Преюдиция как инструмент манипулирования в уголовном процессе

Фемиде пора приоткрыть глаза

Преюдиция как инструмент манипулирования в уголовном процессе

В конце прошлой недели в Госдуме прошёл «круглый стол» «Преюдиция как инструмент ухода от ответственности». Его участники признали, что мошенники достаточно часто используют важный принцип правосудия в своих целях, нанося государству огромный вред в виде потери налогов, активов и разрушения инвестиционного климата, однако ситуация не так уж безнадёжна.

«Круглый стол» прошёл под эгидой думского Комитета по контролю и Регламенту и собрал представительную аудиторию. В мероприятии участвовали известные адвокаты, правоведы, политологи, представители МВД, Минюста и Общественной палаты.

Представители научного сообщества говорили, что преюдиция в целом задумывалась для облегчения процесса правосудия, чтобы избавить Фемиду, а заодно надзорную и следственные инстанции от необходимости дополнительно проверять обстоятельства, уже однажды зафиксированные в ранее вынесенных вердиктах. И этот принцип действительно важен для успешного функционирования судебной системы. Однако всё чаще мы слышим истории, когда недобросовестная сторона разбирательства берёт преюдицию на вооружение и старается с её помощью уйти от ответственности либо получить нужное для себя решение.

«В Люберецком суде прямо сейчас слушается дело Константина Пономарева, чей бизнес долгое время был построен на манипуляции правосудием.

А судят его за то, что, заработав подобным образом 25 миллиардов рублей, он пожадничал заплатить подоходный налог.

Вместо этого инициировал иск-самострел о клевете, который позволил ему закрыть уголовное дело за налоговое уклонение», — рассказал генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин.

По словам эксперта, подобный судебный кейс, конечно, редкость. Профессиональных сутяжников не так много, и все они хорошо известны, потому что постоянно со всеми судятся. О том же Пономареве написаны сотни статей, как он подавал иски к компаниям Дерипаски, «Кубаньэнерго», ИКЕА и многим другим.

«А часто ли мы слышим, как подобных рейдеров и сутяжников наказывают? Нет. За ними стоят большие средства, штат очень хороших адвокатов и пиарщиков.

Да и в случае с Пономаревым на скамье подсудимых я не совсем уверен, что его посадят.

До конца процесса всегда может появится новая преюдиция, кто-нибудь согласится лжесвидетельствовать, а ещё лучше в ошибках обвинят следователя, адвоката или просто потеряют документы», — говорит Мухин.

По самым скромным подсчётам ущерб государства и бизнеса от преступлений с правосудием можно оценить в сотни миллиардов рублей. В судах полно искусственных дел, и с этим надо как-то разбираться.

«Важность независимости судебной власти, о которой мы все так много говорим, касается не только отсутствия вмешательства в её работу, но и способности самой системы эффективно защищаться от мошенников и сутяжников вроде Пономарева, которые насмехаются и используют закон в своих целях. Наказание за подобные преступления должно быть неотвратимым и очень суровым», — подчеркнул Мухин.

Депутат Госдумы от фракции «Единая Россия» Алексей Кобилев призвал участников дискуссии разделять проблему искусственно созданной преюдиции на две составляющие: многочисленные манипуляции с правосудием и уголовные преступления против него с фальсификацией документов, ложными доносами и так далее.

Очевидно, что доводить подобные уголовные дела до вердикта суда не так просто. От следователей, судей требуется немало усилий и профессионализма, однако целостность всей системы зависит только от них. На законодательном уровне все инструменты у них уже есть.

«Отсутствие неотвратимости наказания, ярких примеров строгости суда приведёт к тому, что любой преступник будет чувствовать свою безнаказанность, в очередной раз придумывая мошеннические схемы и прикрываясь законом. Это реальная угроза дискредитации всей судебной системы, с которой нужно активно бороться. Парламент должен наблюдать за подобными процессами, обеспечивая поддержку и общественный резонанс», — отметил Кобилев.

Вместе с тем механизм противодействия сутяжничеству и манипулированию правосудием не столь чётко отработан, как уголовные преступления, и требует, по оценке депутата, более комплексного подхода, возможно, проработки свода поправок, которые позволят сделать этот процесс более рискованным и менее выгодным.  

