Обратная сила судебного толкования

С учетом позиции кс

Обратная сила судебного толкования

26 сентября Конституционный Суд РФ рассмотрит жалобу по поводу п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ, в соответствии с которым к вновь открывшимся обстоятельствам, влекущим пересмотр судебных постановлений, вступивших в законную силу, относятся в том числе постановления Президиума ВС РФ и Пленума ВС РФ.

По мнению заявителей, положения этой статьи не соответствуют Конституции РФ в той части, в какой по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, позволяют судам общей юрисдикции неправомерно расширять перечень законных оснований для пересмотра судебных постановлений, признавая новым обстоятельством определения судебных коллегий ВС РФ, вынесенные по результатам рассмотрения других дел в кассационном порядке.

Основные доводы КС РФ
Следует отметить, что вопрос, поднятый в жалобах заявителей, в нормативно-правовом плане является достаточно определенным, и содержание нормы п. 5 ч. 4 ст.

392 ГПК РФ не может считаться противоречащим Конституции РФ, по крайней мере в его дословном текстуальном смысле.

Более того, само появления данной нормы ГПК РФ и АПК РФ обусловлено и даже предопределено правовой позицией Конституционного Суда, выраженной в Постановлении от 21 января 2010 г. № 1-П.

В этой связи необходимо отметить основные доводы КС РФ, имеющиеся в указанном постановлении.

Согласно ст. 127 Конституции РФ Высший Арбитражный Суд Российской Федерации является высшим судебным органом по разрешению экономических споров и иных дел, рассматриваемых арбитражными судами, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики.

Это правомочие направлено на поддержание единообразия в толковании и применении норм права арбитражными судами и является одним из элементов конституционного механизма охраны единства и непротиворечивости российской правовой системы, который основан на предписаниях ст. 15 (ч. 1), 17, 18, 19 и 120 Конституции РФ и реализация которого в процессуальном регулировании обеспечивается установленной законом возможностью отмены судебных актов, в том числе в случае их расхождения с актами ВАС РФ.

Отрицание права этого суда давать на основе обобщения судебной практики абстрактное толкование применяемых арбитражными судами норм права и формировать соответствующие правовые позиции означало бы умаление его конституционных функций и предназначения как высшего суда в системе арбитражных судов, притом что он не вправе выходить за пределы своих полномочий, определяемых Конституцией РФ и федеральными конституционными законами, и вторгаться в компетенцию других органов государственной, в том числе судебной, власти.

Процессуальный механизм пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам (ныне именуемый как новые обстоятельства), с одной стороны, позволяет повысить эффективность института пересмотра судебных актов, вступивших в законную силу, освобождая Президиум ВАС РФ от рассмотрения дел, разрешение которых должно быть основано на уже выработанной последним правовой позиции, а с другой – расширяет для лиц, участвующих в деле, возможность путем  обращения к данному этим судом толкованию норм права добиться защиты своего права или законного интереса в других арбитражных судах.

Соответственно, и для арбитражных судов не исключается возможность пересмотра, в том числе по вновь открывшимся обстоятельствам, судебных актов, основанных на норме, которой ранее в ходе применения в конкретном деле было придано истолкование, расходящееся с ее правовым смыслом, выявленным впоследствии Высшим Арбитражным Судом РФ.

Толкование норм права может осуществляться ВАС РФ как в связи с рассмотрением конкретного дела (ad hoc), так и – в целях обеспечения единообразного их понимания и применения арбитражными судами – в отношении всех дел со схожими фактическими обстоятельствами на основе обобщенной практики их разрешения. Соответственно, придание толкованию норм права на основе обобщения судебной практики характера правовой позиции, имеющей обратную силу, допустимо только при наличии специального указания на это, которое должно быть выражено ВАС РФ формально определенным образом, ясно и недвусмысленно.

В противном случае вопрос, обладает ли обратной силой толкование, данное в постановлениях Пленума или Президиума ВАС РФ по рассмотренному им конкретному делу с учетом сформированной ВАС РФ правовой позиции, в том числе исходя из разъяснений его Пленума, при последующем аналогичном обращении с заявлением или представлением о пересмотре судебного акта в порядке надзора, решался бы коллегиальным составом судей Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, выполняющим функцию предварительного рассмотрения соответствующих заявлений и представлений и не наделенным правом давать разъяснения по вопросам судебной практики. Кроме того, отсутствие в таком постановлении указания о его применении с обратной силой порождало бы возможность неоднозначной оценки различными судьями природы и последствий толкования нормы и тем самым приводило бы к нарушению критерия формальной определенности закона, а в конечном счете – к нарушению конституционного принципа равенства всех перед законом и судом.

Не может не предполагаться дифференцированный подход к оценке возможности придания обратной силы правовой позиции, содержащейся в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ.

Следовательно, положения ст. 311 АПК РФ не подразумевают возможность придания обратной силы постановлениям Пленума или Президиума ВАС РФ, содержащим его правовую позицию по вопросу применения положений законодательства, без учета характера спорных правоотношений и установленных для этих случаев конституционных рамок действия правовых норм с обратной силой.

Отмена судебного решения в связи с изменением высшим судебным органом уже после его вынесения толкования положенных в его основу норм права, если она приводит к ухудшению правового положения гражданина, установленного этим решением, рассматривается Европейским Судом по правам человека (вне зависимости от примененной процедуры отмены) как несовместимая с положениями Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а критерием ее правомерности признается направленность на защиту приобретенного статуса гражданина или объединения граждан как заведомо более слабой стороны в отношениях с государством, что обеспечивает действие принципа правовой определенности в отношении правового статуса гражданина. Данный принцип не может рассматриваться в качестве препятствующего отмене вступившего в законную силу судебного решения, если это необходимо для восстановления прав гражданина или улучшения его правового положения (в частности, по основаниям, которые в иных случаях признавались бы неприемлемыми), что в целом соответствует и общим принципам действия норм права во времени, в том числе вероятности придания им обратной силы.

