Проблемы исполнения домашнего ареста на практике как меры пресечения

Домашнийарпесткак мера пресечения

Проблемы исполнения домашнего ареста на практике как меры пресечения

Здравствуйте, в этой статье мы постараемся ответить на вопрос «Домашнийарпесткак мера пресечения». Также Вы можете бесплатно проконсультироваться у юристов онлайн прямо на сайте.

Такая мера пресечения применяется к подозреваемому или обвиняемому. Она позволяет не только обеспечить исполнение приговора, но и без особых проблем провести расследование.

Судьи идут на домашний арест из гуманных соображений и чувства справедливости. К сожалению, в связи с тем, что в последнее время в Москве увеличилось количество побегов — судьи стали реже давать домашний арест. Имейте в виду, что шансы выйти под домашний арест выше, чем под залог.

Ходатайство о домашнем аресте надо обязательно надо готовить в письменном виде с приложением подтверждающих документов.

При подготовке и подаче ходатайства о домашнем аресте важно знать, что суд определяет для нахождения подозреваемого/обвиняемого только такое жилое помещение, в котором он может проживать «в качестве собственника, нанимателя, либо на иных законных основаниях» (ч.1 ст.107 УПК РФ).

Сущность меры пресечения домашнего ареста:

В. Домашний арест как мера пресечения в уголовном процессе на современном этапе // Юридическая наука и правоохранительная практика. 2018.

Therefore, when determining the measure of coercion, the main emphasis should be placed on the law-limiting nature of the procedural decision of the court or criminal prosecution body that creates a specific range of responsibilities for the participant in criminal proceedings in respect of whom such a decision was made.

Неслучайно поэтому в установленном ст. 98 УПК РФ перечне мер пресечения домашний арест расположен непосредственно перед заключением под стражу — наиболее серьезной мерой пресечения.

Данная мера пресечения применяется по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше 2 лет.

Домашний арест и заключение под стражу как меры пресечения: основания, порядок их применения (избрания, изменения и отмены), полномочия защитника.

Домашний арест как мера пресечения

В ч.8 говорится, что запреты избираются судом с учетом личности самого гражданина, а также того обвинения, которое было ему предъявлено. Однако они не могут распространяться на пользование телефоном в экстренных случаях. О них лицо должно информировать контролирующую инстанцию отдельно.

Если предварительное расследование будет проводиться в Москве, то место домашнего ареста по общему правилу должно быть в Москве. Исключение возможно только если это не создаст проблем с доставкой обвиняемого на следственные действия и в суд.

Эта мера аналогична аресту. Разница лишь в месте пребывания. Человек может свободно заниматься любой законной деятельностью, но только в пределах помещения, где находится. При этом над ним осуществляется полный контроль со стороны правоохранительных органов.

Несовершеннолетний обвиняемый (подозреваемый) может быть заключен по стражу только при условии, что он обоснованно обвиняется (подозревается) в совершении умышленного преступления, за которое может быть назначено наказание свыше 5 лет лишения свободы. При этом следует учитывать реальную возможность назначения ему такого наказания.

Когда снимается домашний арест

Принуждение присутствует там, где обязанности носят правоограничительный характер, независимо от того, добровольно или нет выполняет свои обязанности субъект правоотношений.

Люди, которые далеки от судебных разбирательств, часто не понимают, что такое домашний арест. Между тем это довольно популярная практика, которая инициируется как самим судом, так и по требованию участников разбирательства.

Такое пресечение может быть назначено в любой момент уголовного производства. Впоследствии ограничения могут смягчить по ходатайству нарушителя или его защитника.

Но суд может и ужесточить меры пресечения в случае нарушений пребывания под домашним арестом.

Естественно, при аресте имеют место конкретные ограничения, связанные в первую очередь со свободой передвижения. Как минимум обвиняемому нельзя покидать жилище без ведома и разрешения следователя. Он обязан всегда находиться по адресу, который прописан в решении суда. Также в решении суда могут быть указаны определенные условия и ограничения, в рамках которых может действовать обвиняемый.

Основания для домашнего ареста подозреваемого

Для избрания заключения под стражу, как и для любой другой меры пресечения, необходимо наличие оснований, условий, мотивов и вынесение постановления или определения (ст. ст. 97, 99, 101 УПК).

К примеру, нельзя свободно выходить за пределы своего жилья. Если хочется прогуляться, то для этого составляется специальное расписание. Проверяющий может посетить подопечного в любое время и проконтролировать, как хорошо исполняется решение.

Обычно меры пресечения назначают, чтобы предполагаемый преступник не мог скрыться, помешать расследованию, угрожать свидетелям или продолжить совершать противоправные деяния.

С учетом личности преступника, для которого может применяться домашний арест как мера пресечения в уголовном процессе и обстоятельств преступления, может быть определено, что можно и что нельзя.

Домашний арест — это временная изоляция подозреваемого или обвиняемого в собственном доме и лечебном учреждении.

В теории советского уголовного процесса домашний арест был изрядно забыт. Интерес к нему возобновился уже в современной России.

Домашний арест в уголовном процессе

В исключительных случаях эта мера пресечения может быть избрана в отношении несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления средней тяжести.

Применялась эта мера пресечения крайне редко — в случаях тяжелой болезни обвиняемого или его исключительного положения.

В постановлении судьи или определении суда об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста в отношении обвиняемого (подозреваемого) указываются основания и мотивы применения именно этой меры пресечения.

С января 2010 года в России действует новая мера наказания – домашний арест. Оно применяется в определенных УПК РФ случаях и назначается лицам, которые еще не были официально осуждены, но участвуют в начальных стадиях расследования.

