Решение суда о признании сделки состоявшейся, о признании права собственности

Дело № не определено

Решение суда о признании сделки состоявшейся, о признании права собственности

судья Ковалевская В. В.
АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по гражданским делам вого суда в составе:

Председательствующего судьи Иванова А. В.

судей краевого суда Смолякова П. Н.

Щаповой И. А.

при секретаре Семёновой Ю. Б.

рассмотрела в открытом судебном заседании в городе Чите гражданское дело по иску ФИО1 к ФИО2, ФИО3 о признании права собственности на автомобиль,

по кассационной жалобе представителя истца по доверенности Максимова М. В.,

на решение Железнодорожного районного суда от , которым постановлено, в удовлетворении исковых требований ФИО1 о признании сделки купли-продажи автомобиля УАЗ 315519, 2004 года выпуска, идентификационный номер (VIN) , двигатель №, кузов № состоявшейся, признании за ФИО1 права собственности на автомобиль УАЗ 31519, 2004 года выпуска, идентификационный номер (VIN) , двигатель №, кузов № отказать полностью.

Заслушав доклад судьи краевого суда Иванова А. В., судебная коллегия

установила:

ФИО1 обратился в суд с иском, ссылаясь на то, что между ним и ФИО2 был заключен договор купли-продажи автомобиля.

Согласно данному договору ответчик продал, а истец купил автомобиль УАЗ 31519, 2004 года выпуска, идентификационный номер (VIN) , двигатель №, кузов № рублей, что подтверждается распиской ответчика, нотариально удостоверенной доверенностью, выданной на имя истца на право управления и распоряжения автомобилем.

В настоящее время надлежащим образом оформить сделку купли-продажи данного автомобиля не представляется возможным, в связи с судебным разбирательством по делу о разделе совместно нажитого имущества между супругами ФИО3 и ФИО2.

Ссылаясь на фактическое исполнение договора купли-продажи автомобиля, истец просил признать сделку купли-продажи автомобиля УАЗ 31519, 2004 года выпуска, идентификационный номер (VIN) , двигатель №, кузов № состоявшейся; признать за ним право собственности на автомобиль УАЗ 31519, 2004 года выпуска, идентификационный номер (VIN) , двигатель №, кузов №.

Судом постановлено указанное выше решение.

В апелляционной жалобе представитель истца Максимов М. В.

с решением суда не согласен, просит его отменить, исковые требования удовлетворить, считает, что основания для признания сделки не заключенной отсутствуют, так как договор купли-продажи, по которому продавец обязуется передать имущество в собственность покупателю, а покупатель обязуется принять имущество и уплатить определенную денежную сумму, был фактически исполнен. Факт исполнения сделки подтверждается распиской в получении денежных средств за автомобиль, написанной и подписанной ответчиком ФИО2, а также нахождением автомобиля у истца. Ответчик во исполнение совершенной сделки выдал истцу нотариально удостоверенную доверенность на право управления и распоряжения указанным автомобилем. Срок исковой давности может быть применен только в случае нарушения права, поэтому применение судом исковой давности в приведённом случае недопустимо. Кроме того, иски о признании права собственности тождественны негаторным искам, на которые в силу в силу абзаца 5 ст. 208 ГК РФ исковая давность не распространяется.

Истец ФИО1, ответчики ФИО2, ФИО3 в суд апелляционной инстанции не явились, о месте и времени рассмотрения дела извещены надлежащим образом.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав представителя истца по доверенности Максимова М. В., поддержавшего апелляционную жалобу, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с п. п. 3 – 4 ч. 1 ст. 330 ГПК РФ несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела, а также нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права являются основаниями для отмены или изменения решения суда первой инстанции в апелляционном порядке.

Такие нарушения судом первой инстанции допущены.

Разрешая спор, и, отказывая в иске, Суд первой инстанции применил ст. 199 ГК РФ и отказал ФИО1 в иске в том числе по приведённому основанию.

С данным выводом суд апелляционной инстанции не может согласиться исходя из следующего.

В соответствии со ст. 195 ГК РФ исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

Из материалов дела следует, что спорное имущество с момента передачи и до настоящего времени находится у ФИО1. Данным имуществом он владеет и пользуется. Его право владения и пользования автомобилем в вышеуказанный период времени никем не нарушено. Поэтому у суда первой инстанции не имелось оснований полагать о пропуске истцом срока исковой давности и отказа в иске по данному основанию.

