Одновременное участие защитников по назначению и по соглашению

Долгожданное для адвокатов постановление

Одновременное участие защитников по назначению и по соглашению

19 июля 2019 г. 10:40

КС РФ поддержал позицию ФПА РФ, запретив судам навязывать обвиняемому защитника по назначению, от которого тот отказался

Как сообщает «АГ», 17 июля Конституционный Суд РФ принял Постановление № 28-П по делу о проверке конституционности ст. 50 и 52 УПК РФ.

Суд подчеркнул, что участие в деле защитника по назначению после вступления в дело защитника по соглашению допустимо только при явном злоупотреблении правом на защиту со стороны обвиняемого или приглашенного им адвоката.

По мнению вице-президента ФПА РФ Геннадия Шарова, постановление КС РФ является долгожданным для защитников и других участников уголовного судопроизводства.

Постановив, что воспрепятствование субъективному праву на отказ от защитника по назначению недопустимо, если в таком ходатайстве следователь или суд не усмотрит попытку злоупотребления правом, Конституционный Суд РФ тем самым поддержал позицию Федеральной палаты адвокатов РФ и положительно решил проблему, на которую она неоднократно указывала.

«Коллизия защиты»

Поводом к рассмотрению дела послужила жалоба Юрия Кавалерова (есть у «АГ»), в отношении которого в феврале 2010 г. было возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159, ч. 2 ст. 291 УК РФ.

В июле 2016 г. дело поступило в Кызылский городской суд Республики Тыва, который назначил подсудимому защитника за счет средств федерального бюджета. В январе 2018 г. суд назначил Кавалерову и другим обвиняемым по данному делу еще одного защитника. В том же месяце подсудимый подал ходатайство об отводе вновь назначенного адвоката, которое суд не удовлетворил.

В ноябре 2018 г. родственники Юрия Кавалерова, находящегося под стражей, заключили соглашение с приглашенным адвокатом, который на следующий день был допущен судом к участию в деле.

В судебном заседании он заявил ходатайство об отводе ранее назначенных защитников, которое поддержал и подсудимый.

Однако суд ходатайство отклонил, мотивируя тем, что отказ от защитника не является обязательным для суда, а обстоятельства, исключающие участие в деле защитников по назначению, отсутствуют.

Обращаясь в КС РФ, заявитель указал, что ст.

50 УПК РФ противоречит положениям Конституции РФ, позволяя суду не ограничивать количество защитников на одного подсудимого, что приводит к манипулированию правом на квалифицированную юридическую помощь.

Кроме того, указанная норма позволяет судебному сообществу допускать одновременное участие в деле защитников по назначению и по соглашению, что способствует возникновению множественной (двойной) защиты без воли на то доверителя.

Заявитель добавил, что согласно ч. 1 ст. 52 УПК РФ отказ от помощи защитника может иметь место в любой момент уголовного судопроизводства и допустим только по инициативе подозреваемого, обвиняемого.

В жалобе подчеркивается, что реализация права пользоваться помощью адвоката в уголовном судопроизводстве не может зависеть от усмотрения должностного лица или органа, в производстве которого находится дело, «т.е.

от решения, не основанного на перечисленных в уголовно-процессуальном законе обстоятельствах, предусматривающих обязательное участие защитника в уголовном судопроизводстве, в том числе по назначению».

Таким образом, сообщается в жалобе, правовая позиция КС, выраженная в определениях от 17 октября 2006 г. № 424-О, от 8 февраля 2007 г. № 251-О-П и др.

, не воспринята судебной практикой, а толкование норм ст.

50 и 52 УПК не в соответствии с конституционно-правовым смыслом, выявленным КС, привело к ущемлению прав Юрия Кавалерова, в том числе на квалифицированную юридическую помощь и судебную защиту.

Недопустимо навязывать лицу конкретного защитника, от которого оно отказалось

Рассмотрев жалобу, Конституционный Суд указал, что право на защиту, гарантированное ч. 2 ст. 48 Конституции, во взаимосвязи с положениями международно-правовых актов и по смыслу правовых позиций КС РФ, выраженных в постановлениях от 27 марта 1996 г. № 8-П, от 29 ноября 2010 г.

№ 20-П, предполагает возможность выбора защитника.

Это позволяет достичь эффективности как получаемой юридической помощи, так и судебной защиты в целом, поскольку осуществление представительства в деле адвокатом, которому подзащитный доверяет и с которым он может согласовать стратегию защиты, максимально способствует реализации его законных интересов.

КС РФ добавил, что в ст. 5 и п. 1 ст. 6 Кодекса профессиональной этики адвоката также подчеркивается, что взаимодействие адвокатом с доверителем носит лично-доверительный характер.

