Медиация в уголовном процессе

Роль медиации в уголовном процессе россии

Медиация в уголовном процессе

УДК 342.7

Мельников В.Ю.

Роль медиации в уголовном процессе России

 Ростовский Государственный Университет Путей сообщений

Элементы восстановительного правосудия не могут полностью заменить собой современную систему уголовного наказания.

Оно призвано не отменить официальное правосудие, а придать ему за счет использования определенного способа разрешения криминальных ситуаций восстановительный характер.

На сегодняшний день программы восстановительного правосудия реализуются как дополнительный метод реабилитационной работы с преступниками и жертвами и во многих случаях дают положительные результаты, особенно когда речь идет о подростковой преступности.

Elements of restorative justice can not fully replace the current system of criminal punishment.

It is intended not to cancel the formal justice, and make it through the use of a particular method of resolving criminal cases restorative in nature.

To date, restorative justice programs implemented as an additional method of rehabilitation work with offenders and victims and in many cases yield positive results, especially when it comes to juvenile crime

Ключевые слова к статьям: медиация в уголовном процессе- Mediation in criminal proceedings; права и свободы граждан – the rights and freedoms of the citizens; обеспечение прав и свобод человека – Maintenance of the rights and freedom of the person; уголовно-процессуальное законодательство- criminally-remedial legislation.

В рамках действующего в России института примирения (освобождения от уголовной ответственности по этому основанию) уголовным и уголовно-процессуальным законом не определены ни процедура передачи дел посредникам, ни форма контроля за договоренностями между сторонами, ни социально-реабилитационная инфраструктура реализации решений данного типа. Примирение рассматривается как право лиц (о котором в ходе предварительного расследования им никто порой даже не сообщает), но не как специально организуемая процедура. В российском законодательстве по уголовным делам мы встречаем понятие «примирение», но пока нет «посредничество», или «медиацию». Однако для сторон уголовного конфликта, разделенных враждой и противоположными процессуальными интересами, без посторонней квалифицированной помощи, примирение нередко становится затруднительным, а порой невозможным. Концепция восстановительного правосудие придает праву на примирение механизмы реализации.

Если вести речь об использовании при­мирительных процедур в качестве способа разрешения уголов­но-правовых конфликтов, то в этом контексте службы примирения (медиаторы) оказываются механизмом реализации процессуального права на примирение в тех случаях, где оно непосредственно упоми­нается в законе.

Следует иметь в виду, что понятие восстановительного пра­восудия «шире», чем «медиация при решении уголовно-пра­вовых конфликтов». И не только потому, что предполагает еще и другие формы взаимодействия с обидчиком и жертвой – это разнопорядковые понятия.

Восстановительное право­судие это потенциальная парадигма правосудия: концепция, способы видения проблемы и способ ее решения – в конечном счете, новая практика. Оно ставит вопрос именно о содержании и форме уголовного судопроизводства.

Медиация относится к процедурным формам реализации взгляда на правосудие, заложенного в концепции. В широком смысле термином «медиация» обозначается спо­соб разрешения конфликта с помощью беспристрастной третьей стороны, когда решение принимается самими сторо­нами.

Мы можем говорить о введении медиации в уголовный процесс, но не можем говорить о «введении» восстановительного правосудия. Речь идет об институционых преобразованиях и выращивании нового правопонимания.

Появление Рекомендации № R (99) 19, принятой Комитетом Министров Совета Европы 15.09.1999 г. [1], стало важным этапом общеевропейского процесса совершенствования уголовного правосудия.

В Рекомендации № R (99) 19 дается опре­деление медиации по уголовным делам: это процесс, в рам­ках которого пострадавшему и правонарушителю предостав­ляется возможность, в случае их добровольного согласия, с помощью беспристрастной третьей стороны (медиатора) при­нять активное участие в разрешении проблем, возникших в результате преступления.

Упоминание в качестве сторон только пострадавшего и правонарушителя не исключает уча­стия в медиации и других лиц (родителей, близких людей с той и другой стороны, специалистов, представителей учебно­го заведения и пр.).

В п. 17 Приложения к Рекомендации указано, что прекра­щение уголовного дела по причине наличия достигнутого в результате медиации соглашения должно иметь юридиче­скую силу судебного акта, исключая таким образом возоб­новление уголовного преследования на основании тех же фактов (ne bis in idem).

Если же сторонам не удалось достичь договоренности либо, если договоренности не выполняются, органы уголовной юстиции возобновляют производство по уголовному делу (п. 18).

По мнению автора, указанные положения должны стать основой для внедрения элементов восстановительного правосудия и по уголовным делам.

Юридический результат восстановительного правосудия – примирительный договор – является субъективно справедливым, это юридический результат для конкретных людей. Он должно утверждаться судом путем вынесения соответствующего постановления.

Медиатор не допускает усугубления конфликта, обеспечива­ет психологическую и физическую безопасность. В программах принимают участие и другие лица, так или иначе затронутые преступлением, родственники.

Последние могут оказать поддержку сторонам, как в выработке решения, так и в последующей его реализации.

Процедура медиации принципиально отлична от официального уголовного процесса, который ориентирован на жесткое противостояние, пред­полагает деперсонализацию сторон, в то время как программа примирения ориентирована на орга­низацию персонализированного диалога.

Как показывает анализ зарубежного опыта, медиация, хотя инициировалась чаще общественностью, укоренялась там, где это было востребовано официальной юстицией.

Такая востребованность может диктоваться различными обстоя­тельствами: отсутствием публичного интереса к тем или иным категориям дел, необходимостью ускорения процесса, уменьшения нагрузки на суды, экономичностью, эффектив­ностью способов реагирования на преступления, важностью удовлетворения нужд жертвы, идеей сокращения уголовной репрессии и пр.