«Всё предусмотреть в законодательстве невозможно. Народ у нас изобретательный. Однако мы можем добавить определённые барьеры, сократив тем самым пространство для маневра, повысить его стоимость и риски», — подчеркнул Кобилев.

Говоря о манипулировании, управляющий партнёр адвокатского бюро Бартолиус Юлий Тай вспомнил дело «Савушкин vs. ОВК».

«Важно не только, как решится этот спор, но и назовут ли судьи АС Московского округа (куда подана кассационная жалоба. — Прим. ред.) всё своими именами.

Или будут в казуистике корпоративного права решать, кто прав, кто не прав, вместо того, чтобы честно и откровенно сказать, что это технический иск (искусственный. — Прим. ред.

) и что суд вообще не должен в таких случаях никого защищать», — заявил Тай.

По его словам, возможным решением для снижения количества подобных дел мог бы стать рост компенсации судебных расходов.

«У нас есть один институт, существующий с 2002 года, в виде компенсаций судебных расходов. Но он фактически не используется, потому что суды […] не хотят на себя эту смелость брать», — сказал Тай.

Вместе с тем этот механизм был создан как раз для борьбы со злоупотреблениями в преюдиции.

«Я уверен, что если бы в наказание суд взыскивал в полном объёме все траты, понесённые стороной, которой приходится отбиваться от искусственно придуманных исков, то они бы (те, кто злоупотребляет. — Прим. ред.) несколько раз подумали, стоит ли это делать», — подчеркнул Тай.

Сергей Завриев из Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ продолжил эту тему.

«Что касается судебных актов… Один из механизмов отсрочки исполнения обязательств — это обращение в суд. Во-первых, это дешёво, пошлины минимальные. Для признания права собственности на завод стоимостью 100 миллионов рублей — пошлина 6000 рублей.

Максимальная в арбитражном процессе сумма государственной пошлины от цены иска, если не путаю, 200 000 рублей.

Это не самые большие деньги для хозяйствующих субъектов […] Получается, что рассмотрение дела в суде сторонам в сущности ничего не стоит», — отметил Завриев.

По его словам, в зарубежной практике можно часто услышать: «Они в суд не пойдут, потому что там их обдерут до нитки и будет себе дороже. В том смысле, что, если ты затеял игру и её распознают, может, тебя в тюрьму не посадят, но то, что у тебя имущества и денег на расходы и издержки не останется, — гарантированно».

«Механизм есть (в России), но суммы незначительные. Люди не боятся брать на себя риск посудиться, потому что он ничего не стоит. Правосудие должно быть дорогим, и в этом нет ничего зазорного», — сказал Завриев, особо отметив, что подобный подход применим только для споров хозяйствующих субъектов.

«Очевидно, что для обычных людей и тем более малоимущих такое решение не подходит, но там и проблемы такой нет», — добавил Завриев.

Пётр Камнев

Источник: https://www.pnp.ru/politics/femide-pora-priotkryt-glaza.html

Преюдиция в арбитражном процессе статья АПК

Преюдиция как инструмент манипулирования в уголовном процессе

  • 1 Преюдициальное значение в арбитражном процессе
  • 2 Преюдициальное значение в арбитражном процессе — Адвокатское бюро
  • 3 Преюдиция в арбитражном процессе
  • 4 Факты, не подлежащие доказыванию в арбитражном процессе
    • 4.1 Общеизвестные факты
    • 4.2 Преюдициально установленные факты

1. При применении ч. 2 коммент.

статьи арбитражные суды должны учитывать, что преюдициальное значение имеют факты, установленные решениями судов первой инстанции, а также постановлениями апелляционной, кассационной и надзорной инстанций, которыми приняты решения по существу споров. 4.

При подготовке к судебному разбирательству дела о взыскании по договору арбитражный суд определяет круг обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела, к которым относятся обстоятельства, свидетельствующие о заключенности и действительности договора, в том числе о соблюдении правил его заключения, о наличии полномочий на заключение договора у лиц, его подписавших.

Факты, не требующие доказывания в уголовном, гражданском, арбитражном процессах: общеизвестные, преюдициальные и бесспорные

Преюдициальность не только означает отсутствие необходимости доказывать установленные ранее обстоятельства, но и запрещает их опровержение.

Такое положение существует до тех пор, пока судебный акт, в котором установлены эти факты, не будет отменен в порядке, установленном в законе.

