Как исчислять сроки ареста при возвращении дела прокурору

Экспресс-бюллетень прокуратуры Красноярского края о судебной практике рассмотрения уголовных дел за июнь 2017 г. :: Прокуратура Красноярского края

Как исчислять сроки ареста при возвращении дела прокурору

ПРОКУРАТУРА    КРАСНОЯРСКОГО    КРАЯ

УГОЛОВНО – СУДЕБНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

ЭКСПРЕСС-БЮЛЛЕТЕНЬ

июнь

г. Красноярск

2017 год

АНАЛИЗ

недостатков, допущенных по уголовным делам небольшой и средней тяжести, предварительное расследование по которым произведено в форме дознания, выявленных при рассмотрении уголовных дел судами

Уголовно-судебным управлением проведен анализ недостатков ведомственного контроля и прокурорского надзора, допущенных при производстве дознания и выявленных при рассмотрении судами уголовных дел о преступлениях небольшой и средней тяжести за 2016 год и 1 квартал 2017 года.

Существенные нарушения, допущенные органами дознания, выявлены в ходе поддержания государственного обвинения в судах первой инстанции в 2016 году по 42 (25) уголовным делам, что составило 0,4% (0,2%) от общего количества дел указанной категории, рассмотренных судом. В первом квартале 2017 года недостатки выявлены по 6 (7) уголовным делам, что составило 0,3% (0,3%).

Из общего количества уголовных дел анализируемой категории, рассмотренных судами первой инстанции, в 2016 году только по 3  (2015 год – 1) делам выявлены недостатки, допущенные отделом дознания ФССП России.

Указанными недостатками явились – неполнота предварительного расследования, а также нарушения требований уголовно-процессуального закона, выразившиеся в отсутствии постановления дознавателя о принятии дела к своему производству и в проставлении в обвинительном акте подписи не подозреваемым, а иным лицом.

Так, согласно обвинительному акту, вынесенному в отношении М., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 157 УК РФ, потерпевшей по делу является несовершеннолетняя М., 1998 года рождения.

В то же время, в судебном заседании подсудимый М. и представитель несовершеннолетней потерпевшей пояснили, что с мая 2015 несовершеннолетняя потерпевшая в связи с государственной регистрацией брака носит фамилию Х., что подтверждается свидетельством о заключении брака.

Данный факт в ходе дознания установлен не был, так как несовершеннолетняя потерпевшая дознавателем не допрашивалась, а следственные органы ограничились лишь допросом ее законного представителя и только по факту неполучения алиментов.

Кроме того, в обвинительном акте дознавателем в разделе данные о личности подозреваемого были указаны пять судимостей М. снятых и погашенных на период проведения дознания.

Учитывая изложенные обстоятельства, государственным обвинителем в ходе рассмотрения уголовного дела судом было заявлено ходатайство о возвращении дела на основании ст. 237 УПК РФ. Постановлением мирового судьи ходатайство государственного обвинителя удовлетворено, дело возвращено прокурору.

18.05.2016, после возвращения дела в орган дознания для устранения выявленных в суде недостатков, уголовное дело было прекращено в связи с примирением сторон.

При поддержании государственного обвинения по ч. 2 ст. 157 УПК РФ в отношении В. установлено, что подсудимой по окончании дознания не были разъяснены права, предусмотренные ч. 5 ст. 217 УПК РФ.

Так, в ходе рассмотрения дела судом был исследован протокол ознакомления подозреваемой и ее защитника с обвинительным актом и материалами уголовного дела, в котором от имени В. в графах о разъяснении прав, предусмотренных ч. 5 ст.

217 УПК РФ, и заявлении ходатайства о рассмотрении дела в особом порядке была проставлена подпись. При этом согласно заключению судебной почерковедческой экспертизы, подпись от имени В.

выполнена не подсудимой, а старшим дознавателем ОСП по Богучанскому району.

Отсутствие доказательств, достоверно подтверждающих разъяснение подсудимой прав в соответствии с положениями ст. 217 УК РФ, явилось основанием возвращения дела прокурору по ходатайству государственного обвинителя.

Постановлением мирового судьи судебного участка № 4 в г. Ачинске и Ачинском районе на основании ст. 237 УПК РФ прокурору возвращено уголовное дело по обвинению Б. в совершении двух преступлений, предусмотренных ст. 315 УК РФ.

Основанием вынесения указанного решения явились нарушения требований уголовно-процессуального закона, допущенные на стадии дознания, препятствующие рассмотрению дела судом.

Как следует из материалов дела, постановлением старшего дознавателя МОСП по г. Ачинску, Ачинскому и Большеулуйскому районам 01.11.2015 возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного ст. 315 УК РФ, в отношении Б., являющегося директором ООО.