Проблемы исполнения домашнего ареста на практике как меры пресечения

Домашний арест применяют к лицам, в отношении которых только проводится расследование или производство по делу находится в суде.

Не обязательно нести миллионы различным мошенникам и коррупционерам от правоохранительных органов, которые к тому же легко могут Вас обмануть.

Ситуация не является безвыходной – в связи с развитием технологий даже российский уголовный процесс иногда становится человечным, а наличие электронного браслета делает побег затруднительным.

Также следователь (или дознаватель) обязан позаботиться об организации постоянного надзора за обвиняемым, который находится под домашним арестом.

Первая проблема может возникать в том случае, если обвиняемый проживает в квартире в городских условиях. В этом случае ему организовывают прогулки на свежем воздухе под надзором. Продолжительность таких прогулок составляет один час, не менее. Что касается продуктов питания, то во время прогулки обвиняемому предоставляют возможность посетить магазин и купить необходимые продукты.

Тщательно анализируются их образ жизни, отношения в семье, выясняется, насколько сильно подросток подвержен влиянию взрослых.

Образец ходатайства по этому делу я привожу ниже (Ф.И.О., адреса и прочее изменены), он может пригодиться как простым людям (подозреваемый/обвиняемый сам может составить его от руки и подать в суде сразу после ходатайства следователя), так и адвокатам, специализирующимся на гражданских делах.

Делается это с единственной целью – исключить для арестованного возможность скрыть улики или повлиять на тех, кто может дать важные показания в суде.

Как правило, за первое нарушение правил, когда избирается домашний арест как мера пресечения в уголовном процессе, применение наказания не будет прервано. Сначала в отношении преступника будет применено предупреждение. Поэтому следует обязательно придерживаться правил и соблюдать, что можно и что нельзя.

Домашний арест как мера пресечения означает, что человек в принудительном порядке изолирован от общества в собственном жилом доме или на квартире, нанимателем или собственником которой он является.

Подозреваемый, задержанный в порядке, установленном статьями 91 и 92 УПК РФ, доставляется в судебное заседание.

Как и в былые времена, государственные органы и должностные лица, ведущие производство по уголовному делу, относились к домашнему аресту довольно прохладно, отдавая предпочтение другим мерам пресечения, среди которых по интенсивности применения традиционно лидировали заключение под стражу и подписка о невыезде.

Заключение под стражу и домашний арест – их место в системе мер пресечения

Основаниями для домашнего ареста являются имеющиеся у суда факты, свидетельствующие о том, что более мягкие меры, к примеру, подписка о невыезде, могут отрицательно сказаться на расследовании уголовного дела и судопроизводстве.

В связи с этим при определении принуждения основной акцент необходимо сделать на правоограничительном характере принимаемого процессуального решения суда или органа уголовного преследования, порождающего специфический круг обязанностей участника уголовного судопроизводства, в отношении которого такое решение принято.

Ходатайство об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста направляют в суд, прокурору и инстанцию, которая должна будет контролировать исполнение такого наказания. Об этом указано в 6 части.

Михайлов В. А. Уголовно-процессуальные меры пресечения в судопроизводстве Российской Федерации. М., 1997.

На время ареста гражданин находится под постоянным присмотром благодаря надетому на него электронному браслету на руке, стационарному устройству, установленному в квартире, периодическим посещениям квартиры проверяющим и так далее. Контролирует исполнение меры наказания федеральный орган по исполнению наказаний.

Источник: http://jhatay-rucheek.ru/vzyskaniya/10105-domashniyarpestkak-mera-presecheniya.html

ПРОБЛЕМЫ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ КОНТРОЛЯ ЗА ИСПОЛНЕНИЕМ МЕР ПРЕСЕЧЕНИЯ В ВИДЕ ЗАПРЕТА ОПРЕДЕЛЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ И ДОМАШНЕГО АРЕСТА

Саввина Т.Н., Кучмасова М.С.

 Российский государственный университет правосудия

Центральный филиал, Россия, г. Воронеж

Научный руководитель: Карташов И.И.,

доцент кафедры уголовно-процессуального права, к.ю.н.

Российский государственный университет правосудия

Центральный филиал, Россия, г. Воронеж

Аннотация. Авторы рассматривают проблемы осуществления контроля за исполнением таких мер пресечения, как запрет определенных действий и домашний арест.

Ключевые слова: уголовное судопроизводство, меры пресечения, домашний арест, запрет определенных действий.

Эффективность применения таких мер пресечения, как домашний арест и запрет определенных, зависят от контроля за соблюдением установленных запретов и ограничений.

В соответствии с ч. 10 ст. 107 УПК РФ контроль за нахождением подозреваемого или обвиняемого в месте исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста и за соблюдением возложенных на него судом запретов осуществляется в порядке, установленном ч. 11 ст. 105.1 УПК РФ.

Для обеспечения эффективного контроля в части применения домашнего ареста Правительством РФ было принято постановление от 18 февраля 2013 г.

№ 134 «О порядке применения аудиовизуальных, электронных и иных технических средств контроля, которые могут использоваться в целях осуществления контроля за нахождением подозреваемого или обвиняемого в месте исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста и за соблюдением наложенных судом запретов и (или) ограничений», конкретизирующее порядок применения указанных технических средств [1].