Медиация привносит в систему уголовной юстиции большую сте­пень свободы. В отдельных случаях это обстоятельство может создать опасность упустить из вида или игнорировать некоторые нынешние правила, защищающие права человека. Поэтому медиация должна быть обставлена серией гарантий, предусмотренных Европейской конвенцией о защите прав человека.

Если медиация используется как часть уголовного процесса, она должна осуществляться в соответствии с фундаментальны­ми правами участников. Необходимым условием согласия обвиняемого на участие в медиации должно быть признание обстоятельств дела, признание ответственности за произошедшее. Однако это не тождественно признанию вины в юридическом смысле.

Для случаев, когда медиация используется в качестве аль­тернативы уголовному процессу, необходимо специально разрабатывать правила.

Однако речь идет не просто о каких-то мар­гинальных процедурах, концепция восстановительного пра­восудия ставит на повестку дня вопрос о новых ценностях и целях уголовного судопроизводства, о его доктринальных характеристиках, о роли государства, общества, обвиняемого и потерпевшего в этом процессе.

Необходимо наполнить принцип публичности другим содержанием, через осмыс­ление зарубежного опыта, через доктринальное осмысление того, как можно описать такой подход в уголовном праве и процессе России.

Альтернативный способ разрешения уголовного конфликта – это альтернатива сложившемуся представлению о безусловно публичном характере уголовного права и уголовного судопроизводства в той трактовке, которая вкладывается в понятие публичности – как приоритет государства в этой сфере правоотношений.

П.А. Лупинская была уверена в том, что должны получить дальнейшее развитие особые формы судебного разбирательства, процессуальные правила примирительных процедур при разрешении уголовно-процессуального конфликта [2].

Распространение медиации и влияние примирительных процедур на уголов­ное правосудие в целом становится тенденцией, подкрепляе­мой международными документами в области правосудия.

Эта тенденция имеет парадигмальный заряд на изменение не отдельных процедур, а способа реагирования и мышления о преступности, преступлении, правонарушителе, жертве и социальной общности.

Актуальность введения медиации в практику рассмотрения правовых споров, в том числе по уголовным делам, и оппози­ция идей восстановительного правосудия устоявшейся юриди­ческой парадигме уголовного правосудия ставят на повестку дня необходимость более интенсивной исследовательской работы и разработок, обеспечивающих юридическую защи­щенность и распространение новой практики.

Необходимо создавать информационно-аналитическую базу для мониторинга формирующейся российской практики, а также для получения информации о зарубежном опыте, в том числе, о теоретических и доктринальных сдвигах и процедур­ных решениях в связи с новой практикой.

Так, в Германии при возвращении дела в суд после достигнутого уре­гулирования в процессе медиации вина правонарушителя сокращается до такого размера, что вынесения наказания боль­ше не требуется.

Австрийское законодательство продвинулось еще дальше: положения закона предусматривают, что деяние может перестать быть уголовным в силу восстановительных действий, совершенных правонарушителем ех post facto [3].

Медиатор не принимает решение о том, как именно должна разрешиться ситуация, не принуждает, хотя остаются в силе и термины «программы примирения», «примирительные процедуры», его задача состоит в органи­зации диалога, который способствовал бы прояснению ситуации, выражению чувств и выработке взаимоприемле­мого соглашения. В США предпочитают называть такую программу «конференцией» жертвы и правонарушителя.Успеш­ность нововведения будет зависеть и от квалификации медиаторов, готовности участников правовых споров разрешать противоречия с помощью медиации и проведенных орга­низационных мероприятий.

В рамках собственных полномочий проводят медиацию, к примеру, полицейские в Новой Зеландии. Полномочия по организации встреч жертвы и правонарушите­ля передаются компетентным организациям или лицам, чаще всего это общественные организации или специальные служ­бы, а официальный орган принимает решение о передаче слу­чая для проведения подобной работы.

Целесообразно законодательно уделять внимание тому, как реализуются еще до возбуждения уголовного дела примирительные процедуры между потерпевшим и правонарушителем, особенно по преступлениям небольшой и средней степени тяжести. В то же время элементы восстановительного правосудия не могут полностью заменить собой современную систему уголовного наказания.

Оно призвано не отменить официальное правосудие, а придать ему за счет использования определенного способа разрешения криминальных ситуаций восстановительный характер.

На сегодняшний день программы восстановительного правосудия реализуются как дополнительный метод реабилитационной работы с преступниками и жертвами и во многих случаях дают положительные результаты, особенно когда речь идет о подростковой преступности.

Литература

1.  Рекомендация № R (99) 19, принятая Комитетом Министров Совета Европы 15.09.1999 года, и пояснительные заметки. См.: Посредничество в уголовных делах // Организация и проведение программ восстановительного правосудия; под ред. Л.М. Карнозовой и Р.Р. Максудова. – М., 2006. – С.182–213.

2.  Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве: теория, законодательство и практика. – М., 2006. – С. 173.

3.  Гроенхейзен М. Медиация жертвы и правонарушителя: правовые и процедурные гарантии. Эксперименты и законодательство в некоторых европейских странах // Восстановительное правосудие; под ред. И.Л. Петрухина. – М., 2007. – С. 28–29.

Источник: https://www.sworld.com.ua/index.php/ru/legal-and-political-science-411/criminal-law-and-criminology-411/10943-411-0392

Медиация в уголовном судопроизводстве россии – основа восстановительного правосудия

Медиация в уголовном процессе

Москва

11 июля 2017г.

Развитие уголовно-процессуального права – постоянный процесс, следующий за изменением общественных отношений, которые оно регулирует. При отсутствии такого развития возникает разрыв между отношениями, складывающимися в обществе, и их правовым регулированием.