Источник: http://www.krasproc.ru/law/express/16750-ekspress-byulleten-prokuratury-krasnoyarskogo-kraya-o-sudebnoi-praktike~

Судебная практика возвращения уголовных дел прокурору в порядке ч. 2 ст. 238 УПК не основана на законе

Как исчислять сроки ареста при возвращении дела прокурору

(Дмитриев С.) («Законность», 2009, N 5)

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ВОЗВРАЩЕНИЯ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ ПРОКУРОРУ В ПОРЯДКЕ Ч. 2 СТ. 238 УПК НЕ ОСНОВАНА НА ЗАКОНЕ

С. ДМИТРИЕВ

Дмитриев С., заместитель Московского межрегионального транспортного прокурора.

Одно из решений судьи по результатам предварительного слушания — возвращение уголовного дела прокурору (п. 2 ч. 1 ст. 236 УПК). Основания, перечень которых, казалось бы, исчерпывающий, для принятия судом этого решения подробно изложены в ч. 1 ст. 237 УПК.

Таких оснований пять: 1) обвинительное заключение или обвинительный акт составлены с нарушением требований УПК, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе этого заключения или акта; 2) копия обвинительного заключения или обвинительного акта не была вручена обвиняемому, за исключением случаев, если суд признает законным и обоснованным решение прокурора, принятое им в порядке, установленном ч. 4 ст. 222 или ч. 3 ст. 226 УПК; 3) есть необходимость составления обвинительного заключения или обвинительного акта по уголовному делу, направленному в суд с постановлением о применении принудительной меры медицинского характера; 4) есть предусмотренные ст. 153 УПК основания для соединения уголовных дел; 5) при ознакомлении обвиняемого с материалами уголовного дела ему не были разъяснены права, предусмотренные ч. 5 ст. 217 УПК. Вместе с тем ч. 2 ст. 238 УПК также содержит положение, в соответствии с которым судья возвращает уголовное дело прокурору. Для правильного понимания вложенного законодателем смысла в указанную норму необходимо привести ее полностью: «В случае, предусмотренном пунктом 1 части первой настоящей статьи (когда обвиняемый скрылся и место его пребывания неизвестно. — Авт.), судья приостанавливает производство по уголовному делу и, если совершил побег обвиняемый, содержащийся под стражей, возвращает уголовное дело прокурору и поручает ему обеспечить розыск обвиняемого или, если скрылся обвиняемый, не содержащийся под стражей, избирает ему меру пресечения в виде заключения под стражу и поручает прокурору обеспечить его розыск». Таким образом, в связи с тем, что обвиняемый скрылся, судья приостанавливает производство по делу, а далее следуют различные варианты действий судьи в зависимости от избранной обвиняемому меры пресечения. То есть если тот сбежал из-под стражи — один вариант действий, если не находился под стражей — другой. В первом случае судья возвращает уголовное дело прокурору и поручает ему обеспечить розыск обвиняемого, а во втором — избирает обвиняемому меру пресечения в виде заключения под стражу и поручает прокурору обеспечить его розыск без возврата уголовного дела. Возвращение прокурору уголовного дела в случае, когда обвиняемый скрылся из-под стражи, обосновывается тем, что он совершает новое преступление, предусмотренное ст. 313 УК (побег из места лишения свободы, из-под ареста или из-под стражи). Возникает необходимость соединения уголовных дел в одно производство либо выделения в отдельное производство дела в отношении скрывшегося обвиняемого из дела, по которому «проходят» несколько обвиняемых . При этом возникает другая проблема, связанная с приостановлением судом производства по всему уголовному делу, когда основания приостановления касаются лишь одного обвиняемого . ——————————— См.: Гранкин К. Б., Черкасов Д. А. Проблемы регулирования объема уголовного производства в суде // Мировой судья. 2005. N 6. См.: Там же.

Вместе с тем уголовно-процессуальный закон не предусматривает такой стадии процесса, когда уголовное дело, приостановленное судом и возвращенное прокурору, находится, можно сказать, между небом и землей, т. е. и не в стадии судебного производства, и не в стадии досудебного производства.

Не содержится таких норм и в подзаконных нормативных и ведомственных актах органов прокуратуры и внутренних дел. Возникает и еще ряд вопросов, ответов на которые нет.

Например, где должно находиться возвращенное судом уголовное дело: у прокурора, в органе предварительного следствия или органе дознания? Как соединять или выделять материалы уголовного дела в отношении скрывшегося обвиняемого, если производство по делу приостановлено судом? В этой связи обоснованным представляется мнение К. Гранкина и Д.