В то же время, отмечается в постановлении, в силу публично-правовой природы оказания юридической помощи подозреваемому, обвиняемому его право на выбор конкретного защитника или на отказ от его услуг может быть ограничено в интересах правосудия для обеспечения быстрой, справедливой и эффективной судебной защиты не только данного лица, но и других участников дела, включая потерпевших. Основаниями для ограничения могут быть, в частности, отказ или неспособность подозреваемого или обвиняемого защищать себя лично, ненадлежащая защита его интересов, наличие поводов для отвода защитника, его длительная неявка и иные обстоятельства.

Конституционной Суд подчеркнул, что аналогичной позиции придерживается и Европейский суд по правам человека, оценивая соблюдение подп. «c» п. 3 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

По мнению ЕСПЧ, обвиняемый должен иметь возможность обратиться за правовой помощью по своему выбору, что признается в международных стандартах прав человека способом обеспечения результативной защиты для обвиняемого.

Однако, несмотря на значение доверительных отношений между адвокатом и доверителем, данное право может при необходимости определенным образом ограничиваться в случаях бесплатной юридической помощи и если интересы правосудия требуют, чтобы обвиняемый был представлен адвокатом, назначенным судом.

Внутригосударственные власти должны учитывать желание подзащитного в части его выбора представителя, но могут пренебречь этим желанием при наличии относимых и достаточных оснований. Там, где основания отсутствуют, ограничения в свободном выборе адвоката могут повлечь нарушение п. 1 ст.

6 Конвенции наряду с указанной выше нормой, если это отрицательно сказалось на защите обвиняемого.

Со ссылкой на свои ранее высказанные позиции КС напомнил, что в УПК РФ прямо закреплено право подозреваемого, обвиняемого отказаться от помощи защитника в любой момент производства по уголовному делу, пригласить другого защитника или нескольких.

В то же время Кодекс установил случаи обязательного участия защитника в уголовном судопроизводстве и обязанность дознавателя, следователя и суда обеспечить участие защитника в форме его назначения при неявке приглашенного защитника в установленный законом срок.

При этом постановление о назначении защитника не влечет отстранения от участия в деле защитника по соглашению (определения КС РФ от 28 июня 2018 г. № 1409-О и № 1412-О).

Обоснованность отказа от защитника должна оцениваться, в том числе, исходя из указанных в ст. 72 УПК РФ обстоятельств, исключающих его участие в деле, а также с учетом норм ст. 6 и 7 Закона об адвокатуре, закрепляющих полномочия и обязанности адвоката. Вместе с тем, добавил Суд, ч. 2 ст. 52 УПК РФ во взаимосвязи с ч. 1 той же статьи и ст.

51 и не наделяя отказ от защитника свойством обязательности для дознавателя, следователя и суда, предполагает, что при разрешении соответствующего заявления в каждом случае следует установить, является ли волеизъявление лица свободным и добровольным и нет ли причин для признания отказа вынужденным и причиняющим вред его законным интересам.

«Тем самым названные нормы, будучи публично-правовыми гарантиями защиты личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод, направленными на защиту прав подозреваемого, обвиняемого, не предполагают возможности навязывать лицу конкретного защитника, от которого оно отказалось, исключают принуждение лица к реализации его субъективного права вопреки его воле. Осуществление права пользоваться помощью защитника на любой стадии процесса не может быть поставлено в зависимость от произвольного усмотрения должностного лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, т.е. от решения, не основанного на перечисленных в уголовно-процессуальном законе обстоятельствах, предусматривающих обязательное участие защитника в уголовном судопроизводстве, в том числе по назначению», – сообщается в документе.

Суд подчеркнул, что УПК РФ прямо не регламентирует ситуацию, связанную с участием в деле защитника по назначению, от которого подозреваемый (обвиняемый) отказывается при одновременном участии в деле защитника по соглашению.

Такой отказ, полагает КС РФ, не может рассматриваться как отказ от защитника вообще, так как право на получение квалифицированной юридической помощи предполагается обеспеченным, а потому положение ч. 2 ст.

52 УПК РФ о необязательности отказа от защитника для дознавателя, следователя и суда в данном случае не может применяться со ссылкой на защиту прав подозреваемого (обвиняемого).

«Тем не менее это не исключает возможности оставить без удовлетворения заявление лица об отказе от защитника по назначению при злоупотреблении правом на защиту со стороны этого лица, а также приглашенного защитника. Критерии наличия такого злоупотребления выработаны судебной практикой», – отмечается в постановлении.

Так, Пленум Верховного Суда РФ в п. 18 Постановления от 30 июня 2015 г.

№ 29 указал, что суд может не признать право обвиняемого на защиту нарушенным в тех случаях, когда отказ в удовлетворении ходатайства либо иное ограничение в реализации отдельных правомочий обвиняемого или его защитника обусловлены явно недобросовестным использованием ими этих правомочий в ущерб интересам других участников процесса в силу ч. 3 ст. 17 Конституции.

