Как повысить эффективность меры пресечения в виде домашнего ареста

Причины неэффективности исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста и методы их устранения

Как повысить эффективность меры пресечения в виде домашнего ареста

© 2015 М. А. Селянин

Самарский юридический институт ФСИН России

Статья посвящена проблеме исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста. Рассмотрены статистические данные по сравнению таких мер пресечения, как заключение под стражу и домашний арест, выявлены причины неэффективности последней меры пресечения и внесены предложения по совершенствованию судебной практики применения в качестве меры пресечения домашнего ареста.

Применение меры пресечения в виде домашнего ареста является новым уровнем современного уголовно-процессуального законодательства РФ, который должен дать дополнительные гарантии соблюдения прав и законных интересов граждан, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства.

Как мера пресечения домашний арест предусматривался еще со времен Устава уголовного судопроизводства 1864 г. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР 1923 г. также предусматривал эту меру пресечения.

Сравнительно-исторические исследования позволяют говорить о незначительной практике применения домашнего ареста как меры пресечения в периоды с 1864 г. по 1903 г. и с 1922 г. по 1926 г1. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР 1960 г. вовсе исключил данную меру пресечения. С 1 июля 2002 г.

Уголовно-процессуальный кодеке Российской Федерации вновь ввел домашний арест как меру пресечения.

Законодатель предполагал, что домашний арест станет применяться активнее и даже, возможно, станет достойной альтернативой такой мере пресечения, как заключение под стражу. Однако мера пресечения в виде заключения под стражу ежегодно избирается судами в отношении сотен тысяч обвиняемых (подозреваемых) – так, за первое полугодие 2014 г.

судами рассмотрено 71 051 ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, из них 64 425 удовлетворено (по несовершеннолетним – 804), домашних арестов гораздо меньше. Судами рассмотрено о домашнем аресте 1 767 ходатайства; удовлетворено 1 572; из них по несовершеннолетним 432.

Таким образом, количество домашних арестов по Российской Федерации составило всего 2,48 % по сравнению с заключением под стражу.

Как и в былые времена, государственные органы и должностные лица, ведущие производство по уголовному делу, относились к домашнему аресту довольно апатично, отдавая предпочтение другим мерам пресечения, среди которых по интенсивности применения традиционно лидировало заключение под стражу. Причинами этого являются сложность порядка рассмотрения ходатайств по исполнению меры пресечения в виде домашнего ареста; неясность и проблемы правовой регламентации оснований и процедуры применения домашнего ареста; недостаточно конкретно сформулированные правовые запреты и т. д.

Для достижения цели единообразия судебной практики применения в качестве меры пресечения домашнего ареста в последующем Верховному суду Российской Федерации необходимо провести отдельный Пленум, в котором рекомендовать судам основные положения о рассмотрении и применении данной меры пресечения.

Представляется, что в этом постановлении необходимо отразить не только порядок рассмотрения ходатайств дознавателей, следователей и прокуроров, но и необходимость определения конкретного места, по которому должен исполняться домашний арест; когда, как, при каких обстоятельствах, на какой период времени подозреваемый и обвиняемый могут покидать место постоянного или временного жительства, по которому исполняется домашний арест, и могут ли делать это вообще; возможно ли посещения работы, больницы, детских воспитательных учреждений; в какой период времени возможно покидать квартиру, дом, дачу; судам также необходимо рекомендовать не только указывать ограничение получения корреспонденции и телефонных переговоров, но и одновременно решать вопрос о наложении ареста или цензуре корреспонденции и прослушивании телефонных и иных переговоров, а также определять, с какими именно лицами подозреваемому и обвиняемому запрещено контактировать. Критерии запретов не могут быть тождественны хотя бы потому, что не могут быть одинаковыми характеристики личностей граждан, к которым применен домашний арест, обстоятельства, при которых совершено вменяемое преступление, отношение к совершенному преступлению, данные о семейном положении и т. п.

Контроль за нахождением подозреваемого или обвиняемого в месте исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста и за соблюдением им наложенных судом запретов и (или) ограничений осуществляется федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим правоприменительные функции, функции по контролю и надзору в сфере исполнения уголовных наказаний в отношении осужденных3. Им, как известно, в настоящее время является уголовно-исполнительная инспекция Федеральной службы исполнения наказаний (УИИ ФСИН России). В целях осуществления контроля могут использоваться аудиовизуальные, электронные и иные технические средства контроля, перечень и порядок применения которых определяются Правительством Российской Федерации4.

