Недобросовестные контрагенты: взгляд налогоплательщика

Недобросовестные контрагенты: взгляд налогоплательщика

Недобросовестные контрагенты: взгляд налогоплательщика

Нередко запрашиваются копии бухгалтерского баланса и налоговой декларации по НДС за последний отчетный период и доказательства их представления в налоговый орган, справка о состоянии расчетов по налогам, сборам, пеням и штрафам на основании данных налогового органа.

При этом не стоит забывать, что по закону контрагенты не обязаны представлять запрошенные документы, поэтому к этой работе необходимо подходить избирательно,                     в зависимости от степени известности контрагента, суммы заключаемой сделки и т. д.

Некоторые налогоплательщики, получив от своих контрагентов запрошенные документы, считают, что они проявили должную осмотрительность и к ним не будет претензий со стороны налоговых органов.

Однако практика показывает, что этого недостаточно. Зачастую недобросовестные контрагенты представляют документы, содержащие недостоверную информацию.

Поэтому информацию, содержащуюся в представленных потенциальным контрагентом документах, необходимо еще и перепроверить, направив в соответствии со статьями 5 и 6 Закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» от 08.08.2001 № 129-ФЗ соответствующие запросы в налоговые органы.

  В налоговом органе можно получить копии учредительных документов и выписку из ЕГРЮЛ любой организации. Оперативно это можно сделать с помощью Интернета (см. текст на полях, с. ).

Способы проверки информации, представленной контрагентомДля оперативной проверки достоверности предоставленной контрагентом информации налогоплательщик может воспользоваться информационными ресурсами сайта ФНС России (www. nalog.ru):– разделом «Сведения из ЕГРЮЛ», в котором содержится информация о зарегистрированных юридических лицах (наименование, адрес, ОГРН, ИНН и т. д.);– рубрикой «Проверьте, не рискуете ли вы и ваш бизнес?», в которой можно поискать актуальную информацию о так называемых адресах массовой регистрации и об организациях, руководители которых подвергнуты дисквалификации.

Кроме того, полученные документы, необходимо проанализировать с учетом пунктов 5 и 6 Постановления Пленума ВАС РФ № 53, в которых определены признаки, которые в совокупности и взаимосвязи с другими обстоятельствами могут быть признаны обстоятельствами, свидетельствующими о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды:

– создание организации незадолго до совершения хозяйственных операций;

– взаимозависимость участников сделок;

– осуществление операций не по месту нахождения налогоплательщика;

– отсутствие основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств.

Результаты проверки и анализа документов можно изложить в служебной записке (заключении)руководителю организации для принятия решения о подписании договора.

 Важно организовать и упорядочить работу по проверке потенциальных контрагентов. С этой целью  можно принять локальный нормативный акт (стандарт, положение о договорной работе и т. п.), в котором предусмотреть цели преддоговорной работы, перечень документов, запрашиваемых у потенциальных контрагентов, порядок взаимодействия и функции различных подразделений компании и т. д.

 Также необходимо обеспечить хранение всех перечисленных документов с учетом установленного в пункте 4 статьи 89 НК РФ периода деятельности налогоплательщика, который налоговый орган вправе проверить в рамках выездной налоговой проверки (не более трех календарных лет, предшествующих году, в котором вынесено решение о проведении проверки).Собранные документы следует хранить не менее 5 лет.

В случае непредставления потенциальным контрагентом запрашиваемых документов либо представления документов, содержащих недостоверную информацию, заключать сделки с такой организацией даже при условии наличия доверительных отношений с ее представителями не стоит.

Это позволит, с одной стороны, пресечь случаи уклонения от уплаты налогов недобросовестными налогоплательщиками, а с другой стороны – избежать возникновения таких ситуаций, когда налоговый орган в ходе проведения мероприятий налогового контроля установит, что контрагент налогоплательщика – фирма-«однодневка», не выполняющая своих налоговых обязательств перед бюджетом, и на этом основании откажет ему в получении налоговой выгоды.

В любом случае налогоплательщики рассчитывают, что при возникновении споров с налоговыми органами собранные документы позволят им доказать должную осмотрительность при выборе контрагентов и избежать негативные налоговые последствия.

Правоприменительная практика без нормативной базы невозможна

Очевидно, что Постановлением Пленума ВАС РФ № 53 фактически введена в правовой оборот новая норма, на основе которой суды делают вывод о том, что «недостаточная осмотрительность в выборе контрагента, не исполнившего свою обязанность, может влечь для налогоплательщика неблагоприятные последствия в налоговых правоотношениях (в частности, отказ в праве на льготу или в праве на налоговый вычет)»5. Как следствие, налогоплательщики вынуждены нести бремя контрольных функций государства.