По мнению ВС РФ, непринятие судом отказа подсудимого от назначенных защитников и одновременное участие по делу приглашенных и назначенных защитников могут быть – с учетом конкретных обстоятельств, характеризующих поведение обвиняемого и защитников, – признаны не противоречащими закону и не нарушающими право на защиту.

«Соответствующими обстоятельствами могут признаваться, в частности, сделанные неоднократно и без каких-либо оснований заявления о замене защитника, его неявка под разными предлогами в судебное заседание, т.е. действия, явно направленные на воспрепятствование нормальному ходу судебного разбирательства и указывающие на злоупотребление правом (Определение ВС РФ от 25 июля 2012 г. по делу № 5-Д12-65)», – сообщается в постановлении.

Таким образом, резюмировал Конституционный Суд РФ, оспариваемые нормы УПК РФ не могут расцениваться как противоречащие Конституции, поскольку не позволяют дознавателю, следователю или суду оставлять без удовлетворения заявление лица об отказе от защитника по назначению при участии в уголовном деле защитника по соглашению, если в поведении этого лица и приглашенного защитника отсутствуют признаки злоупотребления правом на защиту. Применение впредь данных положений вопреки указанному в данном постановлении конституционно-правовому смыслу не допускается.

Процессуальные решения, вынесенные по делу заявителя, КС РФ признал подлежащими пересмотру, если для этого нет иных препятствий, не предполагается повторное совершение процессуальных действий, если присутствие в деле адвоката по назначению после непринятого отказа от него не сказалось отрицательно на защите обвиняемого с учетом разбирательства в целом.

КС разрешил противоречие

По мнению вице-президента Федеральной платы адвокатов РФ Геннадия Шарова, данное постановление является долгожданным для адвокатов и других участников уголовного судопроизводства.

«Нередко при наличии адвоката по соглашению у подсудимого и его отказе от адвоката по назначению следователь и суд тем не менее отказывают в удовлетворении этого ходатайства, – пояснил он. – Прежде КС неоднократно разъяснял, что субъективное право гражданина на защиту нельзя навязывать. От этого права он волен отказаться.

Вместе с тем в УПК существует статья о том, что защитника освобождают от участия в процессе (по заявлению обвиняемого) только следователь или суд».

Таким образом, добавил Геннадий Шаров, долгое время существовало противоречие, которое сейчас разрешил КС, постановив, что воспрепятствование субъективному праву на отказ от защитника по назначению недопустимо, если в таком ходатайстве следователь или суд не усмотрит попытку злоупотребления правом. Тем самым Конституционный Суд РФ поддержал позицию Федеральной палаты адвокатов РФ и положительно решил проблему, на которую она неоднократно указывала (см., например, решение Совета ФПА РФ о двойной защите).

Советник ФПА РФ Сергей Бородин в свою очередь отметил, что в практике устоялось понимание, что ч. 1 ст. 52 УПК РФ в части регулирования отказа от защитника не работает, в отличие от ч. 2 этой статьи.

«Если подозреваемый (обвиняемый) обеспечен участием защитника, то в случае его неявки в течение пяти суток отказ от назначенного защитника ни следователем, ни судом принят не будет, – пояснил он. – Формально это означает принудительное участие защитника, и практика это принимает.

Даже в комментируемом постановлении можно увидеть такие обоснования: “право на отказ от услуг защитника может быть ограничено в интересах правосудия”, или ссылку на решение ЕСПЧ: “интересы правосудия могут требовать назначения защитника против желания обвиняемого”».

Кроме того, добавил Сергей Бородин, не следует забывать о ч. 2 ст.

75 УПК РФ, относящей к недопустимым доказательствам показания подозреваемого (обвиняемого), которые он дал в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные им в суде.

«По этой причине ни один здравомыслящий следователь не будет допрашивать подозреваемого (обвиняемого) без защитника, и тем более не примет отказ от назначенного защитника», – резюмировал он.

Подробная информация опубликована на сайте «АГ»

Источник: https://fparf.ru/news/fpa/dolgozhdannoe-dlya-advokatov-postanovlenie/

Постановление конституционного суда отказ от защитника

Одновременное участие защитников по назначению и по соглашению

Купить систему Заказать демоверсию. Зорькина, судей К. Арановского, Н. Бондаря, Г. Гаджиева, Ю.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему – обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

  • Нельзя отрицать право подсудимого на отказ от адвоката по назначению — КС
  • Опасности «двойной защиты»
  • An error occurred.
  • Долгожданное для адвокатов постановление

Нельзя отрицать право подсудимого на отказ от адвоката по назначению — КС

Суд подчеркнул, что участие в деле защитника по назначению после вступления в дело защитника по соглашению допустимо только при явном злоупотреблении правом на защиту со стороны обвиняемого или приглашенного им адвоката.

