Проблемы правоприменения УПК

Проблемы приостановления предварительного следствия по основанию, предусмотренному п. 4 ч. 1 ст. 208 упк рф

Проблемы правоприменения УПК

СТАЦЮК Д.Н.

В статье рассматриваются проблемы применения уголовно-процессуальных норм, регулирующих приостановление предварительного следствия по основанию, предусмотренному п. 4 ч. 1 ст.

208 УПК РФ (временное тяжелое заболевание подозреваемого или обвиняемого, удостоверенное медицинским заключением, препятствующее его участию в следственных и иных процессуальных действиях). Обосновываются предложения по совершенствованию данной нормы уголовно-процессуального законодательства.

Реализация этих предложений будет способствовать обеспечению назначения уголовного судопроизводства и создаст благоприятные условия для эффективной деятельности органов предварительного расследования, в частности по приостановленным уголовным делам.

Ключевые слова: Основания приостановления предварительного следствия, подозреваемый, обвиняемый, тяжелое заболевание, медицинское заключение.

В современных условиях построение правового государства невозможно без совершенствования законодательства, в том числе уголовно-процессуального. Процесс реформирования отечественного уголовного процесса не может оставить без внимания актуальный и значимый для практики институт приостановления предварительного следствия.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство существенно изменило правовую регламентацию института приостановления предварительного следствия: дополнен перечень оснований для приостановления предварительного следствия; усилены гарантии прав участников, чьи интересы затрагиваются при приостановлении предварительного следствия; основные нормы рассматриваемого института сведены в отдельную главу УПК РФ; внесены изменения, касающиеся обязанностей следователя по устранению обстоятельств, препятствующих дальнейшему производству по уголовному делу. Несмотря на это по-прежнему вызывает существенные проблемы правоприменение некоторых норм института приостановления предварительного следствия, что неизбежно ведет к принятию заведомо незаконных и необоснованных процессуальных решений, умышленному затягиванию сроков расследования уголовного дела, нарушению прав участников уголовного судопроизводства и невозможности реализации назначения уголовного судопроизводства.

Итак, в ч. 1 ст.

208 УПК РФ [1] законодателем закреплен перечень оснований приостановления предварительного следствия: 1) лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, не установлено; 2) подозреваемый или обвиняемый скрылся от следствия либо место его нахождения не установлено по иным причинам; 3) место нахождения подозреваемого или обвиняемого известно, однако реальная возможность его участия в уголовном деле отсутствует; 4) временное тяжелое заболевание подозреваемого или обвиняемого, удостоверенное медицинским заключением, препятствует его участию в следственных и иных процессуальных действиях. Этот перечень оснований является исчерпывающим и расширенному толкованию не подлежит. Но в практической деятельности возникает множество спорных моментов, связанных с применением указанных оснований при соблюдении условий, предъявляемых УПК РФ.

Более подробно остановимся на рассмотрении такого основания приостановления предварительного следствия, как временное тяжелое заболевание подозреваемого или обвиняемого, удостоверенное медицинским заключением, препятствующее его участию в следственных и иных процессуальных действиях (п. 4 ч. 1 ст. 208 УПК РФ). Статистика свидетельствует о том, что количество уголовных дел, приостановленных по данному основанию, невелико. Однако именно эти уголовные дела зачастую попадают под пристальное внимание прокурора и руководителя следственного органа.

Ранее, в соответствии с ч. 2 ст. 195 УПК РСФСР, уголовное дело могло быть приостановлено в случае психического или иного тяжкого заболевания обвиняемого, удостоверенного врачом, работающим в медицинском учреждении [4].

В деятельности следователей приостановление по данному основанию создавало множество проблем, поскольку не определялись конкретные признаки психического заболевания, позволяющие отличить его от иных расстройств душевной деятельности. Практика применения ч. 2 ст.

195 УПК РСФСР показала, что зачастую следователи не устанавливали вид, характер и тяжесть заболевания, приостанавливали предварительное следствие, ограничиваясь лишь констатацией болезненного состояния обвиняемого, что, в свою очередь, не являлось достаточным основанием для приостановления, так как болезнь обвиняемого должен был удостоверить специалист – врач, работающий в медицинском учреждении [8].

К сожалению, указанные нами проблемы применения рассматриваемой нормы не были приняты во внимание законодателем при формулировании п. 4 ч. 1 ст. 208 УПК РФ.

Ныне действующий уголовно-процессуальный закон, разработка которого была ориентирована на устранение проблем правоприменения, наоборот, вызвал еще больше вопросов в отношении применения нормы о приостановлении предварительного расследования по причине временного тяжелого заболевания подозреваемого или обвиняемого, препятствующего его участию в следственных и иных процессуальных действиях.

Анализ п. 4 ч. 1 ст. 208 УПК РФ позволяет выделить следующие элементы: заболевание подозреваемого (обвиняемого) должно являться временным; оно должно быть тяжелым, препятствующим участию в следственных и иных процессуальных действиях; обязательно данное заболевание должно быть удостоверено медицинским заключением.

Несмотря на то, что действующим УПК РФ не определены виды таких заболеваний (в отличие от УПК РСФСР, который хотя бы указывал на психическое или иное тяжкое заболевание), их можно разделить на психические и физические (соматические, телесные) [9].

Такое деление имеет юридическое значение для принятия процессуального решения о приостановлении предварительного следствия, поскольку существуют различия в протекании самих заболеваний и порядке их установления.

Таким образом, необходимо признать, что основанием приостановления предварительного следствия может служить не всякое заболевание подозреваемого (обвиняемого), которое препятствует его явке к следователю, поскольку закон не запрещает следователю проводить процессуальные действия по месту нахождения подозреваемого (обвиняемого).