Для эффективности исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста, необходимо внести изменения в Положение о ФСИН России, согласно которому на ФСИН России пока по-прежнему возлагаются лишь функции по контролю и надзору в сфере исполнения уголовных наказаний в отношении осужденных, функции по контролю за лицами, подозреваемыми либо обвиняемыми в совершении преступлений, также вопрос о введении в состав территориальных уголовно-исполнительных инспекций ФСИН России специальных должностей сотрудников, в обязанности которых входил бы надзор за данными лицами, также проводить профилактическую работу, которая заключается в разъяснении последствий за нарушения данной меры пресечения.

Ст. 107 УПК РФ говорит лишь о личности лица, в отношении которого может быть избрана данная мера пресечения, указывая, что домашний арест избирается при наличии оснований и в порядке, установленном ст. 108 УПК РФ, с учетом возраста, состояния здоровья, семейного положения обвиняемого и других обстоятельств.

Представляется, что для более эффективной практики применения домашнего ареста как меры пресечения необходимо дополнить ст.

107 УПК РФ следующим положением: «Домашний арест применяется как альтернатива заключению под стражу в отношении инвалидов и других лиц, чье состояние здоровья делает невозможным заключение под стражу, мате- рей-одиночек, лиц, ухаживающих за больными членами семьи, беременных женщин и женщин с маленькими детьми».

Законодатель также предусмотрел возможность ответственности при нарушении домашнего ареста. Так, на страницах издания «Законность» прозвучало мнение прокурора Ф.

Багаутдинова, который считает, что в случае нарушения установленных судом ограничений и в то же время при отсутствии оснований для изменения домашнего ареста на заключение под стражу, на обвиняемого должно налагаться денежное взыскание5.

Мы считаем, что при нарушении домашнего ареста к обвиняемому должны быть применены дополнительные меры уголовно-процессуального принуждения, предусмотренные ст. ст. 117 и 118 УПК РФ, то есть по решению суда может быть наложено денежное взыскание в размере до двух тысяч пятисот рублей.

Законом должен быть предусмотрен специальный апелляционный порядок обжалования домашнего ареста, поскольку согласно уголовно-процессуальному законодательству данная мера пресечения применяется исключительно по решению суда.

Если проводить аналогию с нормой, регулирующей заключение под стражу, то можно сделать вывод, что домашний арест имеет такую же процедуру продления, отмены и изменения, как и заключение под стражу, а апелляционный порядок обжалования данной меры пресечения регулируется нормами института обжалования действий и решений суда и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство.

Чтобы исключить неясности в процессе практического применения меры пресечения в виде домашнего ареста, уголовно-процессуальное законодательство должно быть понятным для правоприменителя, поэтому необходимо ст. 107 Уголовно-процессуального кодекса РФ дополнить следующим положением:

«Постановление судьи об избрании в качестве меры пресечения домашнего ареста или об отказе в этом может быть обжаловано в вышестоящий суд в апелляционном порядке в течение 3 суток со дня его вынесения».

Наличие домашнего ареста позволяет дифференцированно подойти к вопросу об избрании меры пресечения и индивидуализировать ее применение, достичь тех же целей, что и в случае применения заключения под стражу, но соблюсти при этом жизненно важные интересы лиц, в отношении которых она применяется.

https://www.youtube.com/watch?v=JzYyBpysuu8

Прогресс в уголовно-процессуальном регулировании домашнего ареста очевиден. Можно надеяться, что с течением времени новые правовые нормы, значительно обновившие данную меру пресечения, заработают в полную силу, в духе проявляющейся в настоящее время тенденции дальнейшей гуманизации процессуального принуждения в уголовном судопроизводстве.

  • 1 Гусельникова Е. В. Заключение под стражу в системе мер пресечения: дис. … канд. юрид. наук. – Томск, 2001. – С. 8.
  • 2 Сводные статистические сведения о деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей за 1 полугодие 2014 г.: Статистика Судебного департамента при Верховном суде РФ [Электронный ресурс] // http://www.cdep.ru/. (дата обращения: 13.03.2015).

