Ошибки следствия и суда, приводящие к оправданию

Пять причин судебных ошибок

Ошибки следствия и суда, приводящие к оправданию

Не так давно меня пригласили выступить на Ковалевских чтениях в Екатеринбурге. Это мероприятие  в основном посвящено проблемам уголовного права, но была и общая панель, посвященная судебным ошибкам. Тема моего выступления была такая: почему судьи арбитражных судов допускают ошибки при разрешении дел.

Ниже – текст моего выступления, переданный очень близко к тому, что я говорил. Автор текста – Екатерина Стихина 

За приглашение участвовать в таком интересном мероприятии – большое спасибо Denis Puchkov.

* * *

— Семь лет своей жизни я провел в судебной системе, работал в аппарате Высшего арбитражного суда, не понаслышке знаю судейский корпус и вправе рассуждать о причинах судебных ошибок, которые допускают в арбитражных судах при рассмотрении гражданских споров. Для себя я выделяю пять ключевых причин появления судебных ошибок, которые потом обсуждаются в вышестоящих инстанциях.

Первая: к сожалению, правила Арбитражного процессуального кодекса требуют, чтобы суд огласил резолютивную часть судебного акта сразу после окончания слушаний.

То есть стороны выступили, суд удаляется в совещательную комнату, потом выходит и провозглашает резолютивку. После этого суд должен в течение некоторого времени — которое установлено кодексом — написать полный текст судебного акта.

Раньше я довольно часто слышал от коллег-судей, что дел у них очень много, а времени мало. За день, например, нужно рассмотреть 15 больших сложных споров.  

Я успеваю полистать дело, у меня сложилось какое-то первое впечатление о нем, потом послушал стороны, удалился в совещательную сторону, вынес решение, огласил, — говорили судьи. — Начал отписывать решение, погрузился подробнее в детали, изучил документы… Черт! Я неправильно решил дело! Провозгласил неверное решение! Надо было отказывать в иске, а я его удовлетворил.  

Можно ли упрекать судью в такой ошибке? Я думаю, нет. Это общий порок того, как устроено рассмотрение гражданских споров в России. Дел слишком много, судей мало, нагрузка на них чересчур большая.

Кроме того, к огромному сожалению, процессуальные кодексы устанавливают краткие и неоправданные сроки для рассмотрения дел, в течение которых суд должен вынести решение. Это вообще стилистическая особенность именно российского гражданского процесса — устанавливать сроки для рассмотрения дел.

А ведь хорошее правосудие не может быть быстрым. И уж тем более хорошее правосудие не может быть поставлено в жесткие рамки процессуальных сроков для рассмотрения дел.

То есть первую проблему можно эффективно решить, отказавшись от принципа обязательности оглашения судебного акта незамедлительно после окончания слушаний. Судье нужно дать время подумать, почитать, походить, возможно, пообсуждать с коллегами те правовые вопросы, над которыми он рассуждает.  

Вторая причина ошибок связана с тем, что многие судьи, которые рассматривают гражданские дела, не всегда осознают отличия стандартов доказывания, которые есть в гражданском процессе и в уголовном. Так, уголовный процесс основан на стандарте доказывания «Вне всяких разумных сомнений». То есть не должно остаться никаких сомнений в том, что подсудимый виновен.

В гражданском процессе стандарт доказывания совсем другой — «Баланс вероятности». То есть скорее был факт, чем его скорее не было. Скорее да, чем скорее нет. Скорее директор действительно подписал этот договор, чем скорее не подписывал. Скорее товар был передан, чем не был.

Мы видим огромную проблему в том, что судьи, которые разбирают гражданские дела, допускают смешение стандартов доказывания. И в первую очередь — в делах о взыскании убытков.

Наша судебная практика на протяжении полутора десятков лет пришла к тому, что стандарт доказывания в делах о взыскании убытков был, по сути, задран до того же стандарта, что используется в уголовных делах. Итог очень простой: истец никогда не может доказать убытки.