Такая практика противоречит основному, базовому принципу российского налогового права, а именно принципу регулирования налоговых отношений законом, который подразумевает, что основным инструментом регулирования налоговых отношений выступают правовые акты представительных органов власти.

Принцип регулирования налоговых отношений законом – не просто формальное предписание, характеризующее состав налогово-правовых источников, он решающим образом влияет на весь механизм правового регулирования в налоговом праве, ограничивая свободу какого бы то ни было усмотрения исполнительных органов власти и судов при решении конкретных налоговых дел6. Как справедливо замечает С.Г. Пепеляев, обязанность проявлять должную осмотрительность, формы и способы выполнения этой обязанности, а также последствия ее неисполнения должны устанавливаться законом7.

Точка зрения налоговых органов.

Налоговые органы обосновывают свою позицию ссылкой на статью 2 ГК РФ, в соответствии с которой предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке. На основании этой нормы они делают вывод о том, что налогоплательщик, который не проявил должной осмотрительности и осторожности при выборе контрагента, должен нести риск неблагоприятных налоговых последствий в виде отказа в получении налоговой выгоды.

Нередко арбитражные суды соглашаются с мнением налоговых органов (см. текст на полях, ).

в поддержку позиции налоговых органов:

Источник: http://nalogoved.ru/art/1951.html

Необоснованная налоговая выгода по НДС — Audit-it.ru

Недобросовестные контрагенты: взгляд налогоплательщика

С. И. Титова, эксперт

журнал «Актуальные вопросы бухгалтерского учета и налогообложения» № 10/2008

При проверках налоговые органы часто используют в качестве основания для доначисления налогов, пеней и штрафов получение необоснованной налоговой выгоды (термин, пришедший на смену понятию «недобросовестный налогоплательщик»). Понятие налоговой выгоды, а также основания для признания ее получения необоснованным описаны в Постановлении Пленума ВАС РФ от  12.10.

2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее – Постановление № 53). В настоящий момент сложилась обширная арбитражная практика по обжалованию решений налоговых органов, в которых основанием для доначисления является получение необоснованной налоговой выгоды.

Анализу такой судебной практики и посвящена данная статья.

Презумпция добросовестности налогоплательщика

Презумпция добросовестности налогоплательщика – это принцип, закрепленный в  НК РФ (п. 7 ст. 3, п. 6 ст. 108 НК РФ ), которым должны руководствоваться и налоговые органы при вынесении решений, и суды при рассмотрении налоговых споров.

Для налоговых органов, однако, одной из приоритетных задач является увеличение налоговых поступлений в бюджет, при этом соблюдение принципа презумпции добросовестности налогоплательщиков часто отходит на второй план.

При проверке налоговый инспектор выполняет, по сути, функцию сбора обвинительных доказательств для выявленных случаев занижения налогов.

Сложно предположить, что при этом он встанет на защиту интересов налогоплательщика и будет оценивать собранные доказательства с применением принципа презумпции добросовестности, ведь невозможно быть одновременно и обвинителем и защитником.

Закрепление презумпции добросовестности налогоплательщика в  НК РФ тем не менее не носит декларативного характера и необходимо для того, чтобы налогоплательщики могли защищать свои права в судебном порядке.

Оценивая законность решений, вынесенных по результатам проверок налоговыми органами, суд проверяет соблюдение сторонами норм налогового законодательства. Еще в 2003 году Конституционный суд РФ в Определении от  16.10.2003 № 329-О указал, что по смыслу положения, содержащегося в п. 7 ст.

 3 НК РФ, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. В обоснование указанного положения суд сделал важный вывод о том, что правоприменительные органы не могут истолковывать понятие «добросовестные налогоплательщики» как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством.

На практике это должно было означать, что при рассмотрении налоговых споров арбитражный суд обязан исследовать и оценить не только случаи нарушения налогоплательщиком (группой налогоплательщиков) налогового законодательства, но и недобросовестность или, напротив, добросовестность субъектов налоговых правоотношений.

При этом оценка действий налогоплательщика как недобросовестных часто становилась решающим аргументом для признания его виновным в совершении налогового правонарушения. К сожалению, в  НК РФ отсутствуют критерии, руководствуясь которыми можно признать действия налогоплательщика добросовестными.

Сформулированного КС РФ общего тезиса о недопустимости возложения дополнительных обязанностей на налогоплательщиков также оказалось недостаточно для того, чтобы арбитражные суды применяли единый подход при рассмотрении налоговых споров.

