Конституционный Суд сослался на свое Определение от 6 декабря 2018 г. № 3105-О, о котором ранее писала «АГ», указав, что по смыслу ст. 295 «Удаление суда в совещательную комнату для постановления приговора» и ст.

298 УПК тайной совещательной комнаты охватываются такие суждения суда, позиции отдельных судей, входивших в состав суда, и другие сведения, касающиеся существа и обстоятельств уголовного дела и вопросов, разрешаемых судом в совещательной комнате при постановлении приговора или иного судебного решения, распространение которых может поставить под сомнение объективность и самостоятельность суда, справедливость и безупречность судебного решения как акта правосудия.

Данное правовое регулирование, указал КС, направлено в том числе на обеспечение независимости и беспристрастности судей, принятие ими решений по внутреннему убеждению, сформированному в состязательном процессе по результатам судебного следствия, а не в силу стороннего воздействия на суд или внепроцессуального обсуждения материалов дела с другими лицами, и не может рассматриваться как нарушающее положения Конституции, придающей судебной защите основополагающее значение в системе конституционных гарантий, в их системном единстве.

Суд отметил, что реализация судом своего права прерваться для отдыха по окончании рабочего времени и в течение рабочего дня, как и реализация судом своих процессуальных полномочий по другим делам, находящимся в его производстве, как таковые не свидетельствуют о нарушении им такой тайны, что не препятствует оценке органами судейского сообщества и судами влияния конкретных действий судьи, находящегося в режиме совещательной комнаты, на его независимость, объективность и беспристрастность при постановлении приговора.

«Соответственно, оспариваемая заявителем ст. 298 УПК Российской Федерации сама по себе не может расцениваться как нарушающая конституционные права заявителя в обозначенном им аспекте», – посчитал Суд.

При этом он указал, что вопрос о наличии в деле заявителя оснований для привлечения к дисциплинарной ответственности в виде досрочного прекращения полномочий судьи, в качестве которых указывались не только нарушение тайны совещательной комнаты, связан с установлением фактических обстоятельств дела, проверкой законности и обоснованности состоявшихся в его деле правоприменительных решений и не относится к компетенции Суда.

В комментарии «АГ» профессор кафедры судебной власти факультета права НИУ ВШЭ, заслуженный юрист РФ, федеральный судья в отставке Сергей Пашин отметил, что КС согласился с конституционностью регулирования тайны совещания судей и, по сути, ушел от рассмотрения правомерности позиций судов, затронувших интересы заявителя.

«Щепетильность органа конституционного контроля поблекла, когда КС РФ попутно отметил, будто “реализация судом своих процессуальных полномочий по другим делам, находящимся в его производстве”, как таковая не свидетельствует о нарушении им тайны совещания. Так сделана опасная уступка конвейеру судопроизводства, обрекающему судей районного уровня на одновременное “отписывание” множества дел и материалов», – посчитал Сергей Пашин.

По его мнению, говорить нужно не о тайне совещания судьи с самим собой, а о профанации таинства формирования внутреннего убеждения. «Общее условие непрерывности судебного разбирательства давно вычеркнуто из наших кодексов.

Однако хотя бы при постановлении приговора судья не вправе загружать свой ум иными мыслями, кроме мыслей об участи подсудимого, о доказанности обвинения. Закон дозволяет ему в этот период отдых, но не отвлечение на другие дела.

Суета противопоказана правосудию», – подчеркнул эксперт.

Вице-президент АП Ставропольского края Нвер Гаспарян заметил, что сомнений в том, что действия судьи, нарушившего тайну совещательной комнаты и вынесшего несколько судебных актов, противоречат процедуре судопроизводства, нет. Другой вопрос, посчитал он, заключается в том, насколько негативно такие действия повлияли на итоговое судебное решение.

Нвер Гаспарян отметил, что КС подтвердил ранее высказанную позицию о том, что реализация судом своего права прерваться для отдыха, как и реализация судом своих процессуальных полномочий по другим делам, находящимся в его производстве, как таковые не свидетельствуют о нарушении им такой тайны, что представляет несомненный интерес как для заявителя, так и для будущей судебной практики.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/ks-vynesenie-resheniya-po-drugomu-delu-do-provozglasheniya-prigovora-ne-narushaet-taynu-soveshchatelnoy-komnaty/

Тайна совещательной комнаты в гражданском процессе – Юридические советы

Тайна совещания судей и тайна совещательной комнаты

Пункт 8 ч. 2 ст. 364 ГПК РФ предусматривает для кассационной инстанции основание отмены решения суда первой инстанции в случае, если при принятии решения суда были нарушены правила о тайне совещания судей (но никак не о тайне совещательной комнаты).