К сожалению, отечественная правовая система в сфере уголовного судопроизводства характеризуется тем, что многие ее правовые институты не используются должным образом, хотя могли бы, при правильном подходе, значительно упростить достижение целей, закрепленных в законодательстве.

Одним из таких институтов является примирение сторон, закрепленное в ст. 25 УПК РФ, и разновидность такого примирения сторон – медиация.

Представляется, что медиацию в уголовном судопроизводстве можно определить как примирение сторон, достигаемое с помощью независимого от участников уголовного судопроизводства посредника (медиатора) в выработке соглашения между сторонами, обратив внимание на два существенных момента.

Во-первых, медиация должна осуществляться в рамках процедуры примирения сторон, в соответствии со ст. 25 УПК РФ, потому что введение отдельной процедуры медиации в уголовном судопроизводстве может привести к путанице в правовом регулировании.

Для того, чтобы медиация работала, а не была лишь закрепленной на бумаге процедурой, необходим механизм. По примирению сторон механизм есть. Он не совершенен, он допускает злоупотребления, но он есть и работает, для этого достаточно ознакомиться с судебной статистикой.

Введение независимого  от  участников уголовного  судопроизводства посредника позволит придать необходимый импульс развития правовому институту примирения сторон, который при использовании в полной мере с должной эффективностью позволит значительно разгрузить правоохранительную систему при выполнении назначения уголовного судопроизводства, закрепленного в ст. 6 УПК РФ.

Во-вторых, медиатором может быть только лицо независимое от всех участников уголовного судопроизводства.

Введение в институт примирения сторон медиатора именно как независимого как от обвиняемого, так и от потерпевшего лица позволит дать дополнительные гарантии соблюдения принципов уголовного судопроизводства при примирении сторон.

Тем не менее, в правоприменительной практике зафиксировано негативное отношение к институту посредничества. Так, в письме заместителя Генерального прокурора РФ А.Г. Звягинцева от 2 сентября 2003 г. № 21/2-118-03 указано, что, хотя ст. 25 УПК РФ и ст.

76 УК РФ допускают возможность прекращения уголовных дел в связи с примирением сторон, проведение каких-либо примирительных встреч обвиняемого с потерпевшим с участием «посредника», а также использование в стадии предварительного расследования «социально-правовых  технологий  ресоциализации  несовершеннолетних  обвиняемых»  действующим законодательством не предусмотрено.

Институт медиации не противоречит УПК РФ, более того, медиация, как метод, несомненно согласуется с проводимой в России судебно-правовой реформой, так как законодатель неслучайно в ст. 6 УПК РФ в числе приоритетных задач назвал защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений.

Таким образом, совершенствование механизма примирения сторон путем включения в него медиации позволило бы полнее выполнять поставленную законодателем задачу.

В научной среде распространено мнение, что назрела необходимость принятия специального федерального закона, регулирующего правоотношения в области примирительных процедур, что позволило бы более оптимально его использовать. Но представляется более целесообразным прежде всего уточнить правовое регулирование института примирения сторон, дополнив его возможностью использования услуг медиатора для достижения соглашения о примирении.

Одно только это дополнение даст возможность закрепиться данной деятельности в правовом поле так, чтобы медиация, с одной стороны, имела официальный статус, закрепленный в законе, и, с другой стороны, соглашение, достигнутое в ходе медиативных процедур, имело юридическую силу для правоохранительных органов.

Представляется, что развитие правового института примирения сторон через его дополнение институтом медиации позволит более успешно разрешать еще одну проблему уголовного судопроизводства– возмещение вреда от преступления.

Включение медиативных процедур в институт примирения сторон позволит ставить эту задачу (возмещения вреда) во главу угла, при наличии на то желания потерпевшего, так как в ходе медиации будет производиться поиск оптимального решения уголовно-правового конфликта, который устраивал бы обе стороны: как потерпевшего, так и обвиняемого.

Таким образом, выполняется одно из назначений уголовного судопроизводства: обеспечивается защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений (ч. 1 ст. 6 УПК РФ), в том числе и конституционное право на компенсацию причиненного преступлением вреда (ст. 52 Конституции РФ).

Почему еще необходимо внедрять медиацию именно в составе примирения сторон? Прежде всего, чтобы отсечь саму формальную возможность проводить медиацию по уголовным делам по тяжким и особо тяжким преступлениям.

Медиация является результатом проникновения диспозитивных начал в уголовное судопроизводство, но не стоит забывать, что уголовное преследование – это функция государства, сфера публичного права и императивного метода правового регулирования. Поэтому, медиация должна быть ограничена именно областью преступлений небольшой и средней тяжести, то есть такими, в которых интересы общества и государства менее терпят урон, нежели интересы конкретного потерпевшего.

В целом же медиация является логичным результатом развития правового института примирения сторон, давая возможность разрешить уголовно-правовой конфликт не традиционными средствами уголовного судопроизводства, которые характеризуются привлечением обвиняемого к уголовной ответственности с предусмотренными для него правовыми последствиями, а путем поиска компромисса при помощи специалиста, который устроил бы все три стороны: потерпевшего, обвиняемого и государство.

Существует мнение, что необходимо изменить саму концепцию уголовного преследования, необходим переход от стратегии «войны с преступностью» к «восстановительному правосудию».

Так, современная концепция правосудия направлена на то, чтобы лицо, совершившее преступление, понесло уголовное наказание. В основе восстановительного правосудия заложена идея о том, что лицо осознает последствия преступления и принимает меры, чтобы загладить причиненный потерпевшему вред.

Стоит отметить, что эта концепция достаточно широко распространена в таких зарубежных странах, как США, Великобритания, ФРГ, Франция и других. Находит она свое закрепление и в международных нормативных актах.

