Нарушение непосредственности оценки доказательств

Реализация принципа непосредственности в процессе судебного следствия

Нарушение непосредственности оценки доказательств

Уголовное право и уголовный процесс

Реализация принципа непосредственности в процессе судебного следствия

НИКИФОРОВ Владислав Геннадьевич,

федеральный судья Суворовского районного суда Тульской области

Краткая аннотация: одним из общих условий судебного разбирательства является непосредственность (ст. 240 УПК РФ).

Непосредственность исследования доказательств обеспечивает наиболее правильную передачу сведений о происшедших событиях, а также способствует формированию правильного внутреннего убеждения.

Многие вопросы судебного следствия после принятия УПК РФ приобрели особую актуальность и проблемность. В статье раскрываются формы реализации принципа непосредственности в ходе проведения судебного следствия.

One of the general conditions of judicial trial is directness (art. 240 СPС RF).

The directness of a study of proofs ensures the most correct transfer of the information about the occurred events, and it also contributes to the formation of correct internal persuasion.

Many questions of judicial consequence after adoption СPС RF acquired special urgency and problematical character. In the article are revealed the forms of the realization of the principle of directness in the course of conducting the judicial consequence.

Ключевые слова: принципы уголовного судопроизводства; принцип непосредственности; доказательства; судебное следствие.

The principles of criminal legal procedure; the principle of directness; proof; judicial consequence.

В процессе судебного следствия все доказательства должны быть исследованы по общему правилу непосредственно, и суд не должен ограничиваться изложенными в материалах дела сведениями о результатах исследования доказательств, но обязан воспринимать доказательства из первоисточников: заслушать показания подсудимого, потерпевшего, заключение эксперта, осмотреть вещественные доказательства, огласить протоколы и иные документы и т.д. Непосредственность исследования доказательств – необходимое условие формирования у суда собственного внутреннего убеждения по вопросам, подлежащим разрешению при постановлении приговора. Данный метод оценки доказательств законодатель ввел в ранг принципа уголовного судопроизводства, согласно которому судья, присяжные заседатели, а также прокурор, следователь, дознаватель оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в деле доказательств, руководствуясь законом и совестью (ст. 17 УПК РФ). При этом, все, что происходит в зале судебного заседания, должно проговариваться, озвучиваться. Это позволяет участникам процесса находиться в курсе исследования доказательств и при необходимости реагировать в порядке, предусмотренном законом. Приговор суда может быть основан лишь

на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании (ст. 240 УПК РФ), и все решения суда должны быть не только законными, но и обоснованными (ч. 4 ст. 7, ч. 1 ст. 297 УПК РФ). Данное требование Закона дает возможность суду проявлять инициативу при установлении обстоятельств дела. В то же время из ч. 3 ст.

15 УПК РФ следует, что суд не является органом уголовного преследования и не выступает на стороне обвинения и стороне защиты, на что И.Л.

Петрухин обращает внимание, отмечая, что в состязательном судопроизводстве «исследование доказательств производят стороны, а судья лишь следит, чтобы при этом не нарушался процессуальный регламент»1.

В соответствии со ст. 50 Конституции РФ, «при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона». В.П.

Божьев отмечает: «В общем виде конституционные принципы уголовного процесса можно рассматривать как закрепленные в Конституции РФ основополагающие правовые идеи, определяющие построение всего уголовного процесса, его сущность, характер и демократизм. Они составляют базу, фундамент всего уголовного процесса»,2 в

1 Петрухин Л.И. Теоретические основы реформы уголовного процесса в России. Ч. 1. М., 2004. С. 124.

2 Уголовный процесс: Учебник для вузов / Под ред. В.П. Божьева. 2-е изд., испр. и доп. М., 2000. С. 74.

связи с чем основа действующего Уголовно-процессуального кодекса РФ возведена в систему принципов уголовного судопроизводства, которые находятся в определенной иерархической зависимости.