Следователь, не обладая специальными познаниями в области медицины, не может дать правильную оценку тому или иному заболеванию (тяжкие заболевания могут протекать в различных формах, иметь различные последствия).

Поэтому он не имеет возможности правильно определить, относится ли то или иное заболевание к категории иных тяжких и как долго оно будет длиться.

Не может также этого сделать и лечащий врач подозреваемого (обвиняемого), так как его полномочия на единоличное определение характера и длительности заболевания ограничены Инструкцией о порядке выдачи документов, удостоверяющих временную нетрудоспособность граждан [3].

В связи с этим на практике преобладают случаи, когда лечащий врач или главный врач лечебного учреждения констатируют факт заболевания подозреваемого (обвиняемого), но не определяют его тяжесть, длительность и отказываются удостоверять заболевание медицинским заключением, которое препятствовало бы участию подозреваемого (обвиняемого) в следственных и иных процессуальных действиях.

Как представляется, тяжелое, препятствующее участию в следственных и иных процессуальных действиях заболевание должно быть связано с таким нарушением функционирования организма, которое не позволяет передвигаться или совершать активные действия.

Таким образом, не будет являться основанием приостановления наличие заболевания, хотя и тяжелого, но не препятствующего участию лица в производстве по делу (лицо может самостоятельно передвигаться, являться к следователю, принимать участие в следственных действиях).

Кроме того, отметим, что одно и то же заболевание в одних случаях может служить основанием для приостановления, а в других не являться таковым. Например, подозреваемый (обвиняемый) не способен передвигаться самостоятельно из-за перелома костей, но при этом требуется провести следственные действия, при которых необходима его подвижность.

В то же время подозреваемого (обвиняемого) с таким заболеванием без приостановления предварительного следствия вполне можно допросить, уведомить об окончании предварительного следствия, ознакомить с материалами уголовного дела.

Подобные обстоятельства приводят к тому, что врачи не могут дать однозначного медицинского заключения о наличии у подозреваемого (обвиняемого) временного тяжелого заболевания, препятствующего участию в проведении следственных и процессуальных действий, а в большинстве случаев отказываются давать такое заключение. Это, в свою очередь, создает серьезные проблемы в деятельности следователя.

Следует также отметить, что законодателем не определено и из текста закона не ясно, что именно понимать под медицинским заключением: это должно быть заключение судебно-психиатрической экспертизы, судебно-медицинской экспертизы, судебно-психологической экспертизы или выданная врачом справка с названием «медицинское заключение»? Как полагает А.В. Кочетова, поскольку законодателем не урегулированы вопросы, касающиеся медицинского заключения, его формы и содержания, для принятия законного и обоснованного процессуального решения о приостановлении предварительного следствия, которое впоследствии не будет отменено надзорным органом, временное тяжелое заболевание должно удостоверяться заключением эксперта [5]. Такое же мнение высказывали некоторые ученые и ранее, в период действия УПК РСФСР [6].

Е.Г. Ларин, А.В. Павлов также придерживаются позиции о необходимости удостоверения временного тяжелого заболевания заключением эксперта. При наличии психического заболевания назначение и проведение судебной психиатрической экспертизы является обязательным.

В данном случае от заключения эксперта будет зависеть принятие дальнейшего решения по уголовному делу: приостановление или прекращение дела либо направление в суд с ходатайством о применении принудительных мер медицинского характера.

Если имеет место физическое заболевание, то оно может быть удостоверено несколькими способами: заключением эксперта, выпиской из истории болезни, справкой врача, допросом врача [4].

Изученная нами следственная практика показывает, что при приостановлении предварительного следствия факт временного тяжелого заболевания в большинстве случаев удостоверяется справкой врача, заключением комиссии врачей медицинского учреждения, заключениями судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертиз, протоколами допросов врачей.

В целях устранения проблем применения рассматриваемого основания приостановления предварительного следствия, по нашему мнению, для установления факта временного тяжелого заболевания необходимо по аналогии с установленным в ч. 1.1 ст.

110 УПК РФ порядком выявления у подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления тяжелого заболевания, препятствующего его содержанию под стражей, проводить комиссионное медицинское обследование подозреваемого (обвиняемого).

В состав комиссии должны входить лечащий врач медицинского учреждения, хирург, психиатр или психолог.

Результатом обследования должно являться медицинское заключение, подтверждающее или опровергающее наличие временного тяжелого заболевания, препятствующего участию подозреваемого (обвиняемого) в проведении следственных и иных процессуальных действий.

Следует отметить, что действующий УПК РФ и иные нормативно-правовые акты не приводят перечня заболеваний, наличие хотя бы одного из которых у подозреваемого (обвиняемого) давало бы право следователю (дознавателю) принять законное и обоснованное процессуальное решение о приостановлении предварительного следствия по данному основанию. Е.Г. Ларин и А.В. Павлов, говоря о таком перечне заболеваний [4], объясняют его отсутствие тем, что практически невозможно предусмотреть все возможные ситуации, подпадающие под действие п. 4 ч. 1 ст. 208 УПК РФ.

Однако, как представляется, указанное утверждение не является верным. Так, например, перечень тяжелых заболеваний, препятствующих содержанию подозреваемых и обвиняемых под стражей, порядок их медицинского освидетельствования и форма соответствующего медицинского заключения утверждены Правительством Российской Федерации [2].

В данном случае при выявлении у подозреваемого и обвиняемого тяжелого заболевания, которое входит в указанный перечень, и удостоверении его медицинским заключением не возникает проблем с принятием законного и обоснованного процессуального решения об изменении меры пресечения в виде заключения под стражу на более мягкую меру пресечения.