Источник: https://studref.com/410534/pravo/prichiny_neeffektivnosti_ispolneniya_mery_presecheniya_vide_domashnego_aresta_metody_ustraneniya

Журнал научных публикаций

Как повысить эффективность меры пресечения в виде домашнего ареста

 » ГЛАВНАЯ > К содержанию номера
 » Все публикации автора

Журнал научных публикаций
«Наука через призму времени»

Март, 2018 / Международный научный журнал
«Наука через призму времени» №3 (12) 2018

Заглазеева Варвара Михайловна, Кудрявцев Алексей Вадимович, Заглазеева В.М., – магистрант, Кудрявцев А.В. – доктор юридических наук, доцент Рубрика: Юридические науки

Название статьи: Отдельные аспекты правового регулирования домашнего ареста в законодательстве зарубежных стран

Статья просмотрена: 305 раз
12.03.2018

УДК 343

ОТДЕЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ДОМАШНЕГО АРЕСТА В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН

Заглазеева Варвара Михайловна

магистрант 2 курса

Кудрявцев Алексей Вадимович

доктор юридических наук, доцент

Владимирский государственный университет им. А. Г. и Н. Г. Столетовых, г. Владимир

Аннотация. В данной статье проведен сравнительный анализ правовых норм, регламентирующих меру пресечения в виде домашнего ареста.

Выявлены положительные моменты регламентации рассматриваемой меры пресечения в законодательстве зарубежных стран, на основании которых сформулированы положения по совершенствованию норм уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, касающихся применения.

Ключевые слова: домашний арест, уголовный процесс, мера пресечения, зарубежное законодательство.

Домашний арест как мера пресечения в современном уголовном процессе Российской Федерации закреплен с 2001 года. За время действия уголовно-процессуального закона правоприменительная практика выявила существенные пробелы в механизме применения домашнего ареста.

В целях повышения эффективности применения домашнего ареста в Российской Федерации, совершенствования его правового регулирования целесообразно обратиться к опыту зарубежных стран в сфере применения указанной меры принуждения.

Несовершенство национального законодательства о домашнем аресте, по нашему мнению, заключается в следующем.

Во-первых, основания избрания меры пресечения носят вероятностный характер. Так, согласно ст.

97 УПК РФ, основаниями избрания меры пресечения являются предположения о том, что подозреваемый (обвиняемый) может скрыться от органа, осуществляющего производство по уголовному делу; продолжит заниматься преступной деятельностью либо воспрепятствует производству по делу, то есть основания базируются лишь на предположениях должностного лица, что, по нашему мнению, противоречит принципу законности уголовного судопроизводства.

При этом, как справедливо замечено А.В. Смирновым и К.Б. Калиновским: «основания для применения мер пресечения должны быть установлены процессуальными доказательствами, указывающими конкретные факты, иначе ограничение личной свободы будет необоснованным» [3, с. 151].

Данная точка зрения нашла свое отражение в уголовно-процессуальном законе Республики Таджикистан, где в ч. 1 ст.

102 указано, что меры пресечения могут применяться органом, ведущим уголовное судопроизводство, лишь в том случае, когда собранные по уголовному делу доказательства дают достаточные основания полагать, что подозреваемый, обвиняемый могут скрыться от органа уголовного преследования.

Решение должностного лица о применении в отношении подозреваемого (обвиняемого) меры пресечения должно основываться не на предположениях о возможном наступлении негативных последствий, а на достоверных данных (доказательствах), полученных в ходе расследования уголовного дела и свидетельствующих о необходимости применения меры пресечения.

Во-вторых, функции по осуществлению надзора за соблюдением лицом, подвергнутым домашнему аресту, возложенных на него запретов и (или) ограничений осуществляются органом не заинтересованным в этом – уголовно-исполнительными инспекциями.

К примеру, в соответствии с законодательством Казахстана надзор за соблюдением лицом, подвергнутым домашнему аресту, возложенных на него ограничений осуществляет орган, ведущий уголовный процесс.

По законодательству Украины органом, осуществляющим надзор за лицом, подвергнутым домашнему аресту, является Национальная полиция.

В соответствии с законодательством Республики Казахстан надзор за лицом, находящимся под домашним арестом, осуществляет орган, ведущий уголовный процесс. Порядок исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста и взаимодействия должностных лиц при его избрании в Казахстане, точно так же как и в России, определен межведомственным приказом [2, с. 64].

Однако, законодательное и ведомственное регулирование вопроса контроля за лицом, подвергнутым домашнему аресту, по нашему мнению, в Казахстане и Украине намного эффективнее и продуктивнее, поскольку правоохранительные органы, в отличие от органа пенитенциарной системы, в большей степени заинтересованы в эффективности применения меры пресечения.