Черкасова о наделении суда правом соединения и выделения уголовных дел, в том числе в отношении скрывшихся обвиняемых. Таким образом, возвращение прокурору уголовного дела, когда обвиняемый не находился под стражей, необоснованно и не соответствует норме закона.

Но суды как первой, так и кассационной инстанций сплошь и рядом возвращают прокурорам уголовные дела в отношении скрывшихся обвиняемых, не находящихся под стражей. Так, в 2008 г. транспортным прокурорам Юго-Восточного транспортного региона районные и мировые суды Саратовской, Белгородской и Воронежской областей вернули 36 уголовных дел на основании ч. 2 ст. 238 УПК, в 2007 г. — 58.

Из этого количества в 2008 г. лишь по 6 уголовным делам обвиняемые разысканы и осуждены (2007 г. — также по 6 делам). Обоснование возвращения уголовных дел было примерно одинаковым. Так, суды указывали, что, исходя из требований ст. 2 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», задача по осуществлению розыска подсудимого возложена на органы внутренних дел.

Надзор за деятельностью ОВД по выполнению данной задачи осуществляет, согласно ст.

7 названного Закона, прокурор, указания которого по данному вопросу обязательны для оперативно-розыскных подразделений органов внутренних дел, а хранение материалов приостановленного уголовного дела в суде является нецелесообразным и не способствует оперативному доступу к материалам дела оперативных сотрудников, осуществляющих розыск обвиняемого.

К сожалению, некоторые транспортные прокуроры заняли соглашательскую позицию, поскольку робкие попытки опротестовать незаконные решения судов первой инстанции не привели к положительному результату. Так, Определением судебной коллегии по уголовным делам Воронежского областного суда от 4 декабря 2008 г.

оставлено без удовлетворения кассационное представление Лискинского транспортного прокурора на Постановление Лискинского районного суда Воронежской области от 1 ноября 2008 г. о возвращении прокурору уголовного дела для обеспечения розыска обвиняемого, не находящегося под стражей. При этом судебная коллегия, в частности, указала, что в соответствии с ч. 2 ст.

238 УПК по смыслу, придаваемому данной норме Определением Конституционного Суда РФ от 5 февраля 2004 г. N 134-О, уголовно-процессуальный закон не содержит каких-либо положений, возлагающих на суд осуществление несвойственных ему функций, в том числе исполнение обязанностей, связанных с контролем за деятельностью органа дознания по осуществлению розыска обвиняемого.

Поэтому судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационного представления об отсутствии оснований для возвращения уголовного дела прокурору, поскольку при возвращении дела суд на основании правовых норм сделал правильный вывод, что в сложившейся ситуации уголовное дело необходимо возвратить прокурору для обеспечения розыска подсудимого и данное решение суда не противоречит смыслу ст.

238 УПК, а нарушений норм уголовно-процессуального законодательства при вынесении обжалуемого постановления допущено не было, в связи с чем судебная коллегия не усматривает оснований для отмены постановления районного суда. С таким выводом кассационной инстанции областного суда согласиться нельзя. При этом, приводя в качестве аргумента Определение Конституционного Суда РФ от 5 февраля 2004 г.

N 134-О «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Центрального районного суда города Челябинска о проверке конституционности части второй статьи 238 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», суд «вырывает» из контекста данного определения одно предложение, не обращая внимания на главный вывод, заключающийся в том, что суд общей юрисдикции, исходя из презумпции конституционности действующих законодательных норм, не вправе произвольно, немотивированно отказаться от применения в конкретном деле соответствующих положений федерального закона, а обязан дать им оценку и, придя к выводу об их несоответствии Конституции Российской Федерации, привести в решении правовые аргументы в доказательство своей позиции. В противном случае само судебное решение является незаконным. Между тем в Постановлении Центрального районного суда г. Челябинска от 14 февраля 2003 г. отсутствуют какие-либо доводы и правовые аргументы относительно неконституционности положений ч. 2 ст. 238 УПК РФ, от применения которых он отказался, возвратив уголовное дело прокурору . ——————————— См.: Вестник Конституционного Суда РФ. 2004. N 5.

В то же время есть и другие примеры, когда вышестоящая судебная инстанция по аналогичным обстоятельствам принимала решение в точном соответствии с требованиями ч. 2 ст. 238 УПК. Так, Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 14 января 2009 г.

было отменено Постановление Мещанского районного суда Москвы от 2 декабря 2008 г. о возвращении уголовного дела по обвинению Р. Московско-Ярославскому транспортному прокурору и указано, что районный суд необоснованно вернул дело прокурору, поскольку ст.

