Результаты ОРД как доказательства: критерии допустимости

Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовном судопроизводстве: проблемы и пути их решения

Результаты ОРД как доказательства: критерии допустимости

А.В.Стремоухов – доктор юридических наук, профессор, профессор кафедры трудового права и права социального обеспечения, Ленинградский государственный университет им. А.С. Пушкина, почетный работник высшего профессионального образования Российской Федерации.

И.А.Иванов – юрист, выпускник Ленинградского государственного университета им. А.С. Пушкина.

В статье формулируются положения, обосновывающие тот факт, что использование результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовно-процессуальном доказывании является одной из наиболее актуальных проблем современного уголовного судопроизводства.

Ключевые слова: уголовно-процессуальное доказывание, уголовное дело, оперативно-розыскная деятельность (ОРД), оперативно-розыскные мероприятия (ОРМ), уголовно-процессуальные правоотношения, орган предварительного расследования, сведения оперативно-розыскного характера, уголовное дело.

Проблемы уголовно-процессуального доказывания всегда находятся в центре внимания как ученых процессуалистов, так и практиков. Институт уголовно-процессуального доказывания в силу своей важности и значимости для уголовного судопроизводства должен соответствовать объективной реальности.

Процесс доказывания является сердцевиной любого уголовного дела. В последние несколько лет в теории и практике настойчиво развивается идея о необходимости активного использования в уголовном процессе сведений, полученных при осуществлении оперативно-розыскной деятельности (далее – ОРД), включая преобразование их в судебные доказательства.

Затронутая нами проблема в теории уголовного процесса и оперативно-розыскной деятельности имеет множество подходов. Так, Е.А. Доля указывает, что наличие различных точек зрения, дискуссии по данной проблеме следует рассматривать как этап на пути к ее правильному решению .

——————————–

См.: Доля Е.А. Результаты оперативно-розыскной деятельности не могут стать содержанием доказательств в уголовном процессе // Гос-во и право. 2013. N 5. С. 25.

Назревшая необходимость совершенствования процедуры вхождения в уголовное судопроизводство сведений, полученных при выполнении оперативно-розыскных мероприятий (далее – ОРМ), требует законодательного вмешательства. Прежде всего это связано с тем, что на практике в ходе судебного разбирательства результаты ОРД либо производные от них доказательства часто признаются недопустимыми.

При разрешении вопроса об использовании сведений, полученных оперативным путем в качестве доказательств, в первую очередь необходимо исходить из положений уголовно-процессуального законодательства, ибо порядок уголовного судопроизводства на территории Российской Федерации устанавливается только УПК РФ, основанным на Конституции РФ . Таким образом, Закон об ОРД не может и не должен вмешиваться в работу института уголовно-процессуального доказывания или противоречить его положениям. Оперативно-розыскное законодательство в данном случае является вспомогательным нормативно-правовым актом, который призван помогать органам предварительного расследования раскрывать преступления . Согласимся с тем, что результаты ОРД должны содействовать и использоваться в доказывании по уголовному делу, так как они не могут подменять доказательства, поскольку лишены процессуальной доказательственной силы .

——————————–

См.: Ч. 1 ст. 1 УПК РФ.

См.: Ст. 2 Закона об ОРД.

См.: Основы оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел: учеб. / под ред. Ю.А. Агафонова, Ю.Ф. Кваши. Краснодар: Краснодар. ун-т МВД России, 2007. С. 186.

Так, Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 23 июня 2015 г. N 1507-О указал, что нормы Закона об ОРД не регламентируют уголовно-процессуальные правоотношения, а потому и отношения, связанные с получением, проверкой и оценкой доказательств .

——————————–

См.: Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. N 1507-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Гусака Александра Юрьевича на нарушение его конституционных прав пунктом 8 части первой статьи 6, статьей 7 и пунктом 1 части первой статьи 15 Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности”.

На сегодняшний день УПК РФ не запрещает использовать в процессе доказывания результаты ОРД, если они отвечают его требованиям (см. ст. 89 УПК РФ).

Представляемые для использования в доказывании по уголовным делам результаты ОРД должны позволять формировать доказательства, удовлетворяющие требованиям уголовно-процессуального законодательства, предъявляемым к доказательствам в целом, к соответствующим видам доказательств; содержать сведения, имеющие значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, указания на ОРМ, при проведении которых получены предполагаемые доказательства, а также данные, позволяющие проверить в условиях уголовного судопроизводства доказательства, сформированные на их основе .

——————————–

Источник: https://zakoniros.ru/?p=20673

Процедура преобразования результатов орд в доказательства по уголовному делу

Результаты ОРД как доказательства: критерии допустимости

Библиографическая ссылка на статью:
Дудулина Н.В. Процедура преобразования результатов ОРД в доказательства по уголовному делу // Современные научные исследования и инновации. 2017. № 11 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2017/11/84774 (дата обращения: 25.03.2019).

