Полномочия законных представителей несовершеннолетних в уголовном процессе

Вопросы определения процессуального статуса законного представителя несовершеннолетнего на этапе возбуждения уголовного дела

Полномочия законных представителей несовершеннолетних в уголовном процессе

Э.Д.Шайдуллина, кандидат юридических наук

Уголовный процесс, несовершеннолетний, законный представитель, родитель, процессуальный статус, возбуждение уголовного дела, преступление, проверка сообщения о преступлении.

Статья посвящена анализу процессуального положения родителей и лиц, их заменяющих, на стадии возбуждения уголовного дела.

Установлено, что в настоящее время их процессуальный статус не определен, что не позволяет в полной мере обеспечить права и законные интересы несовершеннолетних на рассматриваемом этапе уголовного судопроизводства.

На основании исследования действующего законодательства, научных позиций и правоприменительной практики автором сделаны предложения по оптимизации уголовно- процессуального закона России, которые позволят разрешить данную проблему.

В 2017 г. было выявлено 42504 несовершеннолетних, совершивших преступления, что составило 4,1% от общего количества лиц, в отношении которых осуществлялось уголовное преследование. Иными словами, каждое двадцать пятое преступление было совершено несовершеннолетним либо при его участии (информация с сайта ГИАЦ МВД России; дата обращения – 20.02.2018).

В соответствии с положениями Всеобщей декларации прав человека [1] дети имеют право на особую заботу и помощь. Ратификация Конвенции о правах ребенка [2] подтверждает курс нашего государства в направлении создания комфортных условий для развития детей и подростков.

В частности, Конституция Российской Федерации [3] гарантирует государственную поддержку семьи, материнства и детства. В рамках очередного этапа социально-экономического развития страны Указом Президента Российской Федерации от 1 июня 2012 г.

№ 761 была принята Национальная стратегия действий в интересах детей на 2012-2017 годы [4].

В стратегии было подчеркнуто, что «в Российской Федерации отсутствует эффективная система защиты детства, не разработаны стандарты обеспечения и защиты прав ребенка, механизм планомерного выполнения на межведомственном уровне положений Конвенции о правах ребенка и заключительных замечаний Комитета ООН по правам ребенка. … В соответствии с международными обязательствами Российской Федерации надлежит обеспечить доступ детей к правосудию вне зависимости от их процессуальной правоспособности и статуса, что будет способствовать созданию дружественного к ребенку правосудия» [4].

Следует отметить, что за последние годы в рамках реализации выбранного государством курса по обеспечению прав и законных интересов несовершеннолетних участников уголовного судопроизводства законодателем был внесен ряд изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (далее – УПК РФ) [5].

Данные нововведения ориентированы прежде всего на обеспечение прав несовершеннолетних потерпевших [6].

Однако до настоящего времени в теории уголовного судопроизводства обсуждаются актуальные проблемы, касающиеся обеспечения прав и законных интересов несовершеннолетних в уголовно-процессуальной деятельности, которые требуют принятия дополнительных законодательных мер.

Например, критике подвергаются вопросы, связанные с определением правового статуса
законных представителей несовершеннолетних [7], участием педагогов и психологов в уголовном судопроизводстве [8], обеспечением прав несовершеннолетних при избрании в отношении них принудительных мер воспитательного воздействия [9] и т.д.

Анализ действующего законодательства, проводимых в настоящее время исследований, а также правоприменительной практики, собственный опыт практической деятельности в следственных подразделениях МВД по Республике Татарстан, интервьюирование следователей и дознавателей привели нас к выводу, что на стадии возбуждения уголовного дела существует ряд неразрешенных проблем, связанных с обеспечением прав и законных интересов несовершеннолетних. Это тот период уголовного процесса, когда еще не реализуется в полной мере уголовно-процессуальный механизм, а лишь только осуществляются отдельные процессуальные действия, связанные с приемом, регистрацией и проверкой полученного заявления (сообщения) о преступлении, а также с принятием решения о необходимости возбуждения уголовного дела.

Следует отметить, что сегодня продолжается активное обсуждение новой модели досудебного этапа отечественного уголовного судопроизводства [10]. Предусматриваемая ею стадия возбуждения уголовного дела неоднократно подвергалась и подвергается критике.

Высказываются предложения исключить данную стадию как самостоятельную из уголовного судопроизводства [11], пересмотреть вопросы определения поводов и оснований для возбуждения уголовного дела [12], процессуальный порядок проверки заявлений и сообщений о преступлениях [13].

Активно обсуждается проблема отсутствия легитимного закрепления процессуального статуса лиц, непосредственно заинтересованных в исходе доследственной проверки [14, 15].

Действительно, до настоящего времени законодательно не закреплен статус лиц, потерпевших от преступления, а также лиц, подозреваемых в его совершении, до возбуждения уголовного дела.

Усугубляется данная ситуация в случае участия на данном этапе несовершеннолетних, которым в силу их возрастных психофизиологических особенностей априори требуются дополнительные меры по обеспечению их прав и законных интересов.