Постановив, что воспрепятствование субъективному праву на отказ от защитника по назначению недопустимо, если в таком ходатайстве следователь или суд не усмотрит попытку злоупотребления правом, Конституционный Суд РФ тем самым поддержал позицию Федеральной палаты адвокатов РФ и положительно решил проблему, на которую она неоднократно указывала.

В июле г. В январе г. В том же месяце подсудимый подал ходатайство об отводе вновь назначенного адвоката, которое суд не удовлетворил. В ноябре г.

В судебном заседании он заявил ходатайство об отводе ранее назначенных защитников, которое поддержал и подсудимый.

Однако суд ходатайство отклонил, мотивируя тем, что отказ от защитника не является обязательным для суда, а обстоятельства, исключающие участие в деле защитников по назначению, отсутствуют.

Обращаясь в КС РФ, заявитель указал, что ст. Кроме того, указанная норма позволяет судебному сообществу допускать одновременное участие в деле защитников по назначению и по соглашению, что способствует возникновению множественной двойной защиты без воли на то доверителя.

Заявитель добавил, что согласно ч. Таким образом, сообщается в жалобе, правовая позиция КС, выраженная в определениях от 17 октября г. Рассмотрев жалобу, Конституционный Суд указал, что право на защиту, гарантированное ч.

Это позволяет достичь эффективности как получаемой юридической помощи, так и судебной защиты в целом, поскольку осуществление представительства в деле адвокатом, которому подзащитный доверяет и с которым он может согласовать стратегию защиты, максимально способствует реализации его законных интересов.

КС РФ добавил, что в ст.

В то же время, отмечается в постановлении, в силу публично-правовой природы оказания юридической помощи подозреваемому, обвиняемому его право на выбор конкретного защитника или на отказ от его услуг может быть ограничено в интересах правосудия для обеспечения быстрой, справедливой и эффективной судебной защиты не только данного лица, но и других участников дела, включая потерпевших.

Основаниями для ограничения могут быть, в частности, отказ или неспособность подозреваемого или обвиняемого защищать себя лично, ненадлежащая защита его интересов, наличие поводов для отвода защитника, его длительная неявка и иные обстоятельства. Конституционной Суд подчеркнул, что аналогичной позиции придерживается и Европейский суд по правам человека, оценивая соблюдение подп.

По мнению ЕСПЧ, обвиняемый должен иметь возможность обратиться за правовой помощью по своему выбору, что признается в международных стандартах прав человека способом обеспечения результативной защиты для обвиняемого.

Однако, несмотря на значение доверительных отношений между адвокатом и доверителем, данное право может при необходимости определенным образом ограничиваться в случаях бесплатной юридической помощи и если интересы правосудия требуют, чтобы обвиняемый был представлен адвокатом, назначенным судом. Внутригосударственные власти должны учитывать желание подзащитного в части его выбора представителя, но могут пренебречь этим желанием при наличии относимых и достаточных оснований.

Там, где основания отсутствуют, ограничения в свободном выборе адвоката могут повлечь нарушение п. Со ссылкой на свои ранее высказанные позиции КС напомнил, что в УПК РФ прямо закреплено право подозреваемого, обвиняемого отказаться от помощи защитника в любой момент производства по уголовному делу, пригласить другого защитника или нескольких.

В то же время Кодекс установил случаи обязательного участия защитника в уголовном судопроизводстве и обязанность дознавателя, следователя и суда обеспечить участие защитника в форме его назначения при неявке приглашенного защитника в установленный законом срок. При этом постановление о назначении защитника не влечет отстранения от участия в деле защитника по соглашению определения КС РФ от 28 июня г.

Обоснованность отказа от защитника должна оцениваться, в том числе, исходя из указанных в ст. Вместе с тем, добавил Суд, ч. Суд подчеркнул, что УПК РФ прямо не регламентирует ситуацию, связанную с участием в деле защитника по назначению, от которого подозреваемый обвиняемый отказывается при одновременном участии в деле защитника по соглашению.

Такой отказ, полагает КС РФ, не может рассматриваться как отказ от защитника вообще, так как право на получение квалифицированной юридической помощи предполагается обеспеченным, а потому положение ч.

По мнению ВС РФ, непринятие судом отказа подсудимого от назначенных защитников и одновременное участие по делу приглашенных и назначенных защитников могут быть — с учетом конкретных обстоятельств, характеризующих поведение обвиняемого и защитников, — признаны не противоречащими закону и не нарушающими право на защиту.

Таким образом, резюмировал Конституционный Суд РФ, оспариваемые нормы УПК РФ не могут расцениваться как противоречащие Конституции, поскольку не позволяют дознавателю, следователю или суду оставлять без удовлетворения заявление лица об отказе от защитника по назначению при участии в уголовном деле защитника по соглашению, если в поведении этого лица и приглашенного защитника отсутствуют признаки злоупотребления правом на защиту.