Вхождение материалов оперативно-розыскной деятельности в материалы предварительного расследования всегда представляло собой проблемный фактор. Законодатель в ст.

89 УПК РФ [2] строго указал, что в процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам.

Вследствие чего возникает вопрос, каковы правовые основания проведения ОРД и последующее их вхождение в материалы дела.

Требование закона означает, что фактические данные, полученные путем ОРД могут быть использованы в уголовно-процессуальном доказывании, но лишь при условии, что они проверены следственным путем.

То есть если информация, полученная на этапе возбуждения уголовного дела, при проведении оперативно-розыскных мероприятий, в дальнейшем проверена и подтверждена в ходе выполнения следственных и иных процессуальных действий по возбужденному уголовному делу, например, путем допросов, обысков и выемки, подтверждающих информацию ОРД.

Несоблюдение или отступление от закона, как известно, влечет за собой недопустимость использования в процессе доказывания полученных в результате проведенных ОРД фактических данных или недействительность сделанных выводов.

Однако, например, введенная законодателем сокращенная форма дознания имеет сильную и противоречивую взаимосвязь, как с усеченным процессом доказывания, так и с качеством собранного материала в период досудебной проверки сообщения о преступлении путем ОРД (полученных гласным и негласным путем в соответствии с законом[3]).

Так как в ходе дознания в сокращенной форме материалы предварительной проверки (доследственной проверки), полученные, в том числе оперативно-розыскным путем, используются как «допустимые доказательства», если подозреваемый в ходе предварительного расследования заявил ходатайство о сокращенной форме и признал свою вину.

При этом допустимость результатов ОРД оценивается судом равнозначно с другими доказательствами.

Использование законодателем упрощенной формы дознания, предполагает учет многочисленных условий, определяемых совокупностью факторов (то есть всех существенных обстоятельств), влияющих на процесс установления юридически значимых обстоятельств дела (в том числе на их доказывание), и как следствие, предметно упрощая предварительное расследование (в сокращенной форме). Вместе с тем ставится под удар – установление реальной истины, в том числе все это влияет на соблюдение законности и свойств допустимости доказательств с использованием ОРД, в случае отказа подсудимого в судебном заседании от своего заявления.

Правовая норма о том, что орган дознания вправе не проверять доказательства, в случае если дознание приобрело сокращенную форму, и если они не были оспорены подозреваемым, его защитником, потерпевшим или его представителем, может повлечь такие негативные последствия как: попытка ввести в заблуждение, сокрытие иного преступления, сговор сторон, приобщения к материалам дела недопустимых доказательств, полученных в ходе ОРМ (например, негласным путем). Все это создает серьезные препятствия для достижения объективной истины при доказывании в суде [4]. Поэтому, что бы в ходе предварительной проверки на этапе возбуждения уголовного дела, собранные фактические данные в результате проведения сотрудниками полиции ОРМ, могли иметь юридические последствия, необходима только удостоверительная деятельность предварительного следствия по их исследованию и оценке.

Обобщая изложенное, выделим основную проблему, с которой трудно согласиться, но она с учетом внесения законодателем изменений в УПК РФ, заняла очень спорную и по нашему мнению внеправовую позицию.

Обоснуем ее, так, по мнению законодателя,  материалы предварительной доследственной проверки сообщений или заявлений, собираемые оперативными сотрудниками, в ходе оперативных розыскных мероприятий (гласным и негласным путем), и в последствии вошедшие в предмет предварительного расследования по уголовному делу, именно в сокращенной форме дознания, становятся в ранг иных доказательств по делам небольшой и средней тяжести. Поскольку законодатель не определяет обязанность органа дознания собранные таким образом сведения подвергать проверке. Данная «внеправовая» позиция существенно влияет на соблюдении критерия допустимости доказательств. А поскольку в ходе дознания в сокращенной форме материалы предварительной проверки, полученные путем ОРМ, используются как допустимые доказательства, то в УПК РФ необходимо внести изменения и признать то обстоятельство, что ст. 89 УПК РФ – утратила силу.

Источник: http://web.snauka.ru/issues/2017/11/84774

Допустимость результатов оперативно-розыскной деятельности в качестве доказательств

Результаты ОРД как доказательства: критерии допустимости

Допустимость результатов оперативно-розыскной деятельности в качестве доказательств

А.С. УРГАЛКИН, адъюнкт очной формы обучения Академии экономической безопасности МВД России E-mail: urgalkin_artur@mail.ru

Научная специальность: 12.00.09 — уголовный процесс; криминалистика и судебная экспертиза;

оперативно-розыскная деятельность

у/////////////////////////

Аннотация. Представленная статья посвящена вопросу о возможности преобразования информации, полученной в результате проведения негласной деятельности, в судебные доказательства.