Согласно УПК РФ несовершеннолетним подозреваемым, обвиняемым, потерпевшим гарантируется обязательное участие защитника, законных представителей, педагогов и психологов в производстве по возбужденному уголовному делу. Что касается стадии возбуждения уголовного дела, то участие перечисленных гарантов прав и законных интересов детей и подростков никак не закреплено.

Иными словами, после возбуждения уголовного дела для несовершеннолетних закон предусматривает дополнительные гарантии в виде участия перечисленных лиц в ходе предварительного расследования и последующего судебного разбирательства.

До возбуждения же уголовного дела, судя по логике законодателя, несовершеннолетние не нуждаются в правовой помощи.

Такая ситуация противоречит действующему международному законодательству, касающемуся обеспечения прав несовершеннолетних, а также выбранному Российской Федерацией курсу развития нормативной правовой базы по вопросам участия детей и подростков в уголовном судопроизводстве.

В теории уголовного судопроизводства предлагаются разные варианты разрешения рассматриваемой проблемы. Так, например, О.Л. Кузьмина указывает, что при производстве следственных действий на этапе проверки сообщения о преступлении с участием несовершеннолетнего, потерпевшего от совершенного в отношении него преступного деяния, следует применять положения ст.

191 УПК РФ, а также привлекать законных представителей, а при необходимости – педагогов или психологов при получении объяснений у данной категории лиц [16, с. 27]. Н.А.

Киряни- на предлагает ввести в УПК РФ новую статью, которая регламентировала бы особенности приема и рассмотрения сообщений о преступлениях с участием несовершеннолетних, предусмотрев в качестве одной из них участие законных представителей [17, с. 7]. О.В.

Боровик подчеркивает, что несовершеннолетнему и его законному представителю должно быть разъяснено уже на стадии возбуждения уголовного дела право на приглашение для оказания юридической помощи адвоката, либо он должен быть назначен несовершеннолетнему органами, осуществляющими предварительную проверку заявления или сообщения о преступлении.

Кроме того, она указывает на то, что гарантией обеспечения прав и законных интересов подростка на стадии возбуждения уголовного дела может служить законодательно закрепленная обязанность должностных лиц сообщать о принятом решении не только несовершеннолетнему, но и его законному представителю [18, с. 211].

Все указанные предложения вполне заслуживают внимания законодателя, за исключением одного «но». В УПК РФ никак не прописано процессуальное положение законного представителя несовершеннолетнего на этапе возбуждения уголовного дела. Согласно п. 12 ст.

5 УПК РФ законные представители – родители, усыновители, опекуны или попечители несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого либо потерпевшего, представители учреждений или организаций, на попечении которых находится несовершеннолетний подозреваемый, обвиняемый либо потерпевший, органы опеки и попечительства.

Из данного определения мы видим, что родители и лица, их заменяющие, признаются в качестве законных представителей только у тех несовершеннолетних, которые уже наделены статусом подозреваемого, обвиняемого или потерпевшего. Однако, как было указано выше, на этапе возбуждения уголовного дела нет таких участников.

Соответственно, мы не можем вести речи о возможности законного представительства в ходе до- следственной проверки.

Без законодательного закрепления статуса законных представителей на этапе возбуждения уголовного дела все вышеприведенные предложения по оптимизации действующего законодательства в сфере обеспечения прав и законных интересов несовершеннолетних в стадии возбуждения уголовного дела, к сожалению, становятся с позиции юридической техники ничтожными. Разрешить данную проблему, по нашему мнению, может только легитимное подтверждение статуса законного представителя несовершеннолетнего на стадии возбуждения уголовного дела.

На основании выводов, сделанных в результате проведенного нами анализа, считаем необходимым изложить п. 12 ст. 5 УПК РФ в следующей редакции:

«Законные представители – это родители, усыновители, опекуны или попечители несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого либо потерпевшего, а также несовершеннолетнего, в отношении которого совершено преступление либо в отношении которого подано заявление (сообщение) о преступлении и ведется его проверка; представители учреждений или организаций, на попечении которых находится несовершеннолетний подозреваемый, обвиняемый либо потерпевший, а также несовершеннолетний, в отношении которого совершено преступление либо в отношении которого подано заявление (сообщение) о преступлении и ведется его проверка; органы опеки и попечительства».

Полагаем, что реализация этого предложения позволит законным представителям беспрепятственно представлять права и законные интересы несовершеннолетних уже на стадии возбуждения уголовного дела, что соответствует выбранному нашим государством курсу на развитие нормативной правовой базы по вопросам обеспечения дополнительных гарантий детям и подросткам в уголовном судопроизводстве.

Библиографический список:

Источник: https://zakoniros.ru/?p=30779

Законные представители несовершеннолетнего подозреваемого и обвиняемого

Полномочия законных представителей несовершеннолетних в уголовном процессе

Законные представители несовершеннолетнего подозреваемого и обвиняемого – родители, усыновители, опекуны или попечители несовершеннолетнего подозреваемого и обвиняемого, представители учреждений или организаций, на попечении которых находится несовершеннолетний подозреваемый либо обвиняемый, органы опеки и попечительства (п. 12 ст. 5 УПК).

