Принятие арбитражным судом заявления о банкротстве: судебная практика

Банкротство физических лиц. По какому пути идет практика?

Принятие арбитражным судом заявления о банкротстве: судебная практика

Особенности возбуждения дела о банкротстве физического лица

С заявлением о банкротстве физического лица в суд может обратиться сам должник, кредитор или уполномоченный орган при наличии обязательства в сумме более пятисот тыс. руб., не исполненного в течение трех месяцев.

Законом предусмотрена обязанность должника обратиться с заявлением о собственном банкротстве в случае, если удовлетворение требований одного кредитора приведет к невозможности исполнения иных обязательств.

Указанные нормы дублируют общие положения Закона о банкротстве, применяемые и к юридическим лицам.

По общему правилу дело о банкротстве физического лица может быть возбуждено по заявлению кредитора при наличии задолженности, подтвержденной вступившим в законную силу судебным актом. Между тем п. 2 ст. 213.

5 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» предусмотрены исключения, в частности, возбуждение дела возможно, если требования, основанные на документах, представленных кредитором и устанавливающих денежные обязательства, которые гражданином признаются, но не исполняются.

Судебная практика, признавая возможность возбуждения дела о банкротстве гражданина при представлении указанных документов, рекомендует судам проверять действительность требований кредитора, как то: финансовой возможности предоставления займа, выполнения работ или поставки товара. Соглашаясь с долгом, гражданин также должен подтвердить, а суд проверить, на какие цели направлено исполнение по заявленному обязательству.

Иллюстрацией этому является громкое дело о банкротстве Тельмана Исмаилова. Суд первой инстанции, рассматривая дело о банкротстве г-на Исмаилова, признал обоснованным заявление кредитора, задолженность перед которым подтверждена распиской о получении денежных средств в размере 15 млн руб.

При разбирательстве по апелляционной жалобе судебная коллегия отменила определение суда первой инстанции и оставила заявление кредитора без рассмотрения, указав на недоказанность фактического исполнения договора займа исходя из того, что заявителем в материалы дела не представлены доказательства осуществления трудовой деятельности и получения от нее доходов, налоговые декларации, доказательства получения денежных средств в заем либо в кредит, доказательства наличия вкладов, а также должником не указано, на какие именно цели были израсходованы полученные средства. (Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 10.03.2016 по делу № А41-94274/15)

Таким образом, при рассмотрении заявления кредитора, инициирующего банкротство в отсутствие вступившего в законную силу судебного акта, в обязанности суда входит определить наличие либо отсутствие признаков мнимой сделки (Определение ВС РФ от 15.12. 2016 № 305-ЭС16-12960).

Процедура реструктуризации долгов

При рассмотрении обоснованности заявления о банкротстве гражданина, суд вправе ввести процедуру реструктуризации его долгов.

Реструктуризация долгов является процедурой, направленной на восстановление платежеспособности должника. Для этого должен быть составлен план реструктуризации, который утверждается собранием кредиторов, должником и арбитражным судом, рассматривающим дело о банкротстве. В плане реструктуризации необходимо определить сроки и порядок погашения гражданином своих долгов.

В течение двух месяцев с момента официального опубликования сведений о банкротстве гражданина кредиторы имеют право предъявить свои требования к должнику.

Учитывая, что контроль за ведением процедуры банкротства осуществляет собрание кредиторов, голоса на котором распределены пропорционально их требованиям, включенным в реестр, судебная практика исходит из недопустимости необоснованного учета требований кредиторов.

Рассматривая требования, суд не только должен проверить фактическое исполнение обязательства кредитором, но и исключить попытки злоупотребления правом в целях получения контроля над процедурой банкротства.

30 марта 2017 года ВС РФ принял ряд определений в рамках дела о банкротстве гражданина, удовлетворив жалобы банка-кредитора на определения суда первой инстанции и последующие постановления апелляции и кассации о включении в реестр требований кредиторов.

Верховный Суд РФ, передавая споры на рассмотрение в экономическую коллегию, счел обоснованными и требующими проверки доводы заявителя о том, что заинтересованность кредиторов к должнику ставит под сомнение независимость поручительства, следовательно, и его право на получение требования в порядке суброгации (ст. 384, 387 ГК РФ), (Определения ВС РФ от 30.03.2017 № 306-ЭС16-17647 (1) и № 306-ЭС16-17647 (2)).

Указанные выводы Верховного Суда формируют судебную практику, которая позволяет минимизировать возможность недобросовестных участников банкротства контролировать процедуру.

Как уже говорилось, план реструктуризации должен быть утвержден собранием кредиторов, должником и арбитражным судом, рассматривающим дело о банкротстве.

Суд вправе утвердить план реструктуризации долгов гражданина и при отсутствии одобрения собрания кредиторов, если его реализация позволяет полностью удовлетворить требования конкурсных кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом, иные требования кредиторов в размере существенно большем, чем кредиторы могли бы получить в результате немедленной реализации имущества гражданина и распределения его среднемесячного дохода за шесть месяцев, и указанный размер составляет не менее чем 50% размера требований таких кредиторов и уполномоченного органа (п. 4 ст. 213.17 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Утверждая план реструктуризации, суды исходят из необходимости соблюдения баланса интересов сторон даже в случае, если кредиторы настаивают на введение процедуры реализации имущества.

