Как освободить под залог

Порядок освобождения лица из-под стражи

Как освободить под залог

1. В случае применения меры пресечения в виде личного обязательства подозреваемый, обвиняемый, который был задержан, освобождается из-под стражи немедленно.

2. В случае применения меры пресечения в виде личной поруки подозреваемый, обвиняемый, который был задержан, освобождается из-под стражи немедленно после предоставления его поручителями определенного обязательства.

3. В случае применения меры пресечения в виде домашнего ареста подозреваемый, обвиняемый, который был задержан:

1) незамедлительно доставляется к месту жительства и освобождается из-под стражи, если согласно условиям избранной меры пресечения ему запрещено покидать жилье круглосуточно;

2) немедленно освобождается из-под стражи и обязуется безотлагательно прибыть к месту своего проживания, если согласно условиям избранной меры пресечения ему запрещено покидать жилье в определенное время суток.

4.

Подозреваемый, обвиняемый освобождается из-под стражи после внесения залога, определенного следственным судьей, судом в постановлении о применении меры пресечения в виде содержания под стражей, если у уполномоченного должностного лица места заключения, под стражей в котором он находится, отсутствует другое судебное решение, вступившее в законную силу и прямо предусматривает содержания этого подозреваемого, обвиняемого под стражей.

После получения и проверки документа, подтверждающего внесение залога, уполномоченное должностное лицо места заключения, под стражей в котором находится подозреваемый, обвиняемый, немедленно осуществляет распоряжение о его освобождении из-под стражи и сообщает об этом устно и письменно следователя, прокурора и следователя судью, а если залог внесен во время судебного производства – прокурора и суд. Проверка документа, подтверждающего внесение залога, не может продолжаться более одного рабочего дня.

С момента освобождения из-под стражи в связи с внесением залога подозреваемый, обвиняемый считается таким, к которому применена мера пресечения в виде залога.

5.

В случае постановленный следственным судьей, судом определения об отказе в продлении срока содержания под стражей, об отмене меры пресечения в виде содержания под стражей или его изменение на другую меру пресечения, об освобождении лица из-под стражи в случае, предусмотренном частью третьей статьи 206 этого Кодекса, или в случае истечения срока действия постановления следственного судьи, суда о содержании под стражей подозреваемый, обвиняемый должен быть немедленно освобожден, если у уполномоченного должностного лица места заключения, под стражей в котором он находится, отсутствует другое судебное решение, вступившее в законную силу и прямо предусматривает содержания этого подозреваемого, обвиняемого под стражей.

1. В части 1 комментируемой статьи законодатель устанавливает процедуру освобождения из-под стражи подозреваемого, обвиняемого в рамках осуществления законного задержания по постановлению следственного судьи, суда (или без нее) во время избрания меры пресечения в виде личного обязательства.

Так, в решении о применении данного мероприятия должно быть указано, что подозреваемый, обвиняемый после того, как ему разъяснено и доведено под роспись суть и последствия возложенных на него обязанностей, предусмотренных ч. 5 ст. 194 УПК, подлежит немедленному освобождению из-под стражи.

2. Аналогичный порядок установлен для освобождения из-под стражи при условии избрания меры пресечения в виде личного поручительства.

Единственным отличием является то, что кроме подозреваемого, обвиняемого с обязанностями о том, что они поручаются за выполнение подозреваемым, обвиняемым возложенных на него обязанностей в соответствии со ст.

194 УПК и обязуются при необходимости доставить его в орган досудебного расследования или в суд по первому о том требованию, следует ознакомить и довести под роспись поручителя (поручителей), о чем составляется соответствующий протокол.

3. Избрание меры пресечения в виде домашнего ареста предусматривает возможность освобождения из-под стражи как в зале суда, так и по месту жительства подозреваемого, обвиняемого.

При условии возложения на последнего обязанности не покидать свое жилище в зале суда на теле подозреваемого, обвиняемого закрепляется электронное средство контроля и работники органов внутренних дел доставляют его к месту непосредственного осуществления меры пресечения в виде домашнего ареста.