В деле законный представитель, равно как и защитник, представляет не собственные интересы, а интересы представляемого им подозреваемого или обвиняемого, хотя и является самостоятельной фигурой в процессе.

Вместе с тем законный представитель не связан с позицией представляемого, а также его защитников.

Представителями обвиняемого и подозреваемого на предварительном расследовании могут быть только законные представители.

Законное представительство имеет целью обеспечить охрану прав и интересов несовершеннолетнего обвиняемого и подозреваемого. Законодатель исходит из того, что несовершеннолетние в силу своих возрастных и психологических особенностей не в состоянии в полной мере самостоятельно реализовать и защищать свои права и законные интересы.

Законные представители участвуют в производстве по уголовным делам лиц, не достигших к моменту совершения преступления 18 лет (ст. 420 УПК).

Участие в деле законного представителя законодатель связывает не с фактом несовершеннолетия лица, совершившего преступление, а с фактом совершения лицом преступления в возрасте до 18 лет.

В связи с этим достижение лицом 18-летнего возраста во время производства по уголовному делу не означает прекращение дальнейшего участия в деле его законного представителя. Законный представитель подозреваемого и обвиняемого в данном случае продолжает свое участие в деле.

Закон указывает, что привлечение к участию в деле законных представителей несовершеннолетнего подозреваемого и обвиняемого обязателен (ст. 48 УПК).

Однако законный представитель может быть отстранен от участия в деле судом, следователем, дознавателем в случае, если имеются основания полагать, что его действия наносят ущерб интересам несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого.

В этом случае к участию в деле допускается другой законный представитель несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого (ч. 4 ст. 426 и ч. 2 ст. 428 УПК).

Процессуальным актом, допускающим участие в деле законного представителя несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, является постановление следователя, дознавателя, а моментом вступления в дело – первый допрос несовершеннолетнего в качестве подозреваемого или обвиняемого (ч. 1 ст. 426 УПК).

Законные представители несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого пользуются в процессе определенными правами и действуют наряду с представляемыми им лицами. К числу основных прав законного представителя несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого относятся (ч. 2 ст. 426 и ч. 1 ст. 428 УПК):

  • – право знать, в чем подозревается или обвиняется несовершеннолетний; присутствовать при предъявлении обвинения;
  • – участвовать в допросе несовершеннолетнего подозреваемого и обвиняемого, а также с разрешения следователя – в иных следственных действиях, производимых с его участием и участием защитника;
  • – знакомиться с протоколами следственных действий, в которых он принимал участие, и делать письменные замечания о правильности и полноте сделанных в них записей;
  • – заявлять ходатайства и отводы, приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора, суда;
  • – представлять доказательства;
  • – по окончании предварительного расследования знакомиться со всеми материалами уголовного дела, выписывать из него любые сведения и в любом объеме;
  • – участвовать в прениях сторон; участвовать в заседании судов первой, апелляционной, кассационной и надзорной инстанций.

Предоставляемые законному представителю несовершеннолетнего подозреваемого и обвиняемого процессуальные права обеспечивают его процессуальную активность, предоставляя данному участнику процесса возможность иметь доступ к процессуальной информации, участвовать в доказывании, осуществлять иным образом защиту прав и интересов представляемых им лиц.

Обязанности законного представителя несовершеннолетнего подозреваемого и обвиняемого законом четко не определены.

Однако очевидно, что законный представитель не вправе действовать вразрез с интересами представляемого им лица, он обязан являться по вызовам дознавателя, следователя, прокурора, выполнять требования следователя об участии в следственных действиях, соблюдать порядок в судебном заседании и т.д.

Кроме того, если по окончании предварительного расследования следователь, дознаватель выносят постановление о непредъявлении несовершеннолетнему обвиняемому для ознакомления тех материалов уголовного дела, которые могут оказать на него отрицательное воздействие, законный представитель обязан ознакомиться с ними (ч. 3 ст. 426 УПК).

Законный представитель несовершеннолетнего подозреваемого и обвиняемого обладает правом свидетельского иммунитета и в соответствии со ст. 51 Конституции РФ не может быть принужден свидетельствовать против представляемого им лица.

Законный представитель может быть привлечен к участию в деле также в качестве гражданского истца, а в суде – допущен в качестве защитника (наряду с адвокатом, а при производстве у мирового судьи и вместо адвоката) определением или постановлением суда, если об этом ходатайствует обвиняемый (ч. 2 ст. 49 УПК). В этом случае законный представитель будет пользоваться всеми правами и исполнять обязанности защитника и гражданского ответчика, а также нести предусмотренную законом ответственность этих участников процесса (ст. 53 и 54 УПК).

Источник: https://studme.org/188004139670/pravo/zakonnye_predstaviteli_nesovershennoletnego_podozrevaemogo_obvinyaemogo

Проблемы назначения и замены законного представителя несовершеннолетнего в российском уголовном процессе (Марковичева Е.В.)

