Норма об исчерпании прав на товарный знак как фактор налогового риска

Легализация «параллельного» импорта: проблемы и перспективы

Норма об исчерпании прав на товарный знак как фактор налогового риска

А.М.Лысенко

Аннотация. В настоящее время параллельный импорт товаров на территорию Российской Федерации запрещен. Но вероятность его легализации активно обсуждается на всех уровнях, что безусловно подчеркивает актуальность данной статьи.

Проблемы, которые должны сопровождать разрешение параллельного импорта, – не из легких, поэтому законодатели колеблются, взвешивая все за и против, которые автор анализирует в данном исследовании.

В настоящей статье изложены положения того, как параллельный импорт повлияет на состояние российского бизнеса.

Федеральная антимонопольная служба России в результате обсуждения вопроса легализации параллельного импорта подготовила законопроект «О внесении изменений в часть четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации». Автор работы является сторонником данного законопроекта.

Ключевые слова: параллельный импорт, товарный знак, исчерпание права, исключительное право, правовая охрана.

Проблема параллельного импорта уже не первый год порождает ярые обсуждения как в научной сфере применения, так и в глобальном аспекте – рассматривая общество в целом, учитывая взаимосвязь между правообладателями и потребителями. Вопрос относительно определения конкретной модели регулирования данных проблем находится в области экономики и политики.

Именно по этой причине находить исключительно правовое решение не имеет места на существование. Данное обстоятельство поясняет и нечеткости в законодательстве, и неоднозначные решения в судебной практике.

Именно те решения в судебной практике являются наиболее важными, которые несут в себе конкретные ориентиры в предпринимательской деятельности, продемонстрировав угрозы и потенциальные средства защиты собственных интересов.

Уникальные продукты, маркированные товарным знаком с согласия правообладателя, которые импортируются на территорию государства не дистрибьюторами, не законными владельцами товарных знаков, а другими лицами и в отсутствии особого разрешения на такого рода импорт от законного владельца, приобрели название «параллельный импорт», поскольку импорт производится не посредством уполномоченных импортеров и не законным владельцем, а согласно иным параллельным каналам, о каковых законный владелец правообладатель может быть не осведомлен . Параллельный импорт остается фактором столкновения интересов законного владельца товарного знака и независимых поставщиков товаров. Наиболее напряженно ведутся споры о параллельном импорте (установление международного принципа исчерпания прав) касательно товарных знаков, индивидуализирующих продукты, которые имеют большой потребительский спрос (брендированные), популяризированы и никак не ограничиваются распространением в пределах одного государства .

Глобализация международной торговли, инициированное направление на импортозамещение, рост конкурентоспособности отечественной экономики, установление антикризисных и антисанкционных мер – все это без исключения стало причиной более интенсивного и напряженного продвижения концепции согласно внесению изменений и дополнений в часть четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации – для осуществления изменения национального принципа на международный принцип исчерпания права в отношении товарного знака.

О правомерности работы хозяйствующих субъектов, никак не сопряженных с правоотношениями законных владельцев товарных знаков, образовавшимися из лицензионных или дистрибьюторских договоров, и не представляющих собой с законными владельцами товарных знаков единую группу лиц, целесообразно говорить относительно институтов исчерпания права.

В правовом толковании исчерпание исключительных прав представляет собой одну из форм на законодательном уровне установленного ограничения юридической монополии на применение охраняемого результата интеллектуальной работы или средства индивидуализации, то есть законная форма обхода установленных искусственным путем барьеров в целях свободной торговли, которые могут создаваться правообладателями абсолютных исключительных прав на охраняемые результаты интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации .

Необходимо выделить существование в международной практике трех концепций (принципов) исчерпания прав: национального, регионального и международного исчерпания. Основным отличием среди отмеченных концепций является критерий определения территории.

Национальный принцип исчерпания прав заключается в том, что правообладатель исключительного права утрачивает способность на последующее ограничение в коммерческом применении продукции в конкретном государстве уже после введения ее в оборот в пределах государства.

Региональный принцип исчерпания прав устанавливает исключительное право исчерпанным в пределах объединения стран при первой реализации продукта на их территории. Международный принцип исчерпания прав заключается в исчерпании прав сразу после продажи продукта в любой точке мира.

Вплоть до принятия четвертой части Гражданского кодекса Российской Федерации в российском законодательстве был установлен международный принцип исчерпания прав, который был принят вследствие внесения изменений в ст. 23 Закона РФ от 23 сентября 1992 г.

№ 3520-1 «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» Федеральным законом от 11 декабря 2002 г. № 166-ФЗ .

Статья 23 Закона № 3520-1 давала прямое указание на то, что в законном порядке оформленная регистрация товарного знака не способствует появлению у законного владельца исключительных полномочий для запрещения в применении принадлежащего ему товарного знака иным субъектам касательно продукции, введенной в гражданский оборот непосредственно законным владельцем или с его разрешения. Так как прямого указания на территорию, где данная продукция введена в гражданский оборот, не было следует произвести заключение, что в данном Законе о товарных знаках был закреплен международный принцип исчерпания прав.