Это не лишает коллегиальный состав судей ВАС РФ права указать на возможность такого пересмотра, хотя такое указание не может оцениваться как носящее обязательный характер для нижестоящего суда, принявшего оспариваемый судебный акт, и не устраняет необходимость соблюдения предусмотренных гл. 37 АПК РФ требований к процессуальной форме при пересмотре судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам.

Пересмотр возможен только в пределах срока на обжалование судебных актов в порядке надзора (в течение шести месяцев) и в течение трех месяцев с момента получения заявителем копии определения об отказе в передаче дела в порядке надзора в Президиум ВАС РФ.

Применение механизма: обязательные условия Конституционный Суд РФ посчитал возможным применение данного механизма, но лишь при выполнении обязательных условий: – невозможность придания обратной силы правовым позициям, ухудшающим положение частных лиц в споре с государством; – только наличие прямого предписания в тексте постановления Пленума или Президиума о придании сформулированной в нем правовой позиции обратной силы применительно к делам со схожими фактическими обстоятельствами; – указание коллегии судей ВАС РФ на возможность пересмотра оспариваемого судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам не выступает в качестве обязательного требования такого пересмотра; – сохранение возможности непосредственного обращения заинтересованного лица с заявлением о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам судебного акта, вступившего в законную силу, в арбитражный суд, принявший оспариваемый судебный акт;

– невозможность пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам судебного акта, вступившего в законную силу, с нарушением процедуры, установленной процессуальными нормами о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам.

Источник: https://www.advgazeta.ru/mneniya/s-uchetom-pozitsii-ks/

Обратная сила судебных решений в практике применения арбитражных судов РФ

Обратная сила судебного толкования

В статье дается оценка Постановлению Пленума ВАС РФ от 14 февраля 2008 г. «О внесении дополнений в Постановление Пленума Высшего Арбитражного суда от 12 марта 2007 года №17 “О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при пересмотре вступивших в законную силу судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам”» и рассматривается практика его применения.

Под обратной силой закона в юридической литературе понимается применение закона к тем попадающим в сферу его регулирования правоотношениям, которые возникли до введения его в действие. При определении действия закона во времени законодатель исходит из интересов субъекта правоотношений, не допуская ухудшения его положения. Указанное правило закреплено в отдельных нормативных актах.

Так, согласно п. 2 ст.

5 НК РФ, акты законодательства о налогах и сборах, устанавливающие новые налоги и (или) сборы, повышающие налоговые ставки, размеры сборов, устанавливающие или отягчающие ответственность за нарушение законодательства о налогах и сборах, устанавливающие новые обязанности или иным образом ухудшающие положение налогоплательщиков или плательщиков сборов, а также иных участников отношений, регулируемых законодательством о налогах и сборах, обратной силы не имеют.

КоАП РФ предусматривает, что закон, смягчающий или отменяющий административную ответственность за административное правонарушение либо иным образом улучшающий положение лица, совершившего административное правонарушение, имеет обратную силу, т.е.

распространяется и на лицо, которое совершило административное правонарушение до вступления такого закона в силу и в отношении которого постановление о назначении административного наказания не исполнено.

Закон, устанавливающий или отягчающий административную ответственность за административное правонарушение либо иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет. Тот же принцип закреплен в таможенном и уголовном законодательстве.

Некоторые нормативные акты могут иметь обратную силу только в строго определенных случаях. Например, Федеральный закон от 10 декабря 2003 г. «О валютном регулировании и валютном контроле» устанавливает, что акты валютного контроля имеют обратную силу, только когда это прямо предусмотрено актом валютного контроля.

Данные принципиальные положения являются обязательными и для судов при выполнении ими своей основной функции осуществления правосудия. Судебное решение (постановление) как акт правосудия, по сути, имеет своей целью разрешение отдельной спорной ситуации.

Давая оценку действиям сторон, суд руководствуется нормами закона, имевшими силу в период осуществления исследуемых правоотношений.

Таким образом, логично говорить об обратной силе применяемого закона (оценивая диспозицию, суд выбирает закон, который подлежит применению), но что тогда понимать под обратной силой самого судебного акта?

Актуальность данного вопроса обусловлена выходом Постановления Пленума ВАС РФ от 14 февраля 2008 г.

«О внесении дополнений в Постановление Пленума Высшего Арбитражного суда от 12 марта 2007 года №17 “О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при пересмотре вступивших в законную силу судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам”» (далее – Постановление). В соответствии с этим документом, по вновь открывшимся обстоятельствам может быть пересмотрен судебный акт, оспариваемый заявителем в порядке надзора и основанный на положениях законодательства, практика применения которых после его принятия определена ВАС РФ в постановлении Пленума ВАС РФ или в постановлении Президиума ВАС РФ, в том числе принятого по результатам рассмотрения другого дела в порядке надзора.

Таким образом, появилась возможность отмены и пересмотра вступившего в законную силу судебного акта, если после его принятия ВАС РФ была сформирована иная, нежели в оспариваемом судебном акте, правовая позиция, в том числе и по другому делу.