Полномочия законных представителей несовершеннолетних в уголовном процессе

Дата размещения статьи: 02.10.2015

Особенности уголовного судопроизводства в отношении несовершеннолетних связаны с необходимостью обеспечения повышенной охраны этих участников процесса. Охранительная направленность такого производства обусловлена рядом дополнительных гарантий прав несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых, потерпевших.

Они обладают разным процессуальным статусом, однако всех их объединяет возможность иметь законного представителя в рамках уголовного дела.

К сожалению, современное российское уголовно-процессуальное законодательство отличается противоречивостью и пробельностью, которую законодатель пытается устранить, внося многочисленные изменения и дополнения в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (далее – УПК РФ).

В полной мере это относится к правовому регулированию института законного представительства несовершеннолетних. Не имея возможности в рамках настоящей статьи осветить весь спектр проблем, связанных с участием законного представителя, остановимся на тех, с которыми наиболее часто сталкиваются правоприменители.

Следует отметить, что сущность и специфика законного представительства не являются уголовно-процессуальными проблемами в чистом виде. В основе законного представительства лежат юридические факты, относящиеся к сфере частного права, т.е. к сфере гражданских и семейных правоотношений.

В уголовном процессе к фактам родства, усыновления, опеки или попечительства добавляются уголовно-процессуальные факты, обусловленные статусом представляемого лица (подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего).В УПК РФ отсутствует легальное определение законного представителя, а в пункте 12 ст.

5 только перечисляются лица, которые могут быть законными представителями в уголовном судопроизводстве: родители, усыновители, опекуны или попечители несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого либо потерпевшего, представители учреждений или организаций, на попечении которых находится несовершеннолетний подозреваемый, обвиняемый либо потерпевший, органы опеки и попечительства. На практике иногда возникает вопрос о возможности расширительного толкования этого списка лиц за счет включения в него иных лиц, чаще всего близких родственников несовершеннолетнего. Например, родители несовершеннолетнего обвиняемого работают в другом городе, а подросток постоянно проживает с бабушкой. Можно ли привлечь в данном случае бабушку в качестве законного представителя? Утвердительно на этот вопрос можно ответить, только если бабушка является попечителем подростка, что должно быть подтверждено соответствующим правоприменительным актом органа опеки и попечительства. Во всех остальных случаях привлечение бабушки в качестве законного представителя будет следствием недопустимого расширительного толкования пункта 12 ст. 5 УПК РФ. Такой же позиции придерживается и Верховный Суд Российской Федерации, разъяснивший в п. 11 Постановления Пленума от 1 февраля 2011 г. N 1, что, “если несовершеннолетний подсудимый не имеет родителей и проживает один или у лица, не назначенного надлежащим образом его опекуном или попечителем, в суд в качестве его законного представителя вызывается представитель органа опеки или попечительства” .——————————–

Бюллетень ВС РФ. 2011. N 4.

Конечно, с точки зрения решения задач уголовного судопроизводства привлечение в качестве законного представителя близкого родственника несовершеннолетнего, а не чиновника органа опеки и попечительства может быть более эффективным, но соответствующие законодательные основания для этого отсутствуют. Формулировку пункта 12 ст.

5 УПК РФ целесообразно было бы скорректировать в связи с расширением форм устройства детей, оставшихся без попечения родителей, за счет дополнения списка перечисленных лиц приемными родителями несовершеннолетнего.

Решение вопроса о том, кто из лиц, перечисленных в вышеуказанном пункте, будет привлечен в качестве законного представителя, отнесено к компетенции органов предварительного расследования и суда.

При этом российский законодатель не предусматривает в УПК РФ вариант множественности законного представительства несовершеннолетнего: понятие “законный представитель” всегда употребляется в единственном числе. Таким образом, если одно лицо по каким-либо причинам не может осуществлять полномочия законного представителя, оно может быть заменено на другое лицо.

Однако законодатель не прописал четкого алгоритма замены одного законного представителя другим, указав лишь, что законный представитель несовершеннолетнего (как подозреваемого, обвиняемого, так и потерпевшего) может быть отстранен от участия в уголовном деле, если есть основания полагать, что его действия наносят ущерб интересам представляемого.

Верховный Суд Российской Федерации в Обзоре судебной практики за второй квартал 2013 года конкретизирует эти положения: “По смыслу закона родители не вправе представлять интересы своих детей, если между интересами детей и родителей имеются противоречия и если родители используют свои полномочия во вред ребенку”.

Таким образом, на уровне уголовно-процессуального законодательства закреплено только одно основание для замены законного представителя – отстранение законного представителя, действующего во вред несовершеннолетнему.

Очевидно, что этот список не может быть признан исчерпывающим, поскольку в ряде случаев следователь или судья вынужден принимать процессуальное решение о замене законного представителя по обстоятельствам, не зависящим от воли самого законного представителя (например, в случае болезни).

