Односторонний отказ от исполнения обязательства

Не все стороны равны

Односторонний отказ от исполнения обязательства

Статья 310 ГК РФ об одностороннем отказе от исполнения обязательств (либо их одностороннем изменении) была существенно изменена Федеральным законом от 08.03.2015 № 42-ФЗ.

Новая редакция данной нормы породила различные толкования ее положений.

В связи с этим возник вопрос: допустимо ли согласование одностороннего отказа от исполнения обязательства в договоре между сторонами, которые не осуществляют предпринимательскую деятельность? Попробуем разобраться.

Что говорится в законе

Ранее ст. 310 ГК РФ допускала отказ от исполнения обязательства в случаях, установленных законом, а специальная норма закона – ст. 450 ГК РФ допускала односторонний отказ от договора в случаях, установленных соглашением сторон.

Указание на данную возможность одновременно с изменением ст. 310 ГК РФ было исключено, а вместо него в ГК РФ была внесена новая норма – ст. 450.1, согласно которой односторонний отказ либо изменение условий договора возможны только в случаях, когда это право предоставлено «настоящим Кодексом, другими законами, иными правовыми актами или договором (ст. 310 ГК РФ)».

В новой же редакции ст.

310 ГК РФ говорится о том, что односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами или иными правовыми актами.

В данном пункте нет указания на возможность предоставить такое право договором. А в пункте 2 указанной статьи говорится о том, что одностороннее изменение условий обязательства либо отказ от его исполнения, предусмотренные договором, возможны в случаях:

–если обязательство связано с осуществлением всеми его сторонами предпринимательской деятельности;

–если такое право предоставлено стороне, не осуществляющей предпринимательской деятельности, в обязательстве со стороной, осуществляющей предпринимательскую деятельность.

Таким образом, возник вопрос: возможно ли предусмотреть соглашением сторон право на односторонний отказ от обязательства либо на его одностороннее изменение, если сторонами обязательства являются стороны, не осуществляющие предпринимательскую деятельность?

Законодательная неопределенность

Если исходить из буквального содержания указанных норм, то право на согласование одностороннего отказа от обязательства (либо его изменения) таким лицам не предоставлено. Разработчики изменений в ГК РФ именно таким образом трактуют изменения норм, регулирующих отказ от договора.

Так, В. Витрянский поясняет в своем комментарии к данной норме, что эти изменения были не случайными. По его мнению, лица, не занимающиеся предпринимательской деятельностью, не могут в соглашениях между собой предусмотреть право на односторонний отказ (либо изменение) обязательства.

В обоснование такой позиции В. Витрянский ссылается на то, что в проекте изменений ГК РФ планировалось изменение п. 3 ст.

 450 ГК РФ, где предусматривалось, что одностороннее изменение или односторонний отказ от договора, исполнение которого не связано с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, допускается в случаях, предусмотренных законом или договором.

Однако в принятом Законе № 42-ФЗ указанные положения отсутствуют. В пункте 1 ст. 450.1 ГК РФ говорится только о случаях, когда право на односторонний отказ от договора предоставлено в соответствии со ст. 310 ГК РФ.

При этом в качестве обоснования цели изменений, которые лишают непредпринимателей права на предоставление договором права на односторонний отказ (изменение) от обязательства, им приводятся следующие аргументы:

1) стороны всегда могут расторгнуть договор в досудебном порядке, заключив соответствующее соглашение. Если одна из сторон возражает против прекращения договора, контрагенту следует обратиться в суд с иском о расторжении (п. 2 ст. 450 ГК РФ);

2) стороны могут предусмотреть дополнительные основания расторжения договора в судебном порядке, в том числе не связанные с его нарушением (подп. 2 п. 2 ст. 450 ГК РФ);

3) признание одностороннего внесудебного отказа от договора основным способом прекращения договорных обязательств привело бы к дестабилизации имущественного оборота. Между сторонами возникали бы споры о том, правомерно ли был заявлен отказ от договора в одностороннем порядке.

Были бы распространены споры о признании договора заключенным или действующим. Еще более серьезные проблемы возникали бы на стадии исполнения договора. Одна сторона могла считать, что его исполнять не надо, а другая пыталась бы привлечь контрагента к ответственности за неисполнение.

Однако, на наш взгляд, такое существенное ограничение свободы договора для сторон – не предпринимателей представляется недостаточно обоснованным. Ведь для сторон-предпринимателей такое право предоставлено и не дестабилизирует гражданский оборот.

Вряд ли можно считать, что такое предоставляемое ранее сторонам непредпринимателям право влекло дестабилизацию гражданского оборота и повысило нагрузку на судебную систему.