В науке уголовного процесса приемлемой является точка зрения, что принципы правосудия – это основополагающие руководящие начала, имеющие нормативно-правовой характер.

Они отражают наиболее существенные стороны уголовного судопроизводства, задачи, характер и систему процессуальных форм, стадий и институтов, обеспечивающие справедливое отправление правосудия по уголовным делам, эффективную защиту личности, интересов общества от преступных посягательств.

1 «Ряд принципов уголовного судопроизводства является своего рода ограничителем нормативного регулирования способов получения доказательств. Действия, противоречащие требованиям этих принципов, делают полученные доказательства недопустимыми»2.

Однако необходимо обратить внимание на то, что кроме принципов судопроизводства уголовно-процессуальный закон содержит и общие условия как предварительного следствия (гл. 21 УПК РФ), так и судебного разбирательства (гл. 35 УПК РФ), на наш, взгляд возведенных также в систему принципов судопроизводства, несмотря на то, что уголовно-процессуальный закон прямо не отмечается в положениях гл. 2 УПК РФ.

И.А. Пикалов в своем сравнении принципов и общих условий уголовного процесса приходит к выводу: «Общие условия – не исходные (первоначальные), базовые (фундаментальные) правовые идеи, т.е.

принципы, а вторичные, вытекающие из принципов, предназначенные для обеспечения их реализации, а также дающие разъяснение тех или иных положений принципов»3.

Данная позиция, на наш взгляд, заслуживает внимания, поскольку к одному из общих условий применительно к стадии судебного разбирательства закон относит выразившееся в прин-

1 Ривлин А.Л. Понятие и система принципов советского правосудия // Ученые записки Харьковского юрид. ин-та. Вып. 16. Харьков, 1962. С. 28-30; Зажицкий В.И. Правовые принципы в законодательстве Российской Федерации // Государство и право. 1996. № 11. С. 93-94.

2 Там же. С.62

3 Пикалов И.А. Состязательность в системе принципов уголовного процесса и ее реализация стороной защиты на досудебных

стадиях. М., 2007. С. 8.

ципе непосредственности и закрепленное в ст. 240 УПК РФ, непосредственное исследование доказательств по уголовному делу, обязывающих суд именно непосредственно исследовать доказательства по делу и обосновывать свой приговор лишь доказательствами, бывшими предметом рассмотрения в судебном заседании.

Следуя принципу непосредственности, суд должен допросить свидетелей-очевидцев, а не лиц, знающих об обстоятельствах дела со слов последних, изучить документы в оригинале, а не их копии, осмотреть и исследовать подлинные вещественные доказательства, огласить протоколы и иные документы (ст. 240 УПК РФ).

«Правило о непосредственности исследования всех доказательств по уголовному делу призвано обеспечить прямое, свободное от субъективного влияния лиц, производивших предварительное расследование, восприятие участниками судебного разбирательства, в первую очередь судом, всех обстоятельств уголовного дела. Непосредственное исследование всех доказательств в судебном заседании служит важным условием их единообразного восприятия судом и другими участниками судебного разбирательства, средством устранения сомнений и неясностей»4.

В ч. 2 ст. 240 УПК РФ указывается на возможность оглашения показаний, данных при производстве предварительного расследования, лишь в случаях, предусмотренных ст. 276 и 281 настоящего Кодекса РФ. Приговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

В соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 42 и п. 1 ч. 4 ст. 56 УПК РФ, свидетель и потерпевший вправе отказаться свидетельствовать против самих себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников.

В то же время в вышеуказанных нормах закреплено, что при согласии дать показания свидетель и потерпевший предупреждаются о том, что их показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае их последующего отказа от этих показаний.