Так, Арбитражный суд ПО в своем Постановлении от 16.

02 2017 по делу № А72-11885/2015 отказал в удовлетворении жалобы на определение суда первой инстанции об утверждении плана реструктуризации долгов, указав при этом, что реализация плана даст возможность в полном объеме удовлетворить требования залогового кредитора, а также более чем на 50% требования иных кредиторов, таким образом, позволит достичь цели процедуры реструктуризации долгов гражданина.

Пленум ВС РФ в своем Постановлении от 13.10.

2015 № 45 указывает, что суд, рассматривающий дело о банкротстве, утверждает план реструктуризации долгов (как одобренный, так и не одобренный собранием кредиторов) только в том случае, если он одобрен должником, поскольку должник является непосредственным его участником и исполнение плана обычно осуществляется им самим, а также поскольку должник обладает наиболее полной информацией о своем финансовом состоянии и его перспективах.

Между тем Пленум ВС РФ, а также дублирующая его судебная практика в части утверждения плана реструктуризации долгов исходят из недопустимости злоупотребления правом, в том числе со стороны должника.

Действия должника по неодобрению плана реструктуризации могут быть направлены на скорейшее завершение процедуры банкротства и освобождения его от долгов, что не является целью банкротства. При этом наличие в действиях должника признаков злоупотребления правом должно быть доказано.

Указанная позиция изложена в Постановлении Седьмого арбитражного апелляционного суда от 22.02.2017 по делу № 07АП-479/2017.

Максимальный срок реализации плана реструктуризации долгов составляет три года.

По итогам рассмотрения исполнения плана реструктуризации долгов гражданина суд принимает решение либо о завершении реструктуризации долгов, либо об отмене плана реструктуризации, либо о признании гражданина банкротом.

Таким образом, процедура реструктуризации долгов гражданина направлена на наиболее полное удовлетворение требований кредиторов, при ее применении должен быть соблюден баланс интересов сторон, а также исследованы вопросы о злоупотреблении правом со стороны участников дела о банкротстве.

Процедура реализации имущества гражданина

Арбитражный суд принимает решение о признании должника-гражданина банкротом в случае неутверждения либо отмены судом плана реструктуризации долгов, а также в случае, если при рассмотрении обоснованности заявления о банкротстве должником заявлено ходатайство о признании его банкротом ввиду несоответствия его требованиям для введения процедуры реструктуризации долгов.

Введение процедуры реализации имущества без применения к должнику процедуры реструктуризации вызвало некоторые разногласия в практике, однако по истечении полутора лет сформировалась достаточно четкая позиция, согласно которой признание гражданина банкротом, минуя введение процедуры реструктуризации долгов, возможно в случае предоставления суду доказательств заведомой невозможности удовлетворения требований кредиторов. Суд исследует не только финансовое положение должника, но и уровень его профессиональной подготовки, навыки, семейное положение, а также меры, предпринятые должником к улучшению своего финансового положения. Только предоставление суду достаточных доказательств наличия препятствий реструктуризации долгов является основанием для введения процедуры реализации имущества в порядке п. 8 ст. 213.6 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». (Постановление Арбитражного суда ДО от 10.10.2016 по делу № А10-2655/2016).

Реализация имущества должника проводится в соответствии с нормами Закона о банкротстве, с учетом положений действующего гражданского процессуального законодательства.

Исходя из изложенного, процедура реализации имущества должника имеет своей целью удовлетворение требований кредиторов, по ее завершении гражданин подлежит освобождению от долгов.

Освобождение гражданина от долгов

Закон предусматривает освобождение гражданина от долгов по завершении процедуры реализации имущества должника.

Однако положения п. 4 ст. 213.28 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» предусматривают ряд ограничений, при наличии которых неисполненные обязательства гражданина сохраняются.

Принимая решения о неприменении к должнику правила об освобождении долгов после завершения процедуры реализации имущества суды исходят из следующего:

Освобождение от долгов не допускается при наличии признаков злоупотребления правом со стороны должника, то есть действий, направленных на принятие заведомо неисполнимых обязательств, что и является причиной возникновения неплатежеспособности.

24 марта 2016 года Арбитражный суд Новосибирской области завершил процедуры реализации имущества должника, не применив к должнику правила о списании долгов. Суд пришел к выводу, что, работая в должности грузчика и имея ежемесячных доход в размере около 20 тыс. руб.

, должник, злоупотребляя правом, намеренно наращивал объем задолженности без цели ее дальнейшего погашения. Должник, а также финансовый управляющий, не согласившись с указанным судебным актом, обжаловали определение в порядке апелляционного и кассационного производства.

Однако вышестоящие суды нашли обоснованным вывод о наличии признаков злоупотребления правом и отказали должнику в списании долгов. (Определение ВС РФ от 13.02.2017 № 304-ЭС16-19557).