В-третьих, четко не регламентирован порядок определения места содержания подозреваемого (обвиняемого) под домашним арестом, отсутствуют процессуальные гарантии по соблюдению и защите конституционных прав и свобод третьих лиц.

Так, в ч. 1 ст. 107 УПК РФ указано, что местом исполнения домашнего ареста является жилое помещение, в котором лицо, подвергнутое домашнему аресту проживает в качестве собственника, нанимателя либо на иных законных основаниях. С учетом состояния здоровья местом содержания под домашним арестом может быть определено лечебное учреждение.

Наиболее детально, по нашему мнению, данный вопрос регламентирован в законодательстве Республики Казахстан, согласно которому место исполнения домашнего ареста определяется органом, ведущим уголовный процесс, то есть органом осуществляющим надзор за лицом, находящимся под домашним арестом.

В соответствии с межведомственным приказом это может быть жилище, больница, клиника, пансионат, а также иные места и арендованные помещения. Возможно предоставление подследственному помещения, пригодного для проживания, родственниками и иными лицами на время производства по уголовному делу.

При этом органом, ведущим уголовный процесс, должно быть истребовано письменное согласие не только данных родственников и знакомых, но и лиц, достигших совершеннолетия, которые совместно с ними проживают.

В случае если местом исполнения домашнего ареста является жилое помещение, предоставленное подследственному по договору аренды, то в нем должны быть предусмотрены права и обязанности обеих сторон, срок аренды, правила пользования жилым помещением, а также расходы по его содержанию в надлежащем порядке, порядок расторжения договора раньше установленного срока. При этом собственник жилого помещения должен быть осведомлен о том, что предоставленное им жилое помещение будет использоваться как место исполнения меры пресечения [3, с. 153].

Кроме того, в национальном законодательстве не определен круг лиц, которые могут присутствовать при рассмотрении ходатайства судьей об избрании в отношении подозреваемого (обвиняемого) домашнего ареста. В ч. 4 ст.

108 УПК РФ указано, что в судебном заседании участвует подозреваемый (обвиняемый), прокурор, защитник, а также руководитель следственного органа.

По нашему мнению, данная формулировка не обеспечивает соблюдение прав третьих лиц, которые при избрании домашнего ареста могут быть ущемлены.

Считаем, что наиболее защищены права третьих лиц по законодательству Украины. Так, в соответствии с п. 2 ч. 3 ст. 184 Уголовно-процессуального закона, к ходатайству об избрании в отношении подозреваемого (обвиняемого) домашнего ареста прилагается перечень свидетелей, которых следователь, прокурор считают необходимым допросить в ходе судебного разбирательства.

В-четвертых, неоднозначная формулировка ч. 7 ст. 107 УПК РФ о том, что подозреваемый (обвиняемый) при избрании в отношении домашнего ареста может быть подвергнут запретам и (или) ограничениям.

По нашему мнению, такая формулировка недопустима, поскольку не обеспечивает лицу, в отношении которого избирается мера пресечения защиты его основных прав и свобод, гарантированных Европейской Конвенцией.

Перечень ограничений, которым подвергается лицо под домашним арестом, должен быть «закрытым», прямо установленным в законе.

В настоящее время формулировка указанной нормы не предусматривает четкой границы между запретом и ограничением.

В связи с вышеизложенным считаем, что законодательством Республики Казахстан (ст. 146) и Республики Таджикистан (ст. 110) такая вариация исключена, поскольку в названных нормах прямо указано, что при избрании в отношении подозреваемого (обвиняемого) домашнего ареста к нему применяются ограничения.

Таким образом, сравнительный анализ правовых норм, регламентирующих порядок избрания меры пресечения в виде домашнего ареста в правовых системах России и отдельных зарубежных странах, свидетельствует о некоторых несовершенствах российского законодательства. Процессу его совершенствования может способствовать заимствование положительных моментов зарубежного опыта.

С учетом изложенного предлагаем внести в УПК РФ следующие изменения:

1)         В ч. 1 ст. 97 УПК РФ слова «при наличии достаточных данных полагать» заменить словами: «имеющиеся в уголовном деле доказательства дают достаточные основания полагать»;

2)         Контроль за соблюдением лицом, подвергнутым домашнему аресту, возложенных на него запретов или ограничений должен осуществляться органом дознания системы МВД России;

3)         В ч. 7 ст. 107 УПК РФ закрепить запреты, которым может быть подвергнут подозреваемый (обвиняемый);

4)         Ст. 107 УПК РФ дополнить ч. 32: «В судебном заседании, наряду с лицами, указанными в ч. 4 ст.