И получается, что самый главный иск в арбитражном суде, иск кредитора о возмещении причиненных ему убытков, — практически проигрышная история. 

Если посмотреть судебную статистику по спорам о взыскании убытков, особенно на их удовлетворяемость, она смехотворна! Такого не может быть в нормальном развитом правопорядке.  

Третья причина судебных ошибок — это относительно невысокая культура структурирования судебных текстов. Как устроено решение по гражданскому делу сегодня в России: это, как правило, сплошной текст. В лучшем случае мы увидим разделение на абзацы, но никаких частей типа «позиция истца», «позиция ответчика», «позиция суда».

Если мы возьмем, например, акты вышестоящих судебных инстанций, то тоже не увидим деления на блоки: позиция нижестоящего суда; причины, по которым вышестоящий суд не согласился с нижестоящим. Суды просто вываливают на нас сплошной текст на 10-15-20-30 страниц, в котором нет элементарной культуры письменной речи — разделения на смысловые блоки!

А когда ты пишешь такой текст, то ошибиться намного легче. Проще пропустить какие-то аргументы, которые были выдвинуты стороной, замолчать их. И наоборот: если в тексте вы указываете: «У истца было пять аргументов», и дальше, как судья, анализируете: «Первый не подходит потому-то, второй отклоняется по такой причине», то вероятность ошибки намного меньше.

Мы до сих пор не научились писать судебные акты правильно и красиво, и это, в том числе, порождает то, что судьи невнимательно относятся к аргументам сторон, просто иногда замалчивают их, и поэтому допускают ошибки. 

Четвертая причина тоже связана с культурой письменной речи, а именно, с культурой написания судебных актов с содержательной стороны.

К огромному сожалению, суды боятся открытых рассуждений. Очень редко когда судья имеет смелость написать: «Свидетель такой-то сказал то-то, но я ему не доверяю, потому что он нервничал, у него бегали глаза. Поэтому те показания, что он дал, скорее всего, недостоверны». Наши судьи не пишут судебные акты от первого лица — я.

Такая деперсонализация, деидентификация судебных актов просто приводит к тому, что судья отстраняется от результата своего творчества, своего детища, и не так тщательно относится к тому, как этот акт будет выглядеть, как будут воспринимать его читатели. (Например, я когда пишу решения по делам, где я выступаю в качестве арбитра, я всегда пишу текст от первого лица “я полагаю”, “мне представляется”, “меня не убедило” и т.д.).

Давайте возьмем средний акт по гражданскому делу! Что это такое? Это изложение обстоятельств дела, дальше вы увидите 10-15 абзацев, где будут просто процитированы нормы Гражданского кодекса.

Например, «в соответствии со статьей 309 ГК РФ, обязательства должны исполняться надлежащим образом».

Как будто мы не знаем, что написано в статье 309 ГК! Зачем это писать? Какой смысл в простом цитировании нормативных актов?  

И мы видим пулеметную очередь из абзацев-цитат законов и дальше: «На основании изложенного суд решил». А где логика? Где рассуждения? Как мы поймем, что суд действительно вывел из неких законоположений какое-то умозаключение? 

Есть исключения из этого правила, конечно. Но, к сожалению, подавляющее большинство текстов, которые сегодня выносят суды по гражданским спорам, на мой взгляд, не очень убедительны.   

И последняя причина ошибок, которые могу допускать судьи, кроется в принципе рекрутинга судейского корпуса.

Не секрет, что основной источник пополнения штата судей в арбитражных судах — это помощники, бывшие секретари судебных заседаний. И, по большому счету, карьера судьи такова: секретарь — помощник — судья.

При рекрутинге судей очень опасливо относятся к юристам, которые пришли извне, не работавшим в судебной системе.

Мне, например, неизвестны случаи, когда судьями арбитражных судов становились люди, имеющие за плечами практический опыт работы юрисконсультами или адвокатами.