В ч. 7 ст. 107 УПК РФ при избрании домашнего ареста в качестве меры пресечения может установить запреты, предусмотренные п. 3 – 5 ч. 6 ст. 105.1 УПК РФ:

1) выходить в определенные периоды времени за пределы жилого помещения, в котором он проживает в качестве собственника, нанимателя либо на иных законных основаниях;

2) находиться в определенных местах, а также ближе установленного расстояния до определенных объектов, посещать определенные мероприятия и участвовать в них;

3) общаться с определенными лицами;

4) отправлять и получать почтово-телеграфные отправления;

5) использовать средства связи и информационно-телекоммуникационную сеть «Интернет»;

6) управлять автомобилем или иным транспортным средством, если совершенное преступление связано с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств.

Порядок применения аудиовизуальных, электронных и иных технических средств контроля уголовно-исполнительными инспекциями в месте исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста устанавливается вышеуказанном постановлении.

Контроль за исполнением ограничений и запретов на выход лица за пределы жилого помещения осуществляет уголовно-исполнительная инспекция с помощью следующих мер:

– посещение сотрудниками территориального органа ФСИН России, осуществляемое дважды в неделю, за исключением ночного времени;

– проверка с использованием телефонной связи (при условии отсутствия соответствующего запрета со стороны суда);

– применение аудиовизуальных, электронных и иных технических средств.

При осуществлении данных мер сотрудники территориального органа ФСИН России вправе посещать, в месте исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста, подозреваемого (обвиняемого), в отношении которого избрана данная мера пресечения, и осуществлять контроль за соблюдением наложенных судом запретов и (или) ограничений на это лицо[2].

Данную меру контроля в виде двукратного в неделю посещения подозреваемого (обвиняемого), нельзя признать эффективной, потому что исключается возможность проверки в ночное время.

За указанный период подконтрольное лицо имеет достаточно возможностей уничтожить следы преступления, оказать необходимое воздействие на свидетелей и скрыться, в том числе и за пределы Российской Федерации [3, с. 25].

Надзор за соблюдением установленных запретов и (или) ограничений, а также законодательная регламентация порядка и условий осуществления домашнего ареста, о чем указывает зарубежный опыт Республики Казахстан. Это в существенной мере позволяет эффективно и правомерно контролировать установленные запреты и (или) ограничения.

В Республике Казахстан, например, порядок и условия осуществления домашнего ареста регламентируются Инструкцией о применении домашнего ареста в качестве меры пресечения [4]. Согласно с ч. 2 ст.

149 УПК Республики Казахстан при осуществлении надзора орган, ведущий уголовный процесс, вправе в любое время суток проверять нахождение подозреваемого, обвиняемого по месту жительства.

Проверка может осуществляться не более двух раз в дневное время и не более одного раза в ночное время. Должностное лицо может находиться в жилище арестованного не более тридцати минут с согласия этого лица и лиц, проживающих с ним совместно.

Должностные лица несут дисциплинарную и иную ответственность, предусмотренную законодательными актами Республики Казахстан, за ненадлежащее осуществление надзора [5, с. 135].

Исходя из судебной практики, увеличение частоты проверок лиц по месту содержания под домашним арестом не соответствует принципу разумности и экономии сил и средств территориального органа ФСИН России.

Следующей мерой осуществления контроля за исполнением ограничений и запретов является проверка с использованием телефонной связи, если отсутствует соответствующий запрет со стороны суда, лицом, которому избрана мера пресечения в виде домашнего ареста.

Данная дополнительная проверка производится не реже двух раз в неделю с использованием средств телефонной связи по месту исполнения данной меры пресечения. Результат этой проверки заносится в месячную ведомость контроля.

Телефонный звонок также не обеспечивает нахождение лица в месте исполнения рассматриваемой меры пресечения, поскольку существуют современные возможности переадресации вызова, в том числе и на мобильные устройства.

Если в уголовно-исполнительную инспекцию поступит уведомление о нарушении условий исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста лицом, в отношении которого избрана данная мера пресечения, то дознаватель, следователь может подать ходатайства в суд об изменении меры пресечения в виде домашнего ареста [2].

При современном уровне развития техники возможно эффективно осуществлять контроль за исполнением лицом запрета или ограничения покидать жилое помещение, в котором он проживает, с помощью электронных средств, порядок применения которых регламентирован указанным выше Постановлением Правительства РФ. Однако следует отметить факт того, что уровень технического оснащения данными техническими средствами территориальных органов ФСИН России является недостаточным [6, с. 175].

Основным электронным средством, с помощью которого контролируется нахождение подозреваемого (обвиняемого) в месте исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста, является электронный браслет, представляющий собой радиопередатчик с автономным питанием, который крепится на лодыжке подконтрольного лица [7, с. 54].

По данным значительного большинства региональных органов ФСИН России даже половина лиц, содержащихся под мерой пресечения в виде домашнего ареста, не контролируется с применением электронного браслета Такие устройства могут выйти из строя, их приходится менять. Также, несмотря на встроенную систему контроля несанкционированного снятия известные случаи, когда арестованные сбегали, избавившись от устройства слежения [8].

В случае умышленного повреждения либо уничтожения применяемых технических средств в ст.

107 УПК РФ не решен вопрос о привлечении к ответственности подозреваемых или обвиняемых, в отношении которых судом избрана мера пресечения в виде домашнего ареста.

Умышленное повреждение, уничтожение либо нарушение целостности технических средств контроля способствует уклонению от исполнения домашнего ареста как меры пресечения.

В целях повышения эффективности применения аудиовизуальных, электронных и иных технических средств контроля в отношении подозреваемых и обвиняемых, которым судом избрана мера пресечения в виде домашнего ареста, предлагается ст. 107 УПК РФ дополнить ответственностью подозреваемых или обвиняемых за совершение умышленных действий, направленных на нарушение функционирования применяемых к ним технических средств.