Восполнить эти недостатки было призвано Постановление № 53 , в котором по результатам обобщения и анализа сложившейся арбитражной практики были сформулированы более подробные подходы к оценке добросовестности в налоговых отношениях.

В этом документе ВАС еще раз подтвердил, что, во-первых, при разрешении налоговых споров суд должен исходить из презумпции добросовестности налогоплательщика, то есть из предположения о том, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, отраженные в бухгалтерской и налоговой отчетности, достоверны. Во-вторых, был сформулирован общий подход, в соответствии с которым для получения налоговой выгоды налогоплательщику достаточно представить в налоговый орган правильно оформленные документы, предусмотренные НК РФ. Налоговый орган может посчитать получение налоговой выгоды необоснованной, только если докажет, что сведения, содержащиеся в таких документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы (естественно, действия налогоплательщика при этом должны быть обусловлены разумными экономическими причинами).

Увы, как показывает практика, несмотря на то, что в соответствии со ст. 65 АПК РФ, обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия решения, возлагается на налоговый орган, налогоплательщики должны быть готовы, со своей стороны, активно опровергать предъявленные обвинения.

Для принятия судом решения в пользу налогоплательщика по спорам, связанным с получением необоснованной налоговой выгоды, нужно, чтобы не только налоговый орган не сумел доказать факты, которые легли в основу оспариваемого решения, но и одновременно налогоплательщик должен доказать, что действовал в полном соответствии с налоговым законодательством.

Сформулированные в Постановлении№ 53 конкретные признаки и обстоятельства, которые могут свидетельствовать о получении необоснованной налоговой выгоды, стали широко использоваться и при вынесении решений налоговыми органами, и при рассмотрении споров в суде. Анализ сформировавшейся судебной практики по таким спорам может помочь налогоплательщикам минимизировать налоговые риски и заранее разработать систему доказательств своей добросовестности.

Необоснованная налоговая выгода и   НДС

Недобросовестные контрагенты

В отношении налога на добавленную стоимость самыми популярными основаниями для обвинения налогоплательщиков в получении необоснованной налоговой выгоды является совершение согласованных действий, направленных на создание схем по возмещению налога, в том числе неисполнение поставщиками налогоплательщиков своих налоговых обязательств. Более того, проводя проверки деклараций, в которых НДС заявлен к возмещению, в том числе и по экспортным операциям, налоговые органы проверяют всю цепочку поставщиков товаров на предмет исполнения ими требований НК РФ. Если какой-нибудь из них не представляет по требованию ИФНС сведения[1] или, еще лучше, сдает «нулевую» отчетность либо не исполняет свои налоговые обязательства, налоговый орган, как правило, принимает решение об отказе в вычете по НДС налогоплательщику, представившему декларацию.

Арбитражная практика по оспариванию таких решений складывается, как правило, в пользу налогоплательщика. В качестве примера рассмотрим Постановление ФАС СЗО от  19.11.2007 № А05-4358/2007[2]. При принятии оспариваемого решения об отказе налогоплательщику в вычете по НДС налоговый орган руководствовался следующими доводами:

–выявлены факты недобросовестности субпоставщиков налогоплательщика, а именно отсутствуют управленческий и технический персонал, производственные активы, складские помещения, транспортные средства;

–субпоставщики не представляют налоговую и бухгалтерскую отчетность по месту их регистрации;

–субпоставщики не выполняют требования инспекции о представлении документов по сделкам. В действиях налогоплательщика и цепочке его поставщиков, по-мнению ИФНС, присутствуют признаки схемы, направленной на незаконное возмещение налога из бюджета, таким образом, налогоплательщик получил необоснованную налоговую выгоду.

Суд, признавая решение недействительным, указал, что в данном случае налоговый орган не доказал необоснованность получения обществом налоговой выгоды.

По мнению суда, ИФНС не подтвердила допустимыми доказательствами обстоятельства, которые могли бы свидетельствовать о необоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды и наличии в действиях заявителя и его контрагентов согласованных действий по созданию незаконных схем для противоправного получения из бюджета сумм НДС. Спорные обстоятельства (недобросовестность субпоставщиков налогоплательщика) не подтверждают недобросовестность заявителя и могут лишь свидетельствовать о возможной недобросовестности самого поставщика, а  НК РФ не обуславливает право налогоплательщика на возмещение налога представлением контрагентами его поставщиков в налоговый орган запрашиваемых документов или иной информации и уплатой ими в бюджет полученных сумм налога.

Руководствуясь п. 10 Постановления № 53, суд сделал вывод: налоговый орган не доказал, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему было известно о нарушениях, допущенных контрагентами.

При принятии решения суд сослался также на Определение КС РФ от  16.10.2003 № 329-О, в котором было закреплено положение о том, что налогоплательщик не несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет.