Эта концепция является предметом отдельной, весьма оживленной дискуссии, но можно отметить, что по преступлениям небольшой и средней тяжести она вполне применима. Более того, она может способствовать тому, что органы, ведущие предварительное расследование, и суд будут существенно разгружены.

Российская Федерация не стоит вне этих процессов, безусловно воспринимая положительный опыт правового регулирования, по возможности имплементируя его, развивая отечественное законодательство и правовое регулирование.

Пристатейный библиографический список

1.                   Багмет А. Прекращение уголовных дел судом в связи с примирением сторон // Законность.2007. № 4. С. 38-40.

2.                   Волеводз А.Г., Дубровин В.В. Правовое регулирование возмещения вреда, причиненного преступлением, по законодательству США // Юридический мир. 2010. № 4. С. 35-42.

3.                   Волеводз А.Г., Дубровин В.В. Правовое регулирование возмещения вреда, причиненного преступлением, по законодательству зарубежных стран // Юридический мир. 2009. № 11. С. 50-67.

4.                   Воскобитова Л.А. Перспективы развития института примирения сторон в уголовном судопроизводстве России // Мировой судья. 2007. № 1. С. 8-11.

5.                   Головко Л.В. Альтернативы уголовному преследованию в современном праве. СПб. 2002. 544 с.

6.                   Головко Л.В. Институт уголовно-правовой медиации и его перспективы в Российской Федерации // Закон: Апрель. 2009. № 4. С. 127-135.

7.                   Гуськова А.П. Медиация как метод восстановительного правосудия в уголовном судопроизводстве // Уголовный процесс. 2009. № 10. С. 25-27;

8.                   Гуськова А.П., Маткина Д.В. Медиация в уголовном процессе // Российский судья. 2009. № 2. С. 34-37.

9.                   Дорошков В.В. Мировой судья. Исторические, организационные и процессуальные аспекты деятельности. М., 2004. 320 с.

10.                Дубровин В.В. Возмещение вреда, причиненного преступлением, путем компенсации со стороны государства (отечественный и зарубежный опыт) // Международное уголовное право и международная юстиция. 2010. № 3. С. 15-19.

11.                Дубровин В.В. Государственная компенсация потерпевшему вреда, причиненного преступлением // Законодательство. 2010. № 11. С. 75-78.

12.                Дубровин В.В. Из истории развития правового регулирования института гражданского иска в уголовном процессе России // История государства и права. 2009. № 4. С. 20-23.

13.                Дубровин В.В. От примирения сторон к медиации в уголовном судопроизводстве России // Библиотека криминалиста. Научный журнал. 2011. № 1. С. 90-95.

14.                Дубровин В.В. Правовое регулирование возмещения вреда, причиненного преступлением, по законодательству Федеративной Республики Германии // Международное уголовное право и международная юстиция. 2009. № 4. С. 31-36.

15.                Дубровин В.В. Правовое регулирование возмещения вреда, причиненного преступлением, по законодательству Французской Республики // Международное уголовное право и международная юстиция. 2010. № 1. С. 18-23.

16.                Дубровин В.В. Регулирование вопросов возмещения вреда, причиненного преступлением, в международно-правовых документах Организации объединенных наций // Международное уголовное право и международная юстиция. 2009. № 1. С. 26-33.

17.                Комбарова Е.Л. Процессуальные особенности примирения сторон при рассмотрении уголовных дел мировыми судьями России // Вестник Воронежского государственного университета. Серия: Право. 2007. № 1. С. 291-293.

18.                Марковичева Е.В. Потенциальные возможности института медиации в ускорении российского уголовного судопроизводства // Современное право. 2009. № 11. С. 114-116.

19.                Пахомова С.Ю. Правовые и социальные предпосылки становления примирительных процедур (в том числе медиации) в уголовном процессе России // Третейский суд. 2010. № 1. С. 143- 150.

20.                Попаденко Е.В. Альтернативные средства разрешения уголовно-правовых конфликтов в российском и зарубежном праве. М., Издательство «Юрлитинформ», 2009. 176 с.

21.                Рябцева Е.В. Судебная деятельность в состязательном уголовном процессе. Воронеж, 2005.320 с.

Источник: http://izron.ru/articles/o-nekotorykh-voprosakh-i-problemakh-sovremennoy-yurisprudentsii-sbornik-nauchnykh-trudov-po-itogam-m/sektsiya-7-ugolovnyy-protsess-kriminalistika-operativno-rozysknaya-deyatelnost/mediatsiya-v-ugolovnom-sudoproizvodstve-rossii-osnova-vosstanovitelnogo-pravosudiya/

Применение медиации в уголовном процессе

Медиация в уголовном процессе

Применение медиации в уголовном процессе

Медиация (от англ. mediation – посредничество) по своей сути означает содействие третьей незаинтересованной стороны двум или более другим в поисках соглашения в спорной или конфликтной ситуации.

Медиация возникла по второй половине XX века. Местом ее рождения можно назвать сразу несколько стран – США, Австралию и Великобританию, объединенных англосаксонской системой права.

Позже такой способ разрешения конфликтов распространился и в Европе, а в настоящее время его активно используют в Японии, Китае, Корее и многих других странах.

На сегодняшний день медиация активно развивается и в Казахстане.

Медиация – это «процедура примирения конфликтующих сторон путем из вступления в добровольные переговоры с привлечением нейтрального лица – медиатора – с целью достижения взаимопонимания и составления договора, разрешающего конфликтную ситуацию».

28 января 2011 года Президент РК подписал Закон РК «О медиации». С принятием этого закона созданы правовые условия для развития в нашей стране альтернативных способов урегулирования споров при участии медиаторов.

В уголовном процессе участие медиатора законодательно регламентировано статьями 64,71 и 85 УПК РК.