Уже после принятия ч. 4 Гражданского кодекса Российской Федерации согласно ст. 1487 на законодательном уровне устанавливается национальный принцип исчерпания права.

Исключительное право начало расцениваться исключительно в пределах страны происхождения товара, если продукт введен в гражданский оборот владельцем исключительного права или с его разрешения на территорию государства происхождения.

Бесспорно, правовая монополия на товарные знаки не должна способствовать злоупотреблениям со стороны законного владельца и содействовать возникновению необоснованных, по мнению покупателя, препятствий в независимом перемещении продукции с нанесенным на ней товарным знаком. Это и стало причиной того, что ФАС России настаивает на введении поправок в ст. 1487 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Много дискуссий вызвало дело о параллельном импорте, попавшее на рассмотрение Конституционного Суда Российской Федерации, а его Постановление от 13.02.2018 № 8-П моментально получилось прецедентным.

В связи с этим суды смогут прибегнуть к отказу законного владельца в защите в том случае, когда заметят в его действиях недобросовестность.

К примеру, в том случае, если законный владелец исключительного права дает согласие на приобретение его продукции исключительно посредством российского импортера, и при этом в России установлена цена за единицу продукции значительно выше, чем за пределами Российской Федерации.

Также нельзя не обозначить важность того, что КС РФ установил факт, что подлинный товар, импортированный без соответствующего разрешения законного владельца исключительного права товарный знак не следует приравнивать к фальшивому товару. Соответственно и ответственность за импорт данных товаров обязана отличаться .

Автором работы изучены мнения компетентных представителей в правовой сфере деятельности.
Так, следует отметить, Д.А.

Гаврилов полагает, что «…применение на территории Российской Федерации и Таможенного союза принципа международного исчерпания прав будет отвечать целям развития конкуренции, являться правовым инструментом, который позволит объективным образом ограничить монополию правообладателя» .

Александра Нестеренко, президент НП «Объединение Корпоративных Юристов» (ОКЮР) утверждает, что легализация параллельного импорта имеет положительные результаты и должна содействовать повышению уровня конкуренции на товарных рынках .

Татьяна Радченко, начальник управления по конкурентной политике Аналитического центра при Правительстве РФ, научный сотрудник кафедры конкурентной и промышленной политики экономического факультета МГУ им. М.В.

Ломоносова, кандидат экономических наук, комментирует данный вопрос следующим образом: «Безусловно, легализация параллельного импорта повлияет на состояние конкурентной среды, но ее влияние может оказаться неоднозначным.

С одной стороны, она будет способствовать усилению внутри брендовой конкуренции на территории страны, а в результате – и понижению цен на брендированные товары и услуги. Именно это является главным аргументом в пользу легализации параллельного импорта.

Обратной ее стороной может стать снижение качества сервисного обслуживания, которым зачастую сопровождается приобретение товара» .

Наравне с полезными факторами возможно отметить существование и негативных. Следует предполагать, что легализация «параллельного» импорта может:

1) пошатнуть позицию российских изготовителей, трудящихся в большей степени занятых работающих преимущественно в экономичных ценовых сегментах, уменьшая спрос на дешевую российскую продукцию;

2) увеличить риски получения покупателями низкокачественных, просроченных, дефектных и фальсифицированных товаров, а также недоступности получения гарантийного обслуживания;

3) послужить причиной к выводу инвестиций из экономики государства;

4) повредить репутации законного владельца исключительного права на товарный знак по причине невысокого качества продукции, ввозимой одновременно .
Федеральная антимонопольная служба России в результате обсуждения вопроса легализации параллельного импорта подготовила законопроект «О внесении изменений в ч. 4 Гражданского кодекса Российской Федерации» .

Автор работы является сторонником данного законопроекта. Однако считает, что необходимо легализировать «параллельный» импорт исключительно после рассмотрения и решения вопросов, которые могут возникнуть при принятии данного законопроекта.

Исследовав основные причины и их следствия, автор делает вывод, что параллельный импорт принадлежит к глобальному, многоаспектному и не до конца изученному аспекту международной торговли.

Законодательная инициатива ФАС России отображает абсолютно соответствующую концепцию к усовершенствованию принципа исчерпания прав на товарные знаки, но при этом требует последующего обсуждения и решения возникших в связи с применением этой концепции проблем.

Абсолютного единообразия в принятии решения при легализации параллельного импорта достичь трудно, так как фактор скрывается в проблеме сохранения баланса между антимонопольным регулированием и защитой интеллектуальных прав на товарные знаки .

Библиографический список

Источник: https://zakoniros.ru/?p=30454

Исчерпание прав на торговую марку: налоговые и таможенные аспекты | ЮРЛІГА

Норма об исчерпании прав на товарный знак как фактор налогового риска

Что такое «исчерпание прав»?