Примером аналогичных решений в пользу налогоплательщиков в схожих ситуациях могут быть постановления ФАС ПО от  20.09.2007 № А57-1943/07-28

Источник: https://www.audit-it.ru/articles/account/court/a51/139731.html

Статья 54-1 НК РФ и должная осмотрительность

Недобросовестные контрагенты: взгляд налогоплательщика

После состоявшегося в Поддержке обсуждения-практикума, дискуссии  по вопросам необоснованной налоговой выгоды родилось желание подготовить краткие выводы по вопросу о последствиях совершения сделок с контрагентами, которые на проверку оказываются компаниями, не исправными в налоговой сфере, т.к. называемыми «однодневками», налоговых рисках и акцентах, на которые прежде всего необходимо обращать внимание. Мы постарались изложить основные аргументы, сведя их совокупность к алгоритму, который, как нам представляется, должен быть полезным.

Часть 1. Краткое описание типового спора.

Очень часто основанием доначисления НДС, соответствующих сумм пеней и привлечения к ответственности, является вывод о необоснованном применении налогоплательщиком налоговых вычетов по сделкам, связанным с приобретением товаров у компаний, которые не исправны в налоговой сфере и не декларируют соответствующие операции либо при выполнении данной обязанности по декларированию  уменьшают сумму исчисленного по ним налога на налоговые вычеты, право на которые отсутствует, сводя сумму налога, подлежащего к уплате, к нулю.

В ряде случаев риски неисправности контрагента в налоговой сфере перелагаются на налогоплательщика по мотиву наличия подозрительных признаков, которые могут свидетельствовать о фактической «подконтрольности» компании-однодневки налогоплательщику. Однако, следует признать, что данное обоснование не является преобладающим.

Как правило, основанием к отказу в налоговом вычете является суждение о том, что контрагент является лицом, привлеченным формально, поскольку тот, не осуществляя предпринимательской деятельности, не имел возможности исполнить сделку, а реальным поставщиком являлся иной субъект, о чем налогоплательщик должен был бы знать, если бы он проявил должную осмотрительность при выборе.

Очень часто злоупотребления имеют место там и тогда, где фактический производитель, поставщик не является плательщиком НДС, и посредник, применяющий общий режим налогообложения и не имеющий права на освобождение совершаемых им операций от НДС, встраивается для создания права на вычет.

Злоупотребления имеют место также и в случае увеличения стоимости приобретаемого товара и выведения части прибыли в серую зону путем ее обналичивания через посредника.

Как разобраться – где злоупотребления, в которых повинен налогоплательщик, в силу чего он должен нести соответствующие негативные последствия, а где ситуации необоснованного переложения последствий налоговой неисправности одного лица на  другое.

Очень часто мы видим весьма распространенную позицию, согласно которой достаточным основанием для отказа в праве на вычет по НДС является установление факта исполнения спорных сделок по поставке,  выполнению работ, оказанию услуг иным субъектом, а не лицом, от имени которых соответствующие договоры были подписаны. Этот дефект расценивается как свидетельствующий о недостоверности документов, об отсутствии реальных хозяйственных операций именно с указанными контрагентами и является достаточным основанием для отказа в праве на вычет по НДС.

Можно ли защищаться против указанного утверждения ссылкой на проявление должной осмотрительности при выборе контрагента? Не утрачена ли такая возможность в условиях действия новой статьи 54-1 Налогового кодекса, благодаря которой в налоговом законодательстве появилась общая антиуклонительная норма?

Очень часто мы можем слышать утверждение о том, что при установлении невозможности исполнения по сделке компанией, являвшейся ее стороной, должная осмотрительность в выборе не имеет значение.

Ссылаться же на проявление должной осмотрительности возможно только в том случае, если подтверждено исполнение по сделке именно контрагентом, и спорность ситуации сводится исключительно к налоговой неисправности контрагента и решению вопроса о том, должен ли налогоплательщик отвечать за нее.

В этом смысле, по мнению сторонников излагаемой токи зрения должная осмотрительность должна проявляться в налоговой осмотрительности и в предоставлении налогоплательщику возможности доказать, что он не должен ли был знать о нарушениях, допускаемых контрагентом в налоговой сфере.

Но этот вопрос – о проявлении должной осмотрительности – обсуждается только тогда, когда исполнение было получено от контрагента. При отсутствии же такового, по мнению сторонников данной точки зрения, основания для применения теста должной осмотрительности отсутствуют.

В этом случае основанием для поражения в праве на вычет видится в документальной неподтвержденности спорных операций, выражающаяся в отсутствии надлежащих документов – договоров, накладных, счетов-фактур, оформленных с лицами, осуществлявших фактическое исполнение.