Уголовно-процессуальным кодексом Республики Казахстан медиатору в уголовном процессе предоставлены следующие права:

1) знакомиться с информацией, предоставляемой сторонам медиации органом, ведущим уголовный процесс;

2) знакомиться с данными об участниках уголовного процесса, являющихся сторонами медиации;

 3) встречаться с участниками уголовного процесса, являющимися сторонами медиации, наедине и конфиденциально без ограничения количества и продолжительности встреч в соответствии с уголовно-процессуальным законом;

4) содействовать сторонам в заключении соглашения о достижении примирения в порядке медиации.

И возложены следующие обязанности:

1) при проведении медиации действовать только с согласия сторон медиации;

2) до начала медиации разъяснить сторонам медиации ее цели, а также их права и обязанности;

3) не разглашать сведения, ставшие ему известными в связи с проведением процедуры медиации.

Медиатор вправе с согласия сторон осуществлять процедуру медиации с момента регистрации заявления и сообщения об уголовном правонарушении и на последующих стадиях уголовного процесса до вступления приговора в законную силу.

Согласно Закона «О медиации» сферой применения медиации определены споры и конфликты в гражданских, трудовых, семейных и иных правоотношениях с участием физических и юридических лиц, а также рассматриваемые в ходе уголовного производства по делам о преступлениях небольшой и средней тяжести.

В соответствии с ч.1 ст.

68 Уголовного кодекса РК, лицо, совершившее уголовный проступок или преступление небольшой или средней тяжести, не связанное с причинением смерти, подлежит освобождению от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим, заявителем, в том числе в порядке медиации и загладило причиненный вред. Количество прекращенных уголовных дел с заключением медиативных соглашений увеличивается с каждым годом. В основном, медиаторы проводили примирительные процедуры по фактам совершения хулиганств, краж и самоуправств.

Более того, уголовный кодекс предусмотрел возможность заключения медиативных процедур по тяжким видам преступлений в отношении отдельных граждан (несовершеннолетние, беременные женщины, женщины, имеющие малолетних детей, мужчины, воспитывающие в одиночку малолетних детей, женщины в возрасте 58 и выше лет, мужчины в возрасте 63 и выше лет). Вышеуказанные лица могут быть освобождены от уголовной ответственности, если они впервые совершили тяжкое преступление, не связанное с причинением смерти или тяжкого вреда здоровью человека, если они примирились с потерпевшим, заявителем, в том числе в порядке медиации, и загладили причиненный вред.

Проведение медиации начинается со дня заключения сторонами договора о медиации. Договор заключается в письменной форме.

В договоре должны быть указаны: дата, время и место составления; наименование сторон спора (конфликта), фамилии и инициалы, должности их представителей с указанием полномочий; предмет спора (конфликта); сведения о медиаторе, который выбран сторонами медиации; условия, порядок и размер расходов, связанных с проведением медиации, а в случае осуществления медиации на профессиональной основе – выплаты вознаграждения медиатору; язык проведения медиации; обязательство сторон о конфиденциальности проведения медиации и последствия неисполнения такого обязательства; основания и объем ответственности медиатора, участвующего в урегулировании спора (конфликта) сторон медиации, за действия (бездействие), повлекшие убытки (ущерб) для сторон медиации; реквизиты сторон; срок и порядок проведения медиации.

В соответствии со статьей 27 Закона РК «О медиации» соглашение об урегулировании конфликта, достигнутое сторонами при проведении медиации в ходе уголовного процесса, представляет собой соглашение об урегулировании конфликта путем заглаживания причиненного потерпевшему вреда и примирения лица, совершившего уголовное правонарушение, с потерпевшим. Указанное соглашение заключается в письменной форме и незамедлительно направляется органу, ведущему уголовный процесс, в производстве которого находится уголовное дело, и в случаях, предусмотренных УПК РК является обстоятельством, исключающим либо позволяющим не осуществлять уголовное преследование.

Решение об освобождении лица от уголовной ответственности принимает орган, ведущий уголовный процесс, в производстве которого находится уголовное дело.

Главный специалист Темиртауского городского суда Кутыменова Г.М.

Источник: https://www.zakon.kz/4925502-primenenie-mediatsii-v-ugolovnom.html

Медиация в уголовном процессе

Медиация в уголовном процессе

Одной из поставленных задач Главой Государства на шестом съезде судей является широкое применение упрощенного производства и примирительных процедур, в частности, необходимость внедрения института медиации, сообщает информационное агентство «Кокшетау Азия» со ссылкой на Акмолинский областной суд.

Слово «медиация», в соответствии с Законом Республики Казахстан от 28 января 2011 года «О медиации» означает право выбора гражданами и юридическими лицами способа урегулирования возникшего спора, причем и без обращения в соответствующие государственные органы.

Медиация (от англ. mediation – посредничество) по своей сути означает содействие третьей незаинтересованной стороны двум или более другим в поисках соглашения в спорной или конфликтной ситуации.

Институт медиации был введен в действие с целью внесудебного урегулирования споров (конфликтов) и направлен на снижение нагрузки с органов досудебного расследования и судов.

Безусловно, в сфере регулирования гражданско-правовых отношений медиация имеет более широкое применение в силу характера отношений участников спорных конфликтных ситуаций, но тема применения медиации в уголовном судопроизводстве является не менее актуальной. Ведь, несмотря на имеющееся законодательное урегулирование, практика применения не имеет достаточного развития.

Обратим внимание на законодательное урегулирование вопроса применения медиации по уголовным делам в уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве. Так, в статье 68 Уголовного кодекса нашло свое правовое закрепление освобождение от уголовной ответственности в случае примирения лица с потерпевшим и заглаживанием причиненного ущерба и в порядке медиации.