108 настоящего кодекса, вправе также участвовать третьи лица, чьи права и законные интересы могут быть нарушены: лица, проживающие совместно с подозреваемым (обвиняемым); собственник жилья, в котором проживает подозреваемый (обвиняемый), представитель лечебного учреждения, представитель федерального органа исполнительной власти, осуществляющий правоприменительные функции по контролю и надзору в сфере исполнения уголовных наказаний в отношении осужденных».

Список литературы:

Источник: http://www.naupri.ru/journal/746

Теоретические и практические проблемы применения домашнего ареста

Как повысить эффективность меры пресечения в виде домашнего ареста

Страница 1

Одним из проявлений гуманизация уголовной политики стало восстановление в УПК РФ 2001г. альтернативной заключению под стражу меры пресечения в виде домашнего ареста.

Современная редакция ст. 107 УПК, как показывает ее анализ, восприняла с небольшими поправками правовую конструкцию домашнего ареста, предложенную разработчиками проектов УПК, подготовленных для обсуждения Министерством юстиции РФ и Комитетом Государственной Думы по законодательству и судебно-правовой реформе.

Мера пресечения в виде домашнего ареста на практике вызвала перед правоприменителем большое количество процессуальных вопросов и нерешенных проблем за период действия УПК РФ.

В законе и по сей день остается не урегулированным механизм применения домашнего ареста (порядок, способы, применение за счет каких средств).

Не определен законом так же круг органов и (или) должностных лиц, которые бы осуществляли надзор за подозреваемым и обвиняемым, к которым применен домашний арест.

Де-юре домашний арест как мера пресечения в России существует с 1 июля 2002 г., когда начал действовать новый УПК. Однако де-факто почти не применяется. В 2008 г.

, согласно судебной статистике, суды дали 207 456 санкций на арест и удовлетворили всего 88 ходатайств о домашнем аресте.

Высоких показателей за 2009 год смогли добиться в одной Белгородской области, где в порядке эксперимента начали активно применять эту меру пресечения и настоящему времени судебными решениями в качестве меры пресечения домашний арест избран в отношении 64 лиц.

В уголовно-процессуальной науке нет достаточно полно сформулированных понятия и целей домашнего ареста, не исследованы основания и условия избрания данной меры процессуального пресечения, не рассмотрены пути повышения эффективности применения домашнего ареста.

Вместе с тем в настоящее время не существует и термина, отражающего признаки домашнего ареста как меры пресечения. Следует отметить, что определение понятия домашнего ареста не было предложено и дореволюционными учеными. Как правило, рассматривалась лишь сущность данной меры пресечения, предлагалась краткая дефиниция домашнего ареста.

Избрание меры пресечения в виде домашнего ареста, как и избрание заключения под стражу, производится только на основании судебного решения. Это позволяет говорить о том, что данная мера достаточно существенно ограничивает конституционные права граждан.

В научной литературе по-разному толкуется понятие «домашний арест». В.В. Мозякова, С. И.

Гирько под домашним арестом понимают «установленное законом ограничение свободы передвижения подозреваемого, обвиняемого в период нахождения в индивидуальном жилом доме с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями». Так же похожее понятие формулируют С.А. Кабилова и Ш.Х.

Заман: «Домашний арест есть исключительная мера пресечения, используемая в уголовном процессе с превентивными целями путем ограничения свободы передвижения и общения данного лица местом его жительства».

Среди мер процессуального принуждения домашний арест представляет собой одну из наиболее строгих мер пресечения после заключения под стражу.

Так домашний арест, как и любая другая мера пресечения, избирается в отношении обвиняемого, и лишь в исключительных случаях, при наличии оснований, предусмотренных ст. 97 УПК РФ, и с учетом обстоятельств, указанных в ст. 99 УПК РФ, мера пресечения может быть избрана в отношении подозреваемого (ч. 1 ст. 100 УПК РФ).

Так законодатель устанавливает единый порядок избрания домашнего ареста и заключения под стражу. Но положение, предусмотренное в ч.1 ст. 108 УПК РФ, в части, касающейся особых условий применения заключения под стражу, на домашний арест распространять не следует.

Можно сделать вывод, что под домашним арестом понимается ограничение по постановлению (определению) судьи (суда) пределами жилого помещения свободы передвижения обвиняемого (подозреваемого) в совершении преступления, за которое уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет (в исключительных случаях на срок до двух лет), а также запрет: общаться с определенными лицами, получать и отправлять корреспонденцию, вести переговоры с использованием любых средств связи; с учетом его возраста, состояния здоровья, семейного положения и других обстоятельств.