В соответствии со ст. 153, ч. 1 ст. 158, п. 2 ч. 1 ст. 161 ГК РФ сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

Сделки совершаются устно или в письменной форме (простой или нотариальной).

Сделки граждан между собой на сумму, превышающую не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда, а в случаях, предусмотренных законом, – независимо от суммы сделки должны совершаться в простой письменной форме, за исключением сделок, требующих нотариального удостоверения.

Положения ст. 162 ГК РФ позволяют лицу в подтверждение сделки и ее условий приводить письменные и другие доказательства.

Так из материалов дела следует, что факт заключения договора купли-продажи автомобиля подтверждается письменной распиской ФИО2 ФИО1 в получении покупной цены за автомобиль в сумме руб. (л.д. 7).

ФИО2 выдана ФИО1 нотариально удостоверенная доверенность предоставляющая последнему право распоряжения автомобилем (л.д. 6).

В суде первой инстанции ФИО2 не отрицал того обстоятельства, что между ним и ФИО1 был заключён договор купли-продажи автомобиля.

Приведённые выше доказательства являются допустимыми и указывают на то, что воля ФИО2 была направлена на отчуждение автомобиля, а воля ФИО1 на его приобретение, что является основанием для признания сделки купли-продажи автомобиля состоявшейся.

Поэтому у суда не имелось оснований полагать о бездоказательности доводов ФИО1 о заключении между ним и ФИО2 договора купли-продажи автомобиля.

Доказательств того, что при заключении сделки ФИО1 знал о несогласии ФИО3 на отчуждение автомобиля, последней суду не представлено, что в силу ч. 1 п. 2 ст. 35 СК РФ даёт основание полагать, что при совершении сделки по распоряжению общим имуществом супругов ФИО2 действовал с согласия ФИО3.

На основании вышеизложенных обстоятельств решение суда нельзя признать законным и обоснованным, оно подлежит отмене.

При этом судебная коллегия считает возможным принять новое решение о признании сделки купли-продажи автомобиля УАЗ 31519, 2004 года выпуска, идентификационный номер (VIN) , двигатель №, кузов № состоявшейся; признать за ФИО1 право собственности на автомобиль УАЗ 31519, 2004 года выпуска, идентификационный номер (VIN) , двигатель №, кузов №.

Согласно ч. 1 ст. 98 ГПК РФ в пользу ФИО1 с ФИО2 и ФИО3 подлежит взысканию в равных долях возврат уплаченной истцом государственной пошлины, что составит по руб..

Руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Железнодорожного районного суда от отменить.

Принять по делу новое решение.

Признать сделку купли-продажи автомобиля УАЗ 31519, 2004 года выпуска, идентификационный номер (VIN) , двигатель №, кузов № между ФИО1 и ФИО2 состоявшейся.

Признать за ФИО1 право собственности на автомобиль УАЗ 31519, 2004 года выпуска, идентификационный номер (VIN) , двигатель №, кузов №.

Взыскать в пользу ФИО1 с ФИО2, ФИО3 возврат государственной пошлины по руб. с каждого.

Председательствующий: Иванов А. В.

Судьи: Смоляков П. Н.

Щапова И. А.

Источник: http://www.gcourts.ru/case/7044210

О признании недействительной сделки купли-продажи жилого дома и земельного участка, признании права собственности

Решение суда о признании сделки состоявшейся, о признании права собственности

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кликушина А.А.,

судей Назаренко Т.Н. и Рыженкова А.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Бадасян Р.Р. к Бадасяну С.В., Лысовой С.Г.

о признании недействительной сделки купли-продажи жилого дома и земельного участка, признании права собственности на 1/2 доли жилого дома и земельного участка, по встречному иску Лысовой С.Г. к Бадасян Р.Р., Бадасяну С.В., Бадасян М.С.