Оперативно-розыскная деятельность (ОРД) является эффективным средством в борьбе с преступностью, в то же время она существенно ограничивает права подозреваемого лица. Решение данной проблемы позволит оптимизировать досудебное производство уголовного дела и расширить в нем состязательные начала.

Использование результатов ОРД в качестве доказательств широко распространено в развитых зарубежных странах, поэтому ее изучение и применение в Российской Федерации целесообразно и необходимо.

The article is devoted to the problem of interpretation of information, obtained after tracking activities, into legal proofs.

Tracking activities is an effective way ofopposition to the criminals. The solution ofthe problem can optimize preliminary investigation.

Using ofthe results of tracking activities as legal proofs is wide spread in European countries. That is why it is necessary to study and use the experience in Russia.

Ключевые слова и словосочетания: расследование, доказательства, оперативно-розыскная деятельность, уголовное судопроизводство (investigation, legal proofs, tracking activities, criminal procedure).

Из рецензии на статью: «…Автор сделал попытку провести анализ организации оперативно-розыскной деятельности в России и за рубежом, что помогло ему прийти к достаточно последовательным и конкретным выводам относительно путей оптимизации рассматриваемого института…

В целом … статья представляет собой достаточно серьезное исследование отдельного аспекта актуальной проблемы, присущей отечественному уголовному судопроизводству.

Ее решение может коренным образом изменить ситуацию, складывающуюся в современном правосудии, а также позволит обеспечить исполнение назначения уголовного судопроизводства, которое заключается в равной охране прав обеих сторон уголовного процесса».

А.Е. Шарихин, научный руководитель, доктор юридических наук, профессор

У////////////////////////

В современных условиях информация, полученная в результате проведения оператив-но-розыгскныгх мероприятий, приобретает все большее значение в доказывании по уголовным делам. Данный вопрос становится все более актуальным в связи с тем, что усложняется структура преступности, ее методы и средства, повышается интеллектуальная составляющая при совершении преступлений.

В этих условиях, на наш взгляд, оперативно-розыскная деятельность могла бы составить адекватную «конкуренцию» преступным явлениям.

Оперативно-розыскная деятельность «изначально нацелена на получение не только данных, важных для подготовки и проведения следственных (судеб-

ных) действий, выявление признаков преступления (становясь поводом и основанием для возбуждения уголовного дела), но и на раскрытие преступления, то есть на получение данных, подтверждающих факт совершения преступления, и сведений о лице, его совершившем. Последнее означает, что результаты оперативно-розыскных мероприятий могут содержать относимую доказательственную информацию и потому при определенных условиях могут быть использованы в качестве доказательств»1.

Условия использования результатов ОРД в качестве доказательств в уголовном процессе широко обсуждаются в научной литературе на протяжении длительного времени. Позиция законодателя по данному вопросу достаточно однозначна.

Статья 89 Уголовно-процессуального кодекса РФ гласит: «В процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам настоящим Кодексом», т.е.

сведения, полученные в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий, могут стать доказательствами только после сложной процедуры их легализации, которая требует больших затрат времени, что в ряде случаев не позволяет оперативно реагировать на преступления.

Безусловно, обрисованная проблема не является оригинальной, однако она исключительно актуальна для целей и задач состязательного уголовного судопроизводства. Ее решение тем или иным образом существенным образом повлияет на состязательность в стадии предварительного расследования.

Актуальность проблемы обусловлена тем, что до сих пор не выработан единый научный и законодательный подход к ее решению. Возможность использования сведений, полученных в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий, необходимо рассматривать, отталкиваясь от сущности доказательства, его неотъемлемых свойств.

С точки зрения уголовно-процессуального закона доказывание состоит в собирании, проверке и оценке доказательств, и осуществляется оно судом, прокурором, следователем и дознавателем.

Попробуем проанализировать данные положения закона и сделать некоторые выводы.

Прежде всего, необходимо разграничить понятия «использование в доказывании» и «использование в качестве доказательств».

Если следовать букве закона, то мы увидим, что сторона защиты фактически полностью отстранена от процесса доказывания; она ставится в подчиненное положение по отношению к стороне обвинения, а прокурор, следователь и дознаватель фактически наделяются судейскими функциями в части проверки и оценки доказательств, что является недопустимым с точки зрения критериев эффективности расследования по уголовному делу, выработанных Европейским Судом по правам человека2.

Кроме того, теория состязательного судопроизводства говорит о том, что «активная функция расследования и собирания доказательств по делу и более пассивная функция исследования собранных доказательств и разрешения дела должны быть отделены друг от друга»3.