Обозначенная правовая конструкция позволяет говорить об обратной силе судебных актов, поскольку установка ВАС РФ, изложенная в Постановлении, в качестве основания для пересмотра вступивших в законную силу судебных решений становится обязательной для нижестоящих судов при осуществлении правосудия.

Раскрывая вопрос об обратной силе судебных актов, необходимо дать оценку Постановлению, рассмотрев практику его применения, которая позволяет в числе прочего выявить степень его эффективности и недостатки.

Объективной предпосылкой принятия Постановления, безусловно, явилось отсутствие единообразных подходов к разрешению судами однотипных дел, что влекло нарушения, обуславливающие необходимость отмены принятых судебных актов.

Указанное Постановление также позволило избавить Президиум ВАС РФ от стереотипных дел и обеспечить принцип равенства судебной защиты.

В силу высокой загруженности ВАС РФ просто физически не мог рассмотреть несколько десятков одинаковых дел и, сформировав правовую позицию по одному из них, остальные оставлял без внимания, чем, по сути, нарушал права заявителей.

Механизм, закрепленный в Постановлении, дает возможность без передачи дела в Президиум ВАС РФ для его пересмотра в порядке надзора обеспечить защиту интересов и прав заявителя посредством его обращения в суд, принявший оспариваемый судебный акт, с заявлением о пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам.

Однако в данном случае пересмотр дела по вновь открывшимся обстоятельствам допустим, только если не истекли сроки для обжалования этого дела в порядке надзора, что, по мнению Председателя ВАС РФ А.

Иванова, полностью исключает возможность обратной силы судебных актов (в основе Постановления лежит институт «вновь открывшихся обстоятельств»).

Однако с таким выводом сложно согласиться: закрепленная правовая конструкция с применением института «вновь открывшихся обстоятельств» является достаточно спорной.

В АПК РФ под вновь открывшимися обстоятельствами понимаются фактические обстоятельства, составляющие основание требований и (или) возражений участников судебного процесса (т. е. имеющие существенное значение для дела). В рассматриваемом же случае к ним, по сути, отнесены правовые вопросы толкования положений законодательства.

Даже если предположить, что ВАС РФ при этом расширительно истолковывал п. 1 ст. 311 АПК РФ, то остается неясным, насколько предлагаемые обстоятельства можно оценить на предмет их известности/неизвестности заявителю.

(Ведь нормы законодательства существовали на момент принятия оспариваемого в порядке надзора судебного акта – их интерпретация заявителем не исключалась.) Отнести обозначенные обстоятельства к иным, предусмотренным ст. 311 АПК РФ, основаниям пересмотра судебных актов не представляется возможным.

Кроме того, не совсем понятно, почему одно и то же обстоятельство служит для арбитражного суда апелляционной и кассационной инстанции основанием для изменения или отмены судебного акта, а для суда надзорной инстанции – основанием для пересмотра судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам.

Одновременно анализ сформулированной в Постановлении правовой позиции дает серьезный повод для разговора об обратной силе судебного акта.

Исходя из установленных ВАС РФ процессуальных ограничений (пересмотр дела по вновь открывшимся обстоятельствам допускается лишь в течение трех месяцев с даты вступления в силу последнего судебного акта по данному делу) судебный акт ВАС РФ имеет обратную силу в отношении тех решений и постановлений нижестоящих судов, возможность пересмотра которых в порядке надзора не утрачена. При этом в рамках закрепленной в Постановлении правовой конструкции судебный акт имеет обратную силу лишь в том случае, если сторона обратилась в ВАС РФ с заявлением о пересмотре оспариваемого решения (постановления) в порядке надзора, а ВАС РФ вынес по нему соответствующее определение, указав на возможность обращения стороны в нижестоящий суд с заявлением о пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам.

Ранее вопрос об обратной силе судебных решений возникал, например, при разрешении споров о легитимности общего собрания акционеров и действительности принятых там решений.

В частности, по ряду дел суды занимали позицию, согласно которой признание в судебном порядке общего собрания акционеров незаконным означало признание такого собрания недействительным изначально, т.е. с момента проведения.

Данный подход предполагал автоматическое признание всех сделок, совершенных от имени общества избранными на оспоренном собрании органами управления, недействительными (даже при отсутствии иных оснований для признания сделки незаконной).

В результате вступившее в законную силу решение суда о признании недействительным решения общего собрания акционеров фактически распространялось на все возникшие до этого правоотношения общества и третьих лиц. В подобной ситуации обратная сила судебного решения очевидна.

Альтернативный подход со стороны судов предполагал признание собрания акционеров общества недействительным только с момента вступления в законную силу решения суда о признании такого собрания незаконным, что означало отсутствие обратной силы судебного решения.

Принципиальным для судов в анализируемой ситуации оказался вопрос о том, чьи интересы – акционеров общества либо иных третьих лиц (добросовестных контрагентов) – являются приоритетными. При первом подходе предпочтение отдается акционерам, а при втором –контрагентам общества.

В итоге судебная практика остановилась на втором подходе (признавая собрание акционеров недействительным только после вступления в силу соответствующего решения суда), который неоднократно поддерживался и ВАС РФ, хотя до настоящего времени его закрепление, например в Информационном письме ВАС РФ, не состоялось. Однако в связи с тем, что согласно Постановлению суды при разрешении споров теперь обязаны учитывать позицию надзорной инстанции, отраженную в актах ВАС РФ, представляется, что данный вопрос у судов отныне не будет вызывать разногласий.

Закрепление в Постановлении возможности придания судебным актам обратной силы вызывает опасения касательно разрешения судами вопросов об ответственности налогоплательщика за налоговые правонарушения.