В постановлении об изменении меры пресечения указывается об обязанности, возложенные на подозреваемого, обвиняемого, в том числе о запрете оставлять конкретное жилье круглосуточно или в определенный период суток.

При условии возложения на подозреваемого, обвиняемого обязанности запрета оставления жилья только в определенный период суток освобождения из-под стражи осуществляется после закрепления на теле электронного средства контроля. Порядок его применения и последствия вмешательства в его работу разъясняются подозреваемому, обвиняемому, о чем составляется протокол.

4.

Во время выполнения определения и непосредственного осуществления меры пресечения в виде содержания под стражей подозреваемый, обвиняемый может быть освобожден при условии внесения залога, определенного следственным судьей, судом в постановлении о применении меры пресечения в виде заключения под стражу.

Для этого сторона защиты должна предоставить администрации места предварительного заключения документы, подтверждающие факт внесения залога. В течение одного рабочего дня поданные документы проверяются и устанавливается их законность.

Перечень проверочных действий законодателем не определяется, однако в любом случае для этого следует получить по запросу (устному или письменному) подтверждение от финансового учреждения, на счет которой внесены денежные средства, а не только проверить документы, представленные стороной защиты.

После проведения проверочных действий по внесению денежных средств в виде залога администрация учреждения предварительного заключения при отсутствии каких-либо судебных решений в отношении подозреваемого, обвиняемого, которые вступили в законную силу и прямо предусматривают содержания под стражей (например, постановлений следственного судьи, суда о применении меры пресечения в виде заключения под стражу в других уголовных процессах), обязано освободить лицо из-под стражи. Перед увольнением о факте внесения залога и результатах проверки сообщается следователь (во время досудебного расследования) и прокурор, следственный судья, суд устно и письменно – путем направления уведомления в порядке, установленном УПК для осуществления соответствующей процедуры.

После освобождения лица из-под стражи в соответствии с ч. 4 комментируемой статьи мера пресечения в виде содержания под стражей автоматически меняется на залог и дополнительного процессуального рассмотрения данного вопроса или документального оформления не требует.

5.

V части 5 настоящей статьи законодатель указывает случаи, когда подозреваемый, обвиняемый подлежит немедленному освобождению из-под стражи. В одних из них увольнение происходит после принятия решения следственного судьи, суда, например, об изменении меры пресечения в виде содержания под стражей на другую или об отказе в продлении сроков его применения.

Другие случаи связаны с окончанием действия срока содержания под стражей и отсутствием каких-либо других судебных решений, которые дают основания для законного оставления подозреваемого, обвинение в местах предварительного заключения.

Источник: https://studbooks.net/49343/pravo/poryadok_osvobozhdeniya_litsa_iz-pod_strazhi

Рябошапка убежден, что освобождение Гладковсього под залог не позволит ему убежать

Как освободить под залог

Генпрокурор прокомментировал меру пресечения Гладковському.

Генеральный прокурор Руслан Рябошапка убежден что даже в случае внесения залога за экс-первого заместителя секретаря СНБО Олега Гладковского, укрывательство от правоохранительных органов будет невозможным.

Об этом генпрокурор сказал в своем видеообращении, опубликованном в .

“В случае, если будет внесен залог, на подозреваемого положено судом ряд обязанностей […] Таким образом, даже в случае внесения залога органами досудебного расследования будет полностью обеспечена возможность сотрудничества подозреваемого с органами предварительного расследования и предотвращения его укрытия от органов уголовного преследования”, — заявил Рябошапка.

Генпрокурор напомнил, что Высший антикоррупционный суд (ВАКС) избрал меру пресечения Гладковскому в виде содержания под стражей на два месяца с альтернативой залога в более 10 млн грн. Также он отметил, что суд установил законность задержания Гладковского детективами Национального антикоррупционного бюро расследований (НАБУ).