Приведенный тезис о необходимости разделения уголовно-процессуальных функций показывает, что доказывание — это процессуальная деятельность, движущей силой которой выступают стороны защиты и обвинения, имеющие равные права по собиранию, подчеркну, именно собиранию сведений о событии преступления.

Другими словами, под доказыванием понимается представление сторонами уголовного судопроизводства доводов и аргументов в обоснование своей позиции.

Как мы видим, на данном этапе о доказательствах речь не идет, доказательства появляются несколько позже.

Стороны уголовного судопроизводства должны быть наделены функциями исключительно по собиранию информации о преступлении, которые следует обставить рядом процессуальных гарантий в целях обеспечения прав и интересов обвинителя и защитника.

Они могут осуществить проверку и оценку сведений, но их действия будут носить частный, неокончательный характер и для суда обязательного значения иметь не будут.

Окончательной проверкой и оценкой сведений, представленных сторонами уголовного судопроизводства, которые имеют юридическое значение, являются их проверка и оценка судом.

Существует также и непроцессуальная деятельность по собиранию доказательственной информации, которая заключается в том, что органы, осуществляющие сбор такой информации, не обличены правовым статусом, предусмотренным уголовно-процессуальным законодательством государства. Предварительное производство фактически является оперативной реакцией государства на совершение кем-либо общественно опасного деяния.

По мнению И.Я. Фойницкого4, названное производство должно быть обставлено жесткими гарантиями. Однако не следует чрезмерно регламентировать и формализовать данную деятельность, так как она должна проводиться максимально быстро, профессионально и оперативно.

В свете рассмотрения данной проблемы интересным примером является построение предварительного производства в Англии.

Здесь отсутствует стадия предварительного следствия, нет и четкой и конкретной регламентации предварительного производства, из чего «логично вытекает, что если процедура собирания доказательств досудебного разбирательства или внесудебного разбирательства почти не урегулирована, то ее и невозможно нарушить»5. Данное обстоятельство указывает на определенное сходство английского уголовного процесса с гражданским, что довольно давно подмечено учеными-процессуалистами.

Достаточно часто собирание доказательственной информации понимается как один из элементов доказательственной деятельности, или процесса доказывания.

По нашему мнению, собирание информации до начала процесса не может считаться элементом доказывания.

Соответственно, исходя из наших предшествующих умозаключений, доказательствами являются те

сведения, на основе которых суд постановил приговор. Именно постановляя приговор, суд, обладая исключительными властными полномочиями, проверяет в судебном заседании законность полученных сторонами уголовного судопроизводства сведений и окончательно разрешает спор между противоборствующими сторонами уголовного судопроизводства.

Следовательно, свойство доказательности, т.е. образование доказательства как такового, появляется только после проверки и оценки судом сведений, представленных суду сторонами для вынесения мотивированного, обоснованного приговора.

В результате логичным представляется вывод о том, что вся информация, собранная в ходе досудебного производства как путем производства следственных действий, так и оперативно-розыскных мероприятий, может использоваться и в доказывании, и в качестве доказательств в суде.

Необходимо отметить, что «проблема использования результатов ОРД в уголовном процессе либо в качестве доказательств либо в доказывании по уголовному делу — это чисто российская проблема»6.

Данное обстоятельство обусловлено тем, что за рубежом, в таких странах, как США, Великобритания, Германия и Франция, оперативно-розыскная деятельность (полицейское расследование) является легальным источником доказательств наряду с производст

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Источник: http://naukarus.com/dopustimost-rezultatov-operativno-rozysknoy-deyatelnosti-v-kachestve-dokazatelstv

Статья 89. Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности

Результаты ОРД как доказательства: критерии допустимости

СТ 89 УПК РФ

В процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам настоящим Кодексом.

Комментарий к Статье 89 Уголовно-процессуального кодекса

1. Положение комментируемой статьи устанавливает, что не будут считаться доказательствами по уголовному делу сведения, полученные каким-либо другим способом, за исключением способов, соответствующих уголовно-процессуальной форме, т.е.

посредством проведения следственных и иных процессуальных действий.

ОРД по уголовному делу не является способом, при помощи которого собираются доказательства по уголовному делу, в силу того, что этот способ не соответствует уголовно-процессуальной форме.

2. Кроме того, ОРД может быть связана с уголовно-процессуальной деятельностью при производстве по уголовным делам. Это проявляется в вопросах, связанных с собиранием доказательств по уголовному делу. Дело в том, что запрещается использование результатов ОРД, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам.

Таким образом, доказательства, полученные в результате ОРД, все же могут быть признаны доказательствами по уголовному делу, если они соответствуют требованиям, предъявляемым к доказательствам, т.е. требованиям относимости, допустимости и достоверности.