История возникновения Европейского суда по правам человека, его компетенция и структура
Вступившая в силу 3 сентября 1953 года Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод не только провозгласила основополагающие права человека, но и создала особый механизм их защиты. Первоначально этот механизм включал три органа, которые несли ответственность за обеспечение соблюде …

Особенности перехода прав на земельный участок при продаже недвижимости
В ст. 552 ГК РФ содержится общее правило о том, что при продаже зданий и сооружений или другой недвижимости к покупателю одновременно с передачей права собственности на недвижимость переходят соответствующие права на земельный участок. Причем решение вопроса о виде прав на земельный участок, переда …

Выселение граждан, утративших право пользования жилым помещением или нарушающих правила пользования им
В соответствии с ч.1 ст.

35 ЖК РФ в случае прекращения у гражданина права пользования жилым помещением по основаниям, предусмотренным Кодексом, другими федеральными законами, договором, или на основании решения суда данный гражданин обязан освободить соответствующее жилое помещение (прекратить польз …

Источник: http://www.lawereg.ru/kenims-1862-1.html

Ткачёва Н.В. Мера пресечения – домашний арест // Школы и направления уголовного-процессуальной науки. Доклады и сообщения на учредительной конференции Международной ассоциации содействия правосудию. СПб., 2005

Как повысить эффективность меры пресечения в виде домашнего ареста

Ткачёва Наталья Викторовна

Доцент кафедры Уголовный процесса и криминалистики Южно-Уральского государственного университета, кандидат юридических наук

Мера пресечения – домашний арест

Уголовно-процессуальный кодекс РФ 2002 г. ввел отсутствующую в УПК РСФСР 1960 г. и перспективную в будущем, на наш взгляд, меру пресечения в виде домашнего ареста.

Однако необходимо заметить, что для уголовно-процессуального законодательства России эта мера пресечения не является новеллой, она уже существовала, веяния времени то вводили ее, то отменяли. Как мера пресечения домашний арест существовал в России еще со времен Устава уголовного судопроизводства 1864 года.

УПК РСФСР 1923 года также предусматривал в качестве меры пресечения домашний арест. Однако в УПК РФСР 1960 года данная мера пресечения была исключена. Статья 107 УПК РФ 2002 г. вновь ее закрепила.

Мера пресечения – домашний арест стала промежуточной между заключением под стражу и мерами пресечения, не связанными с лишением свободы. Т.о., мера пресечения, не связанная с заключением под стражу – домашний арест – ликвидировала образовавшийся между этими мерами пресечения большой разрыв.

Мера пресечения – заключение под стражу – полностью предотвращает нежелательное поведение обвиняемого, но достигается это ценой полной изоляции личности от общества, отвлечение его от трудовой деятельности по специальности, отрыв от семьи и близких.

Хотя по данным нашего исследования около 3% следователей считают, что данную меру пресечения необходимо исключить из системы мер пресечения.

Нам представляется, что необходима была какая – то промежуточная мера, которая, предотвращая нежелательное поведение обвиняемого, в то же время не лишает его свободы, сохраняя возможность трудиться по специальности и быть с семьей. Именно такой промежуточной мерой и стала мера пресечения, не связанная с заключением под стражу, – домашний арест.

Из следственных изоляторов России ежегодно освобождаются от 100 до 125 тыс. граждан, в основном, в связи с осуждением к мерам наказания, не связанных с лишением свободы.

Поэтому домашний арест является золотой серединой между заключением под стражу и мерами пресечения, не связанными с лишением свободы, существовавшими в законе до введения домашнего ареста.

Домашний арест призван сократить чрезмерно широкую сейчас сферу применения заключения под стражу и изменить количество обвиняемых содержащихся в следственных изоляторах.

Сущность домашнего ареста заключается в том, что при наличии оснований для его избрания по решению суда обвиняемому, подозреваемому устанавливаются: 1) ограничения, связанные со свободой его передвижения на определенной территории и на определенное время; 2) запрет на общение с определенными лицами; 3)запрет на получение и отправление корреспонденции; 4) запрет на ведение переговоров с использованием любых средств связи.

В зависимости от тяжести предъявленного обвинения и с учетом возраста, состояния здоровья, семейного положения и других обстоятельств дела обвиняемый (подозреваемый) может быть подвергнут либо всем ограничениям и запретам, перечисленным выше, либо отдельным из них.