Как известно, при проведении тех или иных хозяйственных операций налогоплательщики ориентируются на то толкование правовых норм, которое сформулировано государственными органами, в том числе и судами, на момент проведения этих операций.

По мнению некоторых специалистов, существует риск наступления такой ситуации, когда налоговый орган в свете Постановления может счесть правонарушением действия налогоплательщика, которые в недавнем времени расценивались судами как абсолютно законные.

Соответственно, на налогоплательщика могут быть возложены обязанности по уплате дополнительных санкций (налоги, пени, штрафы).

Представляется, что противовес подобным опасениям может составить приведенное выше положение НК РФ – п. 2 ст. 5.

И хотя постановления ВАС РФ к актам налогового законодательства не относятся, первостепенным здесь является сам принцип недопущения ущемления интересов налогоплательщика.

Указанный пробел, по всей видимости, должен устранить сам ВАС РФ, иначе будет нарушен основной принцип стабильности экономических отношений.

Источник: https://www.vegaslex.ru/analytics/publications/31897/

О внесении в госдуму законопроекта об уточнении оснований пересмотра и последствий отмены судебных постановлений по новым обстоятельствам

Обратная сила судебного толкования

23 апреля 2018 14:15

Распоряжение от 19 апреля 2018 года №708-р. Во исполнение постановления Конституционного Суда Российской Федерации.

Принятие законопроекта позволит на законодательном уровне закрепить правовое регулирование института пересмотра по новым обстоятельствам судебных постановлений, вступивших в законную силу, с позиции принципа правовой определённости, что будет способствовать исключению его иного толкования в правоприменительной деятельности судебных органов.

Проект федерального закона «Овнесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации иКодекс административного судопроизводства Российской Федерации в частиуточнения оснований пересмотра и последствий отмены судебных постановлений поновым обстоятельствам» (далее – законопроект) подготовлен Минюстом России воисполнение постановленияКонституционного Суда Российской Федерации от 17 октября 2017 года №24-П.

В соответствии с действующейредакцией пункта 5 части четвёртой статьи 392 Гражданского процессуальногокодекса Российской Федерации (далее – ГПК) к новым обстоятельствам, которыемогут служить основанием для пересмотра вступивших в законную силу судебныхпостановлений, в том числе относится определение (изменение) в постановленииПрезидиума Верховного Суда практики применения правовой нормы, применённойсудом в конкретном деле, в связи с принятием судебного постановления, покоторому подано заявление о пересмотре дела в порядке надзора, или впостановлении Президиума Верховного Суда, вынесенном по результатамрассмотрения другого дела в порядке надзора, или в постановлении ПленумаВерховного Суда.

ПостановлениемКонституционного Суда федеральному законодателю поручено внести в гражданскоепроцессуальное законодательство изменения, касающиеся пересмотра по новымобстоятельствам вступившего в законную силу судебного постановления пооснованию, указанному в пункте 5 части четвёртой статьи 392 ГПК:

– предусмотреть возможностьтакого пересмотра только при условии, что в соответствующем постановленииПленума Верховного Суда или Президиума Верховного Суда содержится прямое указаниена придание сформулированной в нём правовой позиции обратной силы применительнок делам со схожими фактическими обстоятельствами;

– закрепить недопустимостьпридания обратной силы толкованию правовых норм, ухудшающему положение гражданв их правоотношениях с органами государственной власти, органами местногосамоуправления или организациями, наделёнными отдельными государственными илидругими публичными полномочиями (их должностными лицами), по сравнению с тем,как оно было определено в пересматриваемом судебном постановлении;

– установить процессуальныйсрок, в течение которого допускается пересмотр вынесенного по конкретному делуи вступившего в законную силу судебного постановления в связи с таким новымобстоятельством, как определение (изменение) практики применения правовойнормы, применённой судом в конкретном деле, в постановлении Пленума ВерховногоСуда или в постановлении Президиума Верховного Суда, принятом по итогамрассмотрения другого дела в порядке надзора.

В связи с этим законопроектомпредусмотрено внесение соответствующих изменений в пункт 5 части четвёртойстатьи 392 ГПК.

В части второй статьи 394 ГПКпредлагается установить шестимесячный срок, в течение которого допускаетсяпересмотр вынесенного по конкретному делу и вступившего в законную силусудебного постановления в связи с новым обстоятельством, предусмотреннымпунктом 5 части четвёртой статьи 392 ГПК, аналогичный сроку, установленному в части3 статьи 312 Арбитражного процессуального кодекса и части 5 статьи 346 Кодексаадминистративного судопроизводства (далее – КАС). Это будет способствоватьединообразию и надлежащему правовому регулированию, а также обеспечивать балансправ и законных интересов субъектов конкретных правоотношений.

Кроме того, в целях унификациизаконодательства законопроектом предлагается закрепить в статье 397 ГПК истатье 351 КАС недопустимость придания обратной силы толкованию правовых норм,ухудшающему положение граждан в их правоотношениях с органами государственнойвласти, органами местного самоуправления или организациями, наделённымиотдельными государственными или другими публичными полномочиями (ихдолжностными лицами), по сравнению с тем, как оно было определено впересматриваемом судебном постановлении.

Принятиезаконопроекта позволит закрепить правовое регулирование института пересмотра поновым обстоятельствам судебных постановлений, вступивших в законную силу, спозиции принципа правовой определённости, что будет способствовать исключениюего иного толкования в правоприменительной деятельности судебных органов.

Законопроектрассмотрен и одобрен на заседании ПравительстваРоссийской Федерации 19 апреля 2018 года.