И если исходить из теоретического понимания тайны совещательной комнаты, то, на мой взгляд, необходимо строго следовать требованиям Гражданского процессуального кодекса и учитывать, что они включают в себя: — во-первых, понятие судебного разбирательства и судебного заседания; — во-вторых, понятие непрерывности судебного заседания и судебного разбирательства; — в-третьих, понятие решения суда и, в частности, правил о тайне совещательной комнаты. Глава 15 ГПК РФ дает нам понятие судебного разбирательства.

Проблемы правового регулирования тайны совещательной комнаты

Единого понимания тайны совещательной комнаты нет.

В соответствии со статьей 194 Гражданского процессуального Кодекса Российской Федерации, во время совещания и вынесения решения в совещательной комнате могут находиться лишь судьи, входящие в состав суда по данному делу. Присутствие иных лиц в совещательной комнате не допускается [3]. Каких-либо других требований в отношении суда (судьи), принимающего решение по делу, гражданско-процессуальным законодательством не предусмотрено.

Юристы помогают

Районный суд, закончив рассмотрение дела по иску Гаевой Н.Б.

к Кабанову О.П. об установлении отцовства и взыскании алиментов, удалился в совещательную комнату.

Во время совещания выяснилось, что судья забыл в зале судебного заседания Семейный кодекс РФ, а также сборник постановлений Пленума Верховного суда РФ, которые были нужны для правильного разрешения дела. Судья позвонил секретарю судебного заседания, но его на месте не оказалось.

Тогда судья покинул совещательную комнату и пошел за книгами в зал судебного заседания, однако книг там не было.

Тогда вновь позвонил секретарю судебного заседания, попросив ее разыскать и принести эти книги в кабинет, где готовил решение. Просьба судьи была выполнена. Это помогло судье правильно решить дело.

Правило о тайне совещания судей включает следующие принципы:
а).

в комнате не могут находиться посторонние лица;
б).

, рассматривающий дело, не может ни с кем советоваться относительно того, какое решение вынести. нарушил Правило о тайне совещания судей: он попытался связаться с секретарем и покинул совещательную комнату.

В п.8 ч.2 ст.

364ГПК РФ сказано: “Решение суда первой инстанции подлежит отмене независимо от доводов кассационных жалобы, представления в случае, если при принятии решения суда были нарушены правила о тайне совещания судей”. Следовательно, так как было нарушено правило о тайне совещания судей, вынесенное судьей решение подлежит отмене.

Жилищный кодекс : Статья 31.

Права и обязанности граждан, проживающих совместно с собственником в принадлежащем ему жилом помещении
Гражданский процессуальный кодекс : Статья 445.

Порядок поворота исполнения решения суда судами апелляционной, кассационной или надзорной инстанции
Семейный Кодекс : Статья 169. Применение норм настоящего Кодекса
Семейный Кодекс : Статья 116. Недопустимость зачета и обратного взыскания алиментов
Семейный Кодекс : Статья 73.

Ограничение родительских прав

125 УПК РФ, утверждал, что во время нахождения судьи в совещательной комнате он, прислонив ухо к двери, слышал, как судья советовался с вышестоящим судом, и даже разобрал, что конкретное лицо давало указание удовлетворить жалобу. Получив копию приговора, на оглашение которого моя подзащитная не явилась, увидел в его резолютивной части пункт о направлении приговора в УМВД г.

Белгорода для объявления

2. По окончании рабочего времени, а также в течение рабочего дня суд вправе сделать перерыв для отдыха с выходом из совещательной комнаты.

Судьи не вправе разглашать суждения, имевшие место при обсуждении и постановлении приговора, или иным способом раскрывать тайну совещания судей.

1. Тайна совещания судей (тайна совещательной комнаты) является важнейшим и необходимым условием спокойного, делового и беспристрастного обсуждения вопросов, связанных с постановлением судебного приговора. Она призвана исключить какое бы то ни было вмешательство и влияние на судей в решении этих вопросов.

2.