Кроме того, уголовно-процессуальное законодательство не конкретизирует и интересы несовершеннолетнего, которым может быть причинен вред. Вполне разумным было бы дополнение норм УПК РФ соответствующими положениями.

В настоящее же время правоприменитель, принимая решение о замене законного представителя, должен исходить из собственного усмотрения и может рассчитывать лишь на рекомендации различных авторов, которые предлагают относить к действиям в ущерб несовершеннолетнему оказание на него психологического давления, злоупотребление правами законного представителя, необоснованный отказ от выполнения обязанностей законного представителя и т.п. . Ситуацию осложняет и то обстоятельство, что следователь на момент принятия решения о назначении законного представителя зачастую не владеет исчерпывающей информацией о личности последнего. Это создает риск того, что на определенном этапе предварительного расследования или производства в суде первой инстанции возникнет необходимость в замене законного представителя несовершеннолетнего.——————————– Документ опубликован не был. Источник – СПС “КонсультантПлюс”.

См., например: Дежнев А.С. Определение ущерба интересам несовершеннолетнего при отстранении законного представителя от участия в производстве по уголовному делу // Уголовное право. 2011. N 2. С. 87 – 91; Корякина З.И. Некоторые вопросы участия законного представителя несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого) в реализации права на защиту в досудебном уголовном судопроизводстве РФ // Государство и право: теория и практика: материалы Междунар. науч. конф. Челябинск, 2011. С. 178 – 181; Тетюев С.В. Производство по уголовным делам в отношении несовершеннолетних: Учеб. пособие / Под ред. А.В. Кудрявцевой. М., 2007. С. 81 и др.

На наш взгляд, работу правоприменителя могли бы облегчить определенные дополнения, внесенные в УПК РФ. В частности, необходимо очертить круг лиц, которые могут заявлять ходатайство о замене законного представителя. Как правило, это делает защитник несовершеннолетнего обвиняемого, однако он может отказаться.

Что касается несовершеннолетнего потерпевшего, то механизм замены представителя еще более схематичен. Определенным выходом из сложившейся ситуации могло бы быть создание и законодательное закрепление механизма взаимодействия следователя, дознавателя и органа опеки и попечительства при решении вопроса о назначении и замене законного представителя.

Как правило, работники органов опеки и попечительства хорошо знают проблемные семьи, а полученная от них информация может предотвратить назначение законным представителем лица, которое будет действовать во вред несовершеннолетнему.

В рамках настоящей статьи мы акцентировали внимание лишь на двух проблемах, связанных с участием законного представителя несовершеннолетнего в уголовном судопроизводстве, однако их перечень значительно шире.

Это и вопросы участия законного представителя в стадии возбуждения уголовного дела, его права и обязанности, взаимодействие с адвокатом-защитником или адвокатом-представителем и др. К сожалению, правоприменительная практика может выработать подходы к решению лишь некоторых проблем, так как большинство из них связано с несовершенством и пробельностью российского уголовно-процессуального законодательства.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:

Источник: http://xn----7sbbaj7auwnffhk.xn--p1ai/article/12436

Понятие и сущность законного представительства несовершеннолетнего

Полномочия законных представителей несовершеннолетних в уголовном процессе


Законное представительство несовершеннолетних является важной предпосылкой осуществления гражданских прав. В статье рассмотрены понятие и сущность законного представительства несовершеннолетнего.

Ключевые слова: законный представитель, защита прав и интересов несовершеннолетних.

The lawful representation of minors is the important prerequisite of implementation of the civil rights. In article the concept and essence of lawful representation of the minor are considered.

Keywords: lawful representative, protection of the rights and interests of minors.

На территории РФ гражданин приобретает все свои законные права, начиная с достижения совершеннолетия, то есть когда ему исполняется 18 лет.

До достижения этого ограничительного возрастного предела права человека и уровень ответственности несколько ограничены, поскольку известно, что до достижения вышеуказанного возраста человек не в полной мере признается «зрелым» и поэтому не может в полной мере отвечать за свои действия.

Однако бывают ситуации, когда ребенок должен взаимодействовать или выступать с ответом перед различными государственными учреждениями, в том числе в судебных инстанциях в данном случае законодательство РФ предусматривает, что его интересы будут представлять доверенные лица, другими словами — законный представитель.

Стоит отметить, что на сегодняшний день, специальный правовой статус «законный представитель несовершеннолетнего» фактически устанавливается», но данный статус не имеет юридического определения в правилах российского законодательства.

Законным представителем несовершеннолетнего ребенка признается физическое или юридическое лицо, которое обязано представлять интересы своего подопечного в учреждениях, где он сам не может представлять свои интересы и отстаивать свои права в силу своего возраста, например, в судебном процессе, если ребенок проходит в качестве обвиняемого, свидетеля или жертвы по уголовной статье, при поступлении в университет или в других случаях.

Согласно пункту 2 ст. 1 64 СК РФ родители являются законными представителями своих детей и отстаивают свои права и интересы в отношениях с любым физическим или юридическим лицом, включая суды, без специальных полномочий.