Кроме того, ОРД осуществляется посредством ОРМ, в результате которых могут быть составлены процессуальные акты (справки, объяснения и т.д.). Данные документы могут служить доказательствами по уголовному делу (п. 6 ч. 2 ст. 74 и ст. 84 УПК).

Но во всех случаях в результате ОРД полученные результаты (сведения), в том числе и процессуальные акты, и имеющиеся в них сведения ни при каких условиях не должны быть признаны доказательствами по уголовному делу, а только источниками получения доказательств .

Таким образом, проявляется явное отождествление сведений, которые являются результатами ОРМ, проводимых в рамках ОРД, и доказательственных сведений, которые могут составлять в дальнейшем доказательство по уголовному делу, после закрепления их надлежащим процессуальным путем, а именно на основе соответствующих норм уголовно-процессуального закона .

——————————–

Более подробно об этом см.: Доля Е.А. Формирование доказательств на основе результатов оперативно-розыскной деятельности: Монография. М.: Проспект, 2009. С. 76, 77; Егоршин В.М., Зорин В.В. Основы оперативно-розыскной деятельности: Учебник для юридических вузов / Под ред. В.Б. Рушайло. 4-е изд. СПб.: Лань, 2002. С. 644 – 652.

На данной позиции стоит Верховный Суд РФ. Так, согласно п. 14 Постановления Пленума ВС РФ от 31 октября 1995 г.

N 8 “О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия” могут быть использованы в качестве доказательств результаты ОРМ по делам, лишь когда они получены по разрешению суда на проведение таких мероприятий и проверены следственными органами в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством.

Кроме того, Конституционный Суд РФ также высказал схожую позицию. Так, в Определении Конституционного Суда РФ от 4 февраля 1999 г. N 18-О “По жалобе граждан М.Б. Никольского и М.И.

Сапронова на нарушение их конституционных прав отдельными положениями Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности” отмечено, что результаты ОРМ являются не доказательствами, а лишь сведениями об источниках тех фактов, которые, будучи полученными с соблюдением требований Закона об ОРД, могут стать доказательствами только после закрепления их надлежащим процессуальным путем, а именно на основе соответствующих норм уголовно-процессуального закона, т.е. так, как это предписывается ст. 49 (ч. 1) и 50 (ч. 2) Конституции РФ.

3. Для того чтобы результаты ОРД стали не только сведениями по уголовному делу, а доказательствами, необходимо посредством процесса доказывания по уголовному делу с использованием уголовно-процессуальных механизмов перевести их из разряда сведений в разряд доказательств по уголовному делу.

Но при этом все результаты ОРД (сведения) сами должны соответствовать определенным требованиям. Так, все результаты ОРД (сведения) должны быть получены посредством ОРМ и на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего ОРД (ст. 7 и ч. 7 ст. 8 Закона об ОРД) .

Все остальные требования, предъявляемые к результатам ОРД (сведениям), определены совместным Приказом МВД России N 368, ФСБ России N 185, ФСО России N 164, ФТС России N 481, СВР России N 32, ФСИН России N 184, ФСКН России N 97, Минобороны России N 147 от 17 апреля 2007 г.

“Об утверждении Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд” .——————————–

Это положение отражено и в п. 14 Постановления Пленума ВС РФ от 15 июня 2006 г.

N 14 “О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами” (в ред. от 30 июня 2015 г.

N 30), согласно которому в тех случаях, когда материалы уголовного дела о преступлении рассматриваемой категории содержат доказательства, полученные на основании результатов оперативно-разыскного мероприятия, судам следует иметь в виду, что для признания законности проведения такого мероприятия необходимо, чтобы оно осуществлялось для решения задач, определенных в ст. 2 Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности”, при наличии оснований и с соблюдением условий, предусмотренных соответственно ст. ст. 7 и 8 указанного Федерального закона. Исходя из этих норм, в частности, оперативно-разыскное мероприятие, направленное на выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступления, а также выявление и установление лица, его подготавливающего, совершающего или совершившего, может проводиться только при наличии у органа, осуществляющего оперативно-разыскную деятельность, сведений об участии лица, в отношении которого осуществляется такое мероприятие, в подготовке или совершении противоправного деяния. Результаты оперативно-разыскного мероприятия могут использоваться в доказывании по уголовному делу, если они получены и переданы органу предварительного расследования или суду в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у лица умысла на незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников органов, осуществляющих оперативно-разыскную деятельность // .

Так, в соответствии с вышеназванной Инструкцией к результатам ОРД дополнительно предъявляются следующие требования в виде обобщенного официального сообщения либо в виде подлинников оперативно-служебных документов (п. п. 9 – 18 Инструкции).

Кроме того, представляемые материалы должна сопровождать информация о времени, месте и обстоятельствах изъятия предметов, материалов и документов, получения сообщений, видео- и аудиозаписей, кино- и фотоматериалов, копий и слепков, а также должно быть описание индивидуальных признаков указанных предметов и материалов (п. п. 20, 21 Инструкции).