Тайна совещательной комнаты означает не только то, что в ней не могут находиться никакие другие лица, кроме судей, входящих в состав данного суда, но и исключает телефонные и иные контакты с внешним миром во время совещания.

3.

Требования закона относительно тайны совещательной комнаты обязательны и для самих судей.

Источник: http://vash-yurist102.ru/tajna-soveschatelnoj-komnaty-v-grazhdanskom-processe-78892/

За семью печатями, или Тайна совещательной комнаты

Вместе с тем, несовершенно и само процессуальное законодательство. Так, УПК РФ предусматривает, что по окончании рабочего времени, а также в течение рабочего дня суд вправе сделать перерыв для отдыха с выходом из совещательной комнаты (ч. 2 ст. 298 УПК РФ ).

ГПК РФ и АПК РФ такой нормы не предусматривают, тогда как некоторые экономические дела по трудоемкости не уступают уголовным.

В этой связи я думаю, что указанные различия в положениях УПК РФ, с одной стороны, и ГПК РФ и АПК РФ, с другой стороны, не имеют разумного обоснования.

Гособвинитель через оперативных сотрудников истребовал сведения о телефонных соединениях присяжных заседателей в период, когда они находились в совещательной комнате. Оказалось, что такие сведения имеются: длительность соединения составляла несколько секунд.

Был в 2010 г. в моей практике и «юморной» пример, когда следователь при рассмотрении кассационной инстанцией постановления, принятого по моей жалобе в порядке ст.

2. По окончании рабочего времени, а также в течение рабочего дня суд вправе сделать перерыв для отдыха с выходом из совещательной комнаты.

Судьи не вправе разглашать суждения, имевшие место при обсуждении и постановлении приговора, или иным способом раскрывать тайну совещания судей.

1. Тайна совещания судей (тайна совещательной комнаты) является важнейшим и необходимым условием спокойного, делового и беспристрастного обсуждения вопросов, связанных с постановлением судебного приговора.

Она призвана исключить какое бы то ни было вмешательство и влияние на судей в решении этих вопросов.

3.

Требования закона относительно тайны совещательной комнаты обязательны и для самих судей. Они не вправе разглашать суждения, относящиеся к обсуждению вопросов, связанных с постановлением приговора, в том числе и о том, какую позицию занимает каждый из судей.

5. В тех случаях, когда обсуждение судьями вопросов, связанных с постановлением приговора, в течение одного дня закончить не представилось возможным, с наступлением ночного времени, т.е.

22 часов, суд вправе совещание прервать и совещательную комнату покинуть.

  1. Статья 209. Вступление в законную силу решений суда Статья 210. Исполнение решения суда
  2. § 210. И) Смерть субъектов
  3. §210. Посвящение в герметизме
  4. Статья 64. Обеспечение доказательств Статья 65. Заявление об обеспечении доказательств Статья 66. Порядок обеспечения доказательств Статья 67. Оценка доказательств Статья 68. Объяснения сторон и третьих лиц Статья 69. Свидетельские показания Статья 70. Обязанности и права свидетеля Статья 71. Письменные доказательства Статья 72. Возвращение письменных доказательств Статья 73. Вещественные доказательства
  5. Коммерческая тайна
  6. 1. Великая тайна
  7. Тайна Фуко де Мондьона
  8. Тайна Атлантиды
  9. Тайна Чека
  10. 25. Банковская тайна
  11. Неразгаданная тайна

Источник: https://lawsymphony.com/tayna-soveschatelnoy-komnaty-v-grazhdanskom-protsesse/

Тайна совещательной комнаты в гражданском процессе

Тайна совещания судей и тайна совещательной комнаты

В этой связи я думаю, что указанные различия в положениях УПК РФ, с одной стороны, и ГПК РФ и АПК РФ, с другой стороны, не имеют разумного обоснования.

При совершенствовании этих кодексов соответствующие положения должны быть унифицированы. Что же касается направления такой унификации, то я являюсь сторонником отмены тайны совещания судей.

Гораздо важнее добиться того, чтобы на судью не оказывалось постороннего влияния при принятии им судебных актов. Тайна совещания судей этому никак не помогает, но и не мешает.

Влияние на судью может оказываться и чаще всего оказывается до начала судебного заседания, а не тогда, когда он находится в совещательной комнате.

Так что перерывы в совещании судей могут быть, и не надо устанавливать для них специфических условий. А уж тем более такие перерывы, на мой взгляд, не должны служить основаниями для отмены судебных актов по процессуальным мотивам.