Ограничения свободы передвижения подозреваемого, обвиняемого в интересах обеспечения производства по уголовному делу могут выражаться в запрете покидать жилище и передвигаться в пределах населенного пункта места постоянного или временного жительства, менять место проживания без разрешения следователя, прокурора и суда.

Ограничения общаться с определенными лицами могут содержать запрет на общение с лицами, проходящими по одному и тому же делу в качестве подозреваемых (обвиняемых), с потерпевшими и их представителями, со свидетелями, а также с друзьями и родственниками, кроме тех из них, которые проживают вместе с подозреваемым (обвиняемым), подвергнутым домашнему аресту.

Ограничения получать и отправлять корреспонденцию могут выражаться в запрете отправлять и получать посылки, бандероли, письма, телеграммы, переводы, открытки и т. п. почтово-телеграфные услуги. Подозреваемому, обвиняемому может быть запрещено также делать сообщения, заявления, обращения через средства массовой информации.

Для обвиняемого, подозреваемого может быть установлен запрет вести с кем-либо переговоры с использованием любых средств связи, включая радио, телевидение, телефон, телетайп, факс, электронную почту, интернет-сайты и т. п. виды информационных коммуникаций.

Решение об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста правомочен принимать только суд. Однако здесь необходимо заметить, что ч.2 ст.

29 УПК РФ, регламентирующая полномочия суда по решению этого вопроса, должна была вступить в силу с 1 января 2004 года, в соответствии со ст.

10 ФЗ “О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации” от 18 декабря 2001 года. Однако введена в действие она была Федеральным законом от 29 мая 2002 года № 59-ФЗ.

При необходимости избрания в качестве меры пресечения домашнего ареста прокурор, а также следователь и дознаватель с согласия прокурора возбуждает перед судом соответствующее ходатайство.

В постановлении о возбуждении ходатайства излагаются мотивы и основания, в силу которых возникла необходимость избрания именно этой меры пресечения, к нему прилагаются также все материалы, подтверждающие обоснованность ходатайства.

Домашний арест представляет собой синтез нескольких видов мер пресечения, истоки которого необходимо искать в теории уголовного процесса1. Особенность домашнего ареста, по нашему мнению, заключается в том, что в его правовой природе идеально сочетаются признаки остальных мер пресечения, как связанных, так и не связанных с содержанием под стражей, закрепленных в УПК РФ.

Представляется, что несмотря на то, что домашний арест перспективная мера пресечения, ее исполнение будет затруднительным, поскольку нет надлежащих механизмов, регулирующих ее порядок, не определены конкретные органы, на которые возлагается осуществление надзора за соблюдением как самого домашнего ареста, так и установленных ограничений. Поэтому считаем целесообразным и необходимым либо Постановление Пленума Верховного Суда РФ по вопросам применения данной меры пресечения, либо принятие Федерального закона, который бы четко регламентировал порядок и условия осуществления домашнего ареста к подозреваемым и обвиняемым в совершении преступлений и гарантировал их права и законные интересы. Помимо этого, Ведомства, на которые будет возложена обязанность исполнения и надзора за исполнением меры пресечения в виде домашнего ареста, должны разработать ведомственные инструкции о порядке исполнения.

Указания должны касаться следующего: кто именно – какие ведомства и их органы и каким образом должны осуществлять надзор за надлежащим поведением лица, подвергнутого домашнему аресту; как осуществлять надзор за корреспонденцией, переговорами, в том числе телефонными и по электронной почте, личными встречами с определенными лицами.

Помимо вопросов по надзору, возникает ряд противоречий в понимании самого термина “домашний”. Толковый словарь русского языка дает следующее толкование: “Домашний – относящийся к дому, к семье, частному быту”2. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР 1923 г.

прямо указывал, что домашний арест – это лишение обвиняемого свободы в виде изоляции, только не в следственных изоляторах, а дома.

Таким образом, возникает ряд вопросов, например, может ли обвиняемый (подозреваемый) покидать место постоянного или временного места жительства; вправе ли он при наличии необходимости посещать учебу, работу, больницу, магазин, развлекательные мероприятия и т.д.

; могут ли быть установлены строгие временные рамки выхода из дома; кто может устанавливать такую возможность и как она реально может быть исполнена. Заметим также, что норма закона о домашнем аресте не содержит правила о закреплении исполнения домашнего ареста в отношении обвиняемого (подозреваемого) по конкретному адресу.