о признании добросовестным приобретателем, прекращении права пользования жилым домом и снятии с регистрационного учета

по кассационной жалобе Бадасян Р.Р. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 15 сентября 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Кликушина А.А., выслушав объяснения представителя ПАО «Сбербанк России» – Кочерги А.А., возражавшей против доводов кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Бадасян Р.Р. обратилась в суд с иском к Бадасяну С.В., Лысовой С.Г. о признании сделки купли-продажи жилого дома и земельного участка, расположенных по адресу: недействительной, признании права собственности на 1/2 доли жилого дома и земельного участка.

В обоснование иска указала, что указанные объекты недвижимости являются совместно нажитым в браке с Бадасяном С.В. имуществом. По договору купли-продажи от 25 ноября 2014 г. Бадасян С.В.

, воспользовавшись временным отсутствием истца и не получив ее согласия, продал дом и земельный участок Лысовой С.Г.

Лысова С.Г. обратилась в суд со встречным иском к Бадасян Р.Р., Бадасяну С.В., Бадасян М.С.

о признании добросовестным приобретателем, прекращении права пользования жилым домом и снятии с регистрационного учета. В обоснование иска Лысова С.Г.

указала, что она не знала и не могла знать о правопритязаниях Бадасян Р.Р. на приобретенное ею имущество по сделке, которая зарегистрирована в установленном законом порядке.

Решением Туапсинского районного суда Краснодарского края от 9 июля 2015 г. первоначальный иск удовлетворен, в удовлетворении встречных исковых требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 15 сентября 2015 г. решение суда первой инстанции отменено, по делу принято новое решение, которым в удовлетворении первоначального иска отказано, встречные исковые требования удовлетворены.

В кассационной жалобе Бадасян Р.Р. просила отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 15 сентября 2015 г. и оставить в силе решение Туапсинского районного суда Краснодарского края от 9 июля 2015 г.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Кликушина А.А. от 3 августа 2016 г. кассационная жалоба заявителя с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 15 сентября 2015 г. и оставления в силе решения Туапсинского районного суда Краснодарского края от 9 июля 2015 г.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм материального права были допущены судом апелляционной инстанции по настоящему делу.

Судом установлено, что с 6 декабря 1986 г. Бадасян Р.Р. состоит в зарегистрированном браке с Бадасяном С.В. (т. 1, л.д. 10).

Постановлением главы Тенганского сельского округа Туапсинского района Краснодарского края от 21 сентября 2005 г. Бадасяну С.В. для индивидуального жилищного строительства в аренду предоставлен земельный участок площадью кв. м, расположенный по адресу: участок № (т. 1, л.д. 141).

Впоследствии постановлением администрации муниципального образования Туапсинский район от 26 ноября 2010 г. данный земельный участок за плату предоставлен Бадасяну С.В. в собственность (т. 1, л.д. 11) и на основании договора купли-продажи земельного участка от 26 ноября 2010 г. ему выдано свидетельство о государственной регистрации права собственности от 8 февраля 2011 г. (т. 1, л.д. 13).

На данном земельном участке возведен жилой дом площадью кв. м, право собственности на который 24 декабря 2008 г. также зарегистрировано за Бадасяном С.В. (т. 1, л.д. 12).

Бадасян С.В., истец и двое их совершеннолетних детей Бадасян М.С. и Бадасян Р.С. постоянно зарегистрированы в доме по указанному адресу (т. 1, л.д. 6, л.д. 7, л.д. 9, л.д. 55).

По договору купли-продажи от 25 ноября 2014 г. Бадасян С.В. произвел отчуждение жилого дома вместе с земельным участком по указанному выше адресу Лысовой С.Г. (т. 1, л.д.

52 – 54), при этом им было представлено нотариальное заверенное заявление о том, что он в зарегистрированном браке не состоит и не имеет супруги, которая имела бы право на общее имущество супругов в соответствии со статьей 34 Семейного кодекса Российской Федерации (т. 1, л.д. 125), а также Бадасяном С.В.

представлен паспорт, выданный ему Отделом УФМС по Краснодарскому краю в Туапсинском районе, в котором отсутствовали сведения о регистрации брака с Бадасян Р.Р. (л.д. 119 – 124).

26 ноября 2014 г. Лысовой С.Г. получены соответствующие свидетельства о государственной регистрации права собственности (т. 1, л.д. 127, 128).

Разрешая спор по существу и удовлетворяя исковые требования Бадасян Р.Р., суд первой инстанции, в соответствии с положениями статей 34, 35 Семейного кодекса Российской Федерации, пришел к выводу о том, что вышеуказанный объект недвижимости был приобретен сторонами в период брака, является общим имуществом супругов и действия Бадасяна С.В.