Согласно ст. 276 УПК РФ, оглашение по-

Источник: //naukarus.com/realizatsiya-printsipa-neposredstvennosti-v-protsesse-sudebnogo-sledstviya

Копипаст как отказ в правосудии

Нарушение непосредственности оценки доказательств

Отказ от правосудия – это квинтэссенция причинения вреда, сумма и содержание всех видов вреда. Это не только грабеж, не только рабство, не только оскорбление, не только убийство – это грабеж, порабощение, оскорбление, убийство, все в одном1.
И. Бентам

Пленум ВС РФ Постановлением от 29.11.2016 № 55 «О судебном приговоре» фактически запретил копипаст в уголовном процессе. Однако в судах общей юрисдикции при рассмотрении гражданских дел такая практика не прекратилась.

В частности, в одной недавней коммуникации Европейского Суда по правам человека российским властям указывалось на дословное совпадение текста судебного решения и отзыва государственного органа.

Поговорим в теме номера о том, чем опасен копипаст в судопроизводстве.

Копипаст в судебных актах

Безусловно, многие из нас либо слышали о копипасте2, либо сталкивались с ним сами. Развитие техники меняло способы появления копипаста, прибегать к нему с появлением компьютеров стало очень просто. Вначале за базу судебных актов стали брать тексты на дискетах, затем на компакт-дисках, флешках все это сопровождалось внепроцессуальным общением либо судьи, либо помощника судьи.

Конечно же, все это вызывало определенный протест. Особенно выпукло несправедливость такого судейского подхода к составлению судебных актов была проявлена в уголовных делах. «Когда в приговор целиком переносят обвинительное заключение, даже с грамматическими ошибками –это довольно наглядно показывает, на чьей стороне судья»3.

Еще в феврале 2008 года, выступая с докладом на ежегодном заседании городских судей, председатель Мосгорсуда О. Егорова уличила коллег «в копировании обвинений у сотрудников прокуратуры».

Она заявила, что судьи злоупотребляют «техническими средствами» и при вынесении приговоров сканируют куски обвинительных приговоров, не удосуживаясь при этом даже исправить грамматические ошибки обвинительных заключений. «Вы вообще читаете свои приговоры?» – гневно спросила тогда О.

Егорова московских судей, собравшихся в конференц-зале Мосгорсуда4. «Диссернет», известный отслеживанием необозначенного цитирования в научных работах, обратил внимание на «копипаст» в приговорах по громким уголовным делам: никак не измененные части из обвинительных заключений5.

Безусловно, такой подход ставил под сомнение сам факт отправления правосудия6. К счастью, эта проблема была донесена до Верховного Суда РФ, и на Пленуме Верховного Суда РФ она была поставлена на обсуждение, что нашло отражение в его постановлении.

Пленум ВС РФ счел недопустимым перенесение в судебный акт показаний допрошенных лиц и содержания других доказательств из обвинительного заключения или обвинительного акта без учета результатов проведенного судебного разбирательства (п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 55 от 29.11.2016 «О судебном приговоре»).

Таким образом, в уголовном процессе в качестве грубого процессуального нарушения «воспроизведение обвинительного заключения без учета результатов проведенного судебного разбирательства» появилось благодаря Пленуму Верховного Суда РФ, который фактически запретил копипаст в худшем его проявлении.

Однако в судах общей юрисдикции при рассмотрении гражданских дел такая практика не прекратилась. В частности, в одной недавней коммуникации Европейского Суда по правам человека российским властям указывалось на дословное совпадение текста судебного решения и отзыва государственного органа.

Мотивировочная часть судебного решения

В арбитражных судах, которые ранее других судов приобщились к электронному документообороту, представление проектов судебных решений было легитимировано Высшим Арбитражным Судом РФ. Однако представление проектов судебного акта, на наш взгляд, не является оправданием копипаста.

Безусловно, хорошо написанный проект может быть подспорьем для написания описательной части судебного акта, но в описательной части также должны быть отражены результаты судебного разбирательства. При этом в судебном акте в любом случае мотивировочная часть должна быть написана именно судом. «В мотивировочной части отражается вся познавательная деятельность суда, других участников процесса.

Мотивировочная часть включает фактическое и правовое обоснование судебного решения и заканчивается правовой квалификацией материального правоотношения… она должна быть такой, чтобы позволить четко уяснить посылки тех выводов, которые будут изложены в резолютивной части.