Правильно ли это? Будем разбираться далее.

Часть 2. Судебные доктрины. Алгоритм, основанный на выводах высших судов. Реальность исполнения.

Изложенный в части 1 подход о применимости теста должной осмотрительности только лишь при условии предоставления исполнения по сделке ее стороной – формален и не обеспечивает защиту. Позиция о том, что для отказа в праве на вычет по НДС достаточно установить, что исполнение по сделке осуществлялось иным субъектом, а не лицом, указанным в договоре, как представляется спорна.

Источник: https://zakon.ru/Blogs/statya_54-1_nk_rf_i_dolzhnaya_osmotritelnost/61733

Проверка контрагента. Должная осмотрительность при выборе контрагента 2018

Недобросовестные контрагенты: взгляд налогоплательщика

Ситуация, когда вполне приличная компания нанимает подрядчика и впоследствии, столкнувшись с определенными проблемами (например, необоснованными вычетами по НДС и неподтвержденными расходами по сделке с подрядчиком), выясняет, что он является «фирмой-однодневкой», фактически носит массовый характер.  

В письме ФНС РФ от 11.02.2010 № 3-7-07/84 «фирма-однодневка» определяется как юрлицо, не обладающее фактической самостоятельностью и созданное без цели ведения предпринимательской деятельности. Такие фирмы обычно не представляют налоговую отчетность и имеют много других отличительных признаков, которые должны настораживать.

«Фирмы-однодневки» искусственно включаются в цепочку хозяйственных связей.

«Противоправная цель достигается в результате согласованных противоправных действий налогоплательщика и подконтрольной ему «фирмы-однодневки», которая является формально обособленной от налогоплательщика, что часто, как показывает практика, фактически не соответствует действительности», отмечается в письме ФНС РФ от 11.02.2010 № 3-7-07/84.

Проблема заключается в том, что пока предотвратить появление «фирм-однодневок» законодательным способом не получается.

Поэтому любой налогоплательщик находится в зоне риска — он не застрахован от того, что налоговые органы в ходе проверки не обнаружат в числе его контрагентов «фирмы-однодневки».

Защитить себя они могут только одним способом — внимательнее относиться к выбору контрагентов и проявлять должную осмотрительность.

Узнайте важнейшую информацию о любой компании в одном окне 

Узнать больше

Что такое должная осмотрительность?

Законодательство не содержит конкретного определения понятия «должная осмотрительность», однако этот термин упоминается и к нему есть отсылки. Ведущий вебинара Контур.

Школы «Должная осмотрительность при выборе контрагента» Александр Пятинский, специалист в области бухгалтерского учета и налогообложения, обращает внимание на то, что понятие должной осмотрительности при выборе контрагента зародилось еще в 2003 году, когда появилось Определение Конституционного Суда РФ от 16.10.2003 №329-О.

В Федеральном законе от 18.07.2017 №163-ФЗ внес изменения в часть первую НК РФ, в результате появилось понятие «необоснованная налоговая выгода», которая влияет на должную осмотрительность при выборе контрагента.

Если компания не проявляет должную осмотрительность, следовательно, она получает необоснованную налоговую выгоду, работая с недобросовестными контрагентами. Информацию о том, кто относится к таким контрагентам, законодательство тоже не содержит.

При этом последствия от работы с такими контрагентами могут быть серьезными, а именно — доначисление налогов.

Таким образом, проявление должной осмотрительности можно рассматривать как один из способов проверки контрагента, а саму должную осмотрительность как комплекс мероприятий по проверке контрагента, который компания разрабатывает самостоятельно. 

Что такое необоснованная налоговая выгода?

Любая предпринимательская деятельность направлена на получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг (письмо ФНС РФ от 23.01.2013 № АС-4-2/710@). Извлечение прибыли — это вообще суть деятельности коммерческой организации.

Постановление Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 г. № 53 «Oб оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» ввело в правовой оборот понятие налоговой выгоды.

Что оно означает? Уменьшение размера налоговой обязанности в результате уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получения права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.

То есть это все те случаи из Налогового кодекса, позволяющие компаниям платить меньше налога. Это нормальная допустимая налоговая выгода.

Но есть и другая выгода, которую определяет Пленум: те предприниматели, которые минимизирует налогообложение в виде уклонения от налогов, получают так называемую необоснованную налоговую выгоду.

В каких случаях налоговая выгода может быть признана необоснованной? В случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера). Классический пример: компания  нанимает подрядчика для выполнения определенной услуги и платит ему за это деньги, при этом услуги оказывают штатные сотрудники компании.