Очевидно, что без регламентации этих и других вопросов невозможно эффективное применение данной меры пресечения. Полагаем, что ст.5 УПК РФ “Основные понятия, используемые в настоящем Кодексе” необходимо дополнить следующим понятием “Домашний арест – это ограничение свободы обвиняемого (подозреваемого) в виде изоляции его от общества по месту постоянного проживания”.

Надзор за надлежащим исполнением домашнего ареста могли бы осуществлять как сотрудники милиции, а именно участковые инспекторы, так и судебные приставы – исполнители Министерства юстиции РФ.

Полагаем, что участковые инспекторы более “близко” находятся к гражданам, поэтому надзор за исполнением домашнего ареста возложенный на них был бы более эффективен, чем при осуществлении этой функции другими органами.

Естественно, что это приведет к внесению дополнений и изменений в соответствующие законодательные акты для наделения участковых инспекторов надзорными и контрольными функциями за исполнением домашнего ареста, а также их прав и обязанности для исполнения этих функций.

Однако законодательное закрепление функций исполнения домашнего ареста за сотрудниками милиции не должно исключать контроля самого лица, в чьем производстве находится уголовное дело, исполнения обвиняемым (подозреваемым) домашнего ареста. Они должны проводить профилактическую работу, которая заключается в разъяснении последствий нарушения данной меры пресечения.

Статья 107 Уголовно-процессуального закона лишь в общем говорит о личности лица, в отношении которого может быть избрана данная мера пресечения, указывая, что домашний арест избирается при наличии оснований и в порядке установленном статьей 108 УПК РФ, с учетом возраста, состояния здоровья, семейного положения обвиняемого и других обстоятельств. Представляется, что для более эффективной практики применения домашнего ареста как меры пресечения необходимо дополнить ст. 107 УПК РФ 2002 г. следующим положением: “Домашний арест применяется как альтернатива заключению под стражу в отношении престарелых, инвалидов и иных лиц, чье состояние здоровья делает невозможным либо нецелесообразным заключение под стражу, одиноких матерей и многодетных родителей, лиц, ухаживающих за больными членами семьи, беременных женщин и женщин, имеющих малолетних детей”.

Надо заметить, что законодатель не предусмотрел возможность ответственности при нарушении домашнего ареста. Есть мнение, что такую ответственность предусмотреть необходимо.

Некоторые авторы считают, что при нарушении домашнего ареста к обвиняемому могут быть применены дополнительные меры уголовно-процессуального принуждения, предусмотренные ст.117 и ст.118 УПК РФ, т.е.

по решению суда может быть наложено денежное взыскание в размере до двадцати пяти минимальных размеров оплаты труда3. По нашему мнению, дополнить норму ст. 107 УПК РФ пунктом об ответственности целесообразно, т.к.

это повысит эффективность данной меры пресечения, увеличит дистанцию между домашним арестом и заключением под стражу: при нарушении домашнего ареста не избирается заключение под стражу, а налагается денежное взыскание. При этом норма статьи 107 обретет завершенность, имея пункт об ответственности.

Законом также должен быть предусмотрен специальный кассационный порядок обжалования домашнего ареста, поскольку согласно уголовно-процессуальному законодательству данная мера пресечения применяется исключительно по решению суда.

Если проводить аналогию с нормой, регулирующей заключение под стражу, то можно сделать вывод, что домашний арест имеет такую же процедуру продления, отмены и изменения, как и заключение под стражу, а кассационный порядок обжалования данной меры пресечения регулируется нормами института обжалования действий и решений суда и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство.

Полагаем, что введение домашнего ареста в качестве меры пресечения явилось одним из самых гуманных шагов законодателя.

Наличие домашнего ареста позволяет дифференцированно подойти к вопросу об избрании меры пресечения и индивидуализировать ее применение, достигнув тех же целей, что и в случае применения заключения под стражу, но, соблюдая при этом жизненно важные интересы лиц, в отношении которых она применяется. Однако практика применения домашнего ареста будет эффективной только после подробной законодательной регламентации данной меры пресечения.

1 Балтабаев К.Т. Домашний арест в уголовном судопроизводстве республики Казахстан. – Автореф. дис. … канд. юрид. наук. – М., 2001. – С. 16.

2 Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка. – М., 1996. – С. 169.

Источник: http://www.iuaj.net/lib/konf-MASP/tkacheva.htm

Адвокат Титов
Добавить комментарий