Мотивировочная часть судебного решения имеет принципиальное значение для формирования в будущем законной силы судебного решения прежде всего потому, что именно в мотивировочной части отражаются обстоятельства, установленные судом»7.

«Мотивировочная часть обосновывает резолютивную часть решения и признается преследующей одновременно три цели:

–информирование сторон процесса, а впоследствии и всех иных лиц о соображениях суда, которыми он руководствовался при принятии решения. Причем для демонстрации хода своей мысли суд должен не пересказывать позиции каждой из сторон дела, а раскрывать итоги проведенного судом анализа и оценки доводов сторон;

–создание условий для полноценной проверки правильности судебного решения;

–самоконтроль судей, что предполагает критическую оценку судей хода собственных мыслей.

…Судебное решение должно обеспечивать возможность для всякого члена общества, в том числе не имеющего юридического образования, уяснить умозаключения суда, приведшие к вынесению соответствующего решения»8.

Именно мотивировочная часть судебного решения является ключевой для поддержания доверия к суду, поскольку правосудие не только должно быть совершено, но и должно быть видно, что оно совершено.

Нарушение принципа непосредственности

В 2015 году СМИ пестрели доводами Российской Федерации о незаконности судебного решения Гаагского суда, вынесенного о взыскании 50 млрд, о том, что арбитры не выполнили лично свой мандат, что помощник суда Мартин Валасек фактически играл роль четвертого арбитра, написав основную часть решения.

В качестве доказательств этого приводили то количество часов, которое он потратил по данному делу, и лингвистическую экспертизу, проведенную по заказу России. «Лингвистическая экспертиза показала большой процент текста решения за авторством помощника. Так, 71% части решения, определяющей размер ущерба, написан помощником.

С точки зрения российской стороны, делегирование функций написания решения помощнику является нарушением мандата арбитров на разрешение спора»9.

Не можем не согласиться, что доверие к суду данным фактом было подорвано.

Полагаем, что судебное решение, представляющее собой 90% копию письменного отзыва налогового органа, без учета результатов судебного разбирательства подрывает доверие к суду еще в большей степени.

К сожалению, здесь мы приводим реальную ситуацию. Ознакомление с таким судебным решением вызвало ощущение, что как будто в суде нас и не было, поскольку все наши красочные доводы, все добытые доказательства оказались за бортом, остался лишь отзыв налогового органа.

Причем судебное решение не просто представляло собой копию пояснений ответчика, но и включало все опечатки, ошибки, выражения: «Инспекция… обращает внимание Суда» (стр.

12, 35, 36, 45), «Инспекция не согласна с доводами Заявителя по следующим основаниям» (стр. 39), «Инспекцией установлено…», «Инспекция считает…», «Инспекция не согласна…» и т. д.

Суд даже не потратил времени на исправление ошибок сканирования. Мы столкнулись с грубейшим проявлением копипаста.

Суд в нарушение принципа непосредственности подменил собственную оценку доказательств оценкой ответчика, проигнорировав наши доводы и представленные нами доказательства, оставив нас в неведении, почему эти доводы и доказательства были отклонены судом. Фактически нам было отказано в правосудии.

Право на справедливое судебное разбирательство

«Речь одного – речь никого, нужно честно выслушать обоих»10. Судебный акт, представляющий собой мнение одной из сторон, – это не судебный акт, и он должен быть отменен как противоречащий общепризнанным принципам справедливого судопроизводства.

Безусловные основания для отмены судебного акта коррелируются с требованием соблюдения общепризнанного мировым сообществом права на справедливое судебное разбирательство11. В соответствии с п. 3 и 5 ст.

2 АПК РФ задачами судопроизводства в арбитражных судах являются справедливое публичное судебное разбирательство в разумный срок независимым и беспристрастным судом и формирование уважительного отношения к закону и суду.