По общему правилу использование торговой марки (знака для товаров и услуг), осуществляемое не конкретно собственником соответствующего свидетельства, владельцем международной регистрации или лицом, торговая марка которого признана хорошо известной, требует получения разрешения (лицензии) на ее использование.

Однако из данного правила существует несколько исключений, одним из которых является исчерпание прав.

Понятие «исчерпание прав» преимущественно доктринальное и предполагает отсутствие у правообладателя права запрещать другим лицам использование своей торговой марки, нанесенной на определенный товар, после того, как им лично или с его согласия такой товар был введен в гражданский оборот.

Следовательно, имущественные права интеллектуальной собственности правообладателя на торговую марку по отношению к этому товару «исчерпываются», что в свою очередь позволяет свободно реализовывать право собственности на товар и не создает лишних препятствий для его свободного обращения на рынке.

В зависимости от того, на какой территории товар должен быть введен в гражданский оборот, чтобы другие лица имели право свободно его использовать (без согласия правообладателя), выделяют три вида исчерпания прав:

международный (независимо от того, где товар был введен в гражданский оборот, правообладатель не имеет права запрещать использование своей торговой марки по отношению к данному товару);

региональный (если указанное право исчерпывается на территории определенного региона, где товар был введен в гражданский оборот);

национальный (в случае, если свободное использование товара на территории некоторого государства может осуществляться только после того, как он был введен в гражданский оборот именно этого государства).

Исчерпание прав на торговую марку в Украине: национальное или международное?

На законодательном уровне принцип исчерпания прав предусмотрен в п.6 ст.

16 Закона Украины «Об охране прав на знаки для товаров и услуг» (далее по тексту – «Закон о знаках»), согласно которому исключительное право владельца свидетельства запрещать другим лицам использовать без его согласия зарегистрированный знак не распространяется на использование знака для товара, введенного под этим знаком в гражданский оборот владельцем свидетельства или с его согласия, при условии, что владелец свидетельства не имеет веских оснований запрещать такое использование в связи с дальнейшей продажей товара, в частности в случае изменения или ухудшения состояния товара после ввода его в гражданский оборот.

Очевидно, что приведенная выше норма не позволяет однозначно определить, какой именно вид исчерпания прав закреплен законодателем – национальный или международный.

В противоположность этому в Законе Украины «Об авторском праве и смежных правах» (ч.7 ст. 15) содержится четкое указание на то, что экземпляры правомерно опубликованного произведения должны быть законным образом введены в гражданский оборот путем их первой продажи в Украине.

Учитывая то, что в п.6 ст. 16 Закона Украины о знаках такого указания нет, можно полагать, что законодатель сознательно не установил никаких ограничений относительно территории, где товар должен быть введен в гражданский оборот, а потому вполне оправданно исходить из того, что в Украине действует международный принцип исчерпания прав на торговые марки.

Следует подчеркнуть, что последнее не противоречит положениям п.4 ст. 16 Закона о знаках, в соответствии с которыми импорт (ввоз) и экспорт (вывоз) товара с нанесенным на него знаком рассматриваются в качестве отдельных способов использования знака.

Это связано с тем, что в данном случае речь идет о ситуации, когда правообладатель предоставляет определенному лицу разрешение (лицензию) на нанесение знака на товар и его дальнейший импорт или экспорт, а сам не осуществляет первое введение товара в оборот.

При этом последующий гражданский оборот товара, уже ввезенного или вывезенного на основании соответствующего лицензионного договора, не будет нуждаться ни в каких дополнительных разрешениях правообладателя.

А что на практике?

Вместе с тем, как показывает практика, контролирующие органы (в том числе налоговые инспекции и таможни) при проведении отдельных проверок придерживаются подхода, согласно которому требуется заключение лицензионного договора (получение разрешения от правообладателя) для осуществления импорта и продажи в Украине товара, который был введен в гражданский оборот на территории другого государства. Фактически подобным образом отстаивается точка зрения о правомерности применения в Украине национального принципа исчерпания прав на торговые марки.

Однако обоснованность указанной позиции не подтверждается ни законодательством, ни формирующейся судебной практикой в административных делах, о чем свидетельствует следующее.

Если правообладателем или другим лицом по его согласию на товар была нанесена торговая марка, дальнейший ввоз (импорт) товара на территорию Украины и его продажа не должны регулироваться лицензионными договорами, а потому отсутствуют правовые основания для выплаты лицензионных платежей (роялти).

В данном случае для правового оформления отношений сторон достаточно заключать только договоры поставки товаров.

Источник: https://jurliga.ligazakon.net/analitycs/108254_ischerpanie-prav-na-torgovuyu-marku-nalogovye-i-tamozhennye-aspekty

Адвокат Титов
Добавить комментарий