Скорее, наоборот, лишение огромного числа участников оборота права на расторжение договора без обращения в суд лишь увеличивает нагрузку на судебную систему, так как стороны даже в случаях согласованных в соглашениях дополнительных оснований (и даже немотивированных отказов) для расторжения договора/изменения его условий будут вынуждены судиться.

В отношениях с физическими лицами, которые обычно не разбираются в тонкостях гражданского права, такое правило, скорее, приводит к тому, что контрагенты будут договариваться о возможности отказа от договора (по определенным основаниям или не мотивированно) и будут считать, что этого достаточно, так как все на это согласны, а в результате данным правом воспользоваться просто не смогут.

Ограничение свободы договора в таком случае для непредпринимателей, возможно, является одним из проявлений патерналистского подхода к регулированию гражданских отношений, которое уместно в отношениях с потребителями (когда есть неравенство сторон), но вряд ли уместно в отношениях между равными субъектами.

Но, если в договор вступили равные стороны и они готовы вступить в данное правоотношение, только если их издержки на расторжение договора в согласованных случаях будут минимальными, что нарушает такое условие? Напротив, это говорит о предусмотрительности сторон.

Получается, что для предпринимателей закон устанавливает более лояльные и гибкие правила игры, чем для других участников оборота? Вряд ли законодатель имел именно такие цели при уточнении формулировок измененных статей.

Они продиктованы лишь желанием защитить слабую сторону правоотношений, но не лишить огромное число участников оборота возможности согласовать удобные для себя условия, которые не нарушают прав других лиц. Этого права будут лишены и некоммерческие организации (НКО), так как они не занимаются предпринимательской деятельностью.

Нужно иметь в виду, что НКО могут осуществлять помимо своей основной некоммерческой деятельности и иную, приносящую доход деятельность. В данном случае в зависимости от того, вступило ли НКО в обязательство в рамках своей основной деятельности либо осуществляло иную, приносящую доход деятельность, право на односторонний отказ будет регулироваться по-разному:

– если НКО осуществляет свою основную уставную деятельность, то отношения с ней будут регулироваться как отношения не с лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность (то есть право на согласование одностороннего отказа в отношениях между такими НКО или между НКО и физическими лицами прямо не допускается ст. 310 ГК РФ);

– если НКО осуществляет иную, приносящую доход деятельность, то отношения с ней будут регулироваться как отношения с лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Указанное разъяснение дано в п.

21 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.

2015 № 25: «В соответствии с пунктом 4 статьи 50 ГК РФ некоммерческие организации могут осуществлять приносящую доход деятельность, если это предусмотрено их уставами, лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых они созданы, и если это соответствует таким целям. В этом случае на некоммерческую организацию в части осуществления приносящей доход деятельности распространяются положения законодательства, применимые к лицам, осуществляющим предпринимательскую деятельность (пункт 1 статьи 2, пункт 1 статьи 6 ГК РФ)».

Учитывая указанную неопределенность, не понятно, как быть с договорами, которые заключаются между физическими лицами и/или НКО, но связаны с управлением компаниями (корпоративным договором, договором отчуждения долей, акций и т. д.). Специфика данных отношений явно требует более гибких инструментов для сторон таких договоров.

Что сказал ВС РФ

Видимо, понимая, что в данном вопросе имеется явный пробел, в Постановлении Пленума ВС РФ от 22.11.2016 № 54, в п. 10, разъяснено, что «по смыслу статьи 67.2 ГК РФ условиями корпоративного договора может быть предусмотрено право на односторонний отказ от исполнения обязательств для любого из его участников».

Кроме того, ВС РФ в этом же Постановлении (п.

10–14) не ответил прямо на вопрос относительно возможности предусматривать право на односторонний отказ от исполнения обязательства между сторонами, которые не осуществляют предпринимательскую деятельность, но в нем и не указано на однозначный запрет таких соглашений. Вместо определенного вывода суд отмечает, что при применении ст. 310 ГК РФ следует учитывать, что:

–общими положениями о договоре могут быть установлены иные правила о возможности предоставления договором права на отказ от исполнения обязательства или одностороннее изменение его условий.

Право на односторонний отказ от договора может быть предусмотрено правилами об отдельных видах договоров (право на односторонний отказ от договора предоставлено заказчику по договору подряда (ст. 717 ГК РФ), сторонам договора возмездного оказания услуг (ст. 782 ГК РФ), договора транспортной экспедиции (ст.