при совершении сделки купли-продажи в отсутствие согласия супруги Бадасян Р.Р. на совершение указанных действий, нельзя признать правомерными. При таких обстоятельствах, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что имеются основания для признания договора купли-продажи жилого дома и земельного участка, заключенного между Бадасяном С.В. и Лысовой С.Г.

недействительным.

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая по делу новое решение об удовлетворении встречного иска и отказе в удовлетворении первоначальных исковых требований, суд апелляционной инстанции, соглашаясь с выводом суда первой инстанции о том, что спорный земельный участок и жилой дом являются совместно нажитым имуществом сторон, а также что Бадасян Р.Р. не давала своего согласия на совершение сделки, исходил из положений пункта 3 статьи 253 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также пункта 2 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации, которая возлагает на истца обязанность предоставления доказательств того, что другая сторона в сделке действовала недобросовестно, то есть, совершая сделку, знала или должна была знать, что отчуждаемое имущество относится к общему совместному имуществу супругов, и имеется возражение другого супруга на совершение данной сделки. Бадасян Р.Р. таких доказательств суду не представила. Каких-либо обременений, ограничений на данный объект не имелось, как не имелось и правопритязаний на него каких-либо лиц.

Кроме того, суд апелляционной инстанции указал на невозможность приведения сторон по сделке в первоначальное положение, ввиду того, что денежные средства, полученные Бадасяном С.В. по сделке от Лысовой С.В., им израсходованы, в связи с чем удовлетворение требований Бадасян Р.Р. ставит Лысову С.Г. в крайне неблагоприятное положение.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что постановление суда апелляционной инстанции принято с нарушением норм материального права и согласиться с ним нельзя по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 253 Гражданского кодекса Российской Федерации распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности, осуществляется по согласию всех участников, которое предполагается независимо от того, кем из участников совершается сделка по распоряжению имуществом (п. 2). Каждый из участников совместной собственности вправе совершать сделки по распоряжению общим имуществом, если иное не вытекает из соглашения всех участников. Совершенная одним из участников совместной собственности сделка, связанная с распоряжением общим имуществом, может быть признана недействительной по требованию остальных участников по мотивам отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномочий только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом (п. 3).

Пунктом 4 статьи 253 Кодекса предусмотрено, что правила настоящей статьи применяются постольку, поскольку для отдельных видов совместной собственности настоящим Кодексом или другими законами не установлено иное.

В частности, иные правила устанавливал пункт 3 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации, в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных отношений и рассмотрения дела в суде, согласно которому для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга.

Учитывая, что супруги Бадасян на момент совершения сделки состояли в зарегистрированном браке, то к спорным правоотношениям подлежали применению положения Семейного кодекса Российской Федерации, что не было учтено судом апелляционной инстанции.

Абзацем вторым пункта 3 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации предусмотрено, что супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение указанной сделки не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки.

Таким образом, при признании сделки недействительной на основании пункта 3 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации закон не возлагает на супруга, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение сделки не было получено, обязанность доказывать факт того, что другая сторона в сделке по распоряжению недвижимостью или в сделке, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, знала или должна была знать об отсутствии такого согласия.

Материалы дела не содержат сведений о том, что Бадасян Р.Р. знала о состоявшейся сделке купли-продажи недвижимости между ее супругом и покупателем, нотариально удостоверенного согласия на совершение сделки в соответствии с пунктом 3 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации Бадасян Р.Р. не давала.

Таким образом, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о наличии правовых оснований для признания спорной сделки с недвижимостью недействительной и удовлетворил первоначальный иск Бадасян Р.Р. с отказом во встречном иске Лысовой С.Г.

Применение судом апелляционной инстанции к спорным правоотношениям положений статьи 253 Гражданского кодекса Российской Федерации не основано на законе.

С учетом изложенного, оснований для отмены решения суда первой инстанции и принятия по делу нового решения об отказе в удовлетворении первоначальных исковых требований Бадасян Р.Р.