Я не хочу сказать, что помощники судей как судьи хуже, чем бывшие адвокаты. Я хочу просто подчеркнуть: когда карьерная лестница, по которой человек пришел к должности судьи и надел мантию, не содержит в себе опыта практической юриспруденции, такому судье при рассмотрении коммерческих споров будет сложно. Ведь он не знает коммерческой жизни.  

При том что в спорах, которые рассматриваются в арбитражных судах, поднимаются сложнейшие вопросы, связанные с банкротством, с привлечением к субсидиарной ответственности лиц, которые довели компанию до несостоятельности.

С оспариванием сделок, с привлечением к ответственности директоров, которые действуют во вред интересам компаний. На мой взгляд, крайне тяжело разрешать такие споры правильно, если у тебя нет практического бэкграунда.

 

Если ты не знаешь бизнес-жизнь изнутри, ее изнанку, не имеешь представления, принято ли в бизнесе делать то, что делал директор, можно ли совершать такие сделки в тех условиях, в каких находился он, как ты можешь выносить суждение о том, действительно ли глава компании действовал против ее интересов?! 

Поэтому, к огромному сожалению, ошибки в делах, связанных с непременным наличием бизнес-опыта у того, кто рассматривает спор, завязаны на технологию формирования судейского корпуса. А она сегодня является в России доминирующей. 

Материал написан на основе выступления на XVI Международной научно-практической конференции «Ковалевские чтения». http://ekb.dk.ru/news/pyat-prichin-strashnyh-oshibok-sudey-v-arbitrazhah-pochemu-vy-nikogda-ne-dokazhete-svoi-ubytki-237118065?clid=IwAR2vVi5ZT-g0YXhSXDN5K7jPbnW6BZvS6MnjTZKkNsk3ihRkXss6xMqFMZY

Источник: https://zakon.ru/comment/486298

Ошибки следствия и суда, приводящие к оправданию

Ошибки следствия и суда, приводящие к оправданию

В статье приведен авторский обзор ошибок в практике судов, приведших к постановлению оправдательных судебных актов и прекращению уголовного преследования.

Статистика последних трех лет показывает, что количество реабилитированных судами Нижегородской области лиц колеблется в пределах 40–50 человек ежегодно.

Характерные для указанной статистики ситуации связаны не только с существенными нарушениями, допущенными органами предварительного расследования в ходе формирования доказа-тельственной базы, но и с недостаточно тщательной работой суда на этапе предварительного слушания дела.

Анализ практики и типичные ошибки

Типичные дела можно представить следующими уголовными производствами

Нарушения в доказательственной базе

Приговором Борского городского суда Нижегородской области от 26.05.2008 Дерновский Ю. А. оправдан по ч. 2 ст. 264 УК РФ в связи с отсутствием в его действиях состава преступления. Дерновский обвинялся в том, что, управляя автомобилем КАМАЗ-43101 с бортовым прицепом ГКБ-8350 и проезжая по улице Кольцово г.

Бор, на перекрестке с улицей имени Гастелло выехал на полосу встречного движения и совершил столкновение с автомобилем под управлением Коваленко В. В., который от полученных телесных повреждений скончался. В судебном заседании было установлено, что в протоколах осмотра места происшествия и транспортных средств, имеющихся в материалах уголовного дела, подделаны подписи понятых.

Протоколы признаны судом недопустимыми доказательствами, автотехническая экспертиза, проведенная на их основании, судом также признана недопустимым доказательством. Судом исключено из числа доказательств и заключение судебно-медицинской экспертизы, которая была назначена и проведена до возбуждения уголовного дела.

В судебном заседании по ходатайству государственного обвинителя в целях устранения нарушений, допущенных в ходе предварительного следствия, были допрошены все участники осмотра места происшествия и транспортных средств, В заявленных ходатайствах о проведении осмотра местности с участием указанных лиц и повторных автотехнической и судебно-медицинской экспертиз суд отказал.