Недобросовестные действия должника в процедуре банкротства

К таким действиям суды относят неисполнение судебных актов о представлении документов, неучастие в процедуре реализации имущества или непринятие мер по погашению задолженности.

Рассматривая вопрос о завершении процедуры реализации имущества, суд не применил к должнику правило о списании долгов, сославшись на недобросовестное поведение должника в процедуре, а именно: должник не исполнял судебные акты о представлении документов, не проявлял какого-либо участия в процедуре реализации имущества должника, корреспонденцию суда не получал, не предпринимал мер по погашению образовавшейся задолженности с учетом непогашения задолженности по налогам и сборам в течение пяти лет, злостно уклонялся от уплаты задолженности по налогам и сборам, кредиторской задолженности. Указанный вывод суда первой инстанции поддержал апелляционный суд и суд округа (Постановление Арбитражного суда УО от 12.09.2016 по делу № А50-16058/2015).

Источник: https://www.vegaslex.ru/analytics/publications/the_personal_bankruptcy_which_way_is_the_practice/

В очередь: кто из кредиторов, подавших заявление о признании должника банкротом, имеет право на первенство?

Принятие арбитражным судом заявления о банкротстве: судебная практика

Василий Гавриленко

Ведущий юрист, направление “Налоги и право” Группы компаний SRG

специально для ГАРАНТ.РУ

Как известно, борьба кредиторов начинается еще до момента возбуждения дела о банкротстве.

Важным этапом для формирования своей позиции является подача заявления о банкротстве, ведь именно тот кредитор, заявление которого подано и принято судом в первую очередь, имеет преимущество перед другими, так как получает возможность предлагать (и, по сути, назначать) свою кандидатуру арбитражного управляющего.

Однако на этапе подачи заявлений возникает множество коллизий. Так, недавно Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации была вынуждена разъяснить порядок принятия заявлений о банкротстве.

Рассматриваемый спор касался ситуации, при которой заявление первого кредитора было оставлено судом без движения ввиду отсутствия доказательств надлежащей публикации намерения обратиться с заявлением о банкротстве.

Суд также выразил свое мнение по поводу “направления персональных сообщений иным кредиторам”.

Разрешив спорную ситуацию относительно очередности подачи и принятия заявлений о банкротстве должника, Суд разъяснил судам процессуальный порядок рассмотрения подобных дел (определение Верховного Суда РФ от 12 марта 2019 г. № 301-ЭС18-23938). Рассмотрим этот прецедент подробнее.

Суть спора

Два кредитора с разницей больше месяца обратились в судебный орган с заявлениями о признании должника банкротом. Заявление первого кредитора суд оставил без движения, так как он не представил доказательства публикации сообщения о намерении обратиться с заявлением о банкротстве должника.

Заявление второго кредитора также было оставлено без движения, несмотря на то, что такое сообщение было им опубликовано (определение Арбитражного суда Владимирской области от 6 августа 2018 г. по делу № А11-10011/2018, определение Арбитражного суда Владимирской области от 7 сентября 2018 г.

по делу № А11-10011/2018).

Первый кредитор исправил нарушения, указанные судом, после чего заявление было принято судом. А вот требования второго кредитора суд принял уже как заявление о вступлении в дело о банкротстве.

Второй кредитор не согласился с данным положением и обжаловал судебный акт.

Законодательное регулирование данной ситуации

Спорная ситуация возникла в силу того, что в законодательстве о банкротстве нет прямого регулирования данного вопроса.

Дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по общим правилам с особенностями, установленными специальными федеральными законами (ч. 1 ст. 223 Арбитражного процессуального кодекса).

Требования к заявлению кредитора о признании должника банкротом и перечень документов, которые должны быть приложены к такому заявлению, перечислены в ст. 39-40 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” (далее – Закон о банкротстве).

Право на обращение в суд возникает у кредитора, если он предварительно, не менее чем за 15 календарных дней до обращения в суд, опубликовал уведомление о намерении обратиться с заявлением о признании должника банкротом путем включения его в Единый федеральный реестр (п. 2.1 ст. 7 Закона о банкротстве).

В указанной редакции данная норма права вступила в силу с 1 января 2018 года (п. 2 ст.

25 Федерального закона от 29 июля 2017 № 218-ФЗ “О публично-правовой компании по защите прав граждан – участников долевого строительства при несостоятельности (банкротстве) застройщиков и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации”).

Таким образом, с 1 января 2018 года для кредиторов действует обязательное правило о заблаговременной публикации уведомления о намерении обратиться с заявлением о признании должника банкротом.

Заявление о признании должника банкротом, поданное с нарушениями, арбитражный суд оставляет без движения (п. 1 ст. 44 Закона о банкротстве). А если обстоятельства, послужившие основанием для этого, не будут устранены в установленный срок, заявление будет возвращено (п. 4 ст. 44 Закона о банкротстве).