Статья 68 УК (Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением) гласит, что лицо, совершившее уголовный проступок или преступление небольшой или средней тяжести, не связанное с причинением смерти, подлежит освобождению от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим, заявителем, в том числе в порядке медиации, и загладило причиненный вред.

Далее, в УПК внесены были изменения в статью 64 дополняющие право лица на примирение в порядке медиации, а также статьей 85 УПК закреплена процессуальная фигура медиатора.

Медиатором является независимое физическое лицо, привлекаемое сторонами для проведения медиации в соответствии с требованиями закона.

  Медиатор вправе:

  – знакомиться с информацией, предоставляемой сторонам медиации органом, ведущим уголовный процесс;

– знакомиться с данными об участниках уголовного процесса, являющихся сторонами медиации;

 – встречаться с участниками уголовного процесса, являющимися сторонами медиации, наедине и конфиденциально без ограничения количества и продолжительности встреч в соответствии с уголовно-процессуальным законом;

 – содействовать сторонам в заключении соглашения о достижении примирения в порядке медиации.

Медиатор обязан:

 – при проведении медиации действовать только с согласия сторон медиации;

 – до начала медиации разъяснить сторонам медиации ее цели, а также их права и обязанности;

– не разглашать сведения, ставшие ему известными в связи с проведением процедуры медиации.

Медиатор вправе с согласия сторон осуществлять процедуру медиации с момента регистрации заявления и сообщения об уголовном правонарушении и на последующих стадиях уголовного процесса до вступления приговора в законную силу.

С момента внесения изменений в УПК, в связи с принятием законодательства о медиации, суд обязан разъяснить участникам процесса и возможность освобождения от уголовной ответственности и прекращения уголовного дела в порядке медиации.

В течение семи лет со дня введения в действие Закона о медиации в ходе неоднократных контактов с медиаторами в ходе проводимых судами области круглых столов, семинаров, «Дней открытых дверей», нередко приходилось слышать жалобы от медиаторов о том, что органы уголовного преследования фактически игнорируют их и не проводят примирительные процедуры с их участием.

Указанные доводы подтверждались статистикой прекращения уголовных дел на стадии досудебного расследования, из которого следовало, что дел, прекращенных с участием медиаторов, практически нет.

При исследовании сложившейся ситуации и выяснения причин столь низкого количества уголовных дел, по которым применены медиативные процедуры установлено, что органы уголовного преследования не заинтересованы в применении примирительных процедур, в связи с тем, что нормами статьи 68 УК не закреплено обязательное применение данных процедур на досудебной стадии расследования дел.

С целью сокращения числа поступающих в суды дел по проступкам, преступлениям небольшой и средней тяжести и уменьшения нагрузки на судей, а также дальнейшего развития института медиации Акмолинским областным судом было принято решение инициировать вопрос о заключении Меморандума.  

  Основная задача Меморандума – это попытка задействовать все органы уголовного процесса в развитии института внесудебного урегулирования споров (конфликтов) на основе действующего законодательства о медиации.    

 По инициативе Акмолинского областного суда, 4 мая 2018 года подписан Меморандум о сотрудничестве в сфере развития примирительных процедур на досудебной стадии расследования уголовных дел между областным судом, Департаментом Внутренних Дел Акмолинской области, Прокуратурой Акмолинской области, Региональным общественным объединением «Центр развития медиации».

В ходе подписания Меморандума отмечена важность оказания содействия гражданам в применении примирительных процедур, путем привлечения на досудебной стадии расследования уголовных дел профессиональных медиаторов, разъяснению участвующим по делу лицам прав и обязанностей, а также правовых последствий заключения примирения.

В рамках проводимой работы запущен пилотный проект по открытию   кабинетов медиации.

По инициативе областного суда с участием профессиональных и социальных медиаторов с сотрудниками правоохранительных органов   проведены семинары по вопросам применения медиации на досудебной стадии расследования.

Помимо этого, в случае возникновения неотложных вопросов в части примирительных процедур на стадии досудебного расследования по инициативе любой из сторон Меморандума в здании суда областного суда будут  проводены внеплановые круглые столы.

В связи с этим из числа судей областного суда закреплен отдельный судья, в ведение которого входит анализ проблемных вопросов в части исполнения Закона «О медиации», выработка предложении по развитию института медиации, взаимодействие участников Меморандума.

 Акмолинским областным судом с медиаторами проводятся встречи и обсуждаются вопросы по более широкому и эффективному применению медиации в уголовном судопроизводстве.

 Вопросы применения примирительных процедур при рассмотрении судебных дел находятся на постоянном контроле областного суда, подписание Меморандума о сотрудничестве в сфере развития примирительных процедур на досудебной стадии расследования уголовных дел в дальнейшем даст позитивные результаты.

Применение процедуры медиации благоприятно сказывается на эффективности судопроизводства, в том числе и на снижении загруженности судов. Также, это позволяет минимизировать судебные издержки государственного бюджета и самих участников уголовного процесса.

Сабдин Канат,

судья Акмолинского областного суда

Самые интересные новости в нашем Telegram-канале

Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Источник: https://kokshetau.asia/pravo/31506-mediatsiya-v-ugolovnom-protsesse

Тенденции и перспективы совершенствования механизма правового регулирования процедуры медиации в уголовном процессе Республики Беларусь и Российской Федерации – Евразийская адвокатура: юридический журнал

Медиация в уголовном процессе

При длительном пребывании туриста в заграничной больнице страховая компания оплачивает посещение больного родственниками. Страховой полис туриста вся подробная информация на сайте http://vetrom.ru

Актуальные проблемы адвокатской практики

Зорин Р.Г., Клименко А.Г., Шатликова А.А.