Единственным видом контроля, позволяющим обеспечить исполнение ограничений и запретов на контакты с определенными лицами (в том числе посредством любых средств связи) и на использование определенных технических средств, является установление по месту исполнения меры пресечения аудиовизуального устройства [2].

При этом в распоряжении территориальных органов ФСИН России такие устройства в большинстве случаев отсутствуют. Более того, в Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года отсутствует направление развития электронного контроля в виде аудиовизуального наблюдения [9].

Даже наличие таких устройств в жилище не позволит в полной мере обеспечить соблюдение указанных выше ограничений и запретов, так как, например, современные возможности беспроводного соединения через технологию Wi-Fi дают возможность лицу воспользоваться информационно-телекоммуникационной сетью Интернет в любой части квартиры, даже если Wi-Fi-роутер установлен в соседнем жилом помещении.

Трудно реализуемым является осуществление контроля за соблюдением запретов и (или) ограничений в виде использования средств связи и информационно-телекоммуникационной сети Интернет в случае, если подозреваемому или обвиняемому разрешено в определенное время находиться вне места исполнения меры пресечения и установлены места, которые ему разрешено посещать (организацию, осуществляющую образовательную деятельность, место работы и т.д.).

Отчасти гарантировать соблюдение запрета на пользование электронными устройствами и средствами связи может проведение профилактических проверок по месту жительства арестованного, направленных на выявление устройств, с помощью которых может быть осуществлен доступ в сеть Интернет, составление описи таких устройств.

Если местом содержания под домашним арестом определено лечебное учреждение, то оснащение палаты техническими и электронными средствами слежения может затронуть интересы других лиц, находящихся в этом лечебном учреждении и привести к нарушению лечебно-оздоровительного режима.

Также следует учитывать факт того, что с подозреваемым или обвиняемым могут проживать другие лица, права которых на получение почтово-телеграфных отправлений, использование средств связи и информационно-телекоммуникационной сети Интернет могут быть нарушены [10]. В этом случае они вправе обжаловать установленные запреты и (или) ограничения в установленном законом порядке [2, п. 38].

 Полностью проконтролировать и исключить возможность нарушения запретов в этом случае не представляется возможным. Поэтому представляется целесообразным дать возможность суду получать письменное согласие от проживающих совместно с обвиняемым (подозреваемым) лиц на установку устройств аудиовизуального контроля.

Для повышения эффективности контроля мы предлагаем следующее:

1) введение проверки обвиняемого (подозреваемого) находящегося под домашним арестом не только в дневное, но и в ночное время, как в некоторых субъектах РФ;

2) проведение профилактических проверок по месту жительства арестованного, направленных на выявление устройств, с помощью которых может быть осуществлен доступ в сеть Интернет, составление описи таких устройств;

3) усилить функции и эффективность применения аудиовизуальных, электронных и иных технических средств контроля в отношении подозреваемых и обвиняемых;

4) необходимо дополнить положения ст. 107 УПК РФ, устанавливающие ответственность подозреваемых или обвиняемых за совершение умышленных действий, направленных на нарушение функционирования применяемых к ним технических средств;

5) предоставление суду возможности получать письменное согласие от лиц, проживающих совместно с обвиняемым (подозреваемым) на установку устройств аудиовизуального контроля.

Список литературы:

1.

О порядке применения аудиовизуальных, электронных и иных технических средств контроля, которые могут использоваться в целях осуществления контроля за нахождением подозреваемого или обвиняемого в месте исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста и за соблюдением им наложенных судом запретов и (или) ограничений: Постановление Правительства Российской Федерации от 18 февраля 2013 г. № 134 // СПС «Гарант» (дата обращения 11.04.2018).

Источник: http://cscb.su/n/0310s01/0310s01009.htm

Некоторые проблемы исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста

Проблемы исполнения домашнего ареста на практике как меры пресечения

Сидорова Маргарита Михайловна – курсант юридического факультета Псковского филиала Академии ФСИН России

В России домашний арест как мера пресечения существовал еще со времен Устава уголовного судопроизводства 1864 г. С принятием в 1960 г. УПК РСФСР данная мера пресечения была исключена, и лишь в новом УПК РФ, вступившим в действие с 1 июля 2002 г., применение меры пресечения в виде домашнего ареста возобновилось.

Домашний арест согласно ст. 107 УПК РФ заключается в нахождении подозреваемого или обвиняемого в полной либо частичной изоляции от общества в жилом помещении, в котором он проживает в качестве собственника, нанимателя либо на иных законных основаниях, с возложением ограничений и (или) запретов и осуществлением за ним контроля.

При исполнении данной меры пресечения возникает вопрос, что считать жилым помещением в тех случаях, когда гражданин проживает в частном неблагоустроенном домовладении «с удобствами во дворе».

Жилищный кодекс Российской Федерации предусматривает включение площади помещений вспомогательного использования, предназначенных для удовлетворения гражданами бытовых и иных нужд, связанных с их проживанием, в общую площадь жилого помещения.

Можно сделать вывод о том, что жилое помещение, в котором должен находиться обвиняемый, подозреваемый, предполагает наличие в нем вспомогательных помещений, необходимых для удовлетворения личных и бытовых нужд. Доступ к таким вспомогательным помещениям не должен требовать получения разрешения.

Именно поэтому суды при избрании домашнего ареста в отношении обвиняемого, проживающего в домовладении, запрещают ему выход за пределы домовладения – земельного участка, на котором расположен жилой дом1.