Приговор был оставлен кассационной инстанцией без изменения, вступил в законную силу. Приговором Шахунского районного суда Нижегородской области Титова Н.С оправдана по ч. 1 ст. 111 УК РФ за отсутствием в ее действиях состава преступления. Титова обвинялась в том, что на почве личных неприязненных отношений умышленно нанесла Чайкину А. А.

удар кухонным ножом в верхнюю часть туловища, в результате чего причинила тяжкий вред его здоровью по признаку опасности для жизни.  Суд, оправдав Титову Н. С., указал, что бесспорных доказательств того, что именно Титова Н. С. совершила это преступление, стороной обвинения не представлено.

Некоторые доказательства признаны судом недопустимыми: протоколы явки с повинной, осмотра места происшествия, жилого помещения, протоколов предъявления трех ножей, изъятых в квартире у Чайкина, для опознания свидетелю Вавиловой З. А., очной ставки между обвиняемой Титовой Н. С. и Вавиловой З. А.

, выемки сотового телефона, осмотра распечаток разговоров с сотового телефона, изъятого у Титовой.

Судом было установлено, что протоколы допроса свидетеля Вавиловой, выемки распечаток СМС-сообщений сотового телефона получены ненадлежащим лицом, которое было допрошено по делу в качестве свидетеля, в связи с чем указанные протоколы также признаны судом недопустимыми доказательствами. 

Недостатки в обвинительном заключении

Постановлением Дзержинского городского суда Нижегородской области от 11.08.2008 уголовное преследование и уголовное дело в отношении Карасева Д. В. прекращено в связи с отказом государственного обвинителя от предъявленного обвинения. Карасев Д. В. обвинялся в совершении совместно с Лисовым А. А. и Романовым В.А. (которые были осуждены приговором того же суда по п. «а», «б» ч.

2 ст. 116 УК РФ к различным срокам наказания, а по ч. 2 ст. 213 УК РФ уголовное преследова-ние также было прекращено ввиду отказа государственного обвинителя от поддержания обвинения в связи с отсутствием состава преступления) преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 213, п. «а», «б» ч. 2 ст. 116 УК РФ УК РФ.

При рассмотрении дела судом установлено, что следствием в нарушение положений ст. 171 УПК РФ при формировании и изложении в окончательном варианте обвинения по ч. 2 ст. 213 УК РФ не указаны признаки объективной стороны состава преступления, в том числе содержание и направленность умысла обвиняемых.

Следователем не было указано, в чем конкретно выразилось грубое нарушение общественного порядка, какие обстоятельства свидетельствовали о явном неуважении обвиняемых к обществу, не были учтены и оценены существенные обстоятельства дела, характер, место и условия совершения преступления, в связи с чем государственный обвинитель обоснованно пришел к выводу об отсутствии в действиях подсудимых состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 213 УК РФ.

Учитывая, что на момент совершения преступления Карасеву исполнилось только 15 лет, а в соответствии со ст. 20 УК РФ уголовной ответственности по ст. 116 УК РФ подлежат лица, достигшие на момент совершения преступления 16-летнего возраста, государственный обвинитель предложил суду прекратить в отношении этого подсудимого уголовное дело и уголовное преследование по п. «а», «б» ч. 2 ст. 116 УК РФ ввиду недостижения обвиняемым возраста привлечения к уголовной ответственности.

Необоснованность обвинения

Постановлением Городецкого городского суда Нижегородской области от 16.09.2008 прекращено уголовное дело в отношении Поляковой Н. Н. по ч. 1 ст. 318 УК РФ за отсутствием в ее действиях состава преступления.  Полякова Н.Н. обвинялась в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст.

318 УК РФ, — в применении насилия, не опасного для жизни и здоровья, в отношении представителя власти в связи с исполнением последним своих должностных обязанностей. По окончании предварительного следствия в суд было направлено постановление для применения к ней принудительных мер медицинского характера.

Согласно заключению судебно-психиатрической экспертизы Поляковой рекомендовано принудительное амбулаторное лечение по месту жительства в связи с наличием у нее психического расстройства в форме органического поражения головного мозга.