Наиболее характерным примером наличия преюдициальных фактов являются дела с участием третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора.

Преюдиция в арбитражном процессе

Преюдиция-это просто как для суда, так и для участников процесса.

Суть преюдиции в следующем: суд не проверяет и освобождает от доказывания фактов, которые были установлены вступившим в законную силу судебным актом.

Таким судебным актом может быть решение арбитражного суда, решение суда общей юрисдикции и даже приговор суда.

1. По смыслу упомянутой статьи Кодекса преюдиция распространяется на содержащуюся в судебном акте, вступившем в законную силу, констатацию тех или иных обстоятельств, которые входили в предмет доказывания по ранее рассмотренному делу.

Преюдиция в уголовном, гражданском, арбитражном и административном процессе

Преюдиция — это не формальная юридическая «тонкость» законодательства, в которую должны быть посвящены исключительно такие специалисты, как юристы, судьи, адвокаты и т.п.

Любой, кому предстоит участвовать в судебном разбирательстве, должен знать о ней.

Вообще под преюдициальностью принято понимать обязательность для всех судов, рассматривающих дело, принять без проверки и доказательств факты, ранее установленные вступившим в законную силу судебным решением или приговором по другому делу.

Преюдиция — требование в судебном разбирательстве принимать данные как факт, без проверки их доказательств.

Применяется это требование, если используются данные из решения, вступившего в законную силу по другому, ранее рассмотренному делу.

Это принятие обязательно для судов в ситуации, когда новое дело рассматривается с фигурированием тех же лиц.

В отношении лиц, не участвовавших в уже рассмотренном деле, приговор либо решение по ныне рассматриваемому делу виновность не предрешает.

Юридическая консультация в Екатеринбурге

Преюдиция (или заранее предустановленная сила) – это юридический термин, означающий признание обстоятельств, установленных судебным актом, при рассмотрении последующих дел без дополнительной проверки.

Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки.

Судебная практика: понятие — преюдиции

В любом судебном процессе (уголовном, гражданском, арбитражном, административном) есть много практических тонкостей, в том числе чисто юридических нюансов.

Мы решили поговорить об одном из них. Что такое «преюдиция», в каких случаях она имеет место быть и каково ее значение для итога судебного разбирательства, узнаете из статьи.

Преюдиция – это не формальная юридическая «тонкость» законодательства, в которую должны быть посвящены исключительно такие специалисты, как юристы, судьи, адвокаты и т.

Преюдициальность в гражданском процессе

Почему?

Думается, потому что она полезна не только и не столько защите, но, как показала практика, оставляет самому следствию большие возможности для манипулирования. Следователь, имея рычаги влияния в арбитражном процессе, добивается нужной ему преюдиции для уголовного разбирательства.

Источник: https://registrmsk.com/preyuditsiya-v-arbitrazhnom-protsesse-statya-apk/

Преюдиция в гражданском праве

Преюдиция как инструмент манипулирования в уголовном процессе

Термин «преюдициальное значение» имеет отношение к таким видам судопроизводства, как административное, арбитражное, гражданское и уголовное.

Он касается обстоятельств, которые раньше были установлены судом, решение которого вступило в законную силу. Они не должны подвергаться дополнительной проверке.

Подробная информация, касающаяся понятия «преюдициальное значение», будет изложена в статье.

В уголовном процессе

В этом виде процессов преюдициальное значение решения суда (приговора) трактуется следующим образом. В ст. 90 УПК РФ сказано, что те обстоятельства, которые в нем установлены, должны быть признаны такими процессуальными фигурами, как судья, прокурор, следователь, дознаватель без проведения ими дополнительной проверки.

Но при этом имеющимся приговором или решением не может предрешаться виновность лиц, которые не были участниками уголовного дела. Нужно отметить, что речь идет о решении, имеющем законную силу, и о таких видах процесса, как административный, гражданский, арбитражный и уголовный.

Однако нужно обратить внимание на то, что если обстоятельства, установленные решением предыдущего суда, вызывают сомнение органа, который разбирается в деле, то они теряют свою преюдициальную силу.

В арбитражном процессе

Что касается данного вида процесса, то и в нем предыдущее решение суда имеет преюдициальное значение. В ст. 69 АПК указаны основания, при которых происходит освобождение от доказывания.