Кроме того, необходимо получение согласия собственника жилого помещения, в котором на законных основаниях проживает обвиняемый, подозреваемый, в отношении которого рассматривается ходатайство об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста. При этом достаточно получение письменного согласия.

С учетом состояния здоровья подозреваемого или обвиняемого местом его содержания может быть определено лечебное учреждение.

Необходимо получение согласия администрации лечебного учреждения, так как оснащение палаты техническими и электронными средствами может затронуть интересы других лиц, а осуществление личного контроля за больным обвиняемым сотрудниками УИИ – нарушить режим учреждения.

Домашний арест избирается на срок до двух месяцев. Течение срока домашнего ареста начинается в день вынесения судебного решения об избрании его в качестве меры пресечения.

С этим положением трудно согласиться, поскольку с момента принятия судом решения о применении данной меры пресечения до начала его фактического исполнения на практике проходит некоторое время.

Именно поэтому целесообразно исчислять срок с момента начала его фактического исполнения.

При исчислении срока час и сутки избрания данной меры пресечения во внимание не принимаются, поскольку срок исчисляется в месяцах и истекает в 24 часа последних суток месяца, независимо от того, рабочий это день или нет[1] [2].

Суть меры пресечения состоит в непосредственном ограничении права на свободу и личную неприкосновенность лиц, находящихся под защитой ст. 22 Конституции Российской Федерации[3].

Одновременно с учетом данных о личности подозреваемого, обвиняемого, других обстоятельств дела суд вправе запретить ему и (или) ограничить выход за пределы жилого помещения, в котором он проживает; общение с определенными лицами; отправку и получение почтово-телеграфных отправлений; использование средств связи и информационно-телекоммуникационной сети Интернет. Подвергая несовершеннолетних лиц данным запретам и (или) ограничениям, суду необходимо учитывать условия их жизни, воспитания, особенности личности, влияние родителей, опекунов, попечителей, тяжесть возникших подозрений или обвинения1.

Необходимо отметить, что подозреваемый, обвиняемый не может быть ограничен в праве использования телефонной связи для вызова скорой медицинской помощи, сотрудников правоохранительных органов, аварийно-спасательных служб, а также для общения с контролирующим органом, дознавателем, следователем. О каждом таком звонке подозреваемый, обвиняемый информирует контролирующий орган[4] [5].

Контроль за нахождением подозреваемого, обвиняемого в месте исполнения меры пресечения и за соблюдением им наложенных судом запретов и (или) ограничений осуществляется уголовно-исполнительными инспекциями ФСИН России. В этих целях могут использоваться аудиовизуальные, электронные и иные технические средства контроля.

В соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 18.02.2013 г.

№ 134[6] к средствам контроля относятся: 1) средства персонального контроля (браслет электронный, стационарное контрольное устройство, мобильное контрольное устройство, ретранслятор, персональный трекер); 2) устройство аудиовизуального контроля; 3) технические средства и устройства региональных информационных центров (сервер мониторинга, сервер аудиовизуального контроля, стационарный пульт мониторинга, мобильный пульт мониторинга).

Нами был проведен анализ документов о деятельности уголовно-исполнительных инспекций УФСИН России по Ульяновской области, в результате которого мы выявили, что сотрудники активно применяют средства контроля первой группы – средства персонального контроля.

Именно поэтому остановимся на практике применения этих технических средствах контроля. По данным УИИ УФСИН России по Ульяновской области, количество лиц, состоящих на учете, в отношении которых избрана мера пресечения в виде домашнего ареста, за 2013 г. составляло 118 человек, за 2014 г.

– 130. По состоянию на 1 января 2015 г. на учете состоит 41 лицо данной категории, в отношении 34 применены контрольные устройства СЭМПЛ (3 МКУ, 31 СКУ).

В отношении 7 лиц данной категории технические средства контроля не применялись1: по медицинским противопоказаниям-3; отсутствие расходных материалов – 3; не работает КУ – 1.

На территории Российской Федерации в 2013 г. домашний арест избирался в отношении 1822 лиц, в 2014 г. – 2730 лиц, по состоянию на 1 января 2015 г. – 2200 лиц[7] [8].

С помощью устройств сотрудники получают точную информацию о передвижении подозреваемого, обвиняемого, вплоть до того, сколько времени он находился в определенном месте. Любая попытка незаконно снять или сломать электронный браслет сводится к нулю, поскольку в УИИ незамедлительно поступает сигнал о нарушении его целостности.

На сегодняшний день остается ряд проблем, которые препятствуют осуществлению реального контроля за соблюдением таких наложенных судом запретов и ограничений, как общение с определенными лицами, отправление и получение почтово-телеграфных отправлений, использование средств связи и информационно-телекоммуникационной сети Интернет. Следует также отметить, что при назначении домашнего ареста суды не учитывают загруженность сотрудников УИИ, в связи с этим полноценное исполнение меры пресечения в виде домашнего ареста не реализуется. Ограничивая жизненное пространство подозреваемого, обвиняемого конкретным жилым помещением, суд должен учитывать проблемы его жизнеобеспечения, а именно наличие средств на оплату питания и жилья. Заранее должны быть определены лица, готовые взять на себя обязанности по снабжению обвиняемого предметами первой необходимости, оплату коммунальных услуг. Как показывает практика, перечисленные факторы не всегда учитываются судом при назначении домашнего ареста. Кроме того, при доставлении подозреваемого, обвиняемого в органы предварительного следствия и суда сотрудник УИИ подвергает себя риску, так как сопровождение зачастую осуществляется одним сотрудником УИИ.