  Суд, прекращая уголовное дело по реабилитирующим основаниям, сослался на показания подсудимой, которая признала, что она действительно брала за руку следователя.

Суд, с учетом описанных событий и ее эмоционального состояния, расценил ее действия как способ привлечения к себе внимания, а не способ воспрепятствовать деятельности сотрудников милиции, что, по мнению суда, является обязательным признаком наличия состава преступления (общественно опасного деяния), предусмотренного ст. 318 УК РФ.

Судом кассационной инстанции решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Ошибка судей

Изложенные примеры свидетельствуют о том, что основные причины постановки оправдательных приговоров, как правило, кроются в недостаточно внимательном отношении к проверке и закреплению доказательств по уголовным делам в ходе досудебной стадии уголовного судопроизводства, в неверной квалификации деяний, несоблюдении требований уголовно-процессуального законодательства при проведении отдельных следственных действий, неправильном оформлении (или возможном подлоге) процессуальных документов и т. д. Вместе с тем, как показывает практика, многие из недостатков, допущенных на досудебном этапе, могут быть устранены при проведении предварительного слушания по делу. Нередко именно ненадлежащее проведение предварительного слушания (или отказ от его проведения) может повлиять на последующую судьбу уголовного дела и стабильность вынесенного по делу приговора (привести к его отмене).  По уголовным делам часты случаи, когда обвиняемый на стадии окончания расследования при ознакомлении с материалами дела ходатайствует о проведении предварительного слушания в соответствии с нормами ч. 5 ст. 217 УПК РФ.  Однако судьи, в силу невнимательности и загруженности, при изучении материалов дела «упускают» подобные ходатайства и назначают судебное заседание без проведения предварительного слушания, чем лишают участников процесса возможности реализовать свои права в соответствии с принципами состязательности сторон. Для недопущения подобных ошибок и недочетов в правоприменительной практике при рассмотрении уголовных дел и вынесении оправдательных вердиктов судьям необходимо — как в стадии предварительного следствия, так и в стадии дознания — подробно и детально разъяснять участникам процесса права, предусмотренные ст. 217 УПК РФ. При назначении же дела к слушанию судьей по собственной инициативе — при наличии оснований, предусмотренных ч. 2 ст. 229 УПК РФ, — назначать и проводить предварительное слушание в порядке, установленном нормами главы 34 УПК РФ.  Обоснованное принятие по результатам предварительного слушания решений о возвращении прокурору и прекращению уголовного дела сводит к минимуму необходимость дальнейшего судебного разбирательства и, как следствие, ведет к использованию права на реабилитацию. 

Таблица. Статистика оправданий* 

* По данным Судебного департамента при Верховном Суде РФ (форма №10.3).

Источник: https://www.ugpr.ru/article/34-red-oshibki-sledstviya-i-suda-privodyashchie-k-opravdaniyu

Необоснованность обвинения на примере из судебной практики – Проф-юрист

Ошибки следствия и суда, приводящие к оправданию

Сказать можно многое и обвинить во многом, но свои слова надо уметь ещё и подтвердить фактами,т.е доказательствами. Без фактов и доказательств тот кто обвиняет будет смешон в глазах общества и похожим на клоуна.

Если человек скажем убил кого-то, то должны быть его отпечатки на месте убийства. Ну или хотя бы свидетели этого. И то такие улики могут принять как косвенные.

Так что если в чём-то обвинять думаете, то без доказательств вы испортите свою репутацию.

Слова надо фактами подтверждать.

Правильно говорят, что необоснованны обвинения без доказательств, в виде сплетен. Но ещё я считаю необоснованными всевозможные обвинения в том, как человек относится к жизни, считает ли нужным жениться или выходить замуж, рожать детей или нет, работать или заниматься каким-то другим делом.

То есть такие обвинения сродни вмешательству в личную жизнь человека. Вот у меня подобных обвиняющих было много, пока не разорвала с ними все отношения.