При этом следует обратить внимание на следующее:

  • если обстоятельства, в связи с которыми заявление было оставлено без движения, устранены в установленный судом срок, заявление о признании должника банкротом считается поданным в день его поступления в арбитражный суд и принимается арбитражным судом к производству (п. 3 ст. 44 Закона о банкротстве);
  • при наличии нескольких заявлений о признании должника банкротом арбитражный суд утверждает временного управляющего, кандидатура которого указана в заявлении, поступившем в арбитражный суд первым (абз. 2 ч. 9 ст. 42 Закона о банкротстве);
  • исполнение требования закона о публикации уведомления обусловлено необходимостью извещения иных кредиторов должника о предстоящем процессе с целью предоставления им возможности принять необходимые хозяйственные решения (определение ВC РФ от 22 мая 2017 г. № 305-ЭС16-20559).

Позиция ВС РФ

Принимая заявление первого кредитора к производству после устранения обстоятельств, послуживших основанием для оставления его без движения, суды указали, что к моменту рассмотрения вопроса о принятии заявления к производству возложенная на первого кредитора обязанность была исполнена. Кроме того, в качестве доказательств исполнения кредитором обязанности по извещению иных кредиторов они приняли доказательства “направления персональных сообщений иным кредиторам”.

ВС РФ не согласился с таким толкованием закона.

Коллегия судей указала, что в рассматриваемом случае не была достигнута ключевая цель публикации – оповещение всех заинтересованных лиц о намерении обратиться в суд с заявлением о признании должника банкротом.

Тем самым не были представлены доказательства соблюдения требования именно о публичном раскрытии информации. Следовательно, заявление не могло быть принято к производству (абз. 1 п. 1 ст. 42 Закона о банкротстве).

Учитывая изложенное, пояснил ВС РФ, суд первой инстанции должен был возвратить заявление первого кредитора, указав, что это не мешает ему повторно обратиться с таким же требованием в общем порядке после устранения всех нарушений (п. 4 ч. 1 ст. 129 АПК РФ, п. 4 ст. 44 Закона о банкротстве).

Первый кредитор опубликовал сведения о намерении обратиться в суд 20 августа 2018 года, следовательно, право на подачу самого заявления в суд у него возникло не ранее 5 сентября 2018 года (п. 2.1 ст. 7 закона о банкротстве).

Однако на указанную дату в суде уже находилось заявление второго кредитора о признании должника банкротом (сообщение о намерении обратиться в суд с заявлением о признании должника банкротом опубликовано вторым кредитором в Едином федеральном реестре 31 июля 2018 года).

Нарушив порядок подачи заявления о признании должника несостоятельным (банкротом), первый кредитор лишил второго, своевременно исполнившего обязанность по опубликованию намерения обратиться в суд, права на представление кандидатуры арбитражного управляющего.

В рассматриваемой ситуации заявление первого кредитора, поданное до совершения публикации о намерении, могло быть принято судом к производству только в том случае, если бы отсутствовали аналогичные публикации иных лиц, осуществленные ранее. Однако второй кредитор совершил публикацию первым, то есть у него первого возникло право на обращение в суд с заявлением о признании должника банкротом, которое было им реализовано.

***

В своем определении ВС РФ поднял проблему отсчета срока подачи заявления о банкротстве, с которой суды сталкиваются часто. Судебная практика по данному вопросу уже сложилась, и в рассматриваемом споре судебная коллегия придерживалась уже сложившейся линии трактовки закона.

В качестве примера можно привести определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВC РФ от 18 июля 2018 г. № 308-ЭС18-3917 по делу № А20-3223/2017. В нем Суд возвратил кредитору заявление о банкротстве, поскольку дата публикации намерения была позже, чем подача соответствующего заявления о банкротстве.

В рамках рассматриваемого дела суды первой и апелляционной инстанции приняли свое решение во многом на основании того факта, что первый кредитор представил доказательства “направления персональных сообщений иным кредиторам”.

В связи с этим ВС РФ разъяснил, что действия кредитора по персональному уведомлению иных кредиторов не освобождают его от необходимости соблюсти общее требование о публичном размещении намерения (п. 2.1 ст. 7 Закона о банкротстве).

С учетом этого рассматриваемый прецедент должен оказать положительное влияние на судебную практику, исключить злоупотребления со стороны недобросовестных кредиторов и защитить права добросовестных.

Источник: https://www.garant.ru/ia/opinion/author/gavrilenko/1271853/

А давай нашу, уральскую

Принятие арбитражным судом заявления о банкротстве: судебная практика

Несомненно, практика, формируемая Верховным Судом РФ, пользуется авторитетом у судей нижестоящих судебных инстанций, а также гораздо чаще придается огласке со стороны юридического сообщества путем распространения информации о ней в сети Интернет. Однако о правовых позициях арбитражных судов округа студентам юридических факультетов рассказывают мало, хотя фактически в большинстве дел применяются именно они. Сегодня я хочу несколько сравнять счет.

И, конечно же, речь пойдет о судебной практике Арбитражного суда Уральского округа (далее – ФАС УО) по делам о банкротстве, в частности, о недавно утвержденном обзоре практики, с которым при желании можно ознакомиться тут: http://fasuo.arbitr.ru/node/15802. Данный обзор практики связан с процессуальными особенностями дел о банкротстве.  