Применяя в качестве меры пресечения домашний арест, государство избегает значительных материальных затрат. Вместе с тем проблемы, связанные с применением домашнего ареста, невозможно решить без внесения изменений в законодательство. Такие изменения помогут защитить права как обвиняемого, так и других участников уголовного судопроизводства.

Источник: https://studref.com/554273/pravo/nekotorye_problemy_ispolneniya_mery_presecheniya_vide_domashnego_aresta

Проблемы применения домашнего ареста

Проблемы исполнения домашнего ареста на практике как меры пресечения

Челпанова Ю. О. Проблемы применения домашнего ареста // Молодой ученый. — 2018. — №37. — С. 79-81. — URL https://moluch.ru/archive/223/52644/ (дата обращения: 15.11.2019).



Домашний арест был введен в уголовное судопроизводство с 1 июля 2002 года, однако за пятнадцать лет действия закона опыт применения этой меры пресечения минимален.

Так, согласно статистическим данным, приведенным Судебным департаментом при Верховном Суде РФ российскими судами в 2016 г. было рассмотрено 6 907 ходатайств о применении меры пресечения в виде домашнего ареста, из них было удовлетворено 6 101.

Домашний арест составляет 4–5 % применяемых судами мер пресечения. Следователи в 2016 году на 2,6 % реже, чем в 2015-м, ходатайствовали о заключении подозреваемых (обвиняемых) под стражу и значительно чаще (на 31,3 %) — о помещении под домашний арест.

При этом суды, согласно статистике, на 25 % чаще применяли меру пресечения в виде домашнего ареста, чем в позапрошлом году (6101 удовлетворенное ходатайство против 4566 в 2015 году).

Однако, процент (4–5 %) применения меры пресечения в виде домашнего ареста все же остается не столь велик по сравнению с иными мерами пресечения.

https://www.youtube.com/watch?v=JzYyBpysuu8

На то существуют весомые причины, такие как: неконкретность предписаний закона; отсутствие возможности обеспечить изоляцию обвиняемого (подозреваемого), подвергнутого домашнему аресту; сложность процедуры избрания этой меры пресечения, не соответствующая незначительности ограничений прав и свобод лица; неоправданные льготы для обвиняемого (подозреваемого), связанные с тем, что домашний арест приравнен к заключению под стражу; неопределенность в отношении способов контроля за обвиняемыми (подозреваемыми), находящимися под домашним арестом.

11 февраля 2016 года издан Приказ Минюста России № 26, МВД России № 67, СК России № 13, ФСБ России № 105, ФСКН России № 56 «Об утверждении порядка осуществления контроля за нахождением подозреваемых или обвиняемых в месте исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста и за соблюдением ими наложенных судом запретов и (или) ограничений».

Из анализа Приказа «Об утверждении порядка осуществления контроля за нахождением подозреваемых или обвиняемых в месте исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста и за соблюдением ими наложенных судом запретов и (или) ограничений» следует, что контроль за исполнением запретов и ограничений на выход лица за пределы жилого помещения регулируется с помощью следующих мер:

  1. Путем посещения лица, в отношении которого избрана мера пресечения в виде домашнего ареста, сотрудниками территориального органа ФСИН России дважды в неделю, за исключением ночного времени;
  2. Путем проверки с использованием телефонной связи (при условии отсутствия запрета со стороны суда);
  3. Путем применения аудиовизуальных, электронных и иных технических средств.

Вышеуказанные контролирующие меры нельзя признать эффективными по следующим основаниям.

Во-первых, мера контроля в виде посещения лица, в отношении которого избрана мера пресечения в виде домашнего ареста, дважды в неделю является неэффективной, поскольку за указанный период подозреваемый (обвиняемый), имеет достаточно времени для уничтожения следов преступления, оказания воздействия на свидетелей и потерпевших, а также для того, чтобы скрыться за пределы Российской Федерации.

Во-вторых, такие современные технологии как переадресация вызова, не дают стопроцентной гарантии, что лицо будет находится в месте исполнения домашнего ареста.

В-третьих, оснащение территориальных органов ФСИН оставляет желать лучшего. Официальные статистические данные по вопросу оснащения органов ФСИН техническими средствами для отслеживания передвижения лица, в отношении которого избрана мера пресечения в виде домашнего ареста, отсутствуют. Однако, А. В.

Квык в своей статье указывает, что в 2014 году в Приморском крае общее количество подучетных лиц составило 342, обеспеченность электронными браслетами составила 68 случаев; в 2015 году эти показатели соотносились в пропорции 425 лиц и 115 фактов применения браслетов, в первом полугодии 2016 года — в пропорции 327 лиц и 116 фактов [3, с. 26].

Также существует вероятность срезать или другим способом привести в негодность электронный браслет.

В-четвертых, в распоряжении территориальных органов ФСИН отсутствуют аудиовизуальные устройства, что также снижает качество контроля за лицами, в отношении которого избрана мера пресечения в виде домашнего ареста.

визуальные, электронные и иные технические средства контроля не позволяют в полной мере осуществлять функции контроля за соблюдением лицами, в отношении которого избрана мера пресечения в виде домашнего ареста,запретов и ограничений на отправку и получение почтово-телеграфных отправлений, использование средств связи и информационно-телекоммуникационной сети Интернет.

Так, средства персонального контроля (электронный браслет, стационарное контрольное устройство, мобильное контрольное устройство, ретранслятор, персональный трекер) предназначены для дистанционной идентификации и отслеживания местонахождения подозреваемого или обвиняемого, а устройство аудиовизуального контроля — для визуальной и (или) ой идентификации подозреваемого или обвиняемого [1, с. 132].