В нашем обществе понятие юридического представительства напрямую связано с правосубъектностью ребенка и объясняется в ряде областей российского законодательства, в частности:

Законные представители несовершеннолетнего (Гражданский кодекс РФ, ст.

28) определяются на основе понятия «правоспособность подростков в возрасте от 14 до 18 лет» В соответствии с этим разделом кодекса несовершеннолетний ребенок имеет право осуществлять свои гражданские права только с согласия родителей. В этом контексте только интеллектуальные права, ранняя эмансипация занятости или брачный союз высвечиваются, когда дети полностью автономны.

Статья 52 Гражданского кодекса РФ «О доверенных лицах», где поясняется, что ребенок после 14 лет может отстаивать свои гражданские права, но только при наличии у него опекуна, который активно поддерживает и разъясняет свою позицию.

Конечно, представительство несовершеннолетнего сильно связано с родительскими правами и опекой, как поясняется в статье 64 СК РФ.

Как отмечалось выше, основными законными представителями подростка являются его родители, которым не нужно доказывать это в государственных учреждениях, поскольку они становятся ими по факту рождения ребенка.

В случае утраты несовершеннолетнего родительского попечения права и обязанности родителей возлагаются на «лиц, их замещающих», СК РФ, которым они классифицируются по следующим категориям: приемные родители, опекуны, попечители, приемные родители, организация для детей-сирот и детей, лишенных родительского попечения, также органы опеки и попечительства, на которые временно возлагается функция исполнения данной обязанности до устройства несовершеннолетних, оставшихся без попечения родителей, на воспитание в семью или соответствующую организацию.

Институт законного представительства определяет список лиц, ответственных за следующие функции:

Если несовершеннолетнему ребенку еще не исполнилось 14 лет, опекуны обязаны обеспечивать представительство своих прав и интересов.

После превышения 14-летнего порога ребенок будет находиться под опекой физического или юридического лица до достижения совершеннолетия.

Законное представительство несовершеннолетних и защита прав и интересов несовершеннолетних являются неразрывно связанными явлениями, о чем свидетельствуют положения статьи ст. 56, ст. 64 СК РФ. ст. 15 ФЗ «Об опеке и попечительстве», ст. 52 ГПК РФ. ст. 45 УПК РФ. ст. 25.3 КоАП РФ, ст. 59 АПК РФ.

Основная цель законного представительства несовершеннолетних заключается в защите прав и интересов детей, защищаемых законом в широком смысле. В то же время закон предусматривает, что родители и лица, заменяющие их, имеют не только право, но и обязанность защищать права и интересы несовершеннолетних (абзац 2 п. 1 ст. 64. абзац 2 п. 1 ст. 56 СК РФ).

Это обязательство возлагается на законных представителей несовершеннолетнего Российской Федерации по той простой причине, что сам несовершеннолетний не обладает достаточной физической и психической зрелостью, необходимой ему для самостоятельного приобретения, осуществления и защиты своих материальных и процессуальных прав.

Очевидно, что родители и лица, заменяющие их, обязаны защищать не только права семьи, но и гражданские права, права на жилье, землю и другие права несовершеннолетних, в том числе права, гарантированные Конституцией, такие, как: право на образование, медицинское обслуживание, социальное обеспечение, благоприятную природную среду и т.

д.

Закон все чаще предоставляет автономию в гражданских, семейных, профессиональных и других делах, а затем и в процессуальных правовых отношениях. Однако, поскольку несовершеннолетний еще не достиг полной физической и психической зрелости, закон четко определяет, в каких случаях и в какой форме недееспособность несовершеннолетнего удовлетворяется его законным представителем [3].

Несоблюдение этих обязательств влечет за собой неблагоприятные правовые последствия. Например, отсутствие письменного согласия или последующего письменного одобрения сделки законным представителем, если сделка была совершена несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет, является основанием для признания сделки недействительной (ст. 175 ГК РФ).

Особый правовой статус законного представителя несовершеннолетнего тесно связан с семейным правовым статусом лица как «родителя» или «лица, замещающего родителя», но не идентичен ему и имеет особое значение в материальных и процессуальных отношениях при осуществлении этими лицами особых прав (обязанностей) или при осуществлении их гражданской ответственности в сделках с участием несовершеннолетнего, а также за ущерб, причиненный несовершеннолетним третьим лицам [3].

Проанализировав достаточное количество нормативных документов, отметим, что суть юридического представительства проявляется в следующих моментах:

1) отношения между представителем и представителем, их взаимная воля к третьим сторонам, с которыми представитель вступает в юридические отношения от имени представителя, не имеют значения;

2) круг полномочий представителя устанавливается нормативными правовыми актами и не определяется волей представленного лица.;

3) правовые отношения между представителем и представляемым определяются нормативными правовыми актами;

4) действия законного представителя могут быть оспорены только на основании правовых документов;

5) юридическое представительство не может быть коммерческим;

6) полномочия законного представителя являются безотзывными [5].