В связи с этим считаем, что необходимо разработать и утвердить Постановлением Правительства Российской Федерации перечень тяжелых заболеваний и травм, препятствующих участию подозреваемого (обвиняемого) в проведении с его участием следственных и иных процессуальных действий, порядок медицинского обследования подозреваемого (обвиняемого) и форму медицинского заключения.

Считаем целесообразным внести изменения в п. 4 ч. 1 ст. 208 УПК РФ и изложить его в следующей редакции: «4) временное тяжелое заболевание подозреваемого или обвиняемого, удостоверенное медицинским заключением, вынесенным по результатам медицинского обследования.

Перечень временных тяжелых заболеваний, препятствующих участию подозреваемого или обвиняемого в следственных и иных процессуальных действиях, порядок их медицинского обследования и форма медицинского заключения утверждаются Правительством Российской Федерации».

Реализация данных предложений будет способствовать обеспечению достижения назначения уголовного судопроизводства и создаст благоприятные условия для деятельности органов предварительного расследования по приостановленным уголовным делам, а также после возобновления предварительного следствия по ним.

Библиографический список:

Источник: https://zakoniros.ru/?p=32658

�������� ������� ��������� ����������� ������������ � ��������� �������.

 ����������:

1. �������� �. �. ������� ���������� ��������������� � ��������� ���������������� / �. �.��������.- �����: ���-�� ���. ��-��, 2000. – 136 �.

2.     �������� �. �. ����������� ���� � ������������ ����������� � �������� � �������� ����������� � ��������� ��� ���������� � ����� ���������� ���������������� (������������� ������) / �. �.�������� – �����: ���-�� ���. ��-��, 2004. – 135 �.

������, �������������� � ��������, ��������� � ������� ���:

44

3. �������� �. �. ������������� ��������� � ��������� �������� // ������� ���. ���. ��-��. ����� ����������. ����������� �����. – 1999. – �. 267. – 3 �.

4. �������� �. �. �������� ��������������� � ���������� ����������� � ��������� ������ ���� ������� // ��������� ������������� ������-������������ �����������, ����������� �������� ������ ��������-��������������� ������� ��. – �., 2002. – �. 184-186.

5. �������� �. �. ������� ���������� ��������������� ������� � ����������� ��� ��� ���������� ��� ��������-��������������� ����������� � ��������� ���������������� // �������� ���. �������, ��-��. -2002. – �. 305, ���. 8. – �. 269-272.

6.         �������� �. �. ����������� ������� ��������� � ���������� ������������� �� ��� �� // �������� ������� � ����������� ��������� ����������� � ���������� ��������� : ��������� ������������� ������- ������������ �����������. -̄ 2003. – �. 135-139.

7.         �������� �. �. �������� ���������� ��� ������������ � ��������� ���, ������������� ���������� � ��������� ������������ �� ��� ���������� ��������� // ����������� �������� ���������� ����� � ���������� �������� : ��������� ������������� ����.-�����. ����������� : � 2 �. – ����������, 2003. – �. 2. – �. 111-116.

8.   �������� �. �. ������� ������� ��������� ���������� ���������� ���������������� �� ������� ��������� �� ��� �� // ������� ���. ���. ����. ����� ����������. ����������� �����. ���������� ���������� ������� �����������, �����������, ����, ���������� � ��ӻ. – 2003. – �4. -�. 30-32.

9.   �������� �. �. �������� ���������� ��� ����������� �� ��� �� // ������� ���. ���. ��-��. ����� ����������. ����������� �����. – 2003. -� 279. – �. 75-77.

10.        �������� �. �. �������� ��������� ������������� � ����� ���������� ���������������� // ����������� ���������� ��������� 1993 ���� � �������� �������������� ����������� � �����. – ����, 2003. �. I: ������� ���������� ������������� ������� �����������. – �. 154-159.

11.    �������� �. �. ����������� ������� ��������� ��������������, �����������, ��� ���������� ���������� ���������������� �� ������� ������ �� ��� �� // ������� ���. ���. ��-��. ����� ����������. ����������� �����. – 2003. – � 279. – �. 78-80.

12.    �������� �. �. ��������� �������� ��������� ������������� � ��������� ���������������� // ��������-�������������� ������ ���������� ���������: ��� ��������������� � ������������: ��������� ������������� ������-������������ �����������. – �., 2004. – �. 7-11.

13.    �������� �. �. ������� ��������� ������������ ��� ��������� ���������� ���������������� �� ������� ��������� // ������� ���. ���. ��-��. ����� ������������ �����. ������������� �����. – 2004. – � 283. – �. 36-

45

14.  �������� �. �. ������� ������� �� �������� � �������� ���� ���������� ���������� ��� ������: �������� ��������������� // ������ ����������� �����. – 2005. – �2. – �. 73-77.

15.  �������� �. �. �������� ���������� �������� � ������������ ������, ��������������� ��������������� ������������� � ����������, ���� �������������� ����� � ���������� ��������� �������� // �������� ������ � ������: �����, ������, �������� : ��. ������ ����. ����.-�����. ����., ������, 19-20 ����. 2004. – �., 2005. – �.27-33.

16.  �������� �. �. ��������� ������� ������� � �������� ������� ��������� �������� � ���������� ��������� �������� // ������� ���. ���. ����. ����� ����������. ����������� �����. – 2006. – � 292. – �. 54-57.

17.  �������� �. �. ���������� ��������� ��������������� � ���������� �����������: �������� ��������������� // ������� ���. ���. ��-��. ����� ����������. ����������� �����. – 2006. – � 292. – �. 250-253.

18.  �������� �. �. ������� ������� ��������� �������� � ���������� ��������� �������� // ������� ���������� ���������������� ������������. – 2006. -�2.-�. 39-44.