Таким образом, меры контроля за лицами, в отношении которого избрана мера пресечения в виде домашнего ареста, являются неэффективными.

Должен быть поставлен вопрос о введении в составе территориальных уголовно-исполнительных инспекций ФСИН России специальных должностей сотрудников, в обязанности которых входил бы надзор за обвиняемыми (подозреваемыми), находящимися под домашним арестом.

Также необходимо участить посещение лица, в отношении которого избрана мера пресечения в виде домашнего ареста, с двух раз в неделю до каждодневного посещения.

Полагаю, внедрение современных средств слежения (таких как электронные браслеты и аудиовизуальные устройства) сделает эту меру пресечения действительно альтернативной заключению под стражу и будет соответствовать уголовно-правовой и процессуальной политике сокращения количества лиц, ожидающих приговора суда в следственных изоляторах.

Литература:

  1. Ермасов, Е. В. Вопросы совершенствования и практика реализации меры пресечения в виде домашнего ареста в деятельности уголовно-исполнительных инспекций ФСИН России / Е. В. Ермасов, Г. А. Бурмакин, А. Ш. Габараев // Уголовное право. — 2016. — № 1. — С. 130–137.
  2. Жиляев, Р. М. О некоторых проблемах избрания судами меры пресечения в виде домашнего ареста и путях их решения / Р. М. Жиляев, В. Б. Первозванский, И. Н. Медведева // Юрист. — 2013. — № 11. — С. 49–52.
  3. Квык, А. В. К вопросу о несовершенстве систем средств контроля за нахождением подозреваемого (обвиняемого) под домашним арестом / А. В. Квык // Российский следователь. — 2017. — № 4. — С. 24–26.
  4. Овчинников, Ю. Г. Практика использования средств персонального контроля при применении домашнего ареста / Ю. Г. Овчинников // Российский следователь. — 2014. — № 16. — С. 51-55.

Основные термины(генерируются автоматически): домашний арест, мера пресечения, вид, Россия, обвиняемый, нахождение подозреваемых, электронный браслет, мера контроля, место исполнения меры пресечения, посещение лица.

Источник: https://moluch.ru/archive/223/52644/

Статьи

Проблемы исполнения домашнего ареста на практике как меры пресечения

« Назад

Домашний арест в качестве меры пресечения избирается по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения и заключается в нахождении подозреваемого или обвиняемого в полной либо частичной изоляции от общества в жилом помещении, в котором он проживает в качестве собственника, нанимателя либо на иных законных основаниях, с возложением ограничений и (или) запретов и осуществлением за ним контроля.

Согласно статистики в 2012 году число лиц к которым применена мера пресечения в виде домашнего ареста не превышало 500 человек, в 2013 году по учету данная мера применена к 5 914 человек.

Домашний арест надо рассматривать как способ  сделать уголовно-процессуальное принуждение более дифференцированным применительно к предмету уголовного спора, особенностям правового статуса обвиняемого.

Данная мера пресечения была, есть и останется мерой пресечения для «привилегированных субъектов», т. е.

тех лиц, для которых законодатель ввиду их физических, социальных особенностей допускает широкое варьирование правового режима ограничения личной свободы

Радикальное обновление за последние годы редакции статьи 107 УПК РФ стало результатом обеих указанных тенденций. К этому надо добавить влияние технологического фактора и создание нормативной базы для системы контроля за поведением обвиняемого, взятого под домашний арест.

Между тем по-прежнему остается невыясненным целый ряд моментов в правовом регулировании избрания и применения домашнего ареста. Самое  главное то, что на практике имеет место разрыв между правовой моделью и официальной доктриной, с одной стороны, и результатами толкования и применения норм статьи 107 УПК РФ правоприменителями, с другой.

Несмотря на произошедший в 2013 году перелом в практике применения системы электронного мониторинга подконтрольных лиц (далее – СЭМПЛ),  остается низкой эффективность контроля за соблюдением своих обязанностей обвиняемым, взятым под домашний арест.

Практика породила ранее не  известные проблемы, возникающие в связи с масштабным применением данной меры пресечения.

Так, в последнее время в обществе обострились споры о справедливости домашнего ареста из-за слишком явного различия между режимом пребывания под домашним арестом и теми условиями, в которых  находятся следственно-арестованные в местах предварительного заключения

Выделяются две разновидности досудебной формы избрания домашнего ареста в виде меры пресечения: в зависимости от субъекта, возбуждающего ходатайство перед судом, и способа, которым это делается.

Выясняется природа «основания» избрания в качестве меры пресечения домашнего ареста она трактуется как разновидность основания уголовно-процессуальной ответственности.

Подчеркивается фундаментальная важность фактора обоснованности (доказанности) обвинения для избрания меры пресечения; последнее определяется как сущностное ядра структуры основания применения домашнего ареста в качестве меры пресечения.

Не вызывающее разумных сомнений у суда обвинение (подозрение) в совершении преступления образует предпосылку для признания судом наличия «процессуальных оснований» избрания меры пресечения в виде домашнего ареста.

По уголовным дела о преступлениях, перечисленных в части 11статьи 108 УПК РФ, или преступлениях, перечисленных в части 3 статьи 20 УПК РФ, вопрос о доказанности обвинения приобретает особое значение для обоснования и выбора надлежащей меры пресечения.

Анализируются различные правовые режимы («формы») содержания под домашним арестом: полной изоляции (жесткий режим, аналогичный ому, что ранее сопровождался стражей) и  частичной изоляции обвиняемого (мягкий режим содержания, допускающий выход обвиняемого за пределы помещения и ограниченные контакты с определенным кругом лиц); с применением СЭМПЛ и  без применения таковых при контроле за исполнением домашнего ареста.