Источник: http://government.ru/dep_news/32384/

Обратная сила судебного толкования. Как улучшить положение налогоплательщика, не подвергая его риску

Обратная сила судебного толкования
ПЕРЕСМОТР ДЕЛА Пересмотр дела по вновь открывшимся обстоятельствам предполагает:

  • прямое указание в постановлении ВАС РФ на возможность придания толкованию обратной силы;
  • недопустимость придания обратной силы толкованию правовых норм, ухудшающему положение подчиненной (слабой) стороны публичных правоотношений;
  • возможность непосредственного обращения заинтересованного лица с заявлением о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам судебного акта, вступившего в законную силу, в арбитражный суд, принявший оспариваемый судебный акт;
  • недопущение пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам вступившего в законную силу судебного акта с нарушением процедуры, установленной главой 37 АПК РФ.

Таким образом, КС РФ, с одной стороны, сузил сферу применения Постановления № 14 правилом ограничения обратной силы закона, а с другой – расширил, предоставив суду, принявшему судебный акт, право самостоятельно решать вопрос о наличии оснований для его пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам в связи с появлением правовой позиции ВАС РФ.

Решения КС РФ носят обязательный характер, и в ближайшее время нас ждут изменения в АПК РФ, касающиеся пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам4. О наличии у правовой позиции ВАС РФ обратной силы теперь свидетельствует «кодовая фраза» в конце мотивировочной части решения: «Толкование норм права, которые содержатся в данном постановлении, является обязательным».

Названные нововведения порождают как минимум три вопроса:

  • насколько оправдано в данном случае применение процедуры пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоя-тельствам;
  • в каких случаях правомерно говорить об обратной силе судебного толкования;
  • что означает фраза «Толкование норм права, которые содержатся в данном постановлении, является обязательным»?

Вновь открывшиеся обстоятельства

Подробная критика Постановления № 14 содержится в особом мнении5 судьи КС РФ Г.А. Жилина к Постановлению № 1-П.

По его мнению, Президиум ВАС РФ ввел особый, дополнительный механизм пересмотра вступивших в законную силу судебных актов, который представляет собой симбиоз надзорного производства и производства по вновь открывшимся обстоятельствам, а в роли вновь открывшегося обстоятельства выступает специальное определение коллегиального состава судей суда надзорной инстанции, осуществляющего предварительную проверку надзорной жалобы заинтересованного лица. Стремясь снизить нагрузку на Президиум, ВАС РФ передал часть его надзорных полномочий нижестоящим судам, обязав их исправлять собственные правоприменительные ошибки. Ссылаясь на правовую позицию КС РФ в ранее принятых решениях и опираясь на системное толкование арбитражного, гражданского и уголовного процессуального законодательства, судья убедительно доказывает, что судебная ошибка не может рассматриваться в качестве вновь открывшегося об-стоятельства. С доводами судьи КС РФ Г.А. Жилина нельзя не согласиться. Можно также добавить, что обстоятельства, ставшие пре-юдицией в постановлении ВАС РФ, безусловно, были известны сторонам и ранее, что, собственно, и послужило причиной возникновения конфликта. Следовательно, в данном случае мы имеем дело с аналогией закона и процедура пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам может допускаться только «применительно» к статье 311 АПК РФ. Подобную конст-рукцию мы уже встречали в пункте 3 Постановления Пленума ВАС РФ от 18.12.2007 № 65. Однако вольное применение од-ного положения АПК РФ ломает всю структуру арбитражного процесса. Особое мнение судьи КС РФ М.И. Клеандрова к Постановлению № 1-П наглядно демонстрирует сложности мотивировки судебных актов, принимаемых в процедуре Постановления № 14. Участников процесса могут ожидать и более серьезные неприятности. В соответствии с частью 2 статьи 317 АПК РФ в случае отмены судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам дело повторно рассматривается тем же арбитражным судом, который отменил ранее принятый им судебный акт, в общем порядке, установленном АПК РФ. Общий порядок предусматривает все возможные процессуальные инструменты, в том числе стороны могут приводить новые доводы и возражения, представлять новые доказательства, которые суд оценит иначе, чем при первом рассмотрении. В результате возможна ситуация, когда сторона, в пользу которой было предыдущее толкование ВАС РФ, при новом рассмотрении проиграет процесс. И это серьезный риск, который должен быть исключен в надзорном производстве. Кроме того, новое производство означает новую цепочку обжалования судебных актов во всех инстанциях, что существенно затянет процесс. В налоговых спорах это может привести не только к серьезным убыткам для налогоплательщика, но и к полному его разорению. По нашему мнению, возможным выходом из создавшейся ситуации стала бы передача дела для пересмотра не в первую, а в кассационную инстанцию. Не исключено, что в этом случае ей можно придать статус окончательной инстанции. В пользу такого порядка свидетельствуют следующие доводы. Во-первых, глава 37 АПК РФ не исключает возможности пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам кассационной инстанцией, а возможность направить дело на рассмотрение в арбитражный суд кассационной инстанции предусмотрена частью 6 статьи 299 АПК РФ. Если допустимо расширить сферу действия главы 37 АПК РФ, то допустимо расширить сферу применения и статьи 299 АПК РФ. Во-вторых, исключается повторное рассмотрение дела в полном объеме, что значительно снижает риск заявителя, связанный с возможной переоценкой фактических обстоятельств дела. В-третьих, такой порядок приведет к процессуальной экономии и исключит судебную волокиту.