806 ГК РФ), агентского договора, заключенного без определения срока окончания его действия (ст. 1010 ГК РФ), договора доверительного управления имуществом (п. 1 ст. 1024 ГК РФ);

–при осуществлении стороной права на одностороннее изменение условий обязательства или односторонний отказ от его исполнения она должна действовать разумно и добросовестно, учитывая права и законные интересы другой стороны (п. 3 ст. 307, п. 4 ст. 450.1 ГК РФ).

Возможно, на основании того, что Верховный Суд допустил ограничительное толкование новой нормы ст.

 310 ГК РФ, судебная практика все-таки будет исходить из сути спорных отношений между физическими лицами или НКО и признавать возможность согласования сторонами права на односторонний отказ от исполнения обязательства и в таких договорах (например, в отношениях по купле-продаже акций, долей в хозяйственных обществах и т. п.).

Нерадужные перспективы

Если исходить из консервативного толкования изменений в ст. 310 ГК РФ, то не понятно, что делать судам и сторонам в тех случаях, когда стороны по незнанию согласовали право на односторонний отказ в договоре, расширив основания для него по сравнению с теми, что указаны в законе для расторжения договора в судебном порядке.

Может ли суд тогда хотя бы расторгнуть договор по этим основаниям по требованию одной из сторон? Наверное, у суда не будет такого права, так как это совершенно другой порядок расторжения договора, другой иск и т. д.

То есть лишение лиц-непредпринимателей такого права приводит к ситуациям, которые трудно разрешить и которые противоречат логике оборота.

Судебной практики, в которой суд отказал бы стороне договора, заключенному не между предпринимателями, только на том основании, что такие лица не имеют права согласовывать право на односторонний отказ от договора, найти не удалось (в открытых источниках и в правовых базах). Возможно, это связано с тем, что большинство отношений, по которым судами пока рассматривались споры, возникли до вступления в силу изменений в ст. 310 и 450 ГК РФ.

Остается надеяться, что суды при рассмотрении подобных споров будут исходить из того, что все гражданские правоотношения основаны на равенстве, имущественной самостоятельности, автономии воли, принципе свободы договора, в связи с чем стороны договора между непредпринимателями могут согласовать условия, которые предоставят им право на односторонний отказ от договора. Излишнее ограничение усмотрения равных участников оборота (где нет слабой и сильной сторон) явно неразумно и необоснованно, не направлено на защиту каких-либо общественно-значимых интересов. Лишение такого большого количества участников оборота, которые не занимаются предпринимательской деятельностью, права без обращения в суд прекратить обязательство путем отказа от него в согласованных заранее случаях только затруднит оборот и повысит нагрузку на суды.

Источник: https://www.eg-online.ru/article/337050/

Недопустимость одностороннего отказа от исполнения обязательств

Односторонний отказ от исполнения обязательства
Энциклопедия Сервиса бесплатных юридических консультаций » Гражданское право » Обязательства » Недопустимость одностороннего отказа от исполнения обязательств

Односторонний отказ от исполнения обязательства считается легитимным только в той ситуации, когда это не нарушает закона.

Одной из основных обязанностей государства является контроль за правоотношениями между разными категориями граждан. Для того чтобы данная задача была достигнута максимально эффективно, в ГК РФ были внедрены положения, которые регулируют взаимоотношения между гражданами, касающиеся их совместных договоренностей и обязательств.

Так, к примеру, законодатель устанавливает, что односторонний отказ от исполнения обязательства не может быть применен без согласования со второй стороной договоренностей, поскольку это будет прямым нарушением всех условий договоренностей. И если стороны не будут придерживаться данного правила, то они будут нести ответственность за неисполнение законодательных нормативов, обязательных для всех.

Понятие одностороннего отказа от исполнения обязательства

Как правило исполнение обязательства рассматривается законом как выполнение субъективной обязанности, которая была возложена на должника. По сути, это означает что должник должен выполнить определенный комплекс действий, который составляет основную базу договоренностей.

Однако при всем этом необходимо отметить, что и вторая сторона договорного процесса приобретет некие обязательства, которые должны быть в полной мере соблюдены. Если будет установлен факт неисполнения условии соглашения, то в такой ситуации против нарушителей может быть возбуждено судопроизводство.

Довольно часто приходится сталкиваться с таким понятием, как односторонний отказ от исполнения обязательства. По сути, это неисполнение всех ранее возложенных на стороны соглашения обязанностей. Однако стоит учесть, что в том случае, если подобное имеет место быть, в дело может вступить суд.

Односторонний отказ от исполнения обязательства считается легитимным только в той ситуации, когда это не нарушает действующих норм гражданского законодательства, а также вторая сторона соглашений об этом извещена и ничего не имеет против.