“Таким образом, подтверждено, что это задержание было произведено обоснованно, при наличии достаточных оснований, и в полном соответствии с уголовно-процессуальным законодательством”, — добавил Рябошапка.

19 октября Высший антикоррупционный суд избрал меру пресечения для бывшего заместителя секретаря Совета безопасности и обороны Украины Олега Гладковского в виде содержания под стражей на 60 дней. Суде оставили возможность Гладковському внести залог в размере 10 миллионов 623 тысячи 130 гривен.

17 октября фигурант резонансного расследования о коррупции в “Укроборонпроме” и бывший член совета национальной безопасности и обороны Олег Гладковский пытался вылететь из Украины, впрочем его не выпустили.

Впоследствии Гладковский отправился в ресторан возле Бориспольской трассы, где его задержало НАБУ. Там подтвердили задержание по подозрению в злоупотреблении служебным положением (ч.2 ст. 364 УК Украины).

18 октября детективы Национального антикоррупционного бюро Украины сообщили Гладковському о подозрении.

Вероятно, не на долго, потому что тот собирается внести 10 миллионов гривен залога. Бессонная ночь и напряженная суббота прошли в Высшем антикоррупционном суде, где рассматривали дело экс-заместителя секретаря СНБО Олега Гладковского. Его задержали накануне после того, как он хотел вылететь из Украины. Как происходило заседание по этому громкому делу – ТСН расскажет.  

ТСН. 19:30 19 октября 19:52

  • Telegram
  • Messenger
  • Viber

Согласно данным следствия, экс-чиновник использовал предоставленную ему власть и служебное положение вопреки интересам службы с целью получения неправомерной выгоды структурой, в которой он является конечным владельцем, а именно — ПАО “Автомобильная компания “Богдан Моторс”. Вследствие таких действий государству нанесен свыше 10,62 млн грн убытков.

Кроме этого, детективы НАБУ установили, что бывший чиновник не задекларировал доходы жены, полученные ею от сдачи в аренду элитной недвижимости в центре Киева, о которых ему было достоверно известно. Речь идет о доходах в размере: 54 тыс. долл. США (за 2016 год), 63 тыс. долл. США (за 2017 год) и 47,5 тыс. долл. США (по 2018 год).

Ранее журналисты-расследователи опубликовали масштабное расследование о коррупции и хищениях в оборонном комплексе Украины.

 По данным журналистов, к схеме вывода из украинской оборонки сотен миллионов гривен причастен друг и партнер Порошенко, ексчлен Совета национальной безопасности и обороны Олег Гладковский, его 22-летний сын Игорь и гендиректор “Укроборонпром” Павел Букин.

Обнародовали секретную переписку участников преступной схемы, внутренние документы, доказательства договоренностей о взятках.

Размер хищения составляет не менее 250 миллионов гривен. Антикоррупционное бюро открыло уголовное производство, а Гладковского уволили с СНБО.

Экс-президент Украины Петр Порошенко после обнародования журналистского расследования ввел в действие решение СНБО о реформировании оборонно-промышленного комплекса и повышения уровня прозрачности выполнения государственного оборонного заказа.

По словам генпрокурора, следствие собрало достаточно для этого доказательств. Вчера бывшего первого заместителя секретаря СНБО Олега Гладковского не выпустили из Украины пограничники в аэропорту “Борисполь”. С аэродрома он быстро уехал в ресторан на Бориспольской трассе, а уже там его задержали следователи НАБУ.  

ТСН. 12:00 18 октября 12:28

  • Telegram
  • Messenger
  • Viber

Источник: https://tsn.ua/ru/politika/ryaboshapka-ubezhden-chto-osvobozhdenie-gladkovsogo-pod-zalog-ne-pozvolit-emu-ubezhat-1429431.html

Внести в залог — PRAVO.UA

Как освободить под залог

С момента вступления в силу нового Уголовного процессуального кодекса (УПК) Укра­и­ны сочетание цифр «183 — 3» имеет магический смысл для клиентов адвокатов, над которыми нависла угроза ареста в ходе досудебного или судебного следствия по тяжким и особо тяжким не­насильственным преступлениям.