Применение впредь данных положений вопреки указанному в данном постановлении конституционно-правовому смыслу не допускается.

Процессуальные решения, вынесенные по делу заявителя, КС РФ признал подлежащими пересмотру, если для этого нет иных препятствий, не предполагается повторное совершение процессуальных действий, если присутствие в деле адвоката по назначению после непринятого отказа от него не сказалось отрицательно на защите обвиняемого с учетом разбирательства в целом.

По мнению вице-президента Федеральной платы адвокатов РФ Геннадия Шарова, данное постановление является долгожданным для адвокатов и других участников уголовного судопроизводства. От этого права он волен отказаться.

Таким образом, добавил Геннадий Шаров, долгое время существовало противоречие, которое сейчас разрешил КС, постановив, что воспрепятствование субъективному праву на отказ от защитника по назначению недопустимо, если в таком ходатайстве следователь или суд не усмотрит попытку злоупотребления правом.

Тем самым Конституционный Суд РФ поддержал позицию Федеральной палаты адвокатов РФ и положительно решил проблему, на которую она неоднократно указывала см. Кроме того, добавил Сергей Бородин, не следует забывать о ч.

Rus Eng. Назад Полемика Мнения Интервью Дискуссии. Назад Обучение Обучающие мероприятия Новости об учебе Вебинары Документы по повышению квалификации Образовательные учреждения Обучающие сервисы Выучиться на адвоката.

Назад Гражданам Бесплатная юридическая помощь Правовое просвещение Реестр адвокатов. Назад Литература Электронная библиотека русскоязычной литературы Каталог литературы.

Молодых адвокатов приглашают с 11 по 13 сентября принять участие в образовательном курсе в Страсбурге. Москвы подвела итоги конкурса на участие в Ежегодном конгрессе Международной ассоциации молодых адвокатов в Риме.

Адвокаты обсудили защиту лиц, осмелившихся противостоять домашнему насилию.

Нвер Гаспарян. Адвокатский запрос в период приостановления статуса адвоката — малозначительное нарушение. Распечатать Прямая ссылка на материал:. История последних изменений.

Опасности «двойной защиты»

Суд подчеркнул, что участие в деле защитника по назначению после вступления в дело защитника по соглашению допустимо только при явном злоупотреблении правом на защиту со стороны обвиняемого или приглашенного им адвоката.

Постановив, что воспрепятствование субъективному праву на отказ от защитника по назначению недопустимо, если в таком ходатайстве следователь или суд не усмотрит попытку злоупотребления правом, Конституционный Суд РФ тем самым поддержал позицию Федеральной палаты адвокатов РФ и положительно решил проблему, на которую она неоднократно указывала. В июле г. В январе г.

Зорькина, судей К. Арановского, А.

Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца. Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца. Программа повышения квалификации “О корпоративном заказе” ФЗ от N П “По делу о проверке конституционности статей 50 и 52 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Ю.

An error occurred

Постановление Конституционного Суда РФ от Конституционный Суд РФ признал статьи 50 и 52 УПК РФ не противоречащими Конституции РФ в той мере, в какой по своему конституционно-правовому смыслу они не предполагают, что дознаватель, следователь или суд могут оставить без удовлетворения заявление лица об отказе от защитника по назначению при участии в уголовном деле защитника по соглашению, если отсутствует злоупотребление правом на защиту со стороны этого лица, а также приглашенного защитника. Если назначенный защитник не устраивает подозреваемого, обвиняемого ввиду его низкой квалификации, занятой им в деле позиции или по другой причине, подозреваемый, обвиняемый вправе отказаться от его помощи, что, однако, не должно отрицательно сказываться на процессуальном положении привлекаемого к уголовной ответственности лица. В этом случае дознаватель, следователь, суд обязаны выяснить у подозреваемого, обвиняемого, чем вызван отказ от назначенного защитника, разъяснить сущность и юридические последствия такого отказа и при уважительности его причин предложить заменить защитника. Вместе с тем часть вторая статьи 52 УПК РФ, находясь в нормативном единстве с частью первой той же статьи и статьей 51 данного кодекса и не наделяя отказ от защитника свойством обязательности для дознавателя, следователя и суда, предполагает, что при разрешении соответствующего заявления в каждом случае следует установить, является ли волеизъявление лица свободным и добровольным и нет ли причин для признания такого отказа вынужденным и причиняющим вред его законным интересам. Тем самым названные нормы не предполагают возможности навязывать лицу конкретного защитника, от которого оно отказалось, исключают принуждение лица к реализации его субъективного права вопреки его воле. Осуществление права пользоваться помощью защитника на любой стадии процесса не может быть поставлено в зависимость от произвольного усмотрения должностного лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, то есть от решения, не основанного на перечисленных в уголовно-процессуальном законе обстоятельствах, предусматривающих обязательное участие защитника в уголовном судопроизводстве, в том числе по назначению. Обеспечивая право подозреваемого, обвиняемого защищать свои права с помощью назначенного или выбранного им самим защитника, УПК РФ вместе с тем прямо не регламентирует ситуацию, связанную с участием в деле защитника по назначению, от которого подозреваемый, обвиняемый отказывается при одновременном участии в деле защитника по соглашению.