Тенденции и перспективы совершенствования механизма правового регулирования процедуры медиации в уголовном процессе Республики Беларусь и Российской Федерации

Цель: Анализ правовых основ регулирования медиации в уголовном процессе.

Методология: Авторами использовались сравнительно-правовой метод и метод анализа.

Результаты: В статье на основе изучения и обобщения опыта зарубежных государств в применении медиации для разрешения уголовно-правовых конфликтов, а также на основе изучения процедуры медиации как одного из альтернативных способов разрешения споров, дается определение медиации в уголовном судопроизводстве как процедуры, в рамках которой независимое и беспристрастное третье лицо – посредник (медиатор) – участвует в разрешении уголовно-правового конфликта между сторонами. Именно медиация, как альтернативный способ разрешения правовых споров, поможет ускорить выполнение судебных решений в уголовном судопроизводстве. Авторы пришли к выводу, что для эффективной реализации данного механизма необходимо определить круг участников, основания и условия допустимости использования медиации, компетенцию медиатора. Принятие закона «О медиации» станет важным стимулом развития в Республике Беларусь медиации как комплексного явления, позволит расширить возможности граждан в выборе средств урегулирования возникающих конфликтов. С принятием закона будут созданы условия для интеграции медиации в национальную правовую культуру. В России положено начало становлению медиации как законной формы разрешения споров и социального института. Этому поспособствовало принятие ряда нормативных актов. Представляется необходимым дополнить действующее законодательство Республики Беларусь и Российской Федерации введением правового института медиации в уголовном процессе.

Новизна/оригинальность/ценность: Статья имеет высокую практическую значимость, так как содержит обладающие новизной авторские обобщения и выводы, которые могут быть применены на практике. Научная новизна исследования предопределена тем, что во многих странах медиация до настоящего времени не получила своей законодательной регламентации в сфере уголовного судопроизводства.

Ключевые слова: уголовный процесс, медиация, участники, медиатор, решения, проблемы правового регулирования.

Zorin R.G., Klimenko A.G., Shatlikova A.А.

Tendencies and prospects of improvement of the mechanism of legal regulation of procedure of mediation in criminal trial of Republic of Belarus and Russian Federation

Purpose: The analysis of legal bases of regulation of mediation in criminal trial.

Methodology: Authors used a comparative and legal method and an analysis method.

Results: In article on the basis of studying and synthesis of experience of the foreign states in mediation application for permission of the criminal and legal conflicts, and also on the basis of studying of procedure of mediation as one of alternative ways of settlement of disputes it is possible to define mediation in criminal legal proceedings as procedure within which the independent and impartial third party – the intermediary (mediator) – participates in permission of the criminal and legal conflict between the parties. Mediation as an alternative way of permission of legal disputes, will help to accelerate implementation of judgments in criminal legal proceedings. Authors came to a conclusion that for effective realization of this mechanism it is necessary to define a circle of participants, the bases and conditions of an admissibility of use of mediation, competence of a mediator. Adoption of law «About mediation» becomes important incentive in development of Republic of Belarus to mediation as complex phenomenon, will allow to expand possibilities of citizens in a choice of means of settlement of the arising conflicts. With adoption of law conditions for integration of mediation in national legal culture will be created. In Russia the foundation to mediation formation as lawful form of settlement of disputes and social institute is laid. It was promoted by acceptance of a number of regulations. It is obviously necessary to add the current legislation of Republic of Belarus and the Russian Federation with introduction of legal institute of mediation in criminal trial.

Novelty/originality/value: Article has the high practical importance as contains author’s generalizations possessing novelty and conclusions which can be put into practice. Scientific novelty of research is predetermined by that in many countries mediation didn’t receive so far the legislative regulation in the sphere of criminal legal proceedings.

Keywords: criminal trial, mediation, participants, mediator, decisions, problems of legal regulation.

В последнее время в связи с ускоренным развитием общественных отношений возникают проб-

лемы со своевременным эффективным созданием законодателем норм, направленных на их урегулирование.

Сегодня среди ученых, как отечественных, так и зарубежных, существуют дискуссии относительно роли и значения медиации в уголовном судопроизводстве, порядка её правового регулирования.

Научная новизна исследования предопределена тем, что во многих странах медиация до настоящего времени не получила своей законодательной регламентации в сфере уголовного судопроизводства. Проблемами правового обеспечения медиации занимались В.А. Азаров,

И.А. Бельская, Л.В. Головко, К.Б. Калиновский, Л. Зайцева, Е.И. Коваленко, Р.Р. Максудов, Е.В. Марковичева, И.Г. Смирнова, Ц.А. Шамликашвили и другие. Медиация получила достаточно широкое применение в Англии, Германии, Казахстане, России и в других странах [23].

«Разрешение уголовно-правового конфликта, который возникает в результате совершения лицом противоправного деяния, включает в себя и такие аспекты, как возмещение вреда лицу, в отношении которого было совершено деяние, восстановление нарушенного в результате преступления порядка, восстановление нормальной жизнедеятельности потерпевшего после совершения преступления, ресоциализация осужденного лица с целью предотвращения повторного совершения преступления и прочие. Учитывая указанные задачи, особую актуальность приобрела и концепция восстановительной юстиции, возникшая в 70–80-е годы прошлого столетия. Идея восстановительной юстиции основана на использовании альтернативных уголовному преследованию механизмов, основанных на примирении сторон конфликта и позволяющих разрешать уголовно-правовые конфликты с наибольшим положительным эффектом для сторон. Одним из наиболее эффективных способов разрешения конфликтов в рамках данной концепции является медиация, т. е. разрешение спора путем переговоров с участием третьего лица, в роли которого выступает посредник-медиатор» [2, С. 15]. «При описании основного назначения уголовного судопроизводства известный французский ученый-процессуалист J.-K. Soyer отмечает, что защита личности от незаконного преследования осуществляется путем соблюдения презумпции невиновности и права на защиту. При этом не могут быть нивелированы и другие фундаментальные ценности: необходимость защиты потерпевшего, наказание. Примирение этих противоречий не всегда легко, особенно в обществе, в котором происходят серьезные изменения. Следовательно, уголовное судопроизводство может выступать не только сферой конфликта интересов, но и инструментом примирения. Здесь мы подходим к попытке разрешения дилеммы о внедрении в процессуальную сферу медиационных начал» [1, С. 246]. «В целом под медиацией понимается процедура конструктивного разрешения конфликтов при содействии незаинтересованного посредника» [14, С. 50].