Те обстоятельства, что установлены судебном актом, принятым арбитражным судом, который вступил в силу по делу, уже рассматривавшемуся ранее, не подлежат повторному доказыванию. Это относится к рассмотрению в арбитраже другого дела, где участниками являются те же самые лица.

Для арбитражного суда обязательным является решение, принятое в суде общей юрисдикции, разрешавшем гражданское дело. Это положение справедливо для случаев, когда в арбитраже слушается дело, в котором затрагиваются вопросы, связанные с обстоятельствами, установленными в суде общей юрисдикции. Эти обстоятельства должны иметь отношение к лицам, которые участвуют в деле.

Если имеется приговор суда, принятый по уголовному делу, то он также будет обязательным для арбитражного суда. Это действует в части указания в решении того, были ли произведены определенные действия и совершило ли их определенное лицо.

Преюдициальное значение в гражданском процессе

Здесь основаниями для освобождения от доказывания, изложенными в ст. 61 ГПК, являются следующие:

  • Обязательными для суда являются те обстоятельства, что установлены по делу, рассмотренному раньше. Они не доказываются снова и не оспариваются, когда рассматривается другое дело с участием тех же лиц.
  • Когда рассматривается гражданское дело, то не доказываются и не оспариваются обстоятельства, подтвержденные решением арбитражного суда, лицами, участвовавшими в арбитражном процессе.
  • Если судом рассматривается дело, касающееся гражданско-правовых последствий тех действий, что были совершены лицом, относительно которого вынесен судебный приговор по уголовному делу, то для гражданского суда этот приговор обязателен. Это касается той его части, что посвящена вопросам о факте совершения действий и о совершении их конкретным лицом.

Разрешение противоречий

Положение о том, что предыдущие судебные решения имеют преюдициальное значение, направлено на то, чтобы исключить противоречия, возникающие между актами правосудия. Оно согласуется с экономией сил и средств, затрачиваемых органами расследования и судами, укрепляет принцип законности, присущий судопроизводству.

Однако на практике не исключены противоречия, вероятные между преюдициальным значением обстоятельств, которые установлены по одному делу, и внутренними убеждениями, возникающими у прокурора, следователя, дознавателя по поводу указанных обстоятельств, когда они расследуют другое уголовное дело.

Эти противоречия по закону должны быть разрешены в пользу преюдиции. Но только в том случае, если они не имеют отношения к лицам, которые раньше не участвовали в разбираемом уголовном деле.

Иными словами, прокурор, следователь или же дознаватель при расследовании другого уголовного дела не имеет права на вынесение решения, соответствующего его внутреннему убеждению. Они не должны делать этого до того момента, пока не будет отменен приговор, который имеет преюдициальное значение, даже если он с точки зрения указанных процессуальных фигур является неправильным.

На судей не распространяется

При этом нужно обратить особое внимание на следующее. Все сказанное о противоречиях между обстоятельствами, подтвержденными судебным решением и внутренним убеждением по поводу его правильности, не касается судей.

Если указанные обстоятельства вызывают сомнения у того суда, который в данный момент рассматривает уголовное дело, то он имеет право сделать другие выводы по ним. Этот вариант будет законным, если такие выводы получены как результат оценки всей совокупности собранных, исследованных и проверенных им доказательств.

Также предыдущий приговор может утратить преюдициальное значение. Это происходит в том случае, если происходит его пересмотр по обстоятельствам, которые относятся к вновь открывшимся.

Приведем примеры преюдициального значения решений в трех видах процессов.

Примеры в гражданском процессе

В рамках гражданского процесса существуют следующие примеры:

  1. В первом процессе судом определен порядок, в соответствии с которым необходимо пользоваться жилым помещением. Во втором – принято решение о разделении коммунальных платежей пропорционально тому, как разделена жилплощадь в первом решении.
  2. В первом процессе судья определил место жительство сына вместе с отцом. Во втором процессе присуждено взыскание алиментных сумм с матери.

Примеры преюдиции в арбитраже

Этот вид преюдиции имеет большое сходство с таковой в гражданских делах. Приведем также два примера:

  1. В первом процессе произведено взыскание долга. Во втором – принято решение о том, чтобы взыскать неустойку, полагающуюся за просрочку отдачи долга в соответствии с условиями договора.
  2. Первый процесс установил право собственности истца на недвижимое имущество. По итогам второго процесса было принято решение о выселении арендаторов, которые занимали указанную недвижимость без наличия законных оснований.