Долгожданное для адвокатов постановление

Кавалерова, признав указанные статьи УПК не противоречащими Конституции РФ в той мере, в какой по своему конституционно-правовому смыслу они не предполагают, что дознаватель, следователь или суд может оставить без удовлетворения заявление лица об отказе от защитника по назначению при участии в уголовном деле защитника по соглашению, если отсутствует злоупотребление правом на защиту со стороны этого лица, а также приглашенного защитника. Применение впредь данных положений ст. Хотелось бы верить и надеяться, что тем самым поставлена точка в концептуальном разрешении возникшего на практике вопроса. При этом критерии наличия такого злоупотребления будут выработаны судебной практикой. Анализируя уголовно-процессуальные нормы, Конституционный Суд РФ совершенно обоснованно обратил внимание на то, что, обеспечивая право подозреваемого, обвиняемого защищать свои права с помощью назначенного или выбранного им самим защитника, УПК РФ вместе с тем прямо не регламентирует ситуацию, связанную с участием в деле защитника по назначению, от которого подозреваемый, обвиняемый отказывается при одновременном участии в деле защитника по соглашению.

Дознаватель, следователь или суд не могут оставлять без удовлетворения заявления подозреваемых или обвиняемых на отказ от адвоката по назначению при участии в уголовном деле защитника по соглашению, если в поведении заявителя отсутствуют признаки злоупотребления правом на защиту, говорится в постановлении Конституционного суда КС РФ.

.

.

.

.

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя ( пункт 10 постановления Пленума Верховного Суда Российской пока судом не будет принят отказ обвиняемого от данного защитника.

.

.

.

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Заседание Конституционного Суда РФ 24 января 2017 года (дело Дадина)

Источник: https://gaifm.ru/semeynoe-pravo/postanovlenie-konstitutsionnogo-suda-otkaz-ot-zashitnika.php

В каком случае непринятие отказа обвиняемого от защитника по назначению в связи с участием в деле выбранного им адвоката является неправомерным?

Одновременное участие защитников по назначению и по соглашению

Действующее уголовно-правовое законодательство не содержит каких-либо ограничений по количеству защитников, представляющих интересы одного лица в конкретном деле, – прямо установлено, что подозреваемые и обвиняемые вправе приглашать нескольких защитников (ч. 1 ст. 50 Уголовно-процессуального кодекса).

В случае неявки приглашенного адвоката (или нескольких) защитник лицу может быть назначен. При этом подозреваемый или обвиняемый вправе в любой момент производства по делу отказаться от защитника, но этот отказ не является обязательным для дознавателя, следователя и суда (ч. 1, ч. 2 ст. 52 УПК РФ соответственно).

Необязательность такого отказа, приведшая к одновременному участию в деле К. (далее также – заявитель) двух защитников по назначению и приглашенного им адвоката, послужила поводом для его обращения в Конституционный Суд Российской Федерации с просьбой проверить конституционность положений ст. 50 и ст. 52 УПК РФ.

В своей жалобе заявитель отмечает, что назначение защитника по инициативе дознавателя, следователя или суда происходит, только когда его участие в процессе обязательно, но подозреваемый, обвиняемый (далее – обвиняемый) или иное лицо по его поручению адвоката не пригласили (ч. 3 ст. 51 УПК РФ), во всех остальных случаях защитник назначается по просьбе обвиняемого.

Из чего следует вывод: если участие защитника не является обязательным в силу закона, реализация права на помощь адвоката не может зависеть от усмотрения органа, осуществляющего производство по делу.

Тем не менее, когда заявитель попытался отказаться от двух назначенных ему защитников в связи с заключением соглашения о представлении его интересов с адвокатом, суд не удовлетворил ходатайство об их отводе, указав, что обстоятельства, исключающие участие в деле защитников по назначению, отсутствуют. Таким образом, по мнению К., ст. 50 и ст.

 52 УПК РФ, допуская невозможность отказа от помощи защитника по назначению даже в случае, когда в деле участвует защитник по соглашению, нарушают его конституционные права, в частности – на получение квалифицированной юридической помощи.

В вынесенном по делу заявителя решении (Постановление КС РФ от 17 июля 2019 г.