Важно понимать, что сам факт нарушения контрагентом своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Но есть два случая, когда одна компания имеет проблемы от того, что другая компания ведет свою деятельность недобросовестно.

Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговая докажет, что:

  • налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом;
  • деятельность налогоплательщика, его взаимозависимых или аффилированных лиц направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой, преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязанностей (п.10 постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53).

И если во втором случае речь идет о совершенно осознанных действиях налогоплательщика, то в первом подразумевается, что можно предпринять усилия, чтобы предотвратить неприятную ситуацию.

Как проявить должную осмотрительность? 

В Концепции системы планирования выездных налоговых проверок представлены 12 критериев самостоятельной оценки рисков для налогоплательщиков.

В частности, сигналами могут являться следующие случаи: налоговая нагрузка у налогоплательщика ниже ее среднего уровня по хозяйствующим субъектам в конкретной отрасли; в бухгалтерской или налоговой отчетности отражены убытки на протяжении нескольких налоговых периодов; в налоговой отчетности указаны значительные суммы налоговых вычетов за определенный период и др.

Самое главное, что необходимо понимать в связи с должной осмотрительностью: если вы ничего не делаете для того, чтобы предотвратить негативные последствия, то вы не проявляете должную осмотрительность.

Так, например, если вы не имели личных контактов с контрагентом, если у вас нет документального подтверждения полномочий людей, которые подписывали с вами контракт, если у вас нет копий удостоверений личности этих людей, то вы не проявили должную осмотрительность.

Советы о том, что нужно делать, чтобы проявить должную осмотрительность при выборе контрагента, дает Алексей Петров, налоговый консультант, автор вебинара Контур.Школы «Должная осмотрительность при выборе контрагента».

Источник: https://kontur.ru/articles/2694

Должная осмотрительность налогоплательщика в выборе контрагента. Критерии оценки на практике. Перспективы применения ст. 431.2 ГК РФ для минимизации рисков и убытков добросовестных налогоплательщиков

Недобросовестные контрагенты: взгляд налогоплательщика

Для начала коллегам на заметку случай из судебной практики по налоговому спору:

Сегодня ФАС УО в кассации подтвердил позицию налогового органа, поддержанную судами первой и апелляционной инстанции, о том, что для признания действий налогоплательщика по выбору контрагента, совершенными с должной осмотрительностью, недостаточно проверки данных по ЕГРЮЛ, документально подтвержденных фактов поставки товаров, надлежащим образом оформленных накладных и с/ф, а также уплаты поставщиком налогов (НДС и прибыль). Копать надо глубже…

В ходе ВНП налоговый орган выявил, что руководитель одной компании – поставщика, указанный в ЕГРЮЛ в качестве ЕИО, в период исполнения договора находился в местах лишения свободы на основании приговора суда. Эти сведения были получены налоговиками по межведомственным каналам.

О том, что у поставщика посадили директора (не за экономическое преступление) покупатель не знал, поскольку все коммуникации осуществляются на уровне менеджеров по закупкам и менеджеров по продажам (поставки не разовые, а постоянные, товар – расходные материалы). В ЕГРЮЛ и иных реестрах, которые ведет ФНС на сайте nalog.

ru, информации о его дисквалификации, замены или невозможности участия (осуществления руководства) в организации, подтвержденных в судебном порядке, не было и нет.

Однако, налоговый орган делает вывод о том, что поскольку директор сидел и у него не было посетителей (ссылки на журналы посещений из СИЗО и колонии!), то все с/ф подписаны неуполномоченными лицами, а потому в налоговых вычетах по НДС по этим поставкам надо отказать.

Кроме того, несмотря на то, что поставщик своевременно сдает налоговую отчетность и платит налоги, налоговый орган “проанализировал” их декларации и “увидел”, что сумма расходов максимально приближена к сумме доходов и составляет более 88% за год.

Также в ходе ВНП было выявлено, что номер телефона, по которому делались заявки на поставку, принадлежит некоему ИП, а не компании – поставщику. Управление расчетным счетом посредством дистанционного банковского обслуживания “Интернет-клиент” тоже расценено как подозрительное. По совокупности сделан вывод -“поставщик обладает признаками номинальной организации”.

При этом факт поставки товара и использование его покупателем в своей деятельности для выполнения работ не оспаривается (претензий по налогу на прибыль в связи с отражением в составе расходов платежей в адрес поставщика нет). По мнению проверяющих расходные материалы покупателю поставил “кто-то другой”. На наш вопрос – каким образом мы могли проверить те данные, на которые вы ссылаетесь, и кто по их мнению поставил нам товар, ответа не было получено ни в одной инстанции. Суды просто переписали позицию налогового органа из решения, не указав, что не сделал налогоплательщик и почему в его действиях усматривается неосторжность и неразумность. 