19.        �������� �. �. ������ ���� � �������� ��������� ���, ������������ �� ���������� ������������, ���������� � ��������� ��� �������� ���������: ��� ��� ����������? // ������� ������������� ���������������� ������������. – 2006. – �3. – �. 9-13.

20.        �������� �. �. �������� ���������� ��������� ��������������� � ���������� ����������� // �������� ��������-��������������� ����� : ��������� ��������. ����.-�����. ����. – ���������, 2006. – �. 17-21.

������ ������, ������ �������� � ����������� �� �������, ������-������������ ������������ � ���������:

21.    ������ �. �. ��������������� � ��������� �������: �������� / �. �. ������. – �����: ���. – 1994. – 16 �.

22.    ������ �. �. ������� ���������� ��������������� � ������������ ���������: �������� / �. �. ������. – �����: ���. – 1994. – 36 �.

23.    ������ �. �. ����������� ��� �������� ��������� ����������. // ���������� ������� ����������� � ����� � ����������� ������. – �����, 1994.-�. 199-201.

24.    ������ �. �. ��������� ������� ���������� ��������������� � ������������ ���������� // ���������� ������ ���������������� � ������� ������ � �������������: ��. ������ – ����������, 1994. – �. 72-75.

25.    ������ �. �. ����������, ��� ������������ ��������� ���������� �������� // �������, ��������, ������� : ��������� ����.-�����. ����. -�����, 1995.-�. 63-65.

26.        ������ �. �. ��������� ������� ����������� ������������ ���������� � ��������� ���������������� // ���������� �������� ������������ � ����������� ������. – �����, 1996. – �. 174-175.

27.        ������ �. �. ������� ���������� ��������������� � ������������ ������������ // ��������� � �������� �������� ����������� ����������������. – �����, 1998. – �. 63-65.

46

28.        ������ �. �. ������� � ��������� ���������������� ���, � ��������� ������� ������� ������������ // ���������� �������� ����������� � ����� � ����������� ������. – �����, 1998. – �. 3. – �. 75-77.

29. �������� �. �. � ������� � ������������� � ������������ ��� � ���������� ���, � ��������� ������� ������� ��������� ������������ // �������� �������� ���������� ���������� �����������������: ��. ������ / ��� ���. �. �. ������. – �����, 2000. – �. 6. – �. 174-178.

30. �������� �. �. ����������� ���������� ���� �������� ��������� // �������� �������������� ���������� ��������: ��. ������ / ��� ���. �. �. ����������. – ������������, 2000. – �. 58-64.

31.    �������� �. �. � ������� � ��������������� � ��������� ��������. // �������� �������� � ����������������� ����������� ����������������: ��. ������ / ��� ���. �. �. ��������. – �����, 2000. – �. 3. – �. 64-71.

32. �������� �. �. � ������� � �������������� ���������� ��������. // ���������� �������� �������: �����������, ��������, ���� �����������������: ��������� ��������������� ������� ����������� / ��� ���. ����� �. �. – �������, 2001. – �. 274-276.

33. �������� �. �. �������� ��������������� � ������ ���� ������� // �������� �������� ���������� ���������� ����������������� : ��. ������. / ��� ���. �. �. ���������. – �����, 2002. – �. 10: �������� ���������� �������� � ����� ������ ��������-��������������� ������� ���������� ���������. – �. 41-45.

34.   �������� �. �. ��������� ������� ���������������� ������ ��� �������� ���������� ���������������� // �������� �������� ���������� ���������� ����������������� : ��. ������ / ��� ���. �. �. ���������. – �����, 2002. – �. 10 : �������� ���������� �������� � ����� ������ ��������-��������������� ������� ���������� ���������. – �. 36-41.

35.   �������� �.�. � ������� � ����������� ���������� ���� �������� ��������� // ���������� ������������ �� ������ �����. ������� �������� �������. – �����, 2002. – �. 2. – �. 117-121.

36.   �������� �. �. ��������� ������� ������� � �������� ����������� ���� ���������� ���������� ���������������� // ������ �������: ������� ������� ������ ��-�� ���. � �����. – ������, 2003. – ���. 6. – �. 20-27.

37.      �������� �. �. ��������� �������������-������������������ �������� ��������������� � ��������� ���������������� ���������� ��������� // �������� �������� ���������� ���������� �����������������: ��. ������ / ��� ���. �. �. ������ – �����, 2004. – �. 21. – �. 3-9.

38.      �������� �. �. �������� �������� � �������� ���� ���������� ���������� ��� ������ (�� ���������� ������� �������) // ����� ��������-�������������� ������ ������ � �������� : ��������� �������� �����. / ���. ���. �. �. �������. – �., 2004. – �. 157-162.

39.  �������� �. �. ������� ��������� �������������� ��� ��������� ���������� ���������������� �� ������� ������ �� ��� �� // ����������� �������� �������������� ������������� � ��������������� ����� ������:

47

������ � �������� : ��������� �������. ����.-�����. ����. (17-18 ������ 2003 ����). – ������������, 2004. – �. 1. -�. 376-381.

40. �������� �. �. ��������� �������� ��������������� ��������-��������������� ������� ���������� ��������� // ������������� ����������� ������: ��������� ������-������������ �����������. – ����, 2004.-�. �.-�. 151-157.

41. �������� �. �. �������� ����������� ���� � ������� ��������� ������������� ������������ ��������������� ������� � ����������� ���, � ����� �������� � ��������� �������� // �������� ������ � �������� ���������� ��������, ������������� ������� � ������������������ ������������ � ����� ������ ����������� ����������������: ��������� ������-������������ �����������. – �����, 2004. – �. 5-12.