В противном случае данная процедура будет трактоваться как нарушение действительных законодательных норм, и в случае ненадлежащего исполнения условий ранее подписанных договоренностей нарушитель будет привлечен к ответственности.

Кроме того, односторонний отказ может быть применен в том случае, когда кредитор использует свое положение чтобы навязать заведомо невыгодные условия своему заемщику. В такой ситуации должник может прекратить выполнять свои обязанности и обратится в суд за признанием договора недействительным.

Законодатель определяет, что все действия, примененные в одностороннем режиме стоит разделять на две категории:

  • комплекс действий, основной целью которых является отказ от исполнения соглашений и его условий (п.3 ст.450 ГК РФ);
  • действия, которые направлены на изменение условий соглашения и приведения их к нормальному виду (ст.310 ГК РФ).

Принцип недопустимости отказа от исполнения обязательства

Одним из ключевых параметров исполнения условий договоренностей является принцип недопустимости отказа. Данный принцип относится к специальным, и касается исключительно тех ситуаций, которые затрагивают обязательную часть гражданского права. Нормативно он вытекает из условий, указанный в ст.310 ГК РФ.

По сути, ключевое условие данного принципа заключается в том, что односторонний отказ от исполнения обязательства не может быть использован в тех ситуациях, когда это запрещено законом, и когда второй участник соглашения не поставлен в известность.

Принцип основывается на связующей силе юридических обязанностей. И исходя из этого он определяет недопустимость одностороннего отказа от исполнения обязательства.

При этом законом в некоторых случаях дозволяется применение одностороннего порядка, однако только при условиях, что данная процедура никоим образом не будет нарушать ключевые положения, затрагивающие сферу договоренностей и обязательств.

Последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства

Гражданское законодательство предусматривает, что в тех ситуациях, когда одна из сторон соглашения по каким-либо причинам не выполняет возложенные на нее обязанности, вторая сторона автоматически несет определенные убытки. Исходя из положений ГК РФ, в подобной ситуации должник будет обязан возместить все расходы и убытки кредитора, которые он понесет из-за неисполнения условий соглашения.

Как правило, в условиях договоренностей отдельно оговаривается, что определенная вещь будет являться гарантией возврата долга и исполнения обязательств по нему.

И если сторона прекращает следовать всем условиям соглашения, то вторая сторона имеет полное право обратится в суд с требованием изъять предмет гарантии соглашения и передать его в собственность в качестве возмещения убытков.

Гражданское законодательство недаром указывает на недопустимость одностороннего отказа от исполнения обязательств. Согласно с судебной практикой, при ненадлежащем выполнении всех условий договоренностей для нарушителя в обязательном порядке возникнут некоторые негативные последствия, которые будут проявляться в:

  • компенсации всех убытков, которые были причинены второй стороне соглашения;
  • принуждении должника к реальному исполнению условия соглашения в натуральном выражении.

Основания для одностороннего отказа или одностороннего изменения условий обязательства

Исходя из условий ГК РФ (ст.310) односторонний порядок ухода от исполнения обязанностей по обеспечению условия договоренности может быть осуществлен исключительно на тех основаниях, которые указаны в нормативной документации.

В частности, отказаться от исполнения условия договоренностей можно только в тех ситуациях, когда это прямо не противоречит ГК РФ и прочим нормативным актам, или же данное обстоятельство предусмотрено согласно с требованиями соглашения.

Кроме того, в судебном порядке может быть признан односторонний порядок ухода от выполнения обязанностей по договору в тех ситуациях, когда условия соглашения заведомо нарушают правила ГК, и приводят к необоснованному обогащению одной из сторон. Таким образом, законодатель допускает возможность применения одностороннего процесса отказа, однако исключительно в тех ситуациях, которые предусмотрены действующими нормами права.

Источник: https://advokat-malov.ru/obyazatelstva/nedopustimost-odnostoronnego-otkaza-ot-ispolneniya-obyazatelstv.html

Односторонний отказ от исполнения обязательств

Односторонний отказ от исполнения обязательства


Гражданским кодексом Российской Федерации по общему правилу установлена недопустимость одностороннего отказа от исполнения обязательства, что закреплено в ст. 310 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ).

Так, согласно указанной норме: «односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами или иными правовыми актами».

Таким образом, можно считать, что односторонний отказ включается в себя два таких понятия, как: односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение условий обязательства.

Необходимо отметить, что изменение или расторжение договора по требованию одной из сторон по общему правилу не допускается и противоречит основополагающему принципу «недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательства».

В основе принципа недопустимости одностороннего отказа от обязательств лежит фундаментальный принцип международного права «pacta sunt servanda» (договор должен исполняться).