№ 28-П; далее – Постановление № 28) Cуд напомнил, что право обвиняемого самостоятельно выбирать адвоката, которому он доверяет и с которым может согласовать стратегию защиты, позволяет максимально реализовать законные интересы подзащитного – важность доверительных отношений между адвокатом и обвиняемым неоднократно отмечалась им и ранее (Постановление КС РФ от 27 марта 1996 г. № 8-П, Постановление КС РФ от 29 ноября 2010 г. № 20-П и др). В то же время в силу публично-правовой природы оказания юридической помощи обвиняемому его право на выбор защитника или отказ от услуг последнего может ограничиваться в интересах правосудия, например для обеспечения судебной защиты прав и законных интересов других участвующих в деле обвиняемых, а также потерпевших, указал Суд.

Возможность ограничения права на выбор адвоката в обозначенных целях подтверждает и ЕСПЧ, отмечая при этом, что в отсутствие достаточных оснований для такого ограничения, которое в результате отрицательно сказалось на защите обвиняемого, имеет место нарушение права лица на справедливое судебное разбирательство, так как возможность защищать себя самостоятельно или с помощью конкретного защитника является одной из составляющих этого права (п. 1, подп. “с” п. 3 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод; Постановление ЕСПЧ от 20 января 2005 г. по делу “Майзит (Mayzit) против Российской Федерации”, Постановление ЕСПЧ от 20 октября 2015 г. по делу “Дворский (Dvorski) против Хорватии” и др.).

В решениях ЕСПЧ также обосновывается и допустимость ограничения в интересах правосудия и при наличии объективных и серьезных оснований для этого права лица защищаться самостоятельно.

Например, если обвиняемый препятствует надлежащему проведению разбирательства или такое ограничение необходимо в целях защиты уязвимых свидетелей.

Но в относительно простых делах по не являющимся тяжкими преступлениям воспрепятствование желанию обвиняемого защищать свои интересы без помощи адвоката, по мнению Суда, не допускается (Постановление ЕСПЧ от 4 апреля 2018 г. по делу “Коррейя де Матуш (Correia de Matos) против Португалии”).

При этом предусмотренная российским законодательством и признаваемая правомерной ЕСПЧ необязательность отказа обвиняемого от защитника для органов, ведущих производство по делу, не может влечь за собой навязывание лицу конкретного адвоката, от которого он отказался, и принуждения обвиняемого к реализации субъективного права вопреки его воле, заключил КС РФ.

В то же время в целях недопущения ухудшения процессуального положения обвиняемого в случае его отказа от защитника дознаватель, следователь или суд обязаны разъяснить ему последствия такого отказа, выяснить причины и в случае их уважительности предложить заменить назначенного защитника.

Кроме того, в каждом случае, по мнению Суда, следует устанавливать, является ли соответствующее волеизъявление лица свободным и добровольным.

Однако, поскольку ситуация, когда обвиняемый отказывается от назначенного защитника, а в деле участвует, помимо него, защитник по соглашению, прямо УПК РФ не регламентирована, в таком случае нельзя говорить об отказе защитника вообще.

В связи с этим положение кодекса о необязательности отказа не может применяться со ссылкой на необходимость обеспечения защиты прав обвиняемого, так как право на получение квалифицированной юридической помощи предполагается реализованным, подчеркнул КС РФ.

И все же оставить без удовлетворения заявление об отказе от защитника возможно и в этой ситуации – если обвиняемый или приглашенный им защитник злоупотребляют правом на защиту.

Критериями такого злоупотребления, которые, как напомнил Суд, выработаны судебной практикой, являются, например, необоснованные неоднократные заявления о замене защитника, его неявка в суд под разными предлогами и иные подобные действия стороны защиты, явно направленные на воспрепятствование нормальному ходу судебного разбирательства.

В то же время отклонение заявления об отказе от защитника по назначению в деле, в котором участвует также приглашенный адвокат, не должно исключать возможность реализации последним взятых на себя обязанностей по защите прав доверителя, отметил КС РФ.

На основании вышеизложенного Суд постановил, что положения ст. 50 и ст.

52 УПК РФ не противоречат Конституции РФ, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу не позволяют дознавателю, следователю или суду оставить без удовлетворения заявление лица об отказе от защитника по назначению при участии в уголовном деле приглашенного обвиняемым адвоката, если в поведении последних нет признаков злоупотребления правом на защиту. Приведенное в Постановлении № 28 толкование обозначенных норм является общеобязательным, что исключает возможность наделения их каким-либо иным смыслом в последующей правоприменительной практике.

Судебные постановления, вынесенные в отношении заявителя и основанные ни отличном от выявленного в Постановлении № 28 конституционно-правового смысла оспариваемых положений УПК РФ, подлежат пересмотру, что, однако, не предполагает повторного проведения процессуальных действий, если присутствие при их совершении адвоката по назначению после непринятия отказа от него обвиняемого не повлияло на защиту этого лица отрицательно.

Источник: https://www.garant.ru/news/1283161/

Ходатайство о замене адвоката в соответствии со ст. 50, 52 УПК РФ

Одновременное участие защитников по назначению и по соглашению

Как показывает существующая практика по уголовным делам, замена участвующего в уголовном деле адвоката является одной из наиболее часто встречающихся процессуальных процедур.