42. �������� �. �. ��������� �������� �������� ������� ����� ������� �� �������� � �������� ���� ���������� ���������� ��� ������ // ���������� ������������ �� ������ �����: ��. ������. – �����, 2003. – �. 2-9.

43. �������� �. �. �������� ���������� �������������� ����� � ��������� ���������������� // ���������� �������� �������� ����������� ���������������� / ��� ���. �. �. ��������. – �����, 2005. – �. 143-148.

44. �������� �. �. �������� ��������������� ������������� ������� ������� � ���������� � ��������� ���������������� // ���������� �������� ����������� �����. / ���. ���. �. �. ���������. – ����������, 2005. – �. 746-751.

45. �������� �. �. �������������� �������� ����������� ��������� ��� �������� ��������� ���������� // �������� ������ � �������� ������������� ������� � ����������� �������� : � 2 �. / ����� ���. ����������� ��. – �., 2005. – 4.1. – �. 106-109.

46. �������� �. �. ��������� �������� ����������� ��������� ��� �������� ��������� �� ��� �� // �������� �������� ���������� �����������������: ��. ������ / ��� ���. �. �. ���������. – �����. 2006. – �. 30.-�. 155-160.

47.        �������� �. �. � ������� � ���������� �������������� ��������� � ���� �������������� ����� �������� � ������������ ������, ��������������� ��������������� ������������� � ����������, � ��������� ���������������� // ��������-�������������� �����: �������, ����������, ��������� : ��������� ����.-�����. ����. – �., 2006. – �. 51-56.

Источник: http://law.edu.ru/script/cntSource.asp?cntID=100133977

Проблемы правоприменения УПК

Проблемы правоприменения УПК

Разные взгляды авторов на роль суда в состязательном уголовном процессе вообще и в доказывании, в частности, также порождают, как известно, оживленные споры в науке.

Не решаясь вдаваться в эти дискуссии в кратком «Предисловии», обозначим лишь свое принципиальное отношение к социальной сущности и правовым основаниям судейского усмотрения, поскольку именно к ним, в конечном счете, апеллируют все спорящие.

Известный латинский афоризм «Судья – это говорящий закон» («Judex est lex loquens»), подчеркивающий не только непредвзятость суда, но и незыблемый авторитет судебной власти и судебных решений, в цивилизованном государстве не должен приобретать примитивно-бюрократического смысла: «Это так, потому что судье так захотелось сказать».

У всех заинтересованных лиц и у гражданского общества в целом не должно оставаться сомнений в том, что судья в каждом конкретном случае имел достаточные основания сказать именно так, независимо от того, удовлетворило это кого-то лично или нет.

Суд, постановляя как обвинительный, так и оправдательный приговор, применяет власть, а любое применение власти должно иметь достаточные основания. Собственная убежденность суда в законности и обоснованности, а по сути – в объективной правильности принимаемого решения должна быть выражена в мотивировке этого решения, понятной любому здравомыслящему человеку.

Если основанием для оправдания является недоказанность обвинения, из приговора должно быть со всей определенностью видно, что доказательств виновности действительно нет, либо они мотивированно отвергнуты судом.

Исходя из этого, можно, как представляется, сформировать собственное отношение к авторским выводам о том, является ли суд субъектом доказывания, либо только его адресатом, и является ли само доказывание – только лишь деятельностью по обоснованию виновности, либо оно все же является деятельностью, направленной на установление оснований любого властного решения по уголовному делу.

Актуальные проблемы уголовного процесса в РФ

Согласно ст. 12 ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» все судьи в России обладают единым статусом и различаются между собой только полномочиями и компетенцией, однако в современной российской судебной системе начало равенства судей, а значит, и их независимости фактически ставится под сомнение наличием ряда гипертрофированных полномочий у председателей судов.

Субъектами управленческих воздействий являются прежде всего руководители судов, хотя принятие всех юридически значимых для карьеры судьи решений относится к полномочиям квалификационных коллегий. Без положительного заключения последних лицо не может быть назначено на судейскую должность, они же формируют комиссии для приема экзаменов у кандидатов в судьи.

Ими же присваиваются квалификационные классы действующим судьям, налагаются дисциплинарные взыскания и т.д. Вместе с тем инициаторами принятия такого рода решений в подавляющем большинстве случаев выступают либо председатели того суда, членом которого является данный судья, либо председатели вышестоящих судов .

В решающей степени от председателя суда зависит распределение между судьями и судебной нагрузки. Примерно две трети жалоб, заявлений, обращений граждан, в том числе должностных лиц, направляются для проверки квалификационными коллегиями субъектов Федерации председателям районных (городских) судов , что противоречит п.

20 Основных принципов независимости судебных органов , согласно которому решения о дисциплинарном взыскании или увольнении должны быть предметом независимой проверки, а не проверки, проводимой руководителем судебного органа.

Актуальные проблемы уголовно-процессуального права

21.Постановление Конституционного Суда РФ от 01.01.01 г. по делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 3, пункта 1 статьи 8 и пункта 1 статьи 12.1 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» и статей 19, 21 и 22 Федерального Закона «Об органах судейского сообщества в российской федерации» в связи с жалобой гражданки .

признание вины как условие рассмотрения дела в порядке, предусмотренном гл. 40 УПК РФ, устраняет необходимость в исследовании фактических обстоятельств дела с соблюдением принципов непосредственности и устности. Вместе с тем закон требует, чтобы судья убедился в обоснованности обвинения и подтверждении его другими доказательствами, собранными по делу (ч. 2 ст. 77, ч. 7 ст. 316 УПК РФ).

Тема 1

Лишь в самых общих чертах предусмотрены УПК основания и порядок возмещения ущерба, причиненного незаконными действиями органов следствия, дознания, судом.

Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебном приговоре» от 26 апреля 1996 года разъяснено, что при вынесении оправдательного приговора и разрешении подобного рода исков судам следует руководствоваться ст.ст.151, 1070, 1071, 1099, 1100, 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Но разъяснение, данное Пленумом Верховного Суда не закон, а рекомендация. В Уголовно-процессуальном кодексе должно содержаться четкое указание о пределах действия норм гражданского права в рамках уголовного судопроизводства. Другим «камнем преткновения» в реализации означенных положений является требование ст.

1070 ГК РФ о наличии одного из перечисленных незаконных действий судебно-следственных органов, совершенных в отношении гражданина, которому был причинен вред. Перечень этих действий, дающих основание требовать возмещения вреда, исчерпывающ. В юридической литературе данный перечень подвергается давней и обоснованной критике.

Кроме того, данная статья ГК РФ устанавливает, что вред, причиненный при осуществлении правосудия, возмещается в случае, если вина судьи установлена приговором суда, вступившим в законную силу. Как быть, если приговора не последует? Вопрос риторический.

Актуальные проблемы теории и практики применения уголовно-процессуального права России

Внимательное изучение уголовно-процессуального законодательства России и сопоставление его отдельных положений подтверждает, что оно сформулировано с позиции благоприятствования прокурорско-следственного аппарата, построения административной вертикали и возможности совершения различных действий и принятия решений без надзора и контроля независимого суда. Что особенно опасно в условиях распространения коррупции.

Актуальные проблемы уголовного права и процесса

Рассматриваемый элемент состава преступления в литературе называют по-разному: как объективная сторона состава преступления и как объективная сторона преступления. Между ними нет особых различий, они выступают однопорядковыми явлениями.

Однако надо иметь в виду, что объективная сторона преступления более широкое понятие, чем «объективная сторона состава преступления», так как включает такие признаки, которые не охватываются составом преступления (например, особенности совершения конкретного преступления, которые должны быть установлены и оценены в процессе следствия и судебного рассмотрения дела).

Раздел I

Источник: https://russianjurist.ru/trudovoe-pravo/aktualnye-problemy-ugolovno-protsessualnogo-prava

Актуальные проблемы уголовного процесса

Уголовное судопроизводство является исторически изменчивым правовым явлением, что обусловливает постоянный поиск наиболее рациональных и целесообразных процессуальных форм. Одним из направлений развития уголовно-процессуального права является решение проблемных вопросов, которые могут возникать в связи с

  • изменением общественных отношений (как, например, произошло в результате реформы органов прокуратуры, в ходе которой прокурор лишился значительной части своих полномочий, которые компенсируются ему введением новых норм и институтов);
  • изменением системы правового регулирования (принятие Конституции РФ и ратификация Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года выявили много несоответствий норм уголовно-процессуального законодательства, как советского, так и российского, стандартам прав человека).

Определение 1

Актуальные проблемы уголовного процесса – правовые пробелы и коллизии, а также спорные нормы и институты, вызывающие теоретическую и общественную дискуссию.

Ничего непонятно?

Попробуй обратиться за помощью к преподавателям

Выделим наиболее значимые проблемы современного уголовного процесса.

Упрощение процессуальной формы

Сама по себе дифференциация производств в рамках процесса не является негативным явлением, поскольку позволяет снизить издержки, более быстро реализовать права участников процесса. Первой такой упрощенной формой было дознание, однако сейчас перечень пополнился:

  • дознание в сокращенной форме – его срок составляет не более 20 дней, а доказывание перенесено со стадии предварительного расследования на стадию возбуждения уголовного дела (суд принимает решение по материалам проверки сообщения о преступлении). Гарантией обвиняемому выступает сокращение назначаемого наказания (не более половины санкции вменяемой нормы Уголовного кодекса РФ);
  • особый порядок судопроизводства в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве. Попытка ввести в законодательство аналог американской сделки о признании вины вряд ли может считаться удачной: в заключении соглашения участвует много властных субъектов, каждый из которых вправе «законсервировать» соглашение, у обвиняемого же нет никаких гарантий, что сообщенные им сведения будут признаны достаточными и наказание снижено;
  • особый порядок судопроизводства в связи с согласием обвиняемого с предъявленным обвинением в настоящее время стал превалирующей формой рассмотрения уголовных дел (без исследования доказательств рассматривается около 60% уголовных дел).

Подобное ускорение и упрощение уголовного процесса делает бессмысленными те процессуальные гарантии прав обвиняемых и потерпевших, которые содержит Уголовно-процессуальный кодекс РФ.

Проблемы доказывания по уголовным делам

Можно назвать две основные проблемы в данной сфере:

  • обеспечение участия в доказывании невластных субъектов процесса (в первую очередь подозреваемого и обвиняемого, его защитника). Как известно, законом предусмотрены строгие требования к доказательствам (например, правило допустимости), но распространяются ли они на те сведения, которые в защиту обвиняемого собрал адвокат? Суды нередко не принимают такие материалы как собранные с нарушением закона, или же не обосновывают ими принятие решение (в том числе не разрешают вопрос о противоречии между доказательствами). Такое положение ограничивает право обвиняемого на защиту любыми законными способами и средствами;
  • статус материалов оперативно-розыскной деятельности. Данные сведения, несмотря на то, что в оперативно-розыскном законодательстве отсутствуют требования к их получению (кроме, пожалуй, необходимости получения санкции суда), охотно принимаются судьями, в чём проявляется сохраняющийся обвинительный уклон российского правосудия.

Судьба стадии возбуждения уголовного дела

Замечание 1

Как известно, стадия возбуждения дела – изобретение советского права, не известное Уставу уголовного судопроизводства 1864 года.