Пункт 3 статьи 183 УПК Украины обязывает судью при вынесении определения о применении меры пресечения в виде взятия под стражу в обязательном порядке определять размер залога, при внесении которого подозреваемый или обвиняемый будет выпущен под залог. Исключения возможны только в отношении подозреваемых в насильственных преступлениях, при преступлениях, вследствие которых погибли люди, и в отношении лиц, уже нарушивших условия такой меры пресечения, как залог.

В каком размере?

Размер залога определяется в соответствии с положениями пункта 5 статьи 182 УПК Украины, которыми закреплено:

— для лиц, подозреваемых в совершении преступлений небольшой и средней тяжести, устанавливать залог от одного до двадцати размеров минимальной заработной платы (в 2012 году эта сумма составляла от 1147 до 22 940 гривен);

— для лиц, подозреваемых в совершении тяжких преступлений, — в размере от 20 до 80 минимальных зарплат (в 2012 году — от 22 940 до 91 760 гривен);

— для лиц, подозреваемых в совершении особо тяжких преступлений, — в размере от 80 до 300 минимальных зарплат (в 2012 году — от 91 760 до 344 100 гривен).

В исключительных случаях судья может увеличить размер залога до суммы больше, чем 80 или 300 минимальных зарплат. Какие это случаи, УПК Украины не указывает, но на практике судьи определяют залог в размере вменяемого подозреваемому или обвиняемому убытка по уголовному делу.

Если это многомиллионные убытки, то, несмотря на требование УПК Украины о том, что размер залога не может быть заведомо непосильным для подозреваемого или обвиняемого, суды назначают залог в размере тех же 100 тысяч или миллионов гривен, в завладении, растрате или неуплате которых обвиняется гражданин.

Поручение о внесении

Вместе с тем УПК Украины позволяет вносить залог не только самому подозреваемому или обвиняемому, но и любому другому физическому или юридическому (кроме коммунальной или государственной формы собственности) лицу.

Благодаря стремлению сотрудников правоохранительных органов немедленно взять под стражу подозреваемого в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, создаются условия, когда сам арестованный физически не может внести за себя залог, который впоследствии может быть использован для покрытия причиненных им убытков. В таком случае залог за счет средств подозреваемого вносится лицами, которые после окончания судебного процесса возвращают залог себе. Эта схема позволяет гарантировать возврат суммы залога залогодателю по окончании судебного процесса независимо от его исхода и приговора о взыскании убытков с подсудимого.

Таким образом, вышеуказанное стремление сотрудников правоохранительных органов, как это ни парадоксально, играет на руку подозреваемым и обвиняемым, поскольку они уводят свои средства в виде внесенного залога от имени третьих лиц от возможности их конфискации для покрытия убытков при вынесении обвинительного судебного приговора.

Иностранцы под стражей

Цель залога — обеспечение выполнения подозреваемым или обвиняемым возложенных на него обязанностей во время досудебного и судебного следствия. обязанность — не отлучаться с места своего постоянного жительства и своевременно прибывать к следователю для участия в следственных действиях.

И если для граждан Украины или же лиц, которые имеют на Украине постоянное место жительства, данное требование легко выполнимо, то для иностранцев, выпущенных из-под стражи под залог, возникает соблазн как можно быстрее нелегально покинуть Украину, не дожидаясь окончания следствия и вынесения приговора.

Невключение в перечень лиц, которые не могут быть выпущены под залог, граждан, обвиняемых в преступлениях против национальной безопасности Украины, может привести к освобождению под залог и уклонению от привлечения к уголовной ответственности из-за нелегального выезда с Украины лиц, обвиняемых в государственной измене, шпионаже либо другом аналогичном преступлении.