Иванов Антон Экс-председатель ВАС РФ специально для ГАРАНТ.РУ Необходимым условием независимого вынесения объективного судебного решения процессуальный закон считает соблюдение судом тайны совещательной комнаты.

Предусмотрены довольно строгие требования к режиму этой тайны: нахождение в совещательной комнате только судей, входящих в состав суда по данному делу, запрет на разглашение суждений, имевших место при вынесении решения, на разговоры судей по телефону, а иногда и на выход судьи из совещательной комнаты. Вместе с тем, современные информационные технологии все больше осложняют проверку соблюдения судом требований закона в этой части.

Трудно представить себе совещательную комнату без компьютера, при помощи которого изготавливается судебный акт, и без информационных систем (баз данных нормативных актов), которые, как правило, имеют выход в Интернет.

Закона о статусе судей, согласно которой судья не может быть привлечен к какой-либо ответственности за выраженное им при осуществлении правосудия мнение и принятое решение, если, конечно, вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена его виновность в преступном злоупотреблении. 6. Требование закона о тайне совещания судей обязательно и для самих судей. Они не вправе разглашать, кем из них и какие предложения вносились в ходе обсуждения вопросов, подлежащих разрешению при постановлении приговора.

О позиции, которую при этом занимал каждый судья, никто не должен знать. 7.

Есть лишь несколько изъятий из общего правила, когда может быть выяснено, какую позицию занимал судья в совещательной комнате.

Во-первых, в тех случаях, когда один из судей остается при особом мнении (см.
коммент. к ст. 301).

Адвокатские тайны

Тайна совещания судей выступает также в качестве объективно необходимого условия действительной независимости органов судебной власти и подчинения их только закону; условием спокойного, делового и независимого обсуждения и разрешения всех вопросов, связанных с постановлением приговора, так как реально позволяет судьям свободно выражать и отстаивать свое мнение по всему кругу вопросов, обсуждаемых в совещательной комнате, приводить в обоснование отстаиваемой позиции необходимые аргументы, ать за то решение, которое судья считает единственно правильным. 5. Опосредованно эта процессуальная гарантия находит свое выражение и в ст.

Вс не вернул мантию судье, который нарушил тайну совещательной комнаты

ГПК РФ). Понятие судебного заседания мы найдем тоже в главе 15 ГПК РФ. Статья 155 ГПК определяет: «…разбирательство гражданского дела происходит в судебном заседании…». Судебное заседание открывает председательствующий (ст.

160 ГПК РФ). Заканчивается судебное заседание моментом удаления суда в совещательную комнату (ст. 192 ГПК РФ).

И таким образом, следует однозначный вывод о том, что понятие судебного разбирательства шире понятия судебного заседания. Судебное разбирательство включает в себя судебное заседание.

И если мы посмотрим ч. 3 ст. 157 ГПК РФ, то увидим: «…судебное заседание по каждому делу происходит непрерывно, за исключением времени, назначенного для отдыха».

Законодатель определил непрерывность для судебного заседания и прямо запретил суду рассматривать в одном судебном заседании несколько дел сразу.

Сообщество «жкх: открытая трибуна»

Внимание

Требование о соблюдении тайны совещания в первую очередь имеет целью исключить влияние на содержание принимаемого судом решения, что возможно, в частности, в случае несоблюдения запрета на присутствие в помещении, в котором арбитражный суд проводит совещание и принимает судебный акт, лиц, не входящих в состав суда, рассматривающего дело. Статья 210 Пленум Верховного Суда в п. 10 Постановления № 11 от 29 декаб- ря 1975 г. (Зб1рник постанов Пленуму Вер- ховного Суду Украшсько! РСР. — Кшв, 1985, с. 132) обращает внимание судов на необходимость строгого соблюдения тайны совещательной комнаты. 2. Решение суда первой инстанции постановляется в совеща- тельной комнате.

Думайте сами

Телефон может быть использован только для решения вопросов, непосредственно связанных с провозглашением приговора (извещение судебного распорядителя или секретаря судебного заседания об окончании совещания судей и предстоящем провозглашении приговора, вызов конвоя для взятия подсудимого под стражу и т.д.). 4.

За семью печатями, или тайна совещательной комнаты

Так что компьютер в совещательной комнате либо не должен быть подключен к Интернету, либо там вообще не должно быть компьютера. В противном случае проверить соблюдение тайны совещания судей крайне затруднительно.