Кроме того, сущность юридического представительства несовершеннолетнего характеризуется следующими признаками:

− представительство прав и интересов ребенка признано специальным и независимым представительством гражданского и семейного законодательства Российской Федерации;

− представительство ребенка в гражданском и семейном праве Российской Федерации — это система правовых и иных мер, компенсирующих недееспособность и / или неполную инвалидность ребенка. Это вызывает озабоченность государства в отношении прав ребенка, что гарантирует самостоятельность ребенка в качестве субъекта прав;

− представительство предполагает осуществление, охрану и защиту прав ребенка с целью эффективного соблюдения его законных интересов;

− специфика рассматриваемых отношений проявляется в субъективном составе, цели миссии, объеме полномочий представителей, сроках и мотивах представительства [4].

Поэтому, исходя из вышеизложенного, считаю, что понятие «законный представитель несовершеннолетнего следует следующим изложить в следующей редакции: «Законным представителем несовершеннолетнего признается лицо, обладающее семейно-правовым статусом родителя или лица, его замещающего, на которое по закону возложены специальные права (обязанности) по представительству и защите прав и охраняемых законом интересов несовершеннолетних во всех органах, учреждениях и организациях, в отношениях с любыми физическими и юридическими лицами, в том числе в судах, а также надзору за поведением несовершеннолетнего, и несущее, в случаях и в порядке, предусмотренных законом, полную или субсидиарную имущественную ответственность по сделкам, совершенным с участием несовершеннолетнего, а также за вред, причиненный несовершеннолетним третьим лицам».

Литература:

Источник: https://moluch.ru/archive/254/58158/

А. А. ЛАРИНКОВ

Участие в ходе предварительного расследования законных
представителей несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых

Уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации все больше ориентируется на общепризнанные принципы и нормы международного права в сфере ювенальной юстиции и в целом стремится отражать требования международных стандартов о необходимости максимальной защиты прав и интересов несовершеннолетних(1).

В соответствии с требованиями п. 46 ст. 5 и ст.

48 УПК РФ законный представитель несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого является полноправным и самостоятельным участником уголовного судопроизводства со стороны защиты, а его участие в производстве по делам несовершеннолетних является обязательной и важной гарантией реализации прав несовершеннолетних подозреваемых и обвиняемых (ч.

3 ст. 16, ст. 48 УПК РФ). Вступление в уголовный процесс законного представителя не зависит от воли и желания представляемого лица, поскольку полномочия на представительство приобретаются на основании закона. Соответственно, от оказываемой законным представителем помощи представляемый отказаться не может(2).

В подтверждение сказанного можно привести справедливое суждение Э. Б.

Мельниковой, согласно которому участие законного представителя несовершеннолетнего в российском уголовном процессе связано с двумя обстоятельствами: с неполнотой процессуальной дееспособности несовершеннолетнего и с тем, что законный представитель несет ответственность за воспитание и поведение несовершеннолетнего(3). Именно поэтому законный представитель призван оказывать несовершеннолетнему моральную и психологическую поддержку, действовать в его интересах, активно пользоваться предоставленными правами и совместно с адвокатом выбирать наиболее эффективные и оптимальные пути защиты несовершеннолетнего.

Как показывает анализ юридической литературы и действующего уголовно-процессуального законодательства, вопросы о правовой природе законного представительства и его соотношении с другими уголовно-процессуальными институтами, в том числе и в ходе досудебного производства, разрешаются неоднозначно.

Основной причиной сложившейся ситуации выступает несовершенство норм, образующих институт представительства несовершеннолетних подозреваемых и обвиняемых в уголовном процессе в целом и в ходе досудебного производства в частности.

А это, в свою очередь, приводит к тому, что на практике следователи и дознаватели нередко сталкиваются с трудностями при обеспечении участия законных представителей несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых в ходе досудебного производства.

Понятие законного представителя и круг лиц, наделенных правом осуществлять его функции в уголовном процессе, раскрываются в п. 12 ст. 5 УПК РФ.

Стр.41

Уголовно-процессуальным законом предусмотрен строго ограниченный круг лиц, которые могут быть законными представителями. На то обстоятельство, что в п. 12 ст. 5 УПК РФ приведен исчерпывающий перечень лиц, указывают многие ученые(1).

Эта позиция подтверждена также Верховным Судом Российской Федерации(2).

Поэтому на практике при решении вопроса о том, кто же может быть признан законным представителем несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого необходимо руководствоваться требованиями п. 12 ст. 5 УПК РФ.

Применительно к стадии предварительного расследования момент привлечения законного представителя связан с первым допросом несовершеннолетнего в качестве подозреваемого или обвиняемого (ч. 1 ст. 426 УПК РФ).

Таким образом, несмотря на требование о незамедлительном извещении законного представителя о задержании несовершеннолетнего (ч. 3 ст.

 423 УПК РФ) законный представитель в досудебном производстве допускается к участию по уголовным делам лишь с момента первого допроса несовершен-нолетнего подозреваемого или обвиняемого.