Растянутый срок

УПК Украины в пункте 4 статьи 202 определяет срок, в течение которого подозреваемый или обвиняемый должен быть выпущен из-под стражи при внесении залога. Это один рабочий день.

В то же время на практике подозреваемый или обвиняемый после внесения залога может находиться под стражей не один, а еще несколько дней по банальной причине — банковский норматив о перечислении денег из одного банка в другой, в данном случае — из коммерческого банка в Госказначейство, на протяжении до трех банковских дней.

УПК Украины обязывает руководителя места заключения проверить документ о внесении залога — банковскую квитанцию. Начальник следственного изолятора должен получить положительные ответы на вопросы, является ли квитанция оригинальной и произведен ли по ней перевод денежных средств на счет районного суда, и только после этого освободить из-под стражи заключенного.

А так как залог вносится на счет районного суда в Госказначействе, то для руковод­ства следственного изолятора доказательством его внесения является соответствующая справка председателя районного суда о поступлении залога на банковский счет этого суда.

Она выдается после получения председателем суда соответствующей справки из Госказначейства, куда полученный от залогодателя залог коммерческий банк обязан зачислить в срок, не превышающий трех банковских дней.

Учитывая, что суммы залога исчисляются десятками, сотнями тысяч, миллионами гривен, коммерческие банки не торопятся перечислять в Госказна­чейство полученные от залогодателей средства.

Таким образом, задекларированный в УПК Украины срок в один рабочий день на освобождение из-под стражи под залог подозреваемого или обвиняемого может растянуться до трех-пяти дней.

Институт внесения залога вместо содержания под стражей по ненасильственным тяжким и особо тяжким преступлениям существенно сократил количество лиц, находящихся под стражей до вступления в силу приговора суда.

Однако первый опыт применения залога в уголовном процессе по новому УПК Украины свидетельствует о необходимости внесения уточнений как в сам кодекс, так и в подзаконные акты, которые регламентируют его практическое применение.

ГОРОВОЙ Александр — управляющий партнер АО «АЛИАС», г. Киев

Залог по максимуму

Сергей РЫМАР,
адвокат, старший юрист АК «Правочин»

После вступления в силу нового УПК Украины суды значительно чаще начали применять такую меру пресечения, как залог. В то же время продолжает сохраняться уверенность, что правоохранительные и судебные органы при решении этого вопроса по-прежнему соблюдают обвинительный уклон.

В ходатайствах об избрании такой меры пресечения, как содержание под стражей, определениях следственного судьи по их рассмотрению прослеживается тенденция создания заведомо невыполнимых или маловероятных условий для подозреваемого (обвиняемого).

Очень часто размер залога определяется в рамках, близких к максимальным, при этом не учитываются ни данные о лице, ни размер его дохода, ни наличие на содержании других лиц (детей, родителей и пр.).

Все учтено

Андрей БОДНАРЧУК,
адвокат АО «АК «Соколовский и Партнеры»

Размер залога определяется с учетом обстоятельств уголовного правонарушения, имущественного и семейного положения подозреваемого (обвиняемого), других данных о его личности.

Должны учитываться и риски, дающие достаточные основания полагать, что лицо может осуществить действия по сокрытию от органов предварительного расследования и/или суда; уничтожению, сокрытию или искажению вещей или документов, имеющих существенное значение для установления обстоятельств уголовного правонарушения; незаконному воздействию на потерпевшего, свидетеля, другого подозреваемого, обвиняемого, эксперта, специалиста в этом же уголовном производстве; препятствованию производству иным образом; совершению другого уголовного правонарушения или продолжению преступления, в котором подозревается (обвиняется).