К тому же у каждого судьи имеется мобильный телефон, при помощи которого можно свободно общаться.
Разумеется, соблюдение тайны совещания зависит при таких обстоятельствах от самого судьи – он должен предпринимать все меры к ее исполнению.

Вместе с тем, несовершенно и само процессуальное законодательство. Так, УПК РФ предусматривает, что по окончании рабочего времени, а также в течение рабочего дня суд вправе сделать перерыв для отдыха с выходом из совещательной комнаты (ч. 2 ст.

298 УПК РФ). ГПК РФ и АПК РФ такой нормы не предусматривают, тогда как некоторые экономические дела по трудоемкости не уступают уголовным.

Поскольку я являюсь сторонником отмены тайны совещания судей, то даже если эта тайна сохранится, нужно смягчить предъявляемые к ней требования.

Повторюсь, нарушение тайны совещания судей должно влечь отмену судебного акта лишь тогда, когда такое нарушение было существенным, то есть повлияло или могло повлиять на внутреннее убеждение судьи при принятии такого судебного акта.

Судья также должен иметь право разгласить тайну совещания, если один из судей, участвовавших в этом совещании, пытался повлиять на остальных, ссылаясь не на правовые основания, а на то, что на него самого оказывали влияние, скажем, государственные органы, судьи, стороны процесса или иные лица.

Источник: https://registrmsk.com/tayna-soveschatelnoy-komnaty-v-grazhdanskom-protsesse/

Совещательная комната как процессуальный институт гражданского процессуального права

Тайна совещания судей и тайна совещательной комнаты

Макарова Д. В. Совещательная комната как процессуальный институт гражданского процессуального права // Молодой ученый. — 2019. — №21. — С. 363-365. — URL https://moluch.ru/archive/259/59380/ (дата обращения: 15.11.2019).



В 1864 году в ходе судебной реформы Александра II в принятом Уставе гражданского судопроизводства появился новый институт — тайна совещания судей. В 693 статье данного документа устанавливалось, что для вынесения решения судьи должны удаляться в совещательную комнату, в которую ограничивался доступ.

Сегодня Гражданский процессуальный кодекс в ст. 192 и в ч. 2 ст. 194 устанавливает императивные положения, которые закрепляют необходимость удаления суда в совещательную комнату, о чем председательствующий оповещает присутствующих.

В данном помещении могут находиться лишь судья (судьи), рассматривающие дело, присутствие иных лиц не допускается. П.7 ч.4 ст.

330 ГПК РФ относит «нарушение правила о тайне совещания судей при принятии решения» [1] к основаниям для отмены решения суда первой инстанции.

Таким образом, соблюдение тайны совещания является одним из обязательных условий для законного решения дела, его выполнение является гарантом соблюдения принципа независимости судей при осуществлении правосудия и их подчинения исключительно Конституции и Федеральному Закону.

Если рассматривать институт через призму международного опыта на уровне СНГ, то мы увидим, что в гражданских процессуальных кодексах Беларуси и Украины так же имеются положения о совещательной комнате, изложенные аналогично российскому закону, а в казахстанском имеется важное уточнение, что по окончании рабочего времени, а также в течение рабочего дня суд (судья) вправе сделать перерыв для отдыха с выходом из совещательной комнаты. Стоит сказать, что в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации имеется такое же положение, но отсутствует в ГПК РФ, было бы целесообразным его включение в указанный документ.

Вызывает сомнение потребность удаления в совещательную комнату судьи, при единоличном рассмотрении дела. Вновь обратимся к истории. Рыжаков А. П.

утверждал: «Пока не появилось разделения властей в государстве, пока не существовало коллегиального разрешения уголовных и гражданских дел, не было и совещания, предшествующего принятию решения, не было совещательных комнат и, соответственно, «тайны совещательной комнаты» [2].

Исходя из данного высказывания, можно получить логический вывод, что удаление в совещательную комнату было продиктовано именно коллегиальным рассмотрением дела (как одной из причин), этим можно объяснить появление этого правила. Но чем обосновать его сохранение?

Рассмотрим два взгляда на данный вопрос.

1) Соблюдение тайны совещания судей являет собой элемент содержания принципов независимости судей, беспристрастного разрешения спора, своевременного и всестороннего рассмотрения дела, поскольку в изолированной комнате судья не может подвергнуться какому-либо давлению и склонению к благоприятному сходу дела для заинтересованной стороны.