о признании недействительной сделки купли-продажи жилого дома и земельного участка, применении последствий недействительности сделки, признании права собственности на 1/2 долю жилого дома и земельного участка и удовлетворении встречного иска Лысовой С.Г. у суда апелляционной инстанции не имелось.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 15 сентября 2015 г. подлежит отмене, а решение Туапсинского районного суда Краснодарского края от 9 июля 2015 г. – оставлению в силе.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 15 сентября 2015 г. отменить, решение Туапсинского районного суда Краснодарского края от 9 июля 2015 г. оставить в силе.

Источник: https://www.eg-online.ru/document/adjudication/372764/

Решение суда, которым отказано в удовлетворении требований о признании договора купли-продажи квартиры недействительным, признании права собственности, отменено, дело направлено на новое рассмотрение, поскольку суд не исследовал вопрос о земельном ..

Решение суда о признании сделки состоявшейся, о признании права собственности
Судебные решения, арбитраж
Разделы:
Купля-продажа недвижимости; Сделки с недвижимостью Обращаем Ваше внимание на то обстоятельство, что данное решение могло быть обжаловано в суде высшей инстанции и отменено

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ АДЫГЕЯ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 ноября 2011 г. по делу N 33-1156

Судья Скрябин А.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Адыгея в составе:

председательствующего – Ткаченко В.В.
судей: Мейстер В.М.и Т.
при секретаре – К.Э.
рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе истицы К.Н. на решение Майкопского районного суда от 29 сентября 2011 года, которым постановлено:
в удовлетворении исковых требований К.Н. к С. о признании действительной сделки купли-продажи квартиры, расположенной по адресу: признании за К.Н. права собственности на квартиру, состоящую из трех жилых комнат, расположенную по адресу: – отказать за необоснованностью требований.
Заслушав доклад судьи Тхагапсовой Е.А., объяснения сторон, судебная коллегия

установила:

К.Н. обратилась в суд с иском к С. о признании сделки купли-продажи состоявшейся и признании права собственности на квартиру. В заявлении указала, что 29.07.2004 г. по договоренности с ответчиком она приобрела у него квартиру, расположенную по адресу: , кв. N за рублей. В присутствии свидетелей она передала ответчику всю оговоренную покупную стоимость квартиры, на что он выдал ей расписку о получении от нее денег. Сразу оформить договор купли-продажи квартиры в надлежащем порядке они не могли, поскольку ответчик еще не оформил свое право собственности на нее и прилегающий к квартире земельный участок. Ответчик выселился из квартиры, снялся с регистрационного учета, передал ей квартиру и ключи. 01.08.2004 г. она вселилась в квартиру и проживает в ней с дочерью по настоящее время. Она неоднократно обращалась к ответчику с просьбой оформить договор купли-продажи квартиры, однако он под разными предлогами уклонялся от его оформления. Полагает, что вместе с квартирой, сараем и надворным туалетом ей в собственность должен быть передан земельный участок площадью 400 кв. м, который был приватизирован при квартире ответчиком. Просила суд признать сделку купли-продажи квартиры с земельным участком площадью 400 кв. м по адресу: , заключенную 20.07.2004 г. между ней и С. состоявшейся и признать за ней право собственности на квартиру из трех жилых комнат, расположенную на земельном участке мерою 400 кв. м и хозяйственные постройки по адресу: .
В судебном заседании К.Н. уточнила заявленные требования и просила суд признать действительной сделку купли-продажи квартиры по адресу: признать за ней право собственности на указанную квартиру. Требование по земельному участку просила не рассматривать, так как у нее нет средств на его приобретение.
Ответчик С. и ее представитель по доверенности в судебном заседании исковые требования К.Н. не признали и просили суд отказать в их удовлетворении. Ответчик пояснил, что представленная суду расписка была написана его супругой и подписана им лично. Он получил от истицы деньги в сумме рублей в счет продажи квартиры без земельного участка. В настоящее время он не желает продавать квартиру и земельный участок и оформлять сделку.
Представитель ответчика С. пояснила, что ее доверитель заблуждался по поводу возможности отчуждения квартиры без земельного участка. Он с истицей обращался к нотариусу для оформления сделки, однако им было разъяснено, что без земельного участка отчуждение недвижимости невозможно. Ответчик не возражает против возврата истице полученной по расписке денежной суммы
Суд принял изложенное выше решение.
В кассационной жалобе истица К.Н. просит отменить решение суда. Не согласна с вынесенным решением, которым было отказано в удовлетворении заявленного иска, так как считает, что ею было представлено достаточно доказательств, подтверждающих, что договор купли-продажи квартиры состоялся. Кроме того, факт совершения сделки был признан ответчиком в судебном заседании, как и то, что он получал от нее деньги, после чего передал квартиру ей. Однако с момента совершения сделки, ответчик под разными предлогами уклонялся от переоформления квартиры. Считает, что в действиях С. имеет место злоупотребление правом, поскольку при значительном изменении цен на рынке недвижимости с 2004 г., в настоящее время он в силу указанного обстоятельства отказывается от оформления сделки, надлежащим образом. Полагает, что судом первой инстанции дана неправильная правовая оценка фактическим обстоятельствам дела, в результате чего суд пришел к выводу о недействительности сделки купли-продажи, тогда как истицей заявлялось требование о признании сделки состоявшейся. При этом в мотивировочной части решения суд ссылался на незаключенность договора, а не на его недействительность.
Проверив материалы дела, изучив доводы кассационной жалобы истца, судебная коллегия находит решение суда первой инстанции подлежащим отмене с направлением дела на новое рассмотрение.
В соответствии с п. 1 ст. 434 ГК РФ договор может быть заключен в любой форме, предусмотренной для совершения сделок, если законом для договоров данного вида не установлена определенная форма.
Статья 550 ГК РФ предусматривает заключение договора продажи недвижимости в письменной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами.
В силу ст. 554 ГК РФ в договоре продажи недвижимости должны быть указанны данные, позволяющие определенно установить недвижимое имущество, подлежащее передаче покупателю по договору, в том числе данные, определяющие расположение недвижимости на соответствующем земельном участке либо в составе другого недвижимого имущества.
Отказывая истице К.Н. в признании действительной сделки купли-продажи спорной квартиры и признании за ней права собственности на эту квартиру, суд признал данный договор незаключенным, мотивируя свой вывод тем, что в представленной в судебное заседание расписке отсутствуют данные, позволяющие признать данный документ договором купли-продажи недвижимости.
Между тем, с указанными выводами суда нельзя согласиться в виду неправильного применения норм материального права и неверного определения обстоятельств, имеющих значение для данного дела.
В судебном заседании сторонами предъявлена расписка, подписанная продавцом С., из которой следует, что он в присутствии двух свидетелей получил от покупателя К.Н. деньги в счет суммы за квартиру в размере рублей.
В судебном заседании обе стороны подтвердили, что имея намерение совершить сделку купли-продажи недвижимости – квартиры, расположенной в , составили вышеуказанную расписку.
При этом ответчик С. пояснил, что действительно продал истице К.Н. принадлежащую ему квартиру за рублей, за которую истица полностью рассчиталась, и на следующий день после написания расписки и передачи денег вселилась в приобретенную квартиру.
Указанные обстоятельства в судебном заседании подтвердил свидетель Г., который пояснил суду, что присутствовал при передаче денег К.Н. продавцу С. за квартиру, и в день составления расписки ответчик выехал из проданной квартиры.