Примеры в рамках уголовных дел

Здесь можно привести следующие примеры преюдициального значения установленных другим судом обстоятельств:

  1. Процесс первый – дело о хищении имущества. Процесс второй – дело о легализации, то есть отмывании денег или другого имущества, которое приобретено лицом в результате совершения преступных действий.
  2. В первом процессе доказана растрата денежных средств, принадлежащих предприятию. Во втором рассмотрены неправомерные действия, допущенные при банкротстве организации.

Примеры в разных процессах

Рассмотрим, как фигурирует преюдиция в разных видах процессов:

  1. Первый процесс – это процесс уголовный, в котором вынесен приговор, установивший факт злостного уклонения от алиментных выплат. А второй процесс – гражданский, закончившийся лишением родительских прав за деяние, доказанное предыдущим судом.
  2. Первое дело – о мошенничестве – рассматривается в уголовном процессе. А второй процесс является арбитражным, в нем идет речь о признании недействительности сделки.

Синхронизация законодательства

Завершая рассмотрение вопроса о преюдициальном значении решений суда, нужно отметить, что в последнее время все три процессуальных закона (гражданский, арбитражный, уголовный) приведены друг с другом в соответствие. То есть те судебные акты, что принимаются в рамках каждого из них, имеют друг для друга равное значение, в том числе и касательно преюдиции.

До этого приговоры по уголовным делам считались более важными, чем по делам гражданским и арбитражным. Иными словами, приговор уголовный был преюдициальным для решений, принимаемых гражданским судом, тогда как обратная схема не действовала.

Источник: https://www.nastroy.net/post/preyuditsialnoe-znachenie-opredelenie-osobennosti-i-trebovaniya

Преюдиция в гражданском процессе

Преюдициальные факты – это факты, установленные вступившими в законную силу решениями или приговорами суда и не подлежащие повторному доказыванию (ч. ч. 2 – 4 ст. 61 ГПК).

Основой преюдициальности фактов является законная сила судебного решения или приговора.

Суд, не доказывая вновь установленные в этих актах факты, ограничивается истребованием копии соответствующего судебного акта, а стороны не вправе передоказывать преюдициальные факты.

Преюдициальность имеет свои субъективные и объективные пределы, которые должны быть в совокупности. Субъективные пределы имеют место, когда в обоих делах участвуют одни и те же лица или их правопреемники.

Если судебное решение затрагивает интересы лиц, которые не были привлечены к участию в деле, то преюдициальность на таких лиц не распространяется.

Объективные пределы преюдициальности относятся к фактам, установленным вступившим в законную силу решением или приговором суда.

Источник: http://dk-kupavna.ru/preyuditsiya-v-grazhdanskom-prave/

Применение преюдиции в судебном процессе

Преюдиция как инструмент манипулирования в уголовном процессе

Есть в юридической науке и практике такое правило, что для всех судов принимаются без проверки и доказывания факты, установленные другим судом во вступившем в законную силу судебном решении.

Такие факты называют преюдициальными, а само понятие “преюдиция” в буквальном переводе с латыни означает “предыдущим судебным решением”, или “предрешение”.

Преюдициальные факты не только не надо повторно доказывать, но и опровергнуть их в другом процессе невозможно.

В российском законодательстве отсутствует закрепленное определение этого понятия, но само правило используется давно, хотя и с определенными нюансами.

Советское уголовно-процессуальное законодательство придавало преюдициальное значение вступившим в законную силу решениям, определениям и постановлениям суда по гражданским делам лишь частично, только в установлении факта – действительно ли было некое событие или действие (ст. 28 УПК РСФСР)?

Принятая позднее первая редакция ст.

90 УПК РФ несколько расширила эти рамки, предписывая признавать обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, суду, прокурору, следователю и дознавателю без дополнительной проверки, но только если эти обстоятельства не вызывают сомнений у суда.

При этом в законе прямо указывалось, что никакой приговор не может предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле.