2) Давление на судью оказывается не в комнате, а за ее пределами до начала судебного заседания, гораздо важнее оградить судью от этого воздействия. Поэтому можно считать необоснованным закрепление тайны совещания в качестве безусловного основания для отмены решения, при ее нарушении.

Также высказываются мнения, что данный институт при единоличном рассмотрении является анахронизмом, так как одному судье нет причин удаляться для составления резолютивной части в совещательную комнату. Еще в 19 веке известный юрист Боровиковский А. Л.

высказывал мнение о том, что судьи должны совещаться в зале судебного заседания в присутствии всех желающих услышать их доводы.

Также положение, закрепленное в п.7 ч. 4 ст. 330? может стать предпосылкой к злоупотреблению процессуальным правом на обжалование решения, поскольку при анализе судебной практики можно найти жалобы на открытое окно или приоткрытую дверь в совещательную комнату, такого мнения придерживается Батурина Н.А [3].

По статистическим данным, отображенным в статье «Независимой газеты», так же опубликованной в обзоре СМИ Судебным департаментом при ВС РФ, в 2018 году к дисциплинарной ответственности были привлечены 172 судьи. Самыми распространенными нарушениями являются волокита при рассмотрении дел, прогулы, и, интересующее нас, вынесение решений не в совещательной комнате. [4]

Можно отметить, по Федеральному Закону от 28.11.2018 N 451-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» ст.

20 ГПК РФ должна излагаться в новой редакции, в которой закреплено положение для разрешения вопроса об отводе/самоотводе судья, рассматривающий дело единолично, путем вынесения мотивированного протокольного определения без удаления в совещательную комнату.

Данный Закон пока не вступил в силу, но он все-таки уже отражает правильное направление в реформировании гражданского процессуального законодательства.

Тайна совещания — важный институт, от которого нельзя отказываться в полной мере. Правильным представляется мнение экс-председателя ВАС РФ Иванова А. А.

(который, кстати, является противником данного правила) «нарушение тайны совещания судей должно влечь отмену судебного акта лишь тогда, когда такое нарушение было существенным, то есть повлияло или могло повлиять на внутреннее убеждение судьи при принятии такого судебного акта» [5].

Поскольку, как минимум, неразумно делать основанием для отмены судебного акта, по процессуальным мотивам, такое действие, как например, выход из комнаты судьи на обед или звонок ребенку.

Таким образом, во-первых, необходимо унифицировать в ГПК РФ положение о возможности перерыва в течение рабочего дня с выходом из совещательной комнаты и по окончании рабочего времени, как это предусмотрено в УПК РФ (ст. 298). Во-вторых, было бы целесообразным закрепление удаления в совещательную комнату лишь при коллегиальном рассмотрении дела.

Литература:

Источник: https://moluch.ru/archive/259/59380/

За семью печатями, или Тайна совещательной комнаты

Тайна совещания судей и тайна совещательной комнаты

Иванов Антон

Экс-председатель ВАС РФ

специально для ГАРАНТ.РУ

Необходимым условием независимого вынесения объективного судебного решения процессуальный закон считает соблюдение судом тайны совещательной комнаты.

Предусмотрены довольно строгие требования к режиму этой тайны: нахождение в совещательной комнате только судей, входящих в состав суда по данному делу, запрет на разглашение суждений, имевших место при вынесении решения, на разговоры судей по телефону, а иногда и на выход судьи из совещательной комнаты. 

Вместе с тем, современные информационные технологии все больше осложняют проверку соблюдения судом требований закона в этой части. Трудно представить себе совещательную комнату без компьютера, при помощи которого изготавливается судебный акт, и без информационных систем (баз данных нормативных актов), которые, как правило, имеют выход в Интернет.

Так что компьютер в совещательной комнате либо не должен быть подключен к Интернету, либо там вообще не должно быть компьютера. В противном случае проверить соблюдение тайны совещания судей крайне затруднительно.

К тому же у каждого судьи имеется мобильный телефон, при помощи которого можно свободно общаться.

Разумеется, соблюдение тайны совещания зависит при таких обстоятельствах от самого судьи – он должен предпринимать все меры к ее исполнению.

