О признании отсутствующим права государственной собственности Российской Федерации на нежилое помещение

Споры об общедомовом имуществе

О признании отсутствующим права государственной собственности Российской Федерации на нежилое помещение
«Адвокатская газета» запускает социально ориентированный проект. В рамках нового раздела «АГ-эксперт» адвокаты разъясняют сложные правовые вопросы для граждан, не имеющих юридического образования.

На сегодняшний день споры о правах на общедомовое имущество не являются редкостью.

Данная публикация посвящена вопросам оспаривания и защиты права собственности на нежилое помещение в многоквартирном доме.

Суд рассмотрел дело об оспаривании права собственности на нежилое помещение
С. обратилась в суд с иском к Б.

и Администрации Петрозаводского округа об оспаривании договора по приобретению нежилого помещения в многоквартирном доме и о признании прав ответчиков на этот объект отсутствующими.

В обоснование иска указано на наличие в спорном помещении технического и инженерного оборудования, предназначенного для обслуживания нужд всего дома, и на статус данного объекта, фактически являющегося общим имуществом многоквартирного дома.

Впоследствии в качестве соответчиков привлечены К. и ТУ Росреестра, а иск дополнен требованиями об оспаривании состоявшихся сделок по переходу права собственности с признанием этого права К. отсутствующим и исключением из Единого государственного реестра недвижимости записей о таких правах ответчиков.

Суд установил, что в апреле 2015 г. проведена государственная регистрация права муниципальной собственности на нежилое помещение, расположенное в многоквартирном доме. В последующем данный объект передан по договору К., а последним – по договору Б., за которым на момент рассмотрения спора было зарегистрировано право собственности.

Следует отметить, что исковые требования основывались на относимости спорного помещения к общему имуществу многоквартирного дома. По результатам судебной экспертизы установлено, что спорное помещение – это техническое помещение общедомового теплового пункта с тепловым (элеваторным) узлом и коридорное помещение эвакуационного пути, являющееся тамбуром входа в газоубежище.

Иск был удовлетворен частично. Право собственности Б. на нежилое помещение признано отсутствующим. В остальной части иска отказано.

Правовое регулирование общедомового имущества
Суть споров о праве собственности на нежилое помещение в многоквартирном доме сводится к решению вопроса о том, является ли оно общим имуществом многоквартирного дома.

В соответствии со ст. 290 ГК РФ собственникам квартир в многоквартирном доме принадлежат на праве общей долевой собственности общие помещения дома, несущие конструкции дома, механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование за пределами или внутри квартиры, обслуживающее более одной квартиры.

Положениями Жилищного кодекса РФ уточнен перечень общего имущества в многоквартирном доме. В силу ст.

 36 ЖК РФ к общему имуществу также относятся помещения в многоквартирном доме, не являющиеся частями квартир и предназначенные для обслуживания более одного помещения в данном доме, в том числе межквартирные лестничные площадки, лестницы, лифты, лифтовые и иные шахты, коридоры, технические этажи, чердаки, подвалы, в которых имеются инженерные коммуникации, иное обслуживающее более одного помещения в данном доме оборудование (технические подвалы), а также крыши, ограждающие несущие и ненесущие конструкции дома, механическое, электрическое, санитарно-техническое и другое оборудование. Иные помещения в многоквартирном доме, не принадлежащие отдельным собственникам и предназначенные для удовлетворения социально-бытовых потребностей собственников помещений в данном доме, включая помещения, предназначенные для организации их досуга, культурного развития, детского творчества, занятий физической культурой и спортом и подобных мероприятий, также относятся к общему имуществу.

Федеральным законом от 13 июля 2015 г.

№ 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости» предусмотрено, что государственная регистрация возникновения, перехода, прекращения, ограничения права на жилое или нежилое помещение в многоквартирных домах и обременения такого помещения одновременно является государственной регистрацией возникновения, перехода, прекращения, ограничения неразрывно связанных с ним права общей долевой собственности на общее имущество и обременения такого имущества. Соответственно, при регистрации права собственности хотя бы на одно жилое или нежилое помещение в многоквартирном доме к собственнику переходит также право общей долевой собственности на помещения, предназначенные для обслуживания более одного помещения в данном доме, то есть государственная регистрация права собственности на жилое или нежилое помещение является юридическим актом признания и подтверждения государством возникновения прав собственников помещений в многоквартирном доме на общее имущество.