Правовые позиции ФАС УО в предложенном обзоре условно, ради удобства, делятся на следующие категории:

  1. Позиции, связанные с определением предмета доказывания;
  2. Позиции, касающиеся процессуальных прав участников судебного производства в банкротстве;

Ну что же, рассмотрим первую группу правовых позиций.

  1. В случае если при оспаривании договора указано, что он является одним из цепочки взаимосвязанных сделок, суд должен рассмотреть ходатайство об уточнении заявленных требований, определить круг обстоятельств, подлежащих исследованию в рамках такого обособленного спора, и соответствующий состав лиц, участвующих в его рассмотрении (Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 05.03.2018 № Ф09-1451/17 по делу № А76-7846/2015).

В данном деле арбитражный управляющий, оспаривая сделку, заявил ходатайство об уточнении предмета заявления, указав при этом, что оспариваемый договор – всего лишь звёнышко в цепи сделок между аффилированными лицами, и что цель этих сделок – вывод имущества должника.

Суды первой и второй инстанций не прислушались к финансовому управляющему и очень даже зря. ФАС УО указал, что, если арбитражный управляющий заявляет ходатайство об уточнении предмета заявления об оспаривании сделки, мотивируя это возможным наличием схемы вывода имущества должника, то обстоятельства, на которые ссылается арбитражный управляющий, должны быть проверены судом.

При этом суду необходимо установить следующий круг обстоятельств, подлежащих исследованию, а именно: юридическая квалификация спорных правоотношений; нормы права, подлежащие применению; способ восстановления нарушенных прав кредиторов; состав спорящих сторон (раз имела место цепочка сделок, значит, есть контрагенты, т.е. новые спорящие лица).

  1. В случае, когда в рамках одного дела о банкротстве имеется несколько обособленных споров о признании недействительными сделок по отчуждению имущества должника, к числу обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения отдельного обособленного спора, относится, в частности, установление того, не являются ли действия по заключению оспариваемого договора одним из элементов совокупности действий по отчуждению активов должника (Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 07.02.2018 № Ф09-11316/16 по делу № А60-57667/2015).

И тут речь тоже идет о возможном наличии схемы вывода имущества должника. Так, финансовый управляющий подал заявление об оспаривании сделки по безвозмездной передаче недвижимого имущества от должника к его родственнику.

Суды первой и второй инстанции в удовлетворении заявления финансового управляющего отказали.

Вся беда состояла в том, что данная сделка была не единственной безвозмездной сделкой, т.е. должник еще просто так, проявляя любовь к своим родственникам, отчуждал недвижимое имущество. Плюс ко всему, эта недвижимость была в залоге.

Наличие данного обстоятельства вызвало у ФАС УО подозрения, в связи с чем, дело отправилось на второй круг.

При этом ФАС УО отметил, что судам нужно было проверить и дать ответ на вопрос: являются ли все эти безвозмездные сделки элементами одной и той же схемы по выводу имущества? Также ФАС УО указал, что при установлении цели совершения сделки по безвозмездному отчуждению нежилых помещений при имеющейся финансовой ситуации судам необходимо было исследовать объем и состав оставшегося у должника после совершения указанной сделки имущества. Учитывая, что спорное имущество являлось предметом залога, судам надлежало также установить, могло ли отчуждение нежилых помещений фактически повлиять на возможность удовлетворения за счет данного имущества требований иных (не залоговых) кредиторов должника, повлекла ли сделка ухудшение их положения.

Источник: https://zakon.ru/blog/2019/4/14/a_davaj_nashu_uralskuyu

Сделки с предпочтением признаются недействительными

Принятие арбитражным судом заявления о банкротстве: судебная практика

Как отмечается в постановлениях Конституционного Суда РФ от 12 марта 2001 г. № 4-П, от 31 января 2011 г.

№ 1-П, установление особого режима удовлетворения имущественных требований к несостоятельному должнику, не допускающего удовлетворение этих требований в индивидуальном порядке, позволяет обеспечивать определенность объема его имущества в течение всей процедуры банкротства.

Тем самым создаются необходимые условия как для принятия мер к преодолению неплатежеспособности должника, так и для возможно более полного удовлетворения требований всех кредиторов.

По существу, эта мера направлена на предоставление им равных правовых возможностей при реализации экономических интересов, в том числе в случаях, когда имущества должника для справедливого его распределения между кредиторами недостаточно. При столкновении законных интересов кредиторов в процессе конкурсного производства решается задача пропорционального распределения среди них конкурсной массы.

В соответствии с положениями Федерального закона от 28 апреля 2009 г. № 73-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» в текст Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) была введена в том числе ст. 61.3, установившая виды сделок с предпочтением, а также сроки их обжалования в рамках дела о банкротстве.

Согласно пояснительной записке к проекту федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон “О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций” и Федеральный закон “О несостоятельности (банкротстве)”» указанные изменения призваны уточнить материально-правовые основания оспаривания сделок в деле о банкротстве. В частности, в законопроекте уточнен перечень сделок, которые могут быть отнесены к сделкам с предпочтительным предоставлением путем казуистичного перечисления таких сделок.