Запрет на ведение переговоров с использованием любых средств связи, в том числе сети Интернет, в действительности ни уголовно-исполнительные инспекции, ни орган предварительного расследования проконтролировать не в состоянии. Это пока мертвая норма.

Ведение переговоров обвиняемым при домашнем аресте должно контролироваться по поручению следователя (пункт 4 части 1 статьи 37 УПК РФ) органом, уполномоченным осуществлять ОРД, который осуществляет оперативное сопровождение по делу путем прослушивания телефонных и иных переговоров. В уголовно-процессуальном законе должны быть закреплены порядок передачи следователю органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, данных о нарушении обвиняемым, подозреваемым запретов и ограничений.

Возложение обязанности по реализации меры пресечения в виде домашнего ареста на уголовно-исполнительные инспекции (УИИ) породило уголовно-процессуальные отношения между этими органами и другими пра-воохранительными органами (органами предварительного расследования, органами, осуществляющими оперативное сопровождение по делу, судами).

Следователь не вправе сам исполнить постановление судьи, но он ведет производство по делу и потому осуществляет организацию исполнения этого решения, координирует действия иных исполнителей. При этом инициатива взаимодействия может исходить как от следователя, так и от инспектора.

В феврале прошлого года вышло постановление правительства России, регламентировавшее ношение людьми, находящимися под домашним арестом, специальных устройств, передающих сигналы о местонахождении подозреваемого на пульт дежурного полиции.

Такое устройство представляет собой “электронный браслет”, который, как правило, надевается человеку на ногу и не заметен для окружающих. Его невозможно снять или повредить без оповещения об этом правоохранителей. Подобные действия обязательно будут зафиксированы аппаратурой слежения.

Таким образом, отпала необходимость выставления караула у квартиры подозреваемого. .Максимальный срок нахождения под домашним арестом был установлен также в феврале прошлого года. Он составляет 18 месяцев. То есть более полутора лет держать человека под домашним арестом нельзя даже по решению суда.

Обычно суд назначает эту меру пресечения сроком на два месяца с возможностью продления.

Интересно, что если по медицинским показаниям подозреваемый был помещен из-под домашнего ареста в больницу, то больничная палата для него также может стать местом ареста. Туда будет запрещен доступ посторонним лицам, и самому больному тоже будет нельзя покидать пределов палаты. .

Если человека в суде приговорят к заключению в тюрьме, колонии или колонии-поселении, то время, проведенное под домашним арестом, будет вычтено из назначенного срока отбывания наказания из расчета два дня домашнего ареста за один день заключения в тюрьме, колонии, или колонии-поселении.

Рассмотрим основные проблемные моменты применения меры пресечения в виде домашнего ареста.

При применении указанной меры пресечения суд должен удостовериться в том, что лицо имеет постоянное место жительства, а также появляется возможность организовать постоянный надзор за указанным лицом.

Одним из наиболее важных условий при применении домашнего ареста является наличие постоянного места жительства. Одна из проблем, которые существуют в настоящее время, заключается в том, что постоянное место жительства лица не совпадает с местом его регистрации.

Учитывая позицию Пленума Верховного Суда РФ, что «отсутствие у лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет, регистрации на территории Российской Федерации может служить лишь одним из доказательств отсутствия у него постоянного места жительства».

Поэтому следует, что при решении вопроса о применении меры пресечения в виде домашнего ареста лицо должно иметь обязательную регистрацию, и даже если она не совпадает с его местом жительства. Решая вопрос о применении меры пресечения в виде домашнего ареста, следует учитывать реальную возможность ее исполнения.

Если обвиняемый снимал комнату или квартиру, владельцы которой возражают против того чтобы данное лицо находилось в их квартире под домашним арестом, то применение указанной меры пресечения недопустимо, поскольку в данном случае будут нарушены конституционные права владельцев жилых помещений Полагаем, что применение домашнего ареста недопустимо, если лицо проживает в общежитии, поскольку обеспечить соблюдение ограничений в указанных ситуациях невозможно.

Дискуссионным остается вопрос о возможности проживания лица под домашним арестом в гостинице или в доме отдыха, поскольку и в первом и во втором случае оно будет зависеть от возможности оплаты за конкретное место проживания, кроме того, вряд ли при этом можно обеспечить соблюдение ограничений.

При решении вопроса о применении домашнего ареста по месту жительства с семьей необходимо учитывать отношения в семье, возможность исполнения данной меры пресечения.

Следовательно, при поступлении уголовного дела к судье он не только вправе, но и обязан рассмотреть вопросы, связанные с мерами пресечения, при этом его позиция не может быть поставлена в зависимость от мнения сторон, поскольку ответственность за производство по уголовному делу лежит на судье, соответственно он принимает все решения на основе внутреннего убеждения.

Представляется несостоятельной ссылка на особенности состязательного уголовного судопроизводства, поскольку, вопервых, уголовный процесс Российской Федерации является смешанным, наличие принципа состязательности не говорит о том, что процесс в мгновение ока становится состязательным; во вторых, решение вопроса о мере пресечения в судебных стадиях является обязанностью суда, которая не зависит от ходатайств сторон, соответственно, суд обязан рассмотреть данный вопрос, не учитывая наличие или отсутствие обращения к нему сторон. С учетом изложенного полагаем, что право суда решать самостоятельно вопрос об изменении ограничений, установленных при применении домашнего ареста в стадии предварительного расследования, является безусловным.

Источник: https://sbs-group.info/stati/article_post/pervaya

Адвокат Титов
Добавить комментарий