Их цель- испортить настроение, выбить из колеи, поиздеваться. показать, как они правильно и умно живут.

Статья 246 УПК РФ

Вновь вступившему в судебное разбирательство прокурору суд предоставляет время для ознакомления с материалами уголовного дела и подготовки к участию в судебном разбирательстве.

Замена прокурора не влечет за собой повторения действий, которые к тому времени были совершены в ходе судебного разбирательства.

По ходатайству прокурора суд может повторить допросы свидетелей, потерпевших, экспертов либо иные судебные действия.

в праве закрепленное в международных пактах о правах человека и гарантированное ст.

49 Конституции РФ* предположение, согласно которому гражданин предполагается честным,… … Энциклопедия права ПРЕЗУМПЦИЯ НЕВИНОВНОСТИ — в уголовном праве положение, согласно которому обвиняемый (подсудимый) считается невиновным, пока его вина не будет доказана в установленном законом порядке.

Если можете выслушать — выслушайте до конца, не перебивая .

В это момент ваша главная задача — понять суть предъявляемых обвинений, а не оправдание.

Если станете возражать и оправдываться — то это грозит вылиться в скандал, негатив, который только усилит непонимание между вами и неудовлетворенность обеих сторон.

После разговора справьтесь с переполняющими вас эмоциями .

Дела частного обвинения

По делам частного обвинения мы предлагаем следующие услуги: УК РФ считаются уголовными делами частного обвинения .

возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя, за исключением случаев, когда лицо, в отношении которого совершено преступлении, в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы.

Как правильно отвечать на ложные обвинения в свою сторону?

В любом случае, психологическая атака на вас — это лишь эпизод в вашей жизни, причем, жизни интересной и непонятной.

Если философски подойти к этому вопросу, то справиться со своим состоянием будет очень просто.

Если вы находитесь в затруднительной ситуации, и словесные нападки вам сейчас не отразить, то задумайтесь над тем, стоит ли тратить свое здоровье и силы на людей, которые ведут себя невежливо и агрессивно. Общайтесь с другими, которые ведут себя иначе. Конечно, лучше поставить человека на место, но если пока это не получается, не переживайте. Со временем все ситуации разрешаются сами собой.

Методы «лучшая защита — нападение», «ломать ситуацию», «удерживать позицию», «не оправдываться», «не прогибаться» тоже работают, но нужно хорошо понимать, какой человек перед вами.

Иногда, гештальт — это лучший способ мирно решить ситуацию.

Хорошо написано.

Да, вариантов реагирования всегда несколько — и важно правильно выбрать самый эффективный для достижения СВОЕЙ цели.

Выбор — всегда сложен. Чем больше вариантов — тем сложнее. Вот почему самый простой способ — хрясь в торец — иногда самый эффективный.

Казалось бы. ) Очень советую — Генри Каттнер, «Сын Большой Волосатой». Отличный рассказ — психология в действии.

Наше стремление соответствовать мировым тенденциям в области развития и формирования права прямо отражается на нашей работе, отвечающей лучшим международным стандартам

Боролись за правое дело.

Цель нашей земной жизни – служение людям. «Адвокатура объединяет общество и государство на ниве права. В этом ее социальная ценность».

«Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства» (ст.2 Конституции Российской Федерации).

«В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации.

Источник: http://myeconomist.ru/neobosnovannoe-obvinenie-statja-19287/

Ошибки следствия и суда, приводящие к оправданию

В статье приведен авторский обзор ошибок в практике судов, приведших к постановлению оправдательных судебных актов и прекращению уголовного преследования.

Статистика последних трех лет показывает, что количество реабилитированных судами Нижегородской области лиц колеблется в пределах 40–50 человек ежегодно.

Характерные для указанной статистики ситуации связаны не только с существенными нарушениями, допущенными органами предварительного расследования в ходе формирования доказа-тельственной базы, но и с недостаточно тщательной работой суда на этапе предварительного слушания дела.

Адвокат Титов
Добавить комментарий