4. Процесс перевода результатов ОРД (сведений) имеет определенные сложности и состоит из трех этапов процесса доказывания по уголовному делу. Во-первых, он должен производиться в рамках уголовно-процессуальной деятельности по уголовному делу.

Во-вторых, элемент собирания процесса доказывания, в рамках перевода результатов ОРД (сведений) в доказательства по уголовному делу, должен регламентироваться следующими особенностями. Так, процесс собирания должен происходить посредством производства следственных или иных процессуальных действий, которые предусмотрены УПК.

Речь в данном случае идет о производстве таких следственных действий, как осмотр, освидетельствование, следственный эксперимент, обыск, выемка, наложение ареста на почтово-телеграфные отправления, контроль и запись переговоров, получение информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами, допрос, очная ставка, опознание, проверка показаний, производство судебной экспертизы. Кроме того, предусматривается производство таких процессуальных действий, как получение образцов для сравнительного исследования (ст. 202 УПК); получений объяснений (ч. 1 ст. 144 УПК РФ); истребование документов и предметов и их изъятие в порядке, предусмотренном УПК РФ (ч. 1 ст. 144 УПК РФ); исполнение поручений и запросов (ч. 4 ст. 21 УПК). К примеру, сведения, полученные при проведении такого ОРМ, как наблюдение, в ходе которого оперативный сотрудник соответствующего органа, имеющего право производить ОРМ, скрытно наблюдал за действиями соответствующего лица, в дальнейшем обвиняемого по уголовному делу (адрес дома, в который входило данное лицо, его внешность, верхняя одежда, имеющиеся при нем предметы и т.д.), и зафиксированные в деле оперативного учета, будут иметь статус доказательств по уголовному делу, если они получены в процессе производства такого следственного действия, как допрос свидетеля. Таким образом, элемент собирания процесса доказывания должен соответствовать такому критерию допустимости доказательств, как надлежащий способ получения доказательства, т.е. путем производства следственных и иных процессуальных действий. При этом все следственные и процессуальные действия должны быть произведены в соответствии с требованиями норм УПК. В данном случае налицо такой критерий допустимости, как соблюдение правил проведения следственных и процессуальных действий.

5.

Правом производить следственные и иные процессуальные действия на основании результатов ОРД (сведений), тем самым участвовать в процессе доказывания в соответствии с принципом публичности и в пределах своих полномочий в соответствии с определенными основаниями , обладают дознаватель, следователь, прокурор и суд (ч. 1 ст. 86 УПК) . Данное положение свидетельствует о наличии другого критерия допустимости доказательств – получение доказательственных сведений надлежащим участником уголовного судопроизводства. В данном случае, если на основании результатов ОРД необходимо дать показания свидетелю, то он должен соответствовать процессуальному статусу свидетеля по уголовному делу. В отношении данного свидетеля должны учитываться все требования, определенные в ст. 58 УПК. Таким образом, уже на этапе собирания доказательств результаты ОРД (сведения) могут приобрести статус доказательств по уголовному делу. И они уже должны соответствовать требованиям, предъявляемым к доказательствам: относимости, допустимости и достоверности.——————————–

Речь идет о наличии материальных и процессуальных оснований для данных участников уголовного судопроизводства производить соответствующие следственные и иные процессуальные действия.

У этого правила есть одна особенность. Дело в том, что одним из общих условий предварительного расследования является производство неотложных следственных действий. В соответствии со ст.

157 УПК они производятся в случае, если имеются признаки преступления, по которому обязательно производство предварительного следствия. Кроме того, неотложные следственные действия в течение 10 суток производятся органами дознания в пределах своей компетенции.

Органами дознания в соответствии со ст. 40 УПК и ст. 13 Закона об ОРД являются оперативные подразделения соответствующих правоохранительных органов исполнительной власти, которые вправе производить все следственные действия, определенные в уголовно-процессуальном законодательстве РФ.

Таким образом, правом собирать доказательства в течение срока производства неотложных следственных действий (10 суток) может обладать и орган дознания.

6. На этапе проверки доказательств те доказательства, которые были получены на основе результатов ОРД, наравне с другими доказательствами, имеющимися в материалах уголовного дела, также проверяются.

Речь идет о сопоставлении их с другими доказательствами, которые имеются в уголовном деле, об установлении их источников, о получении новых доказательств, которые подтверждают или опровергают проверяемое доказательство.

Как на этапе собирания, так и при проверке доказательств доказательства, полученные на основе результатов ОРД, должны быть рассмотрены под углом их относимости, допустимости и достоверности.