Таким образом, нормой п. 1 ст. 61.

3 Закона о банкротстве установлено, что сделка, совершенная должником в отношении отдельного кредитора или иного лица, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка влечет или может повлечь за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами в отношении удовлетворения требований, в частности при наличии одного из следующих условий:

  • сделка направлена на обеспечение возникшего до совершения оспариваемой сделки исполнения обязательства должника или третьего лица перед отдельным кредитором;
  • сделка привела или может привести к изменению очередности удовлетворения требований кредитора по обязательствам, возникшим до совершения оспариваемой сделки;
  • сделка привела или может привести к удовлетворению при наличии не исполненных в установленный срок обязательств перед другими кредиторами требований, срок исполнения которых к моменту совершения сделки не наступил;
  • сделка привела к тому, что отдельному кредитору оказано или может быть оказано большее предпочтение в отношении удовлетворения требований, существовавших до совершения оспариваемой сделки, чем было бы оказано в случае расчетов с кредиторами в порядке очередности в соответствии с законодательством РФ о несостоятельности (банкротстве).

Сам термин «сделка с предпочтением» возник и развился в практике благодаря Постановлению Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 декабря 2010 г. № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”» (далее – Постановление № 63), в п. 10 которого он закреплен.

Субъекты и процедура рассмотрения. Предмет доказывания

Согласно абз. 5 п. 10 Постановления № 63 бремя доказывания того, что сделка влечет или может повлечь за собой оказание предпочтения, лежит на оспаривающем ее лице.

Оспаривание сделок с предпочтением является обязанностью внешнего либо конкурсного управляющего, представителя собрания (комитета) кредиторов, иного лица, уполномоченного решением собрания (комитета) кредиторов, а также временной администрации финансовой организации.

Кредитор должника может оспорить сделку должника-банкрота при условии, что он самостоятельно или совместно с другими кредиторами обладает более 10% на общем собрании кредиторов должника (ст. 61.9 Закона о банкротстве; Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 10 мая 2016 г.

№ 304-ЭС15-17156 по делу № А27-2836/2013).

Исходя из положений ст. 61.3 Закона о банкротстве и разъяснений, изложенных в п. 11–12 Постановления № 63, указанные в п. 1 данной нормы сделки, совершенные в пределах месяца до и после возбуждения дела о банкротстве (а в предусмотренных абз. 2 и 3 п.

1 случаях – в пределах 6 месяцев до и после возбуждения дела о банкротстве), признаются недействительными без необходимости установления недобросовестности контрагента (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 15 июня 2018 г.

№ 304-ЭС17-21427 по делу № А67-4289/2013).

Таким образом, оспаривание сделки, предусмотренной абз. 2 и 3 п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве, в совокупности с отсутствием необходимости доказывания недобросовестности контрагента по сделке носит формальный характер.

Заявителю необходимо доказать только факт совершения сделки в пределах срока (после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом или в течение шести месяцев до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом), предусмотренного п. 2 и 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве.

Оспаривание сделки, предусмотренной абз. 4 и 5 п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве, также носит формальный характер, если такая сделка совершена после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом или в течение одного месяца до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом (п. 2 ст. 61.3 Закона о банкротстве).

Таким образом, в предмет доказывания по обособленным спорам по оспариванию сделок банкрота с предпочтением (по ст. 61.3 Закона о банкротстве), не требующих доказывания осведомленности (опровержения добросовестности) контрагента, входит:

  • по сделкам, направленным на обеспечение исполнения обязательства должника или третьего лица перед отдельным кредитором, возникшего до совершения оспариваемой сделки (абз. 2 п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве; в них входят в том числе все виды обеспечительных сделок – залог, поручительство, независимая гарантия и т.д.), и по сделкам, которые привели или могут привести к изменению очередности удовлетворения требований кредитора по обязательствам, возникшим до совершения оспариваемой сделки (абз. 3 п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве; в них входят, в частности, соглашения об изменении порядка и размера платежей по сделке должника, договоры залога), – необходимо доказать что, во-первых, такие сделки влекут или могут повлечь за собой оказание предпочтения одному кредитору перед другими кредиторами, и, во-вторых, совершены после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом или в течение шести месяцев до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом;
  • по сделкам, указанным в абз. 4 и 5 п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве (в них входят, в частности, следующие случаи: досрочное исполнение банкротом более позднему (последующему) кредитору (исполнение обязательств перед которым должно произойти позже) перед исполнениями кредиторам (более ранним кредиторам), срок исполнения обязательств перед которыми наступил; исполнение обязательств банкротом в срок перед одним кредитором в той ситуации, когда у должника на момент исполнения имелось обязательство, срок исполнения которого наступил, или просроченное обязательство перед другим кредитором) – необходимо доказать, что, во-первых, такие сделки влекут или могут повлечь за собой оказание предпочтения одному кредитору перед другими кредиторами, и, во-вторых, совершены после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом или в течение одного месяца до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом.