В юридической среде это положение, придававшее преюдициальное значение только приговорам, на протяжении долгого времени являлось предметом если не критики, то как минимум оживленной дискуссии. Обсуждение вопроса о необходимости придания преюдициального значения всем судебным постановлениям, в том числе вынесенным в порядке гражданского и административного судопроизводства, привело к новым поправкам.

С 1 января 2010 г. вступили в силу изменения в ст. 90 УПК РФ, устраняющие ограниченное применение преюдиции в уголовном праве. Если по прежней редакции суд, прокурор, следователь, дознаватель могли при наличии сомнений перепроверить обстоятельства, которые установлены вступившим в законную силу приговором, то теперь такого права у них нет.

И касается это не только приговоров, но и решений арбитражных судов и судов общей юрисдикции. Но есть такой суд, решения которого действительно не будут преюдициальными для российских судов, – это Европейский суд по правам человека. Дело в том, что ни в ст.

90 УПК РФ, ни в других процессуальных кодексах этот суд не назван в перечне источников преюдициальных решений, да и вообще этот международный суд не входит в систему российских судов.

Однако если, к примеру, есть вступившее в законную силу решение арбитражного суда, то правоохранительный орган не вправе возбудить в отношении генерального директора, либо иных сотрудников фирмы уголовное дело по тем обстоятельствам, которые арбитраж не признал признаками преступного нарушения законодательства о налогах и сборах. Однако добиться на практике такого, казалось бы, простого и законного решения удается крайне редко, и не без проблем.

На примере одной компании IT-сектора, обслуживающей несколько крупных представителей сырьевой и финансовой отрасли России, можно увидеть стандартную схему развития событий.

После налоговой проверки (а все крупные или близкие к таковым компании непременно попадают в поле зрения фискальных органов) компания получает многомиллионные доначисления, а также пени и штрафы.

В ряде случаев такие налоговые претензии необоснованны: во всяком случае, в той конкретной компании, о которой мы говорим, есть ряд документов, подтверждающих ее невиновность.

Тем не менее по подозрению в совершении уголовного преступления (уклонении от уплаты налогов) на руководителя компании в середине 2010 года открывается уголовное дело.

Не соглашаясь с обвинениями налоговых и правоохранительных органов, компания обжалует решение налоговой инспекции в арбитражный суд, а для скорейшего прекращения уголовного дела полностью погашает предъявленные ей долги перед бюджетом. Весной 2011 года, после многочисленных обысков, допросов и выемок, уголовное дело все-таки было прекращено, а летом 2011 года вынесено решение арбитражного суда, полностью отказавшего в признании факта и признаков совершения данной компанией налогового правонарушения.

Но проблема и сейчас не решена окончательно. Несмотря на очевидность всех юридических фактов, прокуратура продолжает пытаться отыскать какие-то основания для отмены постановления о прекращении уголовного дела в отношении компании.

Можно догадаться, что в ходе процесса организации был нанесен значительный репутационный ущерб, ведь по делу допрашивали основных заказчиков, что повлекло отказ от дальнейшего сотрудничества с компанией; это, в свою очередь, нанесло материальный ущерб, который доказать и взыскать в нашей стране нереально.

Важно и то, что такие суды отнимают очень много сил, внимания и времени.

В нашем случае весь процесс занял более двух лет – за это время можно полностью развалить бизнес, как это видно было по громкому делу известной парфюмерно-косметической компании: налоговая честность доказана судом, но от крупнейшей сети не осталось ничего, кроме названия. Что же говорить о более скромных по масштабам компаниях?!

Источник: https://rg.ru/2011/07/19/sud.html

Административная преюдиция как способ декриминализации уголовных преступлений и разграничения уголовных преступлений и административных правонарушений в современный период

Преюдиция как инструмент манипулирования в уголовном процессе

ГЛАВНАЯ > Вернуться

NB: Административное право и практика администрирования

Правильная ссылка на статью:

Лапина М.А., Трунцевский Ю.В., Карпухин Д.В.