Свидетель Р. суду также показала, что в 2004 году между истицей и ответчицей был заключен договор купли-продажи квартиры, после заключения которого, К.Н. сразу вселилась в нее, где проживает с дочерью до настоящего времени.
Из представленных истицей квитанций усматривается, что с августа 2004 г. по настоящее время именно она несет бремя содержания спорной квартиры – уплачиваются коммунальные услуги, расходы на содержание дома, осуществляется оплата электроэнергии.
Квитанции об оплате С. налога на недвижимость суд кассационной инстанции не принимает, так как требования об оплате налога направлялись налоговыми органами титульному собственнику, и указанное не лишает ответчика права потребовать от К.Н. возмещения понесенных им соответствующих расходов.
В судебном заседании ответчиком С. не отрицалось, что К.Н. неоднократно обращалась к нему с просьбой надлежаще оформить сделку купли-продажи квартиры и произвести ее государственную регистрацию.
Таким образом, на основании представленных доказательств установлено, что фактически после подписания письменной расписки С. о получении денег за квартиру, стороны сделки купли-продажи относились к спорному имуществу, как принадлежащему истице К.Н. на праве собственности; воля сторон была направлена на ее совершение; исполнение договора купли-продажи квартиры состоялось полностью; истица предпринимала попытки в добровольном порядке оформить состоявшуюся сделку надлежащим образом и зарегистрировать свое право собственности.
При таких обстоятельствах вывод суда о том, что для признания действительной сделки купли-продажи спорной квартиры, помимо письменной расписки о выплате К.Н. ее стоимости С., отсутствуют иные доказательства, нельзя признать правомерным.
Согласно правовой позиции, изложенной в п. п. 60, 61 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ N 10/22 от 29.04.2010 г. “О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав”, пунктом 1 ст. 551 ГК РФ предусмотрено, что переход к покупателю права собственности на недвижимое имущество по договору продажи недвижимости подлежит государственной регистрации.
Отсутствие государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество к покупателю не является основанием для признания недействительным договора продажи недвижимости, заключенного между этим покупателем и продавцом.
После передачи владения недвижимым имуществом покупателю, но до его государственной регистрации права собственности покупатель является законным владельцем этого имущества и имеет право на защиту своего владения на основании ст. 305 ГК РФ.
Если одна из сторон договора купли-продажи недвижимого имущества уклоняется от совершения действий по государственной регистрации переходя права собственности на это имущество, другая сторона вправе обратиться к этой стороне с иском о государственной регистрации перехода права собственности (пункт 3 ст. 551 ГК РФ).
Судом первой инстанции при принятии решения указанные положения норм гражданского законодательства оставлены без внимания.
Однако по делу установлены обстоятельства, позволяющие признать договор купли-продажи квартиры, расположенной по адресу: , действительным, заключенным между продавцом С. и покупателем К.Н.
Вместе с тем, установлено, что при заключении договора купли-продажи спорной квартиры, сторонами договора не разрешен вопрос относительно земельного участка площадью 400 кв. м, прилегающего к квартире, отчуждение которой без него невозможно.
В судебном заседании были представлены доказательства того, что при заключении договора купли-продажи квартиры, обе стороны добросовестно заблуждались по поводу возможности отчуждения квартиры без данного земельного участка.
Статьей 552 ГК РФ регулируются права на земельный участок при продаже здания, сооружения или другой находящейся на нем недвижимости. Нормы указанной статьи предусматривают приобретение покупателем права собственности либо аренды или иное право на земельный участок, при приобретении покупателем расположенной на нем недвижимости.
Как видно из материалов дела, соглашение между сторонами сделки купли-продажи в отношении земельного участка не достигнуто.
В соответствии с ч. 2 ст. 12 ГПК РФ суд в судебном заседании обязан создать условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел.
Указанное требование процессуального права судом первой инстанции при разрешении настоящего спора выполнено не было.
Так, суд не исследовал вопрос о земельном участке, подлежащем обязательному отчуждению вместе со спорной квартирой, не установил его кадастровую и рыночную стоимость, не разрешил вопрос о правах на него, что привело к принятию незаконного и необоснованного судебного постановления.
В силу п. 4 ч. 1 ст. 362 ГПК РФ основаниями для отмены решения суда в кассационном порядке являются нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.
На основании изложенного, судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
При новом рассмотрении дела суду необходимо учесть изложенное, полно и всесторонне установить обстоятельства по делу, истребовать и исследовать доказательства, касающиеся спорного земельного участка, и принять новое решение в строгом соответствии с нормами материального и процессуального права.
Руководствуясь ст. ст. 360, 361 и 362 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Майкопского районным суда от 29 сентября 2011 года отменить и направить дело на новое рассмотрение в тот же суд.
Председательствующий
В.В.ТКАЧЕНКО

Судьи

В.М.МЕЙСТЕР
Е.А.ТХАГАПСОВА

Копия верна

судья
Верховного Суда
Республики Адыгея
Е.А.ТХАГАПСОВА

© Обращаем особое внимание коллег на необходимость ссылки на “REALTIST.RU | Теория и практика управления недвижимостью” при цитированиии (для on-line проектов обязательна активная гиперссылка)

Источник: http://realtist.ru/fas2/44257B06005C4ACF44257B0200041E09.html

Адвокат Титов
Добавить комментарий