238 УПК предусматривает это в случае, если обвиняемый совершил побег из-под стражи. Таким образом, прокурорам необходимо более активно отстаивать свою позицию на стадии предварительного слушания при решении судом вопроса о возвращении уголовного дела прокурору в порядке ч. 2 ст.

238 УПК, в полной мере реализовывать свои полномочия, предоставленные Законом о прокуратуре и Приказом Генерального прокурора РФ от 20 ноября 2007 г.

N 185 «Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства», путем своевременного внесения апелляционных и кассационных представлений на все незаконные, необоснованные и несправедливые судебные решения по уголовным делам.

——————————————————————

Источник: http://center-bereg.ru/j1678.html

Статья 109. Сроки содержания под стражей

Как исчислять сроки ареста при возвращении дела прокурору

СТ 109 УПК РФ

1. под стражей при расследовании преступлений не может превышать 2 месяца.

2.

В случае невозможности закончить предварительное следствие в срок до 2 месяцев и при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения этот срок может быть продлен судьей районного суда или военного суда соответствующего уровня в порядке, установленном частью третьей статьи 108 настоящего Кодекса, на срок до 6 месяцев.

Дальнейшее продление срока может быть осуществлено в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, только в случаях особой сложности уголовного дела и при наличии оснований для избрания этой меры пресечения судьей того же суда по ходатайству следователя, внесенному с согласия руководителя соответствующего следственного органа по субъекту Российской Федерации, иного приравненного к нему руководителя следственного органа либо по ходатайству дознавателя в случаях, предусмотренных частью пятой статьи 223 настоящего Кодекса, с согласия прокурора субъекта Российской Федерации или приравненного к нему военного прокурора, до 12 месяцев.

3.

Срок содержания под стражей свыше 12 месяцев может быть продлен лишь в исключительных случаях в отношении лиц, обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений, судьей суда, указанного в части третьей статьи 31 настоящего Кодекса, или военного суда соответствующего уровня по ходатайству следователя, внесенному с согласия в соответствии с подследственностью Председателя Следственного комитета Российской Федерации либо руководителя следственного органа соответствующего федерального органа исполнительной власти (при соответствующем федеральном органе исполнительной власти), до 18 месяцев.

4. Дальнейшее продление срока не допускается. Обвиняемый, содержащийся под стражей, подлежит немедленному освобождению, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 1 части восьмой и частями восьмой.1 – восьмой.3 настоящей статьи.

5. Материалы оконченного расследованием уголовного дела должны быть предъявлены обвиняемому, содержащемуся под стражей, и его защитнику не позднее чем за 30 суток до окончания предельного срока содержания под стражей, установленного частями второй и третьей настоящей статьи.

6. Если после окончания предварительного следствия материалы уголовного дела были предъявлены обвиняемому и его защитнику позднее чем за 30 суток до окончания предельного срока содержания под стражей, то по его истечении обвиняемый подлежит немедленному освобождению. При этом за обвиняемым и его защитником сохраняется право на ознакомление с материалами уголовного дела.

7.

В случае, если после окончания предварительного следствия сроки для предъявления материалов данного уголовного дела обвиняемому и его защитнику, предусмотренные частью пятой настоящей статьи, были соблюдены, однако 30 суток для ознакомления с материалами уголовного дела им оказалось недостаточно, следователь с согласия руководителя следственного органа по субъекту Российской Федерации или приравненного к нему руководителя иного следственного органа вправе не позднее чем за 7 суток до истечения предельного срока содержания под стражей возбудить ходатайство о продлении этого срока перед судом, указанным в части третьей статьи 31 настоящего Кодекса, или военным судом соответствующего уровня. Если в производстве по уголовному делу участвует несколько обвиняемых, содержащихся под стражей, и хотя бы одному из них 30 суток оказалось недостаточно для ознакомления с материалами уголовного дела, то следователь вправе возбудить указанное ходатайство в отношении того обвиняемого или тех обвиняемых, которые ознакомились с материалами уголовного дела, если не отпала необходимость в применении к нему или к ним заключения под стражу и отсутствуют основания для избрания иной меры пресечения.

8. Ходатайство о продлении срока содержания под стражей должно быть представлено в суд по месту производства предварительного расследования либо месту содержания обвиняемого под стражей не позднее чем за 7 суток до его истечения.

В ходатайстве должны быть указаны конкретные, фактические обстоятельства, подтверждающие необходимость дальнейшего применения меры пресечения в виде заключения под стражу.