Цена свободы

Александр КОВАЛЬ,
адвокат, руководитель департамента АФ «Грамацкий и Партнеры»

Возможность при­менения залога и определения его размера зависит от двух критериев — объективного (как мера пресечения он гарантированно обеспечит выполнение возложенных на подсудимого/обвиняемого согласно статье 194 Уголов­ного процессуального кодекса Украи­ны обязательств в зависимости от степени тяжести деяния) и субъективного (размер залога не должен быть заведомо непомерным для подсудимого/обвиняемого, учитывая его материальное и семейное положение, а также иные сведения о его личности). Отсутст­вие в новом Уголовном процессуальном кодексе Украины требования о соразмерности залога с гражданским иском (причиненным ущербом, размером преступного дохода) свидетельствует о том, что залог в уголовном процессе теперь является обеспечением выполнения лицом сугубо предусмотренных вышеуказанной статьей публично-правовых обязательств — и даже факультативно не служит частноправовым обеспечением.

Источник: https://pravo.ua/articles/vnesti-v-zalog/

Предлагаемая президентом отмена залога по коррупционным делам приведет к росту коррупции в судах – юристы

Как освободить под залог

 Отмена залога по коррупционным делам, предусмотренная президентским законопроектом об усовершенствовании отдельных положений уголовного процессуального законодательства (№1009), может привести к росту коррупции в судах, считают опрошенные агентством “Интерфакс-Украина” юристы.

Объясняют они это прежде всего тем, что законопроект не создает предохранителей от злоупотреблений и необоснованного безальтернативного помещения под стражу.

Ассоциированный партнер ЮК “Правовой Альянс” Тарас Безпалый, в частности, отметил, что отмена залога при избрании меры пресечения в коррупционных делах приведет к нарушению Конвенции о защите прав человека, а также к ряду исков к Украине в Европейский суд по правам человека, “которые Украина успешно проиграет”.

“Принятие за основу в первом чтении законопроекта №1009 в части отмены залога по коррупционным делам приведет к тому, что суд будет избирать либо арест, либо меньшую меру пресечения, например, круглосуточный домашний арест. Это может привести как раз к увеличению коррупционной составляющей в суде.

Следует отметить, что в действующей редакции уголовного процессуального кодекса (УПК) суд имеет право не избирать залог при насильственных преступлениях и тех, что привели к смерти потерпевшего.

Провокация преступления тоже не является редкостью со стороны правоохранителей, так что быстро “выполнить заказ” и “закрыть в СИЗО” конкурента станет намного легче”, – сказал он.

Юрист отметил, что лицо не считается виновным в совершении преступления до приговора суда, а арест, как и залог, являются мерой обеспечения надлежащего процессуального поведения подозреваемого.

“Вносимые депутатами поправки приведут к тому, что теперь вне зависимости от наличия рисков, предусмотренных УПК, следственный судья, чтобы не брать на себя ответственность, с большей степенью вероятности “закроет” подозреваемого. А из СИЗО собирать доказательства своей невиновности намного сложнее, нежели находясь под залогом”, – сказал он.

В свою очередь, управляющий партнер адвокатской компании “Борисенко и партнеры” Владислав Борисенко, выразил обеспокоенность предлагаемым законопроектом №1009 исключением из кодекса предельных сроков расследования преступлений, в которых никому так и не было предъявлено подозрение.

“На практике почти все уголовные производства в отношении бизнеса расследуются по одной схеме: первые несколько месяцев ведется тихая оперативная работа, идет первичный сбор материала, потом происходит “реализация” (проводятся обыски, допросы) и через месяц-два расследование снова “затихает”.

В таком “спящем режиме” дело может висеть годами, а следователь периодически напоминает о его существовании запросами о предоставлении документов, допросами, иногда повторными обысками”, – сказал он, отметив, что “эти следственные действия обычно не имеют реального значения для расследования, так как доказать что-либо уже невозможно, а служат для давления на руководителей и собственников предприятий”.

По словам Борисенко, крепкими нервами могут похвастаться не все, поэтому часто точка в расследовании ставится коррупционным способом.

“После того, как в 2017 году законодательно были прописаны максимальные сроки расследования, мы заметили позитивную тенденцию в части закрытия таких “вялотекущих” дел.