Рекомендации по доказыванию

Как отмечает Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ в Определении от 17 октября 2016 г.

№ 307-ЭС15-17721(4) по делу № А56-71819/2012, в целях правильного применения положений ст. 61.3 Закона о банкротстве необходимо определить, какой характер имеет оспариваемая сделка, т.е.

установить, какое сочетание прав и обязанностей сторон правоотношений опосредует ее содержание.

Исходя из п. 1 ст. 61.

4 Закона о банкротстве, сделки, совершаемые на организованных торгах на основании хотя бы одной заявки, адресованной неограниченному кругу участников торгов, а также действия, направленные на исполнение обязательств и обязанностей, возникающих из таких сделок, не могут быть оспорены на основании ст. 61.3 Закона о банкротстве (такой запрет относится, в частности, к биржевым сделкам).

Аналогичный запрет установлен в отношении сделок по передаче имущества и принятию обязательств или обязанностей, совершаемых в обычной хозяйственной деятельности, осуществляемой должником, при условии, если цена имущества, передаваемого по одной или нескольким взаимосвязанным сделкам, или размер принятых обязательств или обязанностей не превышает 1% стоимости активов должника, определяемой на основании бухгалтерской отчетности должника за последний отчетный период (п. 2 ст. 61.3 Закона о банкротстве).

Например, исполнение обязанности по внесению обязательных платежей не выходит за рамки обычной хозяйственной деятельности должника для целей применения п. 2 ст. 61.

4 Закона о банкротстве, если по размеру и срокам уплаты (взыскания) данные платежи не отличаются существенным образом от аналогичных платежей, ранее неоднократно совершенных должником или за его счет (п.

16 Обзора судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства, утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 20 декабря 2016 г.).

Кроме того, как указано в п.

14 Постановления № 63, для сделок по передаче (отчуждению) должником имущества (платеж или передача другого имущества в собственность во исполнение договорного обязательства, в том числе по возврату кредита, договоры купли-продажи (для продавца), мены, дарения, кредита (для кредитора) и т.п.) с балансовой стоимостью активов должника сопоставляется стоимость этого имущества, определенная по данным бухгалтерского учета, а если доказано, что рыночная стоимость этого имущества значительно превышала такую стоимость, – рыночная стоимость.

При определении того, была ли сделка совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности должника, следует учитывать, что таковой является сделка, не отличающаяся существенно по своим основным условиям от аналогичных сделок, неоднократно совершавшихся до этого должником в течение продолжительного периода времени. К таким сделкам с учетом всех обстоятельств дела могут быть отнесены, в частности, платежи по длящимся обязательствам (возврат очередной части кредита в соответствии с графиком, уплата ежемесячной арендной платы, выплата заработной платы, оплата коммунальных услуг, платежи за услуги сотовой связи и интернет, уплата налогов и т.п.). По общему правилу, не входят в круг таких сделок платеж со значительной просрочкой, предоставление отступного, а также не обоснованный разумными экономическими причинами досрочный возврат кредита.

Например, если условиями кредитного договора предусмотрено, что погашение задолженности клиента по сумме основного долга осуществляется посредством ежедневного безакцептного списания банком денежных средств, находящихся на счете, то последовательно совершенные платежи по погашению кредита (списание денежных средств со счета должника в установленные кредитным договором сроки) представляют собой обычные текущие платежи по кредитному договору, не отличающиеся по срокам и размеру уплаченных платежей от определенных в кредитном договоре, и они не могут считаться взаимосвязанными сделками. В случае же, если каждый ежемесячный платеж в отдельности не превышает 1% от балансовой стоимости активов должника, в силу п. 2 ст. 61.4 Закона о банкротстве исключается возможность их оспаривания по основаниям ст. 61.3 Закона о банкротстве (постановление Арбитражного суда Московского округа от 11 июля 2018 г. № Ф05-9485/18 по делу № А41-64492/2014).

Ответчику для доказывания, например, что оспариваемые платежи произведены в счет погашения обязательств по договору поставки товара и сумма перечисленных денежных средств не превышает 1% балансовой стоимости активов должника, помимо балансовых показателей необходимо представить доказательства того, что аналогичные данной сделке договоры систематически заключались должником с иными контрагентами. Другими словами, сделки осуществляются в рамках обычной хозяйственной деятельности, соответствующей видам экономической деятельности (ОКВЭД) должника, указанной в выписке из ЕГРЮЛ (постановление Арбитражного суда Московского округа от 4 июля 2018 г. № Ф05-21415/16 по делу № А41-1815/2016).

Источник: https://www.advgazeta.ru/mneniya/sdelki-s-predpochteniem-priznayutsya-nedeystvitelnymi/

Арбитражная практика по делам о банкротстве (часть 1) — Audit-it.ru

Принятие арбитражным судом заявления о банкротстве: судебная практика
Александр Иванов, отдел новостей «Клуба бухгалтеров «Проводка»

На сегодняшний день в нашей стране все дела о признании юридического лица несостоятельным разрешаются на основании Федерального Закона от 26 октября 2002 года под номером N 127 -ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”.