— Административная преюдиция как способ декриминализации уголовных преступлений и разграничения уголовных преступлений и административных правонарушений в современный период // NB: Административное право и практика администрирования. – 2015. – № 2. – С. 24 – 56. DOI: 10.7256/2306-9945.2015.2.15899 URL: https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=15899

Административная преюдиция как способ декриминализации уголовных преступлений и разграничения уголовных преступлений и административных правонарушений в современный период

Лапина Марина Афанасьевна доктор юридических наук профессор, заведующий кафедрой Административного и информационного права, Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации 125993, Россия, г. Москва, Ленинградский проспект, 49 Lapina Marina Afanas'evna Doctor of Law Marina A. Lapina ScD (Law), Professor, the Administration and Information Law Chair, the Financial University under the Government of the Russian Federation 4, 4th Veshnyakovskaya pr., Moscow, 109456, Russia
lapinamarina@inbox.ru
Другие публикации этого автора  
Трунцевский Юрий Владимирович доктор юридических наук профессор, кафедра анализа рисков и экономической безопасности, Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации 125993, Россия, г. Москва, ул. Ленинградский Проспект, 49 Truncevski Yuri Doctor of Law Professor at the Financial University under the Government of the Russian Federation, Department of Risk Analysis and Economic Security 125993, Russia, Moscow, ul. Leningradskii Prospekt, 49
trunzev@yandex.ru
Другие публикации этого автора  
Карпухин Дмитрий Вячеславович кандидат исторических наук доцент, кафедра Административное и информационное право, Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации 125993, Россия, г. Москва, Ленинградский проспект, 49 Karpukhin Dmitrii Vyacheslavovich PhD in History  Dmitry V. KarpuhinPhD (History), Associate Professor, the Administration and Information Law Chair, the Financial University under the Government of the Russian Federation  4, 4th Veshnyakovsky pr., Moscow, 109456, Russia
dimak7571@mail.ru
Другие публикации этого автора  

Аннотация.

Предметом статьи являются проблемы правового и организационного характера, связанные с декриминализацией преступлений. Авторами подробно проводится теоретико-правовой анализ обозначенной проблемы. В последние годы в научном сообществе возродился интерес к институту административной преюдиции в уголовном и административно-деликтном праве. В научной среде имеются как сторонники развития данного института, так и противники данной точки зрения. Анализ действующего уголовного законодательства показывает, что административная преюдиция получает своё развитие и находит отражение в составах преступлений, сформулированных в Особенной части Уголовного кодекса РФ. Авторы статьи делают выводы об административной преюдиции как средстве декриминализации ряда составов экономических преступлений путем их инкорпорирования в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях. Важно принципиально изменить идеологический вектор оценки административной преюдиции как сугубо карательного института на средство декриминализации уголовных преступлений в экономической деятельности. Методологическую основу статьи составили современные достижения теории познания. В процессе исследования применялись общефилософский, теоретический, общефилософские методы (диалектика, системный метод, анализ, синтез, аналогия, дедукция, наблюдение, моделирование), традиционно правовые методы (формально-логический), а также методы, используемые в конкретно-социологических исследованиях (статистические, экспертные оценки и др.). Основной вывод, который сделан по итогам исследования, состоит в том, что в настоящее время для обеспечения правопорядка в сфере экономки необходимо совершенствовать формы и методы административно-правового воздействия на государственный и не государственный сектор российской экономики. Автор делает вывод о необходимости уменьшения количества видов санкций, увеличения норм поощрительного характера и в уголовном, и в административно-деликтном законодательстве.

Ключевые слова: преюдикция, правонарушение, преступление, принуждение, разграничение, состав, криминал, декриминализация, полиция, административная

DOI:

10.7256/2306-9945.2015.2.15899

Дата направления в редакцию:

15-07-2015

Дата рецензирования:

Источник: http://author.nbpublish.com/al/article_15899.html

Преюдициальное значение в арбитражном процессе – Юридические советы

Преюдиция как инструмент манипулирования в уголовном процессе

  • 1 Преюдициальное значение: определение, особенности и требования
  • 2 Преюдициальное значение в арбитражном процессе
  • 3 Преюдициальный факт — это… Общеизвестные и преюдициальные факты
  • 4 Преюдициальное значение решения суда
  • 5 Преюдиция в арбитражном процессе

Термин «преюдициальное значение» имеет отношение к таким видам судопроизводства, как административное, арбитражное, гражданское и уголовное.

Он касается обстоятельств, которые раньше были установлены судом, решение которого вступило в законную силу. Они не должны подвергаться дополнительной проверке.

Подробная информация, касающаяся понятия «преюдициальное значение», будет изложена в статье.

Адвокат Титов
Добавить комментарий