Кроме того, на этапе проверки процесса доказывания доказательства, полученные на основе результатов ОРД (сведений), в зависимости от их целесообразности могут и не учитываться в дальнейшем производстве по уголовному делу.——————————–

Данную целесообразность, как правило, определяет то лицо, которое, исходя из своих уголовно-процессуальных функций, обязано осуществлять процесс доказывания по уголовному делу и на данный момент ответственно за данное уголовное дело.

7. На этапе оценки процесса доказывания доказательства, полученные на основе результатов ОРД, еще раз рассматриваются с точки зрения их относимости, допустимости и достоверности. Кроме того, на основе мыслительной деятельности дознавателя, следователя, прокурора и судьи они наравне с другими доказательствами уже используются для принятия того или иного процессуального решения.

Источник: http://upkod.ru/chast-1/razdel-3/glava-11/st-89-upk-rf

О сходстве правовых характеристик результатов оперативно-розыскной деятельности и получения доказательств в уголовном процессе

Результаты ОРД как доказательства: критерии допустимости

Факты не существуют — есть только интерпретации.

Фридрих Ницше

Исследуя проблему использования результатов оперативно-розыскной деятельности (далее ОРД) в доказывании в уголовном процессе в качестве доказательств, необходимо констатировать:

Во-первых, содержанием ОРД является информация, которая добавляет знания о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления, о лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших преступление, скрывающихся от органов предварительного расследования и суда, уклоняющихся от исполнения наказания и без вести пропавших, а также о событиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности. Данный правовой элемент характеристики ОРД, указывает на признак «относимости ОРД».

Во-вторых, результаты ОРД отражаются в оперативно-служебных документах (рапортах, справках, сводках, справках-меморандумах, отчетах и т. п.). К оперативно-служебным документам могут прилагаться предметы, документы, полученные при проведении ОРМ, способами определенным ФЗ об ОРД. В данном случае, можно говорить, что у результатов ОРД существует форма закрепления информации.

В-третьих, оперативно-розыскная информация должна быть получена, посредством действий указанных в законе об ОРД и ведомственных нормативных актах. Соответственно в этом случае можно говорить о признаке «допустимости ОРД» ст. 6 ФЗ.

В-четвертых, говоря о таком правовом требовании доказательства, как достоверность, необходимо заметить, что оперативно-розыскная информация, так же как и уголовно процессуальная имеет субъективную природу.

Поэтому в данной связи, нужно рассмотреть такой феномен интерпретации действительности, как факт. Ибо главным критерием при использовании результатов ОРД в доказывании выступает достоверность полученной информации.

Если информация недостоверна, то бессмысленно думать о других условиях допустимости доказательств [1].

Хочется заострить внимание, что мировоззренческой ошибкой всей философии изучающей познание в уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельности, было то, что установление известности источника информации служит гарантией ее достоверности. На самом деле известность источника информации не гарантирует ее достоверность.

Поэтому нужно проверять не источник информации, а исследовать саму информацию, критически осуществлять проверку самих утверждаемых фактов, проводить следственные действия с целью получения новых доказательств с последующим сравнением их между собой, проводить сравнение с иной имеющейся оперативной информацией [2].

Действительно, представьте себе тривиальную ситуацию, например допроса свидетеля; разве то обстоятельство, что источник доказательства нам известен, дает нам судить о достоверности получаемой информации? Ответ в данной ситуации один-нет. «Даже если ее источник самый что ни есть процессуальный, информация должна пройти стадию адаптации в доказательство, т. е.

по установленной законом процедуре быть проверенной на относимость, допустимость, достоверность и непротиворечивость другим собранным доказательствам» [3, С.37].

Исследуя понятия факта в канве достоверности информации следует сказать, что существует в процессуальной литературе два основных подхода к понятию факта. Ряд ученых, рассматривают факт, как достоверные сведения о реальном событии [4, С.372].

Думается данный подход имеет дуалистическую природу, некое равенство между идеальным и материальным пониманием факта.

Поскольку сторонники данной позиции признают факт, как знание, в которое поверили участники уголовного процесса, в частности — суд.

Нам же думается, что факт следует рассматривать как явление объективной действительности, с тем событием, которое действительно имело место в прошлом, как результат и форма существования эмпирического знания. А событие преступление это и есть событие прошлого.

Достоверность любого, например свидетельского показания относительна и условна, поскольку сведения, содержащиеся в показаниях свидетеля имеют субъективную природу, т. е. являются частным знанием. «Показания свидетеля является впечатлением только одного ума, а не фактом самим по себе, который может представлять себя во многих умах во многих аспектах» [8, С.143].

Действительно, человек может располагать лишь знаниями о прошлом событии. Убедительные обоснования этому приведены В. Я. Дороховым.

Исходя из того, что сущность доказательства в уголовном процессе может быть объяснена только на основе теории познания диалектического материализма, он, верно, пишет, что «доказательствами в уголовном процессе нельзя называть ни факты, входящие в предмет доказывания, ни иные факты.