Ежегодно арбитражными судами РФ (судами первой, апелляционной, кассационной и надзорная инстанции) разрешаются сотни тысяч дел. Далеко не последнее место в этой огромной массе занимают дела о банкротстве.

Решение о банкротстве хозяйствующего лица, как известно, имеет значение не только для государственных (контролирующих) органов, но ещё и для самих несостоятельных лиц и лиц, признаваемых в соответствии с законодательством, кредиторами.

Поэтому важно не только знать положения нормативной базы, но ещё и грамотно их применять на практике, в частности, практике судебной. Причём умение это делать не столько важно для судов, сколько для самих заявителей, которым зачастую приходится отстаивать свою правоту в вышестоящих инстанциях.

Однообразию применения законодательства о несостоятельности была призвана помочь деятельность Высшего Арбитражного Суда РФ по обобщению арбитражной практики и выработке общих рекомендаций, отражённых в Письме от 25 апреля 1995 г.

N С1-7/ОП-237. Данный документ следует применять с учётом того, что, начиная с 27 ноября 2002 года, действует новый закон “О несостоятельности (банкротстве)” от 26.10.2002 N 127-ФЗ, существенно отличающийся от прежнего акта 1998 года.

Остановимся на некоторых моментах реализации в судебной практике закона “О несостоятельности (банкротстве)”, вызывающих основную массу вопросов и разногласий.

Принятие дела к производству и возбуждение производства по делу о несостоятельности

Как показывает обзор арбитражной практики, в ряде случаев суды отказывали заявителям в возбуждении дел о несостоятельности исходя из правового статуса лиц и некоторых других обстоятельств, которые не являются препятствием для такого отказа.

Исходным вопросом при принятии судом дела к своему производству является вопрос об определении возможности признания лица несостоятельным по решению арбитражного суда, а также участия в судебном процессе в качестве заявителя.

При этом судам следует руководствоваться положениями статей 65 и 25 Гражданского Кодекса РФ, в соответствии с которыми по решению суда банкротами могут быть признаны коммерческие организации, юридические лица, действующие в форме потребительского кооператива либо благотворительного или иного фонда, а также индивидуальные предприниматели, не способные удовлетворить требования кредиторов. Исключение составляют казённые предприятия. Для них предусмотрен другой порядок банкротства. Дело о несостоятельности подлежит рассмотрению в арбитражном суде и в том случае, если заявитель является иностранной организацией, организацией с иностранными инвестициями, а также физическим лицом, в том числе иностранным гражданином.

В свою очередь на стороне заявителя могут выступить несколько кредиторов, если требования каждого из них в отдельности меньше необходимой суммы, установленной законом для возбуждения производства по такому делу.

Общее же требование к должнику – юридическому лицу в совокупности должны составлять не менее ста тысяч рублей, к должнику – гражданину – не менее десяти тысяч рублей.

При этом все кредиторы, чьи требования вошли в общую сумму первоначально заявленного требования, имеют одинаковые процессуальные права, которые закон предоставляет кредитору-заявителю.

Пример

В отношении юридического лица, задолжавшего своим кредиторам 110 тыс. рублей, было составлено и подано в суд заявление о признании его банкротом.

До возбуждения дела и начала судебного разбирательства один из кредиторов отказался от своих финансовых претензий к данной организации. В результате этого общая сумма денежных требований всех других кредиторов составила 87 тыс. рублей.

Суд обоснованно и законно отказал кредиторам в принятии этого заявления, сославшись на пункт 3 статьи 7 закона “О несостоятельности”.

Данный пункт гласит, что частичное исполнение требований конкурсного кредитора, не является основанием для отказа арбитражным судом в принятии заявления о признании должника банкротом, только тогда, когда сумма неисполненных требований составляет размер, необходимый для возбуждения такого дела.

Нередко в судебной практике встречаются случаи, когда суд отказывает в возбуждении дела на основании того, что юридическое лицо находится в стадии ликвидации и в его отношении работает ликвидационная комиссия. Однако сам ВАС РФ не относит данное обстоятельство к правовым барьерам возбуждения дела о несостоятельности.

В момент ликвидации лица дело о его несостоятельности должно быть возбуждено во всех случаях, когда имеются внешние признаки банкротства (неспособным удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и исполнить обязанность по уплате обязательных платежей в течение определённого времени), сумма задолженности перед заявителем позволяет возбудить дело о банкротстве и заявителем соблюден доарбитражный порядок урегулирования данного вопроса.

Другое правило устанавливается в отношении коммерческих банков. При применении законодательства о несостоятельности суды должны руководствоваться рекомендациями пункта 2 Письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.01.95 N С1-7/ОП-54.

В соответствии с ними коммерческий банк, иное кредитное учреждение, и их кредиторы вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о возбуждении производства о несостоятельности (банкротстве) коммерческого банка или иного кредитного учреждения после отзыва Центральным банком Российской Федерации лицензии на совершение банковских операций.

Источник: https://www.audit-it.ru/articles/account/court/a51/45001.html

Адвокат Титов
Добавить комментарий