В общем презумпция добросовестности, которая  красной нитью проходит через Постановление Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 №53 “Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды”, на практике не применима. 

Что делать дальше – пока не решили. Идти в ВС РФ по спору, основанному на оценочных категориях, не вижу перспективы.

Но на будущее есть желание применить новые возможности Гражданского кодекса, а именно положения о заверениях об обстоятельствах (ст. 431.

2 ГК РФ) с последующим предъявлением к контрагентам исков о возмещении убытков, причиненных лицу по вине ненадлежащего исполнения контрагентом своих налоговых обязательств.

В проекте заготовлены следующие формулировки для обязательного включения в договоры:

В преамбулу договора:

«Заключая настоящий договор Поставщик (подрядчик, исполнитель) в порядке ст.431.

2 Гражданского кодекса РФ заверяет, что (1) он надлежащим образом исполняет свои налоговые обязательства, в том числе своевременно сдает налоговую отчетность (декларации), отражающую реальные факты своей хозяйственной деятельности, уплачивает налоги, представляет информацию и документы по запросам налоговых органов, (2) его должностные лица не дисквалифицированы, не находятся в местах лишения свободы и не существует иных препятствий для осуществления ими своих полномочий и обязанностей, (3) он имеет все необходимые ресурсы для надлежащего исполнения настоящего договора, в том числе помещения, штат сотрудников, материально-техническую базу, разрешения и лицензии.»

В раздел «Обязанности Поставщика (подрядчика, исполнителя)»:

«Поставщик (подрядчик, исполнитель) обязуется надлежащим образом исполнять свои обязанности налогоплательщика, в том числе передавать Покупателю (заказчику) правильно оформленные счета-фактуры, своевременно подавать налоговые декларации по НДС и налогу на прибыль, отражающие реальные факты своей хозяйственной деятельности, уплачивать налоги, представлять информацию и документы по запросам налоговых органов.

Поставщик обязуется в разумный срок информировать Покупателя (заказчика) об измененении обстоятельств, заверения по которым были даны до заключения настоящего договора.»  

В раздел «Ответственность»:

«Если по вине Поставщика (подрядчика, исполнителя) и/или его должностных лиц Покупателю (заказчику) будет отказано в применении налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость и/или налогу на прибыль, что будет подтверждаться Решением налогового органа по результатам камеральной или выездной налоговой проверки, Поставщик обязуется возместить Покупателю (заказчику) все соответствующие убытки в размере суммы доначисленных налогов, пеней и штрафов.»    

Хотелось бы узнать мнение коллег по этому поводу. Насчет того, что это поможет в налоговых спорах, особых иллюзий не питаю, но лишним аргументом точно не будет. Больше интересует перспектива гражданско-правового спора по взысканию убытков в таких ситуациях. 

Источник: https://zakon.ru/Discussions/dolzhnaya_osmotritelnost_nalogoplatelschika_v_vybore_kontragenta_kriterii_ocenki_na_praktike_perspek/39227

Ответственность за контрагента и иные вопросы применения ст. 54.1 НК РФ

Недобросовестные контрагенты: взгляд налогоплательщика

Конспект всех вопросов конференции можно бесплатно заказать здесь.

Статья 54.1 НК по прежнему вызывает много вопросов. Особенно с учетом того, что по информации налоговых органов пока еще не поступали какие-то решения по применению статьи 54.1 НК.

Это объясняется тем, что налоговые органы осторожничают, подходят консервативно, но скорее всего, это просто объективная задержка во времени.

Потому что должны пройти сами проверки, должны быть оформлены результаты.

К тому же ФНС приняла решение централизовать процесс применения статьи 54.1. НК путем введения процедуры согласований:

  1. Решение принимается местной инспекцией
  2. Решение согласовывается Региональным управлением
  3. Решение одобряется Центральным аппаратом налоговой службы (т.е. непосредственно ФНС)

Это хорошо, т.к. позволяет:

Есть ли смысл тогда жаловаться в вышестоящую инстанцию? По идее, смысла нет в апелляционной жалобе, но пожаловаться придется, чтобы был соблюден досудебный порядок.

В чем еще положительный момент внедрения ст. 54.1 НК? Согласно разбираемой норме, сделка не должна иметь цели снижения налоговой нагрузки. Это немного другая трактовка, по сравнению с Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53. В последнем речь идет о деловой цели. В статье же 54.1 НК говорится, что любая цель кроме «налоговой» считается государством приемлемой.