В-четвертых, дело уже прошло проверку в надзорной инстанции, которая не нашла оснований для передачи его в Президиум, а статус кассационной инстанции в качестве окончательной признается ЕСПЧ.

Обратная сила судебного толкования

Правило обратной силы нормативного акта означает, что он не применим к правоотношениям, которые возникли до вступления его в силу, так как ранее действовали другие правила или их вообще не было. Несколько иначе обстоит дело с судебным толкованием.

Толкование – это стадия применения правовой нормы. Следовательно, судебное толкование – стадия применения закона судьей или составом суда в конкретном деле. Не каждое толкование может расцениваться как формирование арбитражной практики и иметь силу судебного прецедента.

Судебный прецедент – это единая позиция арбитражного суда, сформированная компетентным органом в определенной законодательством процедуре для единообразия в толковании и применении арбитражными судами норм права. В системе арбитражных судов такие компетентные органы – это Пленум и Президиум ВАС РФ (ст.

13, 14, 16 и 17 ФКЗ «Об арбитражных судах Российской Федерации», гл. 36 АПК РФ).

Все остальные судебные инстанции, в том числе и кассационная, не могут формировать судебный прецедент по следующим причинам:

  • они не наделены такими полномочиями законодательством;
  • практика этих судов изменчива, противоречива и не представляет единой позиции суда, так как у них отсутствует сам механизм формирования единообразной практики;
  • признание за этими судами права формировать практику приведет к многообразию законности в стране6;
  • говоря о недопустимости придания обратной силы законам, актам официального толкования и правоприменительной практики, ухудшающим положение налогоплательщика, КС РФ имеет в виду налоговый период, в котором возникло правоотношение по уплате налога7. Учитывая разнообразие и нестабильность судебной практики в регионах, достаточно трудно проследить, какое именно толкование закона существовало в момент возникновения правоотношения.

Источник: http://nalogoved.ru/art/206.html

Немного о действии во времени актов обязательного судебного толкования

Обратная сила судебного толкования

В развитие всколыхнувшей общественность дискуссии о “вновь открывшихся обстоятельствах” в виде Определений троек коллегий Верховного Суда, хроники которой очень хорошо изложены в этой статье, которая заканчивается прелестным с точки зрения действия во времени пассажем (“он знал!”):

17 октября 2017г. КС принял Постановление 24-П/2017 по делу о проверке конституционности положений п. 5 ч. 4 ст. 392 ГПК , в котором подчеркнул, что пересмотр вступивших в силу решений может быть обусловлен изменением практики применения нормы только такими актами ВС, которые обладают свойствами окончательности и исходят от такого органа ВС РФ, который с точки зрения его состава предназначен для формирования и отображения единой правовой позиции данного судебного органа – к таковым судебные коллегии ВС не относятся:”Не изменяет свойств судебных актов, вынесенных судебными коллегиями Верховного Суда Российской Федерации по конкретнымделам, и факт их включения в обзоры судебной практики, утверждаемые Президиумом Верховного Суда Российской Федерации, поскольку при решении вопроса о включении в обзор того или иного судебного акта, вынесенного судебной коллегией Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрение самого дела в процедуре, предусмотренной процессуальным законом, не происходит. “3 октября 2017г. ВС опубликовал Постановление Пленума №30, которым в ГД вносится законопроект о внесении изменений в ГПК, АПК, КАС и другие законодательные акты. Этим проектом практика применения нормы признается определенной ВС, если такая практика вошла в Обзор, утвержденный Президиумом ВС. Обзоры, в свою очередь, формируются, путем отбора позиций, выраженных коллегиями ВС при рассмотрении судебных дел.

Интересно, сможет законодатель и ВС преодолеть выявленный КС конституционный смысл? 🙂

В частности поэтому мне опять подумалось, а нельзя ли применить к противоречивой процессуальной позиции суда, а не только стороны, модную нынче доктрину “эстоппель”:

Согласно разъяснению, содержащемуся в пункте 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», поведение одной из сторон может быть признано недобросовестным не только при наличии обоснованного заявления другой стороны, но и по инициативе суда, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения. В этом случае суд при рассмотрении дела выносит на обсуждение обстоятельства, явно свидетельствующие о таком недобросовестном поведении, даже если стороны на них не ссылались (статья 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Из приведенных правовых норм и акта их толкования следует, что в случае отклонения действий участвующих в деле лиц от добросовестного поведения суд обязан дать надлежащую правовую оценку таким действиям и при необходимости вынести этот вопрос на обсуждение сторон.  При рассмотрении настоящего дела судом первой инстанции ответчик против удовлетворения заявленных требований не возражал. Однако после принятия решения судом первой инстанции ответчиком была подана апелляционная жалоба на это решение, содержащая доводы об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований и о пропуске срока исковой давности. При таких обстоятельствах суду апелляционной инстанции следовало дать оценку вопросу о соответствии изменения ответчиком своей процессуальной позиции требованиям добросовестности, предприняв меры к выяснению оснований для такого изменения. Однако это судом апелляционной инстанции сделано не было.Определение ВС РФ от 25.07.2017 года №18-КГ17-68

В конце концов логика высказывания venire contra factum proprium это вполне допускает:

…суд первой инстанции, указывая на незаконность действий истца по изменению периода неиспользованияпрямо противоречит собственным процессуальным действиям по принятию этих изменений в порядке статьи 49 АПК РФ, согласно которой принятие судом изменений исковых требований возможно исключительно в случае, когда суд считает, что это не противоречит закону или не нарушает права других лиц. С самостоятельной кассационной жалобой на незаконность принятия судом первой инстанции указанных изменений  ответчик не обращался. Суд первой инстанции также не выносил никаких определений, изменяющих содержание обжалуемого судебного акта.При таких обстоятельствах решение суда первой инстанции об отказе в искепо причине незаконности принятого самим судом и признанного им законным изменения исковых требований противоречит принципам состязательности и эстоппель в арбитражном процессе, направленных на то, чтобы воспрепятствовать одной стороне получить преимущества и выгоду, как следствие своей непоследовательности в поведении, в ущерб другой стороне, которая добросовестным образом положилась на определенную принятую судом и не оспоренную ответчиком юридическую ситуацию (venire contra factum proprium, «никто не может противоречить собственному предыдущему поведению»).Кассационная жалоба по делу СИП-233/2016

И тут вдруг недавно наткнулся на очередное трансцендентное откровение известной кассационной тройки жрецов Храма Посмертной Маски:

на решение Арбитражного суда Свердловской области от 22.12.2016

Источник: https://zakon.ru/discussion/2017/11/13/nemnogo_o_dejstvii_vo_vremeni_postanovlenij_plenuma_verhovnogo_suda

Изменение судебной практики как основание для пересмотра дела по новым обстоятельствам

Обратная сила судебного толкования

Самостоятельное место в ряду новых обстоятельств, в соответствии с которым может быть пересмотрен вступивший в законную силу акт арбитражного суда, занимает определение, либо изменение в постановлении Пленума ВС РФ или в постановлении Президиума ВС РФ практики применения правовой нормы, если в соответствующем акте ВС РФ содержится указание на возможность пересмотра вступивших в законную силу судебных актов в силу данного обстоятельств (п. 5 ч. 3 ст. 311 АПК). Таким образом, на нормативном уровне легализовано положение, согласно которому новому толкованию отдельных правовых позиций, содержащихся в постановлениях Пленума или Президиума ВС РФ, по сути, придается обратная сила.

Конституционно-правовой смысл указанного правового механизма был разъяснен КС РФ, который указал, что пересмотр судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам в связи с формированием правовой позиции ВАС РФ возможен только в случае прямого (т.е. явного и недвусмысленного) указания в соответствующем постановлении Пленума или Президиума ВАС РФ на придание приведенному в нем толкованию норм права обратной силы[1].

ВАС РФ в свою очередь уточнил, что правовые позиции ВАС РФ могут иметь обратную силу только в исключительных случаях и при условии, что ВАС РФ укажет на обратную силу прецедента.

В целях придания обратной силы правовой позиции, сформулированной в постановлении Пленума ВАС РФ, в этом постановлении должно содержаться следующее указание: «Вступившие в законную силу судебные акты арбитражных судов, принятые на основании нормы права в истолковании, расходящемся с содержащимся в настоящем постановлении толкованием, могут быть пересмотрены на основании п. 5 ч. 3 ст. 311 АПК, если для этого нет других препятствий».

В целях придания обратной силы правовой позиции, сформулированной в постановлении Президиума ВАС РФ, в постановлении должно содержаться такое указание: «Вступившие в законную силу судебные акты арбитражных судов по делам со схожими фактическими обстоятельствами, принятые на основании нормы права в истолковании, расходящемся с содержащимся в настоящем постановлении толкованием, могут быть пересмотрены на основании п. 5 ч. 3 ст. 311 АПК, если для этого нет других препятствий»[2].

При этом под другими препятствиями ВАС РФ понимает, в частности, истечение сроков, предусмотренных ст. 312 АПК РФ, недопустимость ухудшения положения лица, привлекаемого или привлеченного к публично-правовой ответственности, неисчерпание возможности пересмотра судебных актов в обычном инстанционном порядке.

Правовая позиция ВАС РФ, сформулированная в постановлении, не содержащем данного указания, не может служить основанием для пересмотра судебных актов в силу п. 5 ч. 3 ст.

311 АПК РФ, однако в связи с положением ч. 4 ст.

170 АПК РФ учитывается судами со дня опубликования такого постановления при рассмотрении аналогичных дел, в том числе, при пересмотре судебных актов в судах апелляционной и кассационной инстанций[3].

Не относятся к новым обстоятельствам, по которым может быть пересмотрен вступивший в законную силу судебный акт, правовые позиции ВС РФ, выраженные в обзорах судебной практики ВС РФ.

Пример

Арбитражный суд по конкретному делу не признал указанное заявителем обстоятельство новым, поскольку в силу данных в нем разъяснений Обзор судебной практики Верховного Суда РФ № 2 (2015) не содержит указаний на возможность пересмотра вступивших в законную силу судебных актов и в письме заместителя Председателя ВС РФ указаний на возможность пересмотра оспариваемого судебного акта на основании п. 5 ч. 3 ст. 311 АПК также не содержится. Следовательно, указанное заявителем обстоятельство по факту не является новым, а заявление не соответствует требованиям, предъявляемым АПК к форме и содержанию.

Порядок возбуждения и пересмотра дела по п. 5 ч. 3 ст. 311 АПК осуществляется по общим правилам пересмотра судебных актов по новым и вновь открывшимся обстоятельствам, с отдельными особенностями, обусловленными спецификой данного основания.

Заявление о пересмотре судебного акта на основании п. 5 ч. 3 ст.

311 АПК может быть подано непосредственно в суд, принявший или изменивший данный судебный акт, в срок, не превышающий трех месяцев со дня появления новых обстоятельств, являющихся основанием пересмотра судебного акта. Исчисление срока начинается в этом случае со дня размещения соответствующего акта ВС РФ в полном объеме на сайте ВС РФ.