Законный представитель допускается к участию в уголовном процессе для отстаивания законных интересов несовершеннолетнего, подвергаемого уголовному преследованию, и оказания ему содействия в осуществлении его прав.

Привлечение законного представителя является обязательным условием предварительного расследования, выполнение которого возложено на следователя (дознавателя) (ч. 3 ст. 16 и ч. 1 ст. 426 УПК РФ).

Именно допуск законного представителя к участию в деле на основании постановления гарантирует соблюдение прав несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых и создает предпосылки для эффективной и своевременной их реализации.

Только наличие в уголовном деле постановления о допуске законного представителя позволяет узнать, когда он был фактически допущен, и определить, не нарушено ли при этом требование уголовно-процессуального закона о моменте его привлечения к участию в уголовном процессе.

При допуске к участию в уголовном деле законному представителю разъясняются его права (ч. 2 ст. 426 УПК РФ), которые заслуживают особого внимания, поскольку процессуальное положение законного представителя несовершеннолетнего в досудебном производстве имеет определенную специфику.

Например, законный представитель действует не вместо несовершеннолетнего, а вместе с ним, являясь при этом самостоятельным участником уголовного судопроизводства, имеющим предусмотренные законом процессуальные права.

А следовательно, он отстаивает и защищает не только интересы несовершеннолетнего, но и свои собственные(3).

К числу прав законного представителя законодатель относит следующие (ч. 2 ст.

 426 УПК РФ): 1) знать, в чем подозревается или обвиняется несовершеннолетний; 2) присутствовать при предъявлении обвинения; 3) участвовать в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, а также с разрешения следователя — в иных следственных действиях, производимых с его участием и участием защитника; 4) знакомиться с протоколами следственных действий, в которых он принимал участие, и делать письменные замечания о правильности и полноте сделанных в них записей; 5) заявлять ходатайства и отводы, приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора;

6) представлять доказательства;

Стр.42

3. Мельникова Э. Б. Указ. соч. С. 86.

7) по окончании предварительного расследования знакомиться со всеми материалами уголовного дела, выписывать из него любые сведения и в любом объеме.

Помимо указанных в ч. 2 ст. 426 УПК РФ прав законного представителя в целях его более эффективного участия в ходе досудебного производства и в интересах несовершеннолетнего законом предусмотрены:

право приглашать защитника для представляемого им несовершеннолетнего (ч. 1 ст. 50 УПК РФ); право участвовать в судебном заседании при рассмотрении вопроса о заключении несовершеннолетнего под стражу (ч. 4 ст.

 108 УПК РФ); право собирать и представлять доказательства путем дачи показаний, собирания письменных документов (справок, характеристик и т. п.

) и предметов с целью передачи их следователю (дознавателю) для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств;

право отказаться от дачи показаний в соответствии со ст. 51 Конституции РФ(1).

Для активного участия законного представителя в ходе досудебного производства и реализации им своих прав он должен их хорошо знать. Именно поэтому в соответствии с ч. 1 ст.

11 УПК РФ обязанность по разъяснению законным представителям несовершеннолетних их прав, обязанностей и ответственности, а также обязанность по обеспечению возможности осуществления этих прав возложены на следователя или дознавателя.

Невыполнение требований по предоставлению несовершеннолетним подозреваемым, обвиняемым и их законным представителям возможности полной реализации их процессуальных прав всегда рассматривалось как нарушение прав участников уголовного судопроизводства, которое повлияло или могло повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора и являлось основанием отмены судебного решения судом кассационной инстанции(2).

Полагаем, что необходимо согласиться с мнением В. С. Шадрина, который отмечает: «Если лицу не сообщено о принадлежащих ему правах и они не разъяснены, вряд ли можно говорить об их обеспечении. Без знания содержания своих прав их субъект не в состоянии ими распорядиться»(3).

Объективный анализ судебной практики показывает, что последствия несвоевременного допуска законного представителя несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого к участию в деле, а также несоблюдения других указанных требований уголовно-процессуального закона в отношении прав законного представителя могут повлечь отмену судебного решения и направление уголовного дела на новое судебное рассмотрение.

Данный вывод основан на правовой позиции высшей судебной инстанции страны.

Верховный Суд Российской Федерации указывает на то, что суду первой инстанции в судебном заседании необходимо проверять выполнение в ходе предварительного следствия требований закона в части соблюдения прав законного представителя несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, так как их несоблюдение может повлечь признание протоколов допросов недопустимым доказательством, имея в виду, что недопустимые доказательства не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ(4).

Напрашивается вывод о том, что права законного представителя корреспондируют с обязанностью следователя (дознавателя) обеспечить реализацию этих прав (ч. 3 ст. 16 и ч. 1 ст. 426 УПК РФ).

Таким образом, следователь (дознаватель) обязан подтвердить материалами уголовного дела выполнение требований уголовно-процес-суального закона в части обеспечения реализации прав законного представителя несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого:

Стр.43

Источник: http://www.procuror.spb.ru/k712.html

Адвокат Титов
Добавить комментарий