«Медиация применяется во многих зарубежных государствах для разрешения уголовно-правовых конфликтов. Модели медиации в зарубежных государствах различаются в зависимости от системы национального уголовного судопроизводства, однако её повсеместное распространение в последние десятилетия свидетельствует об эффективности её применения.

Медиация зарождалась за рубежом в качестве способа разрешения уголовно-правового конфликта на основе экспериментальных программ, однако в последнее время выявляется тенденция к институционализации и нормативному закреплению медиации в уголовном процессе» [2, С. 18]. Х. Зер приводит данные о положительных результатах применения идей восстановительного правосудия на практике.

Практическая реализация должна найти свое отражение в создании специальных служб и программ по организации примирительных встреч, закреплению полученных результатов и обеспечению их юридической оценки при решении вопроса об уголовной ответственности лица [11, С. 191]. По мнению Г.

 Еременко, «необходимо процедуру медиации закрепить в отдельном нормативно-правовом акте, так как принятие отдельного самостоятельного закона поможет легитимизировать медиацию и повысить доверие к ней. Единый закон – это также возможность в полной мере в одном нормативном акте установить нормативную регламентацию всех вопросов, касающихся применения медиации» [7].

Профессор Гамбургского университета К. Сесар считает: «…если восстановительная юстиция все же будет учреждена, её не следует включать в систему уголовной юстиции.

Опасность заключается в том, что инструментарий восстановительной юстиции не будет применяться или будет применяться главным образом в декоративных целях; либо же механизмы восстановительной юстиции будут превращены в карательные (что произошло со многими процедурами общественной службы).

Лучшим выходом, несомненно, является учреждение автономной системы восстановительной юстиции» [20, С. 165]. По мнению И.Г. Смирновой, «медиация не должна регулироваться нормами УПК РФ, так как принципы медиации не всегда в полной мере корреспондируют уголовно-процессуальным принципам.

Например, принцип презумпции невиновности: право подозреваемого, обвиняемого не признавать свою вину действует в течение всего производства по уголовному делу. Другое дело – медиация. Примирительное производство невозможно по определению, если правонарушитель не признает своей вины» [21]. Л.В. Головко считает, что «уголовно-правовая медиация полностью выпала из поля зрения или даже считается теоретически невозможной и на концептуальном уровне логически противоречивой, поскольку идеи и техника якобы несовместимы с механизмом действия уголовного права и уголовного

процесса» [6, С. 127].

Рассмотрев различные позиции авторов по вопросу необходимости законодательного закрепления процедуры медиации, полагаем, что для Республики Беларусь наиболее приемлемо было бы создать единый закон, который бы регламентировал все вопросы, касающиеся данной процедуры, условия и порядок её применения в рамках уголовного процесса. Как справедливо отмечает Г. Еременко, «есть опасность того, что, забыв (или не успев) внести соответствующие нормы в специальное законодательство, мы просто ограничим сферу применения этого уникального инструмента» [7]. Создание единого нормативного акта позволит избежать данной проблемы. Однако считаем необходимым включить в УПК РБ также право потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого на возможность использования альтернативного способа разрешения конфликтов путем применения процедуры медиации.

«Опыт зарубежных государств в применении медиации для разрешения уголовно-правового конфликта позволяет сделать вывод о наличии двух моделей медиации. Данные модели различаются в зависимости от предпосылок к возникновению медиации и внедрению её в правоприменительную практику:

1) англо-саксонская модель, в рамках которой медиация является проявлением теории восстановительной юстиции, т. е. рассматривается как общинный способ разрешения уголовно-правового конфликта и потому, как правило, не находит четкого законодательного регулирования. К указанной группе государств могут быть отнесены Великобритания, США, Канада, Новая Зеландия и пр.;

2) континентальная модель, в рамках которой медиация представляет собой процессуальный институт, как правило, закрепленный в законодательстве и воплощающий собой одну из возможных альтернатив уголовному преследованию. К данной группе государств можно отнести Францию, Германию, Португалию, Австрию, Норвегию и пр.» [2, С. 18].

«В мировой практике институт медиации в уголовном судопроизводстве применяется с целью: 1) усовершенствования судебной системы в сфере уголовного судопроизводства и её элементов; 2) использования альтернативных способов разрешения конфликтов, которые существуют параллельно с судебной системой; 3) рассмотрения преступлений небольшой степени тяжести, когда возможно примирение сторон или достаточно возмещения причиненного морального и материального вреда. Применение медиации в уголовном процессе заключается в том, чтобы разрешить конфликт в более короткие сроки, вне рамок уголовной юстиции, прибегая к посредничеству третьих лиц, ориентированных на профилактику и борьбу с преступностью» [13, С. 67].

Источник: http://www.eurasian-advocacy.ru/aktualnye-problemy-advokatskoj-praktiki/1463-tendentsii-i-perspektivy-sovershenstvovaniya-mekhanizma-pravovogo-regulirovaniya-protsedury-mediatsii-v-ugolovnom-protsesse-respubliki-belarus-i-rossijskoj-federatsii

Адвокат Титов
Добавить комментарий