Разъяснения высших судов
Сложности зачастую возникают с отнесением или неотнесением к общему имуществу многоквартирного дома спорных помещений – обычно это подвалы и чердаки.

Разъяснения по этому поводу дал Верховный Суд, который в Определении от 26 января 2016 г. № 5-КГ15-207 указал, что правовой режим подвальных помещений как относящихся или не относящихся к общей долевой собственности должен определяться на дату приватизации первой квартиры в доме.

Данную позицию высказывал ранее Высший Арбитражный Суд в Постановлении Президиума ВАС РФ от 22 января 2013 г. № 11401/12 по делу № А40-121855/09-23-810.

Суд указал, что, если подвальные помещения на дату первой приватизации являлись самостоятельными объектами недвижимости, право общей долевой собственности у домовладельцев возникнуть не может, так как правовой режим данных помещений как объектов гражданских прав отличается от правового режима обслуживающих помещений.

К признакам, свидетельствующим о самостоятельном характере использования подвальных помещений, суды относят следующие: размещение в них спецпомещений, санузлов, оборудованных умывальниками и унитазами; наличие отдельных выходов из данных помещений, изолированность помещений от входов в подъезды жилого дома и т.д. На самостоятельный характер использования помещений может также указывать их сдача в аренду различным организациям для коммерческих и административных целей.

Выбор способа защиты права собственности
В некоторых случаях, как в рассмотренном, собственники требуют признания права собственности на нежилое помещение отсутствующим. В других – обращаются с требованиями о признании права общей долевой собственности на нежилые помещения.

Законодательство РФ установило следующие основные виды защиты: виндикационный иск (иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения), негаторный иск (иск собственника имущества об устранении нарушений его права, не связанных с лишением владения) и иск о признании права собственности.

Как отмечено в Постановлении Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г.

№ 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», в случаях, когда запись в ЕГРП (в настоящее время – ЕГРН) нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения (право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами, право собственности на движимое имущество зарегистрировано как на недвижимое имущество, ипотека или иное обременение прекратились), оспаривание зарегистрированного права или обременения может быть осуществлено путем предъявления иска о признании права или обременения отсутствующими.

При выборе способа защиты права следует помнить о применении сроков исковой давности. Согласно п.

 57 указанного Постановления № 10/22, течение срока исковой давности по искам об оспаривании зарегистрированного права начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о соответствующей записи в ЕГРП.

Вместе с тем сама по себе запись в реестре о праве или обременении недвижимого имущества не означает, что со дня ее внесения лицо знало или должно было знать о нарушении права.

При этом исковая давность не распространяется на требования, прямо предусмотренные ст. 208 ГК РФ. К их числу относятся требования собственника или иного владельца об устранении нарушений его права, если эти нарушения не были соединены с лишением владения, в том числе требования о признании права (обременения) отсутствующим.

Как следует из Постановления Пленума ВС РФ от 29 сентября 2015 г.

№ 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности», положения о нераспространении исковой давности на требования собственника или иного владельца об устранении нарушений его права, хотя бы эти нарушения не были соединены с лишением владения, не применяются к искам, не являющимся негаторными (например, к искам об истребовании имущества из чужого незаконного владения).

Что касается покупателей подвальных помещений в многоквартирном доме, следует отметить, что в целях минимизации и устранения рисков утраты прав им необходимо обращать внимание на правовой режим приобретаемых нежилых помещений на дату первой государственной регистрации права собственности на квартиру в доме.

При этом выбор способа защиты их прав в каждом конкретном случае будет определяться исходя из требований истцов по спорам в отношении нежилых помещений в многоквартирном доме. Так, в рассматриваемом нами споре Б.

вправе обратиться в суд с иском о применении последствий недействительности ничтожной сделки в связи с тем, что нежилое помещение относится к общему имуществу. 

Источник: https://www.advgazeta.ru/mneniya/spory-ob-obshchedomovom-imushchestve/

Применение различных способов защиты прав на недвижимое имущество в судебной практике

О признании отсутствующим права государственной собственности Российской Федерации на нежилое помещение

(Сергеева И. В.)

(«Арбитражные споры», 2013, N 4)

ПРИМЕНЕНИЕ РАЗЛИЧНЫХ СПОСОБОВ ЗАЩИТЫ ПРАВ

НА НЕДВИЖИМОЕ ИМУЩЕСТВО В СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ

И. В. СЕРГЕЕВА

Сергеева И. В., судья Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа.