В том случае, если данный принцип нарушается одной из сторон, это ведет к возникновению гражданско-правовой ответственности.

Однако, как мы уже указали ранее, законом предусмотрены исключения из данного правила, так, самым распространенным основанием для предоставления права на односторонний отказ от исполнения обязательства одной из сторон договора является его нарушение другой стороной.

Также отметим, что законодатель допустил возможность одностороннего отказа от исполнения гражданского обязательства для всех субъектов гражданского права только в случаях, прямо предусмотренных Гражданским кодексом Российской Федерации, законом или иным правовым актом.

Наиболее ярким примером отказа от обязательства является ст. 610 ГК РФ, устанавливающая для каждой стороны договора аренда право в любое время отказаться от договора аренды, заключенного на неопределенный срок, предупредив об этом за один месяц вторую сторону, а при аренде недвижимого имущества — за три месяца.

Также норма о возможности одностороннего отказа от исполнения гражданского обязательства находит свое отражении и в федеральных законах, например, ч. 1 ст.

9 Федерального закона «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» от 30.12.

2004 N 214-ФЗ, которой установлен перечень оснований для одностороннего отказа или изменения договора участия в долевом строительстве.

Обратим особое внимание на возможность одностороннего отказа от исполнения обязательства субъектов предпринимательской деятельности, для которых односторонний отказ от исполнения обязательств, также предусмотренных лишь в случаях, установленных в законе. Однако законодатель установил для них возможность закрепить перечень оснований для одностороннего отказа от исполнения обязательства в договоре [1].

В свою очередь среди ученых до сих пор идут споры относительно вопроса установления права на односторонний отказ от обязательств в соглашении между сторонами, ведущими предпринимательскую деятельность. Если мы обратимся к ст.

310 ГК РФ, то увидим, что это правило действует в том случае, если сторонами обязательства являются субъекты предпринимательской деятельности, также такое право предоставлено стороне, не осуществляющей предпринимательскую деятельность, в обязательстве со стороной, осуществляющей предпринимательскую деятельность, например, в соответствии со ст. 502 ГК РФ и ст. 25 Закон РФ от 07.02.1992 N 2300–1 «О защите прав потребителей», где законодателем закреплена возможность потребителю отказаться от договора розничной купли-продажи в одностороннем порядке в случаях, предусмотренных законом.

Таким образом, можем прийти к выводу, что право одностороннего отказа принадлежит наименее защищенной стороне, а именно стороне, не осуществляющей предпринимательскую деятельность.

Исходя из изложенного, сторонам необходимо предусмотреть основания и случаи, когда одна из сторон обязательства, не осуществляющая предпринимательскую деятельность, может отказаться от исполнения обязательства. В данном случае Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 14 марта 2014 г.

№ 16 «О свободе договора и ее пределах» дано следующее разъяснение: «Цель данной нормы состоит в защите слабой стороны договора.

Следовательно, подразумеваемый в ней запрет не может распространяться на случаи, когда в договоре, лишь одна из сторон которого выступает в качестве предпринимателя, право на одностороннее изменение или односторонний отказ от договора предоставлено стороне, не являющейся предпринимателем».

Также рассмотрим еще один важный аспект, связанный с односторонним отказом от исполнения обязательств — включение в договор условия об уплате определенной денежной суммы стороной, которая отказалась от исполнения возложенных на нее обязательств.

Ранее законодательство России не содержало в себе нормы, предусматривающей такую возможность в связи с чем среди ученых существовала серьезная дискуссия о правомерности такого условия, а также о квалификации платежа в качестве неустойки до признания установленной договором суммы в качестве отступного, нетипичных убытков или правового средства особой природы, не запрещенного законом [3].

В последствии законодателем была закреплена возможность установления сторонами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, платы за отказ от исполнения обязательств.

Ввиду этого право на односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, может быть обусловлено по соглашению сторон необходимостью выплаты определенной денежной суммы другой стороне обязательства.

Интересен вопрос о возможности установить в договоре оказания услуг условия о взыскании неустойки (платы) за односторонний отказ от исполнения договора в случае, когда стороны заключили договор, связанный с осуществлением ими предпринимательской деятельности.

На практике в настоящее время все еще существуют две позиции. Согласно первой подобное условие ничтожно, поскольку оно ограничивает право, императивно установленное ст.

782 ГК РФ: заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов.

Исполнитель вправе отказаться от исполнения обязательств по договору возмездного оказания услуг лишь при условии полного возмещения заказчику убытков.

Источник: https://moluch.ru/archive/279/62874/

Адвокат Титов
Добавить комментарий