Если компания совершает какие-то действия (реорганизацию, что-то еще) не для того, чтобы снизить налоги, а, например, чтобы уйти от требований регулятора (Центробанк, например) или чтобы уйти от кредиторов, то такие действия не подпадают под ст. 54-1. При этом они, конечно, могут быть незаконными, но не с точки зрения этой статьи.

Разберемся подробнее: на какие периоды распространяется эта статья. Не смотря на то, что закон об этом сказал, тем не менее, основания для вопросов есть.

Суды, если посмотреть на практику, которая появилась в сентябре-октябре 2017, попытались, ссылаясь на ст. 54.1, трактовать дела в пользу налогоплательщика. Но в итоге кассационные инстанции их «охладили».

Сейчас уже не так рьяно суды защищают налогоплательщиков со ссылкой на 54.1 НК. Суды пытались сказать, что эта статья заметно улучшает положение плательщиков, поэтому должна иметь обратную силу.

Ее пытались применять даже к старым проверкам за прежние периоды. Сейчас эта практика сошла на нет.

Закон предписывает налоговым органам применять эту статью, начиная с момента ее вступления, т.е. с 19.08.2017, т.е. можно сказать, что налоговые органы должны ее применять по проверкам, начавшимся после этой даты (камеральным и выездным).

Но вопрос: на сколько это правильно? Дело в том, что такой порядок введения в действие во времени характерен и применяется в отношении процедурных норм. Так, если суд или административный орган ведет какое-то дело, то есть определенные процедурные нормы  (ГПК, АПК, УПК и т.д.).

Если в такие процессуальные нормы вводятся изменения, то суд, начиная с даты, когда эти изменения вступили в силу,  ведет судебный процесс по новым правилам. Это понятно. Но ст. 54.

1 НК – сформулирована не как процедурная норма ( нормы, отвечающая на вопрос: как (как доказывать, как привлекать к ответственности, как возлагать санкции и т.д.).

Ст. 54.1 НК – это статья, которая содержит материальные нормы (отвечает на вопросы: что? За что? И т.д.). Она содержит основания для принятия или непринятия каких-то решений для целей налогообложения.

В чем проблема? Допустим, сейчас проводятся проверки за 2015-2017 годы (выездные) или за последние какие-то налоговые периоды – камеральные.

Полагаем, что на проверках за периоды, которые имели место до вступления в силу этой статьи, правильнее эту статью не применять (хотя официальная точка зрения и не такая!). Она не должна иметь обратной силы, т.к.

ухудшает положение налогоплательщика в части ответственности за контрагента по сравнению с ранее действовавшими нормами.

Так, ФНС в своих письмах от 16.08.2017 N СА-4-7/16152@ или 31 октября 2017 г. N ЕД-4-9/22123@ трактует ст. 54.1 НК таким образом, что под реальностью сделки теперь понимается не только сам факт совершения операции (был товар, была поставка, была работа), а и то, что этот товар был поставлен именно ЭТИМ контрагентом, который указан как сторона в договоре.

Аналогичное правило распространяется и на работы\услуги. К такому повороту событий, конечно, налогоплательщики в 2015-2017 годах не были готовы. Тогда все обращали внимание на то, что нужно осмотрительность проявлять, еще что-то и т.д. Но такого жесткого понимания не было. В этом смысле, это ухудшает положение налогоплательщика.

Единственное исключение, когда возможно применение данной статьи, если мы или суд придем к выводу, что статья все-таки улучшает положение налогоплательщика. Я говорю «если», потому что для меня это до сих пор вопрос. Она сильно улучшает? И в чем? Я пока для себя улучшений не вижу. Но некоторые налогоплательщики пытаются и даже находят какое-то улучшения для себя.

В этом случае, конечно, статья может применяться и к начавшимся проверкам и даже к тем проверкам, которые давно завершились (например, если сейчас идут судебные разбирательства). В силу ст. 5 НК, 54, 57 Конституции: нормы, улучшающие положение налогоплательщика должны иметь обратную силу.

Налоговая реконструкция – определение налоговых последствий по сделке или совокупности сделок исходя из их действительного экономического содержания.

Вопрос заключается в том, как должны рассчитываться налоговые обязательства, если сделка оказалась «дефектной» с точки зрения ст. 54.1 НК? Должны ли учитываться какие-то расходы или налоговая может приписать только доходы, а расходы во внимание не брать? Должны ли браться во внимание уплаченные налоги?

Источник: https://pravovest-audit.ru/nashi-statii-nalogi-i-buhuchet/otvetstvennost-za-kontragenta-i-inye-voprosy-primeneniya-st-541-nk-rf/

Адвокат Титов
Добавить комментарий