В соответствии со статьей 12 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) защита гражданских прав осуществляется способами, перечисленными в этой статье, а также иными способами, предусмотренными законом.

Долгое время положения данной статьи толковались таким образом, что лицо, считающее свои права нарушенными и обращающееся за защитой этих прав в суд (иными словами, истец), свободно в выборе конкретного способа защиты права и самостоятельно определяет правовые средства для достижения желаемого правового результата.

Однако постепенно складывалось понимание, что из всего разнообразия предусмотренных в статье 12 ГК РФ и других законах способов не всякий из них применим в той или иной конкретной ситуации и в конечном счете выбор способа защиты определяется характером спорных правоотношений, обстоятельствами нарушения прав заявителя, а в некоторых случаях способ защиты права от конкретного нарушения предопределен законом. Избрание истцом ненадлежащего способа защиты влечет отказ в удовлетворении иска, но не по причинам формального характера с указанием на то, что применению подлежал иной способ, а (в действительности) по тем мотивам, что в сложившейся ситуации используемый способ не приведет к защите нарушенного, по мнению истца, права.

Ярким примером данного тезиса является правовая позиция, сформулированная Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации (далее — ВАС РФ) в Постановлении Президиума от 04.09.

2007 N 3039/07, согласно которой вопрос о праве собственности истца, считающего себя собственником имущества, которым он фактически не владеет и зарегистрированным правообладателем которого он не является, может быть разрешен только при рассмотрении виндикационного иска.

То есть исходя из системного толкования положений статей 12, 209, 223, 301, 302 ГК РФ иск о признании права невладеющего собственника, не заявившего одновременно иск об истребовании имущества, не может быть удовлетворен именно по тем основаниям, что в случае невозможности возврата имущества во владение право нельзя считать реально существующим, хотя формальные правовые основания для признания права за истцом (например, приобретение имущества по сделке и несовершение в последующем лицом, уполномоченным на распоряжение имуществом, сделок по его отчуждению) вроде бы и имеются.

Указанная позиция, последовательно применяемая судами на протяжении уже нескольких лет, нашла закрепление и в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума ВАС РФ от 29.04.

2010 N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (далее — Постановление Пленумов N 10/22).

Судебная практика по данному вопросу настолько устойчива, что нет необходимости иллюстрировать ее на отдельных примерах.

Для определенных правовых ситуаций в результате анализа правоприменительной практики были выработаны рекомендации относительно того, какие конкретные способы защиты подлежат применению.

Внимание судов, и в первую очередь ВАС РФ, было обращено на одну из таких ситуаций, когда за защитой своих прав в суд обращается покупатель, приобретший объект недвижимости по договору продажи, но не имеющий возможности зарегистрировать переход права собственности на эту недвижимость по причине ликвидации продавца.

Вопрос имеет свою историю. Первоначально в Постановлении Президиума ВАС РФ от 27.05.

2003 N 1069/03 была сформулирована правовая позиция, согласно которой в таком случае подлежат применению по аналогии закона положения статей 165, 551 ГК РФ и покупатель вправе обратиться в суд с иском о вынесении решения о государственной регистрации перехода права собственности в соответствии с подписанным сторонами договором.

В рамках рассмотрения такого иска суд по результатам оценки всех имеющихся документов, относящихся к предмету договора и спора, делал вывод о том, является ли договор заключенным и соответствующим действующему законодательству, а решение суда служило основанием для государственной регистрации перехода права.

Впоследствии в пункте 62 Постановления Пленумов N 10/22 было определено, что покупатель недвижимого имущества, которому передано владение во исполнение договора купли-продажи, вправе обратиться за регистрацией перехода права собственности в орган, осуществляющий государственную регистрацию прав.

Отказ государственного регистратора зарегистрировать переход права собственности в связи с отсутствием заявления продавца может быть обжалован в суд, и в резолютивной части решения суд может при удовлетворении требования обязать регистрационный орган зарегистрировать переход права собственности.

Таким образом, если первоначально покупателю по договору купли-продажи в случае ликвидации продавца для защиты своих прав предлагалось предъявить требования, основанные на статьях 165, 551 ГК РФ и подлежащие рассмотрению в исковом порядке, то согласно приведенным выше разъяснениям в настоящее время надлежащим способом защиты для такого лица признается предъявление требований к регистрирующего органу по правилам главы 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ).

Источник: http://center-bereg.ru/b775.html

Адвокат Титов
Добавить комментарий