Судебные акты, которые представляют собой копию только правовой позиции одной стороны, без учета результатов судебного разбирательства, на наш взгляд, свидетельствуют об их ничтожности, поскольку их правосудность будет всегда под сомнением, как если бы судебные акты были вынесены без привлечения одной из сторон к рассмотрению дела.

По своей сути такие акты в действительности для лиц, участвующих в деле, не отличаются от судебных актов, вынесенных без привлечения к рассмотрению дела одного из заинтересованных лиц12.

Впрочем, прямое игнорирование результатов судебного разбирательства и деятельности по доказыванию еще больше подрывает доверие к суду, поскольку представляет собой циничное неуважение лица, участвующего в деле. Можно утверждать, что такое игнорирование представляет собой также умаление достоинства личности тяжущихся вопреки требованиям ст. 21 Конституции РФ.

Более того, когда идет спор с государственным органом – это подрывает доверие к суду как органу, который отправляет правосудие и создает впечатление «нечестной игры» государства.

Игнорирование деятельности в ходе судебного разбирательства одного из лиц, участвующих в деле, показывает его «ненужность» и «бесполезность» для судебного органа, а также на предрешенность процесса. Более грубого нарушения принципа равенства перед законом трудно придумать.

Когда судебный акт подлежит отмене

В российской правовой доктрине всегда существовал подход к пониманию, что «судебные решения, постановленные с нарушениями основных начал производства, лишающие его характера судебного, нельзя признать судебным решением: оно ничтожное (nul)»13.

Как справедливо отмечают: «…суть функционирования судебной ветви государственной власти состоит в том, что в этом функционировании логика силы заменена силой логики.

Убеждающая сила правого обоснования принимаемых решений… суть принципа верховенства права, суть правового государства»14. Лиши судебный акт убеждающей силы мотивировочной части, и это уже не акт правосудия.

Подмени убеждающую силу мотивировочной части судебного акта мнением одной из сторон, и вам уже никогда не доказать другой стороне, что это акт правосудия.

Копирование отзыва одной из сторон и отсутствие мотивов отклонения доводов и доказательств другой из сторон – это частный случай немотивированного решения, просто закумуфлированного копированием мнения одной из сторон.

Это своего рода попытка обойти требования публичности с тем, чтобы сделать незаметным невыполнение самой главной функции суда – мотивировать свое решение.

Источник: //www.eg-online.ru/article/359082/

Непосредственность судебного разбирательства

Нарушение непосредственности оценки доказательств
Энциклопедия Сервиса бесплатных юридических консультаций » Арбитраж » Общие положения » Непосредственность судебного разбирательства

Принцип непосредственности разбирательства заключается в том, что судьи, занимающиеся рассмотрением и разрешением дела должны самостоятельно и лично принимать все собранные доказательства, воспринимать их, принимать участие в их исследовании.

Принцип непосредственности разбирательства заключается в том, что судьи, занимающиеся рассмотрением и разрешением дела должны самостоятельно и лично принимать все собранные доказательства, воспринимать их, принимать участие в их исследовании.

Исследование и восприятие устных и письменных доказательств осуществляется путем заслушивания всех участников уголовного судопроизводства, изучения и осмотра всех представленных вещественных и письменных доказательств.

Судья может принять свое решение только на основании доказательств, осмотренных и исследованных в суде первой инстанции в ходе проведения заседания.

Если же процедура сбора доказательств осуществлялось не тем судом, который непосредственно осуществляет рассмотрение дела, суд имеет право обосновать принятое решение, основываясь на собранных устных и письменных доказательствах, только при наличии определенного ряда условий:

  • доказательства были получены в порядке, установленном и урегулированном гражданско-правовым законодательством;
  • доказательства были оглашены в ходе проведения заседания;
  • доказательства были предъявлены лицам, принимающим участие в разбирательстве в качестве одной из сторон или третьего лица;
  • доказательства были исследованы в совокупности с другими имеющимися доказательствами.

Отдельно стоит отметить, что при принятии решения судья не должен основываться на устных и письменных доказательствах, которые не были исследованы судом должным образом, в соответствии с требованиями гражданско-правового законодательства.