Особенностью пересмотра судебных актов по основанию п. 5 ч. 3 ст. 311 АПК является то, что обращению в порядке, установленном ст. 310 АПК, может предшествовать обращение заявителя в ВС РФ с надзорной жалобой (представлением). В этом случае судья ВС РФ указывает на возможность пересмотра оспариваемого судебного акта на основании п. 5 ч. 3 ст.

311 АПК, если установит, что постановлением Пленума ВС РФ или постановлением Президиума ВС РФ по аналогичному делу определена либо изменена практика применения правовой нормы, при этом в соответствующем акте ВС РФ содержится прямое указание на возможность пересмотра вступивших в законную силу судебных актов в соответствии с п. 5 ч. 3 ст.

311 АПК[4].

Судебная коллегия ВАС РФ, к примеру, неоднократно указывала, что формирование Президиумом ВАС РФ правовой позиции является достаточным основанием для пересмотра судебного акта по новым обстоятельствам, если позиция затрагивает выводы, к которым пришел суд в оспариваемом судебном акте.

Так, по одному из дел в передаче дела по иску о взыскании расходов, возникших в связи с перевозкой льготных категорий граждан, для пересмотра в порядке надзора судебных актов было отказано, так как практика применения законодательства о взыскании вышеуказанных расходов установлена постановлением Президиума ВАС РФ, в силу чего заявитель может обратиться в суд с заявлением о пересмотре судебного акта по новым обстоятельствам.

В этом случае срок на обращение с заявлением о пересмотре судебного акта в силу данного обстоятельства исчисляется со дня получения заявителем копии определения об отказе в передаче дела в Президиум ВС РФ. Пропущенный по уважительной причине трехмесячный срок может быть восстановлен по общим правилам.

АПК устанавливает предельный пресекательный срок для обращения с заявлением о пересмотре вступившего в законную силу судебного акта на основании п. 5 ч. 3 ст.

311 АПК — не позднее шести месяцев со дня вступления в законную силу последнего судебного акта, принятием которого закончилось рассмотрение дела по существу, если исчерпана возможность для обращения в суд апелляционной и кассационной инстанции.

Правило о шестимесячном сроке не применяется, если до обращения с заявлением о пересмотре вступившего в законную силу судебного акта на основании п. 5 ч. 3 ст. 311 АПК заявитель обратился в ВС РФ с надзорной жалобой (представлением)[5].

Наличие либо отсутствие оснований для пересмотра судебного акта в связи с определением (изменением) практики применения правовой нормы ВС РФ устанавливается судом, рассматривающим заявление о пересмотре вступившего в законную силу судебного акта на основании п. 5 ч. 3 ст. 311 АПК, с учетом конкретных обстоятельств дела и положений нормативных правовых актов, примененных судом при рассмотрении данного дела и принятии судебного акта.

В случае отмены судебного акта дело повторно рассматривается судом, отменившим ранее принятый им судебный акт, исходя прежде всего из доводов о применимости обозначенной в качестве нового обстоятельства правовой позиции ВС РФ к рассматриваемому делу с учетом ранее установленных по делу обстоятельств и выводов суда о применении соответствующих норм права.

Судебный акт, принятый в результате повторного рассмотрения дела после отмены ранее принятого судебного акта на основании п. 5 ч. 3 ст. 311 АПК не может быть изменен в сторону ухудшения положения лица, привлекаемого или привлеченного к ответственности за административные или налоговые правонарушения либо к иной публичноправовой ответственности.

Если при повторном рассмотрении дела суд выявит, что применение правовой позиции ВС РФ в конкретном деле влечет ухудшение положения лица, привлекаемого или привлеченного к публично-правовой ответственности (например, действия лица, ранее не квалифицированные судом в качестве правонарушения, признаются таковыми либо из нового толкования следует, что размер подлежащего уплате лицом штрафа увеличивается), суд воспроизводит в этой части резолютивную часть судебного акта, отмененного им в связи с удовлетворением заявления о пересмотре судебного акта по новым обстоятельствам, а в мотивировочной части приводит обоснование соответствующего вывода.

Таким образом, судебную практику высшего судебного органа РФ, а именно, правовые позиции ВС РФ, под которыми понимаются акты толкования норм права, выраженные как в постановлениях Пленума ВС РФ, так и в постановлениях Президиума ВС РФ по конкретному делу, следует признать источником арбитражного процессуального права. Как указал КС РФ, правомочия ВАС РФ (ВС РФ) давать разъяснения по вопросам судебной практики направлены на поддержание единообразия в толковании и применении норм права арбитражными судами и является одним из элементов конституционного механизма охраны единства и непротиворечивости российской правовой системы[6].

  • 1. Какие арбитражные суды наделены полномочиями по пересмотру судебных актов по новым и вновь открывшимся обстоятельствам?
  • 2. Дайте характеристику и перечислите вновь открывшиеся обстоятельства как основания пересмотра судебных актов в арбитражном процессе.
  • 3. Назовите признаки новых обстоятельств, по которым могут быть пересмотрены вступившие в законную силу судебные акты.
  • 4. Какие судебные акты выносит арбитражный суд по результатам рассмотрения заявления о пересмотре судебного акта по новым и вновь открывшимся обстоятельствам?
  • 5. Является ли судебная практика, сформированная в постановлениях Президиума ВС РФ, источником арбитражного процессуального права? Обоснуйте ответ.

Источник: https://studme.org/238460/pravo/izmenenie_sudebnoy_praktiki_osnovanie_peresmotra_dela_novym_obstoyatelstvam

Адвокат Титов
Добавить комментарий