Сейчас все может снова стать хуже, и предложенный в законопроекте взамен существующего механизм (закрытие производства в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности) явно позволит расследовать дела дольше”, – сказал он.

Советник юрфирмы VB Partners Денис Шкаровский, со своей стороны, считает, что текущий созыв Верховной Рады Украины принимает законы, “не вникая в их суть”, а общественный запрос на справедливое наказание превалирует над закрепленными в Конституции принципами высшей ценности человека, верховенства права и презумпции невиновности.

“Помещение под стражу в коллективном сознании рассматривается как наступление справедливости, а не временная мера, направленная на минимизацию рисков побега или других действий подозреваемого.

Даже при текущей редакции УПК следственные органы просят суд назначить неподъемные для подозреваемых суммы залога как альтернативу содержания под стражей. С этой целью в уголовных делах “рисуются” убытки в десятки и сотни миллионов гривен, которые не подтверждены никакими доказательствами.

В случае назначения такого залога человек безальтернативно оказывается в СИЗО”, – сказал он.

Шкаровский подчеркивает, что предложенная в законопроекте формулировка “судья имеет право не определять размер залога в производствах по тяжким и особо тяжким коррупционным преступлениям” не создает никаких предохранителей от злоупотреблений и необоснованного безальтернативного помещения под стражу.

“Есть большой риск, что под давлением следствия суд не будет даже рассматривать вопрос определения залога.

Более того, такая формулировка фактически уравнивает по уровню общественной опасности преступления против жизни и здоровья человека, в отношении которых также можно не определять альтернативу в виде залога, и коррупционные преступления. Такие положения противоречат принципам Конституции”, – сказал он.

Юрист также обратил внимание на другие предлагаемые изменения в УПК, в частности на право прокурора определять меру пресечения в виде личного обязательства без суда.

По мнению Шкаровского, “это возвращает уже практически забытую практику давления на подозреваемого: предложение прокурора дать признательные показания под подписку о невыезде или заключить сделку о признании вины у него в кабинете, угроза безальтернативного содержания под стражей”.

“Единственный предохранитель от злоупотребления данной нормой – добросовестность судей. К сожалению, рассчитывать на принятие обоснованных решений о применении меры пресечения в большинстве случаев не приходится. Предполагаю, что после вступления в силу данного закона, количество содержащихся под стражей лиц резко возрастет”, – сказал он.

Управляющий партнер юрфирмы Gentls Олег Громовой, в свою очередь, отметил, что законопроект не отменяет залог, а предусматривает право судьи его не устанавливать за совершение тяжкого или особо тяжкого коррупционного преступления.

“Следственный судья в каждом конкретном случае будет решать, предоставлять ли подозреваемому возможность внести залог или нет. Это приведет к невозможности откупиться залогом по резонансным уголовным делам.

В то же время, если говорить о бизнесе, то эти изменения могут коснуться руководителей предприятий, которые работают с бюджетными деньгами либо уличены в корпоративной коррупции, и подозреваемые могут попасть “за решетку” без права на залог”, – сказал Громовой.

Вместе с тем он подчеркнул, что текущая редакция УПК предусматривает необходимый инструмент судебного контроля над стороной обвинения через следственных судей, которые санкционируют важные процессуальные решения при расследовании уголовного дела. Однако чрезмерное вовлечение следственных судей на стадии досудебного расследования, по мнению юриста, временами “делало невозможным “расследование.

“Следственные судьи просто не успевали рассматривать ходатайства правоохранителей и стороны защиты в разумные сроки.

Чрезмерная загрузка следственных судей негативно влияла и на качество рассмотрения этими судьями гражданских дел, поскольку эту нагрузки с них никто не снимал. Еще немного – и следственные судьи превратятся в статистов. Это необходимо менять.

Данный законопроект пускай и не решает эту проблему полностью, но частично приближает к ее решению”, – считает Громовой.