Вместе с тем, несовершенно и само процессуальное законодательство. Так, УПК РФ предусматривает, что по окончании рабочего времени, а также в течение рабочего дня суд вправе сделать перерыв для отдыха с выходом из совещательной комнаты (ч. 2 ст. 298 УПК РФ).

ГПК РФ и АПК РФ такой нормы не предусматривают, тогда как некоторые экономические дела по трудоемкости не уступают уголовным. В этой связи я думаю, что указанные различия в положениях УПК РФ, с одной стороны, и ГПК РФ и АПК РФ, с другой стороны, не имеют разумного обоснования.

При совершенствовании этих кодексов соответствующие положения должны быть унифицированы.

Что же касается направления такой унификации, то я являюсь сторонником отмены тайны совещания судей. Гораздо важнее добиться того, чтобы на судью не оказывалось постороннего влияния при принятии им судебных актов. Тайна совещания судей этому никак не помогает, но и не мешает.

Влияние на судью может оказываться и чаще всего оказывается до начала судебного заседания, а не тогда, когда он находится в совещательной комнате. Так что перерывы в совещании судей могут быть, и не надо устанавливать для них специфических условий.

А уж тем более такие перерывы, на мой взгляд, не должны служить основаниями для отмены судебных актов по процессуальным мотивам.

Неразумно реагировать на любые нарушения тайны совещания судей.

Одно дело, когда происходит мелкое нарушение тайны – выход из совещательной комнаты, скажем, в туалет или ответ на личный звонок малолетней дочери – оно не ведет к вынесению необъективного решения.

Напротив, если судья вышел из совещательной комнаты и отправился в кабинет председателя суда, либо во время совещания ему позвонил прокурор или адвокат стороны, участвующей в деле, то такие нарушения тайны совещания судей уже нельзя считать мелкими.

Полагаю, что следует реагировать лишь на те нарушения тайны совещания, которые повлекли или могли повлечь нарушение процессуальных принципов, прежде всего с точки зрения объективности, независимости и беспристрастности судьи.

Кроме того, я никогда не был сторонником того, чтобы сильно формализовать работу судей при написании судебных актов (когда писать или печатать резолютивную часть, иные части судебного акта, использовать или не использовать формулировки сторон при подготовке такого акта).

Полагаю, что какая-то часть текста судебного акта может быть написана судьей и вне совещательной комнаты.

Жесткие формальные требования к судебным актам увеличивают количество возможных процессуальных нарушений и облегчают отмену правильного по существу акта из-за таких нарушений. К реальному правосудию такие отмены часто не имеют никакого отношения.

Разумеется, есть фундаментальные принципы, которые нарушать нельзя, но за их рамками любые процессуальные нарушения следует оценивать с точки зрения того, как они повлияли на свободное волеизъявление судьи.

Поэтому я бы отказался от тайны совещания судей, заменив ее подробными правилами поведения судьи в случае, если на него в той или иной форме оказывалось давление кем бы то ни было с целью склонить к вынесению решения, которое не соответствует его внутреннему убеждению.

Судья о каждом таком факте должен сделать запись в журнале внепроцессуальных обращений, он вправе заявить по этим мотивам самоотвод или поставить в самом начале судебного заседания перед сторонами вопрос о том, доверяют ли они ему слушать их дело.

Другой вопрос, будет или не будет судья так себя вести…

Однако если будет установлено, что он должен был это сделать и не сделал, то налицо процессуальное нарушение, которое служит основанием для отмены судебного акта. Аналогичным я бы видел поведение судьи и при наличии у него конфликта интересов в связи с принятым к производству делом.

Поскольку я являюсь сторонником отмены тайны совещания судей, то даже если эта тайна сохранится, нужно смягчить предъявляемые к ней требования. Повторюсь, нарушение тайны совещания судей должно влечь отмену судебного акта лишь тогда, когда такое нарушение было существенным, то есть повлияло или могло повлиять на внутреннее убеждение судьи при принятии такого судебного акта.

Судья также должен иметь право разгласить тайну совещания, если один из судей, участвовавших в этом совещании, пытался повлиять на остальных, ссылаясь не на правовые основания, а на то, что на него самого оказывали влияние, скажем, государственные органы, судьи, стороны процесса или иные лица.

И никакой тайны совещания не может быть, если судья рассматривает дело единолично.

Источник: https://www.garant.ru/ia/opinion/author/ivanov_anton/613040/

Адвокат Титов
Добавить комментарий