Данная стадия может быть существенной преградой для доступа потерпевшего к правосудию, поскольку перед возбуждением уголовного дела следователь (дознаватель) может неоднократно в этом отказывать без каких-либо веских оснований.

С другой стороны, введение сокращенного дознания подтвердило тезис некоторых ученых, что положительное решение в стадии доследственной проверки, на которую перенесено собирание доказательственного материала, уже предопределяет постановление судом обвинительного приговора.

Источник: https://spravochnick.ru/pravo_i_yurisprudenciya/ponyatie_i_znachenie_ugolovnogo_processa/aktualnye_problemy_ugolovnogo_processa/

Источник: https://lgotyyes.ru/problemy-pravoprimeneniya-upk.html/amp

Актуальные проблемы стадии возбуждения уголовного дела

Проблемы правоприменения УПК


В статье рассматривается актуальные проблемы в уголовно-процессуальных нормах относительно стадии возбуждения уголовного дела, как в теории, так и на практике. Авторами приводятся предложения по реформированию данного института.

Ключевые слова: уголовный процесс, уголовное дело, стадия возбуждения уголовного дела, актуальные проблемы, уголовно-процессуальные нормы

The article discusses topical problems of criminal procedural law regarding the stage of excitation of criminal case, both in theory and in practice. The authors provide suggestions for reform of this institution.

Keywords: the criminal process, the criminal case, the stage of initiation of criminal proceedings, actual problems of criminal procedural law

В последнее время в науке уголовно — процессуального права зачастую имеют место дискуссии касательно необходимости реформирования стадии возбуждения уголовного дела.

Следует отметить, что на это имеется целый ряд причин: пробелы в уголовно-процессуальных нормах, которые направлены на регулирование деятельность должностных лиц на этапе проверки сообщений о преступлении, значительное отставание национальных правовых норм от опыта зарубежных стран, проблемы правоприменения норм.

Следует отметить, что Генеральная прокуратура РФ неоднократно обращала внимание на рост жалоб граждан в связи с возникающими фактами незаконного возбуждения уголовных дел, и, наоборот, с необоснованными отказами в их возбуждении.

Причиной тому, очевидно, является загруженность аппарата предварительного расследования, низкий уровень квалифицированности и профессионализма должностных лиц, фактор коррупционной составляющей [2, c. 201–204].

Причем большинство подобных затруднений в процессуальном плане возникает именно на стадии возбуждения уголовного дела.

Не вызывает сомнений, что необходимость внесения изменений в уголовно-процессуальный закон назрела. В связи с чем, предлагаем рассмотреть и изучить наиболее актуальные из возникших на данный момент проблем.

Во-первых, одним из поводов для возбуждения уголовного дела законодатель называет заявление о преступлении, причем подписанное (именное). В соответствии с ч. 7 ст. 141 УПК РФ «анонимное заявление не может служить поводом для возбуждения уголовного дела» [1].

Это обуславливается тем, что в случае не анонимности подобного заявления сотрудники их регистрирующие будут обязаны принимать любые заявления о преступлении, в которых, к примеру, отсутствуют признаки, указывающие на состав преступления, и даже содержащие заведомо ложные факты.

Однако если обратиться к практике других государств, то можно отметить положительные результаты в борьбе с преступностью (например, Республика Казахстан).

Даже если в таком случае часть заявлений о преступлениях будет содержать ложную информацию, следует учитывать только те, в которых содержатся признаки наличия преступного деяния и отсутствуют обстоятельства, которые могут исключать производство по конкретному уголовному делу.

Таким образом, полагаем, что в ч.7 ст. 141 УПК РФ необходимо внести изменения и изложить в следующем содержании:

«Статья 141. Заявление о преступлении

7. Анонимное заявление о преступлении может служить поводом для возбуждения уголовного дела, если оно содержит данные, указывающие на признаки состава преступления, при отсутствии обстоятельств, исключающих производство по делу».

Во-вторых, законодателем не предусмотрен срок передачи сообщения о преступлении по подследственности в силу нормы ст. 145 УПК РФ [1].

В данном случае возникает вполне имеющий место вопрос, с какого момента следует исчислять срок рассмотрения сообщения о преступлении, переданного по подследственности.

Подобный пробел нередко становится причиной превышения срока разрешения поступающей информации о совершенных или готовящихся преступлениях и требует законодательной доработки.

По нашему мнению, для устранения возникшей неточности в процессуальном законе п.3 ч.1 ст. 145 УПК РФ следует изложить в следующем виде:

Статья 145. Решения, принимаемые по результатам рассмотрения сообщения о преступлении

1. …

3) о передаче сообщения по подследственности в соответствии со статьей 151 настоящего Кодекса, а по делам частного обвинения — в суд в соответствии с частью второй статьи 20 настоящего кодекса, всрок, не превышающий 24 часов смомента вынесения принятого решения.

Также вызывает сомнения положения данной статьи в части уведомления заявителя о принятом решении по результатам рассмотрения сообщения о преступлении.

На практике достаточно распространено явление служебного злоупотребления, которое проявляется в неисполнении должностным лицом требований касаемо порядка извещения заявителя о результатах рассмотрения сообщения, зачастую в адрес последнего постановление об отказе в возбуждении уголовного дела не направляется либо попросту делается отметка в журнале исходящей корреспонденции датой, соответствующая требованиям [2, c. 201–204].

Поэтому считаем необходимым дополнение ч.1 и ч.2 ст. 145 УПК РФ с обязательным указанием на такой порядок извещения заявителя о принятом решении, который бы подтверждал именно факт непосредственного его получения и с обязательным приложением в виде копии принятого процессуального решения.