В мышлении человека существуют, взаимодействуют, движутся не вещи, не предметы, а их образы, понятия, сведения о них» [5, С.108–117]. Сами по себе факты не могут быть процессуальными доказательствами, поскольку они, будучи явлениями объективной реальности, существуют независимо от нашего сознания. Факт не требует, чтобы его доказывали.

Лицо, познающее тот либо иной факт, явление, располагает лишь сведениями о них, которые могут быть истинными и ложными, правильными или искаженными. В подтверждении того, что факт, есть интерпретации действительности, уместно высказывание профессора М. К.

 Мамардашвили, который указывал: «Событие происходит тогда, когда я — субъект — присутствую; каждый раз необходимо воссоздавать, переинтерпретировать это событие вновь и вновь; “ истинным может быть лишь то, что требует интерпретации, возникает на ее основе… истиной нельзя обладать, она должна воссоздаваться в каждой точке и по всем частям. И это воссоздание называется интерпретация”» [6, С.387–388]. Поэтому со всей ответственностью можно заявить о том, что достоверность, как в уголовном процессе, так и в ОРД является интерпретацией.

Думается, что как доказательства, так и результаты оперативно-розыскной деятельности должны быть сведениями, которые являются средствами установления обстоятельств входящих в предмет доказывания. Данные обстоятельства указаны в ст.73 УПК РФ.

На основании вышеизложенного можно констатировать, что, что правовая характеристика результатов ОРД, вполне сходна аналогичной характеристики уголовно-процессуальных доказательств, так как результаты ОРД относятся к преступлению, получены законным путем и закреплены в установленной законом форме.

Все это, пусть и косвенно, но подтверждает необходимость тесного сближения уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельности.

Тем более, нужно отметить, что при попадании в уголовный процесс оперативно-розыскная информация не может меняться, думается, что в случае ее применения в процессе доказывания и в том числе в качестве доказательств, в подавляющем большинстве случаев она не изменяет своего содержания.

Ни какая манипуляция с имеющейся информацией, ни когда не принесет новых знаний. И говорить о том, что уголовно-процессуальная форма делает каким-то особенным и более достоверным содержание информации о преступлении, вряд ли верно.

Думается, что результаты ОРД пригодны для прямого использования в уголовном процессе в качестве доказательств, хотя бы уже потому, их правовая характеристика вполне созвучна аналогичной характеристике уголовно-процессуальных доказательств.

В этой связи необходимо заметить: «В рамках оперативно-розыскной деятельности действуют достаточно строгие правила оценки информации, опирающиеся на критерии относимости и допустимости, что в значительной степени позволяет говорить о достоверности информации, производимым по оперативно-розыскным технологиям» [7, С.220].

Литература:

1.         См., напр.: Середнев В. А. Проблемы допустимости доказательств в уголовном судопроизводстве. Мир науки, культуры, образования: Международный научный журнал № 3 (34) //ООО «РМНКО» — Горно-Алтайск, 2012.

2.         См., напр.: Середнев В. А. Теоретические проблемы взаимосвязи оперативно-розыскной и уголовно-процессуальной деятельности // Юридическая наука и правоохранительная практика. 2013. № 2 (24).

3.         Середнев В. А. Некоторые вопросы использования результатов оперативно-разыскной деятельности в качестве доказательств в уголовном процессе // Журнал «Оперативник (сыщик)”-общероссийское периодическое вневедомственное научно-практическое издание № 2(35), 2013.-С.37.

4.         См., например: Уголовный процесс. Проблемные лекции// под ред. В. Т. Томина, И. А. Зинченко. М.: Издательство Юрайт, 2013. — С.372.

5.         Дорохов В. Я. О понятии доказательства в советском уголовном процессе//Советское государство и право.-1964.-№ 9.-С. 108–117.

6.         Мамардашвили М. К. Лекция о Прусте (Психологическая топология пути). М.: Ad Marginem, 1995. С. 387-388.

7.         Поляков М. П. Уголовно-процессуальная интерпретация результатов оперативно-розыскной деятельности: монография. Под науч. ред. В. Т. Томина.-Нижний Новгород: Нижегородская правовая академия, 2001.-С. 220.

8.         Wellman Francis L. The art of Cross-examination. 4-th edition, revised and enlarged. N.J.: The Macmillan Company, 1946. Р. 143.

Основные термины(генерируются автоматически): уголовный процесс, оперативно-розыскная деятельность, факт, результат ОРД, доказательство, качество доказательств, оперативно-розыскная информация, субъективная природа, Показание свидетеля, предмет доказывания.

Источник: https://moluch.ru/conf/law/archive/84/4079/

Адвокат Титов
Добавить комментарий