Вместе с тем, юрист практики разрешения национальных судебных споров юрфирмы Integrites Антон Каганец отметил, что возможность не устанавливать размер залога и назначать содержание под стражей в качестве меры пресечения “является весьма дискуссионной”.

“Цель мер пресечения – не допустить совершения новых преступлений и предотвратить возможные препятствия в расследовании дела. Но если у следствия есть веские основания считать, что человек виновен, может ли задержанный существенно повлиять на расследование? Думаю, что нет.

Может ли такой человек продолжить совершение коррупционных преступлений после заключения под стражу? Вряд ли. Вместе с тем, до вынесения приговора человек считается невиновным.

Однако при такой редакции статьи он будет лишен свободы еще до решения суда, без возможности внести залог”, – подчеркнул юрист.

В свою очередь, партнер юридической фирмы “Астерс” Сергей Гребенюк отметил, что инициативы реформ уголовного процесса однозначно нуждаются в более детальней проработке. В частности, предложение об отмене залога в делах по топ-коррупции без реформирования правоохранительной системы в целом “создаст новые коррупционные риски и целый ворох проблем с соблюдением прав человека”.

“Сперва кажется, что безальтернативный арест – это хороший способ борьбы коррупцией и предупреждающий фактор.

Однако на самом деле это вернет старый (и возможно уже подзабытый) коррупционный механизм – бросать людей за решетку и вымогать взятки за временное освобождение или требовать признание вины (ни для кого не секрет, что украинские СИЗО давно приравнены к пыткам).

Сторона обвинения путем нехитрых игр с квалификацией дела получит возможность влиять на то, имеет ли человек право на залог или только за решетку, – золотая коррупционная жила”, – считает юрист.

Гребенюк напомнил, что не так давно была признана неконституционной норма, которая запрещала применение “легких” мер пресечения (залог, домашний арест, поручительство) в делах по вопросам национальной безопасности. “Явно напрашивается аналогия, что введение безальтернативного содержания под стражей по экономическим преступлениям – это неправильный путь”, – сказал он.

Юрист также подчеркнул, что предлагаемая отмена временных рамок расследований до объявления о подозрения “может вернуть в практику безосновательные “вечные дела” – идеальный инструмент давления на бизнес”.

“Однозначно, вопрос сроков расследований надо отрегулировать, чтобы у добросовестных следователей была возможность качественно проработать дело, но это не стоит делать путем возвращения старого коррупционного инструмента, необходимо найти баланс в этом вопросе”, – считает Гребенюк.

При этом опрошенные юристы поддерживают предлагаемое законопроектом право Национального антикоррупционного бюро Украины (НАБУ) и Государственного бюро расследований (ГБР) самостоятельно осуществлять негласные следственные действия, называя это логичным шагом по формированию независимой антикоррупционной инфраструктуры.

Как сообщалось, комитет Верховной Рады по вопросам правоохранительной деятельности рекомендует парламенту принять за основу и в целом проект закона об изменениях в некоторые законодательные акты относительно усовершенствования отдельных положений уголовного процессуального законодательства (№1009).

Согласно пояснительной записке, законопроект предлагает отменить так называемые “правки Лозового”, которые касались сроков проведения досудебного расследования, назначения и проведения экспертизы.

Кроме того, предлагается предоставить НАБУ и ГБР право самостоятельно осуществлять снятие информации с транспортных телекоммуникационных сетей в рамках проведения негласных следственных и розыскных действий.

Президент также инициирует снятие нормы, которая запрещает без согласия Верховной Рады осуществлять обыск народного депутата, осмотр его личных вещей и багажа, транспорта, жилого и служебного помещений, а также вмешиваться в тайну переписки, телефонных разговоров и другой корреспонденции.

В законе о НАБУ уточняются административные полномочия директора бюро, а также устанавливаются специальные положения для проведения конкурса на занятие поста негласных штатных сотрудников.

#юристы #законопроект #коррупция #суд #залог

Источник: https://interfax.com.ua/news/general/613458.html

Адвокат Титов
Добавить комментарий