Если для осуществления процессуальных действий требуется проведение осмотра доказательств вне зала судебного заседания, то данный осмотр должен быть проведен тем же судьей, который осуществляет рассмотрение данного дела.

Кроме того, принцип непосредственности заключается и в соблюдении правила, согласно которому состав суда не может меняться в процессе рассмотрения дела. Если происходит замена одного или нескольких судей, дело рассматривается с самого начала.

Непосредственность судебного разбирательства после отложения дела в ином составе суда

Гражданский процессуальный кодекс РФ содержит в себе положение, согласно которому разбирательство, после его отложения, обязательно должно начинаться сначала в ином составе суда.

Так как в законе содержится прямое указание на такую необходимость суд не имеет права отступать от установленного правила.

Это означает, что после привлечения к делу соответчика, замены ответчика, если он оказался ненадлежащим или после замены любого другого участника судебного производства, суд должен вернуться к производству всех процессуальных действий, которые ранее были совершены в ходе проведения предшествующих замене заседаний. При этом в гражданском правовом законодательстве также содержится норма, согласно которой разбирательство дела в рамках нового заседания может осуществляться и непосредственно с того момента, на котором оно было окончено. В подобной ситуации каждый участник процесса должен подтвердить или дополнить свои ранее данные объяснения. Необходимость повторять их законодательство не устанавливает. Данная норма является правом, а не обязанностью судьи, поэтому использовать его допускается только при наличии определенных обстоятельств, содержащихся в законодательных актов, в частности:

  • состав суда не был изменен;
  • стороны согласны на возобновление рассмотрения дела без повторов.

Правила осуществления процессуальных действий вне зала заседания

Если вещественные или письменные доказательства по каким-либо причинам не могут быть доставлены в зал заседания, суд может по своей инициативе или по ходатайству одной из сторон дела вынести определение о необходимости осуществить осмотр, целью которого будут доказательства, которые не были предметом исследования в судебном заседании непосредственно по месту их нахождения. В качестве основания для проведения осмотра доказательства не может приниматься отказ лица, им владеющего, предоставить его в зал заседания. В подобной ситуации владелец доказательства может получить штраф в соответствии с требованиями федеральных нормативных актов. При этом следует учитывать и тот факт, что осмотр доказательств вне зала заседания допускается не только на стадии разбирательства дела, но и при выполнении судебного поручения, в случае необходимость осуществить обеспечение доказательств. При появлении необходимости осуществить осмотр доказательства, находящегося вне зала заседания, суд должен отложить разбирательство дела. Помимо этого, судья имеет право совместно с участниками дела выехать по месту непосредственного нахождения вещественного или письменного доказательства. В рамках действия гражданского правового законодательства установлена норма о том, что при осмотре доказательства вне зала заседания обязательно должно проводиться фото- или видеосъемка. Весь ход осмотра должен быть зафиксирован в соответствующем протоколе.

Последствия нарушения принципа непосредственности

В рамках арбитражного разбирательства принцип непосредственности имеет особое значение. В частности, он является гарантией получения истинного значения о фактах, которые имеют важное значение для рассматриваемого дела.

Благодаря соблюдению такого принципа промежуточные звенья между судом и непосредственно самими доказательствами по рассматриваемому делу сводятся к минимуму.

Именно по этой причине на уровне федерального законодательства особое значение уделяется последствиям нарушения данного принципа. В соответствии с нормами гражданского процессуального права нарушение данного принципа влечет за собой отмену вынесенного судом решения из-за его необоснованности и незаконности.

Источник: //advokat-malov.ru/obshhie-polozheniya/neposredstvennost-sudebnogo-razbiratelstva.html

Статья 43. Оценка доказательств

Нарушение непосредственности оценки доказательств

Комментарий :

Часть 1 комментируемой статьи содержит критерии деятельности суда при оценке доказательств.