Причины для этого могут быть самые разные, и одной из таких причин является возникновение разногласий между подозреваемым, обвиняемым и его адвокатом (адвокатами).

Право на приглашение защитника и на его замену является безусловным процессуальным правом подозреваемого, обвиняемого. Он не обязан объяснять, почему им принято решение об отказе от конкретного защитника и его замене. Однако, поскольку в силу прямого указания в законе (ч. 2 ст.

52 УПК РФ) отказ от защитника не обязателен для дознавателя, следователя, судьи, то в случае, если подозреваемым, обвиняемым заявлен вынужденный отказ от защитника (например, в связи с невозможностью оплаты его услуг), то защитник может быть назначен в порядке ст. 51 УПК РФ.

Если участие защитника в уголовном деле обязательно (ч. 1 ст. 51 УПК РФ), он должен быть назначен даже в случае заявления подозреваемым, обвиняемым отказа от помощи любого защитника, в том числе, от назначенного в порядке ст. 51 УПК РФ.

Необходимо учитывать, что если подозреваемый, обвиняемый ходатайствует о назначении ему защитника, то в соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 131 УПК РФ оплата услуг назначенного защитника относится к процессуальным издержкам и может быть возложена на осужденного в порядке возмещения государству расходов на участие защитника по назначению (ч.

2 ст. 132 УПК РФ). Исключение составляют только случаи, предусмотренные чч 4, 5 ст. 132 УПК РФ.

Предлагаемое ходатайство обусловлено тем, что в силу положений чч 2, 4 ст.

49 УПК РФ допуск адвоката к участию в уголовном деле в качестве защитника осуществляется судом, следователем, дознавателем, поэтому для прекращения участия в уголовном деле конкретного защитника необходимо соответствующее процессуальное решение должностного лица, в производстве которого находится уголовное дело, о прекращении статуса защитника у данного конкретного адвоката в связи с расторжением с ним соглашения на защиту.

О замене защитника во время проведения следственного действия делается отметка в протоколе данного следственного действия. Если уголовное дело находится в суде, то о замене защитника делается запись в протоколе судебного заседания.

Для того, чтобы вновь вступающий в уголовное дело защитник подготовился к осуществлению защиты, в следственном действии или в судебном заседании может быть объявлен перерыв, о чём целесообразно заявить соответствующее ходатайство следователю, дознавателю, суду.

Следователю СО СУ МВД РФ

по городу _______________

Петрову А.А.

от обвиняемого М.______________

по уголовному делу № 1234567

«____» _________ 201 ___ г

Ходатайство № 17

о замене защитника

в соответствии со ст.ст.50,52 УПК РФ

В Вашем производстве находится уголовное дело № 1234567, по которому мне предъявлено обвинение по ст._____ УК РФ.

В качестве моего защитника в уголовном деле участвует адвокат А.____________.

02.12.15 г Никулинским районным судом города Москвы удовлетворено ходатайство следователя о применении ко мне меры пресечения в виде домашнего ареста. В данное судебное заседание адвокат А.___________ не явился и материал по ходатайству следователя был рассмотрен судом с участием защитника по назначению суда – адвоката Н.______________.

Постановление судьи не было обжаловано ни адвокатом А.___________, ни адвокатом Н._____________. При этом, ни тот, ни другой не посетили меня в течение двух недель, не выяснили моё мнение в отношении такого судебного постановления и не обсудили со мной дальнейшие действия.

До этого у меня возникли разногласия с адвокатом А.__________ по поводу обжалования предъявленного мне обвинения и предоставления следователю доказательств защиты, позволяющих опровергнуть выводы следователя, изложенные в постановлении о привлечении меня в качестве обвиняемого по данному уголовному делу.

При таких обстоятельствах, возникла необходимость в отказе от услуг адвоката А.___________ и в приглашении другого адвоката, который в дальнейшем будет осуществлять мою защиту. Соответственно, мне необходимо разрешение следователя на телефонные звонки.

На основании вышесказанного,

руководствуясь ст.ст.47;49;50 УПК РФ, —

ПРОШУ:

Заменить моего защитника — адвоката А.___________ на другого защитника, с которым мной будет заключено соглашение на защиту.

Предоставить мне возможность осуществить телефонные звонки в адвокатские образования, телефоны которых мне предоставит моя супруга С.________________, для обсуждения вопросов приглашения адвоката и заключения с ним соглашения на осуществление моей защиты по уголовному делу № 12345657.

С уважением,

обвиняемый

                                                               М. ___________________

Источник: https://pravo163.ru/obrazec-xodatajstva-o-zamene-advokata-v-sootvetstvii-so-st-50-52-upk-rf/

Адвокат Титов
Добавить комментарий