В-третьих, в научной юридической литературе довольно часто встречаются мнения правоведов в отношении перечня поводов для возбуждения уголовного дела, который законодателем приведен в качестве исчерпывающего, однако, формулировки которого недостаточно конкретизированы.

Приведем наглядный пример, такой повод, как «сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников» есть ничто иное как — рапорт об обнаружении признаков преступления (согласно положениям ст. 143 УПК РФ) [1], при этом законодатель не определяет перечень источников, из которых могут быть получены непосредственно сообщения о преступлениях [7, c. 6–9].

Так, если обратиться к законодательной практике зарубежных государств (на примере Белоруссии и Казахстана), то можно отметить, что в нормах права данных стран перечень поводов для возбуждения уголовного дела более чем конкретизирован, и предусматривает в качестве еще одного повода — рапорт должностного лица органа предварительного расследования о получении сообщения о совершенном или готовящемся преступлении [4, c. 27–31].

Потому имеется необходимость закрепить в отечественном законодательстве более конкретный перечень поводов для возбуждения уголовного дела, добавив в положения ст. 140 УПК РФ еще один — рапорт должностного лица органа предварительного расследования о получении сообщения о совершенном или готовящемся преступлении.

В-четвертых, при осуществлении проверки заявления о преступлении должностное лицо органа предварительного расследования действует в соответствии с положениями нормы статьи 144 УПК РФ, часть первая которой предусматривает возможность производства некоторых следственных действий до возбуждения уголовного дела, в частности нас интересует освидетельствование. В процессе реализации данной нормы, следовательно (дознаватель) обращается к положениям более частной статьи, а именно ст. 179 УПК РФ, регламентирующей порядок производства освидетельствования. Согласно ч.1 ст. 179 УПК РФ освидетельствованию могут подвергаться только подозреваемый, обвиняемый, потерпевший и свидетель [1]. А это уже означает, что в данном случае произвести освидетельствование до возбуждения уголовного дела не представляется возможным, поскольку в силу статей 46, 47, 42, 56 УПК РФ — физическое лицо не может приобрести статус подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего и свидетеля соответственно до момента возбуждения уголовного дела (вынесения постановления о возбуждении уголовного дела).

Данная коллизия правовых норм показывает на существующий пробел в нормах уголовно-процессуального характера, который не может быть устранен ни разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ, ни методическими разработками. В таком случае необходимы изменения законодательного плана.

Например, необходимо внести изменения в положения нормы ч.1 ст. 179 УПК РФ, которые бы прямо указывали, что при определенных предусмотренных законом обстоятельствах производство освидетельствования возможно и в отношении иных физических лиц [5, с. 19–20].

В связи с чем, полагаем, что необходимо внести соответствующие изменения в ч.1 ст.

179 УПК РФ, в частности, указать на возможность производства освидетельствования иных физических лиц, заподозренных в совершении деяния, содержащего признаки преступления, и лица, пострадавшего в результате его совершения, при наличии согласия последнего до возбуждения уголовного дела.

Пожалуй, еще одной немаловажной проблемой следует считать, что на практике в ряде случаев проводится неполная проверка, когда максимально сокращаются количество проводимых должностными лицами, осуществляющими предварительное расследование, проверочных действий. Безусловно, это делается в целях сокращения времени, ресурсов и материальной составляющей. Однако чаще всего подобной полученной информации оказывается как минимум недостаточно для принятия законного и обоснованного решения [4, c. 27–31].

В то же время, нередко при рассмотрении вопроса о проверки сообщения о преступлении, становится такой проблемный момент, как не процессуальное расширение должностными лицами рамок проверки с целью установления данных, не имеющих отношение к разрешению сообщения.

Так, самым, как показывает практика, распространенным случаем является — установление следователями и дознавателями лица, совершившего преступное деяние. Данное действие не входит в саму задачу проверки сообщений о преступлениях.

Отсюда следует вывод, что подобные манипуляции оттягивают процедуру возбуждения уголовного дела, в последствие чего утрачиваются важные доказательства, которые могли бы послужить своевременному раскрытию преступления.

В процессе доследственной проверки заявления (сообщения) о преступлениях уголовно-процессуальная деятельность на стадии возбуждения уголовного дела претерпевает различного рода изменения, как положительного, так и отрицательного характера [6, c. 42–44].

Именно по этой причине процессуальные нормы, определяющие порядок и правила осуществления процессуальной деятельности, вероятнее всего, подвергаются различного рода дополнениям и изменениям.

Как раз вследствие этого содержание и смысл некоторых из них сложны для понимания правоприменителя.

Следует отметить, что необходимо оптимизировать правовое регулирование деятельности должностных лиц по проверке сообщений о преступлениях для того, чтобы создать и укрепить гарантии для соблюдения прав граждан, при этом учитывая интересы общества, структуры правоохранительных органов, судебного производства и государства в целом [3, c. 10–12].

Таким образом, как мы уже выяснили, ряд положений уголовно-процессуального кодекса РФ имеет неточность и пробелы в плане правового регулирования процедуры возбуждения уголовного дела.

Поэтому полагаем, что необходимость дальнейшего реформирования стадии возбуждения уголовного дела посредством внесения изменений и совершенствования законодателем некоторых процессуальных норм, регламентирующих данную стадию уголовного судопроизводства, назрела.

Однако, невзирая на существующие на данный момент пробелы в процессуальных нормах в отношении развития и функционирования института возбуждения уголовного дела в законодательстве России, эта первоначальная стадии уголовного судопроизводства остается эффективной и открытой гарантией реализации и защиты прав и законных интересов человека и гражданина.

Литература:

Источник: https://moluch.ru/archive/138/38662/

Адвокат Титов
Добавить комментарий