Оценка доказательств – это мыслительная деятельность субъектов доказывания по определению принадлежности, допустимости доказательств, их достоверности, достаточности и взаимной связи, которая осуществляется на основании законов логики в условиях, установленных правовыми нормами90.

Оценка доказательств должно осуществляться с соблюдением следующих принципов:

а) суд осуществляет оценку согласно своим внутренним убеждениям;

б) суд оценивает доказательства непосредственно, полно, всесторонне, объективно в их совокупности;

в) при оценке доказательств суд обязан руководствоваться законом.

Смысловую нагрузку принципа оценки согласно внутренним убеждениям судьи состоит в том, что судья самостоятельно решает вопрос о достоверности доказательств, достаточности их для вынесения решения, истинности сведений, содержащихся в доказательствах. Внутреннее убеждение судьи – это его собственное отношение к определенному объекту, т. е.

конкретное чувство или совокупность чувств судьи, которые возникают в процессе рассмотрения и разрешения дела по поводу определенных объектов, имеющих значение для справи91. Итак, внутреннее убеждение – это отношение суда обстоятельствам дела, основанного на доказательствах.

Подтверждением принципа оценки судом доказательств только в соответствии с его внутренним убеждениям является норма ст.

11112 ГПК, согласно которой постановление хозяйственного суда кассационной инстанции об отмене решения суда первой инстанции и постановления апелляционной инстанции не может содержать предписаний о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, о преимуществе одних доказательств перед другими.

Непосредственность оценки доказательств означает, что суд должен исследовать доказательства непосредственно в судебном заседании.

Принцип непосредственности заключается в совокупности закрепленных законом правил, устанавливающих способ восприятия судом доказательных фактов, имеющих значение для разрешения дела.

Согласно такому определению обязанность суда в судебных заседаниях, а в необходимых случаях и вне судебного заседания заключается в непосредственном восприятии и исследовании доказательств и других данных дела.

Судьям, которые не принимали участия в таких исследованиях доказательств, запрещается принимать судебные ришення92.

Для установления фактов хозяйственный суд непосредственно исследует письменные и вещественные доказательства, заключения экспертов, аудио-и видеозаписи, заслушивает объяснения лиц, участвующих в деле, экспертов, а также объявляет такие объяснения, показания, заключения, изложенные в письменной форме. Как указано в п. 8 постановления Пленума Верховного Суда Украины от 21 декабря 1990 г. N 9 “О практике применения судами процессуального законодательства при рассмотрении гражданских дел по первой инстанции”, исходя из принципа непосредственности судебного разбирательства, полученные показания свидетелей, как и другие доказательства , должны быть исследованы в судебном заседании, в котором принято решение, независимо от того, исследовались эти доказательства тем же составом суда в другом судебном заседании.

Полнота оценки доказательств означает, что суд обязан исследовать и оценить все собранные по делу доказательства, которые являются допустимыми. Время, во время оценки доказательств суд может определить, что собранных по делу доказательств недостаточно для принятия решения. В таком случае, как указано в п.

14 постановления Пленума Верховного Суда Украины от 21 декабря 1990 г.

N 9 “О практике применения судами процессуального законодательства при рассмотрении гражданских дел по первой инстанции”, если выяснится, что собранных по делу доказательств недостаточно и возможность их получения не исчерпана, суд предлагает сторонам и другим лицам, участвующим в деле, представить дополнительные доказательства, а в случае возникновения у этих лиц трудностей по их ходатайству оказывает содействие в истребовании таких доказательств и в зависимости от необходимого для этого времени может объявить перерыв , отложить рассмотрение дела, а в случаях, предусмотренных законом, остановить производство по делу.

Всесторонность означает оценку доказательств с учетом доводов всех лиц, участвующих в деле.

Объективность оценки доказательств означает незаинтересованность суда в результате разрешения дела, отсутствие предвзятости суда при оценке доказательств.

Источник: //juristoff.com/resyrsi/kz/gpku/895-statya-43-ocenka-dokazatelstv

Адвокат Титов
Добавить комментарий