Судья не позднее чем через 5 суток со дня получения ходатайства принимает в порядке, предусмотренном частями четвертой, восьмой и одиннадцатой статьи 108 настоящего Кодекса, одно из следующих решений:

1) о продлении срока содержания под стражей на срок, необходимый для окончания ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела, направления уголовного дела прокурору с обвинительным заключением, обвинительным актом, обвинительным постановлением или постановлением о направлении уголовного дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера, а также для принятия прокурором и судом решений по поступившему уголовному делу, за исключением случая, предусмотренного частью шестой настоящей статьи. В постановлении о продлении срока содержания под стражей указывается дата, до которой продлевается срок содержания под стражей. Продление срока содержания под стражей в случае, предусмотренном частью седьмой настоящей статьи, допускается каждый раз не более чем на 3 месяца;

2) об отказе в удовлетворении ходатайства следователя и освобождении обвиняемого из-под стражи.

8.1.

По уголовному делу, направляемому прокурору с обвинительным заключением, обвинительным актом, обвинительным постановлением или постановлением о направлении уголовного дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера, по ходатайству следователя или дознавателя, возбужденному в порядке, установленном частью третьей статьи 108 настоящего Кодекса и частью восьмой настоящей статьи, срок запрета определенных действий, срок домашнего ареста или срок содержания под стражей может быть продлен для обеспечения принятия прокурором, а также судом решений по поступившему уголовному делу на срок, продолжительность которого определяется с учетом сроков, предусмотренных частью первой статьи 221, либо частью первой статьи 226, либо частью первой статьи 226.8, а также частью третьей статьи 227 настоящего Кодекса.

8.2.

В случае возвращения прокурором уголовного дела следователю в соответствии с пунктом 2 части первой статьи 221 или пунктом 2 части пятой статьи 439 настоящего Кодекса и обжалования данного решения следователем в соответствии с частью четвертой статьи 221 настоящего Кодекса, а также возвращения уголовного дела дознавателю в соответствии с пунктом 2 части первой статьи 226, пунктом 2 или 3 части первой статьи 226.8 настоящего Кодекса и обжалования данного решения дознавателем в соответствии с частью четвертой статьи 226 или частью четвертой статьи 226.8 настоящего Кодекса по ходатайству следователя или дознавателя, возбужденному в порядке, установленном частью третьей статьи 108 настоящего Кодекса и частью восьмой настоящей статьи, срок запрета определенных действий, срок домашнего ареста или срок содержания под стражей может быть продлен для обеспечения принятия вышестоящим прокурором, а также судом решений по поступившему уголовному делу на срок, продолжительность которого определяется с учетом сроков, предусмотренных частью четвертой статьи 221, либо частью четвертой статьи 226, либо частью четвертой статьи 226.8, а также частью третьей статьи 227 настоящего Кодекса.

8.3. В случае, предусмотренном частью второй.1 статьи 221 настоящего Кодекса, по ходатайству прокурора, возбужденному перед судом в период досудебного производства не позднее чем за 7 суток до истечения срока запрета определенных действий, срока домашнего ареста или срока содержания под стражей, срок указанных мер пресечения может быть продлен до 30 суток.

9. В срок содержания под стражей в период досудебного производства включаются срок содержания под стражей в период предварительного расследования и срок содержания под стражей в период рассмотрения уголовного дела прокурором до принятия им одного из решений, предусмотренных частью первой статьи 221, частью первой статьи 226, частью первой статьи 226.

8 и частью пятой статьи 439 настоящего Кодекса.

Срок содержания под стражей в период предварительного расследования исчисляется с момента заключения подозреваемого, обвиняемого под стражу до направления уголовного дела прокурору с обвинительным заключением, обвинительным актом, обвинительным постановлением или постановлением о направлении уголовного дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера.

10. В срок содержания под стражей также засчитывается время:

1) на которое лицо было задержано в качестве подозреваемого;

1.1) запрета, предусмотренного пунктом 1 части шестой статьи 105.1 настоящего Кодекса, из расчета два дня его применения за один день содержания под стражей;

2) домашнего ареста;

3) принудительного нахождения в медицинской организации, оказывающей медицинскую помощь в стационарных условиях, или в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, по решению суда;

4) в течение которого лицо содержалось под стражей на территории иностранного государства по запросу об оказании правовой помощи или о выдаче его Российской Федерации в соответствии со статьей 460 настоящего Кодекса.

11. По истечении предельного срока содержания под стражей в случаях, предусмотренных пунктом 4 части десятой настоящей статьи, и при необходимости производства предварительного расследования суд вправе продлить срок содержания лица под стражей в порядке, установленном настоящей статьей, но не более чем на 6 месяцев.

12. В случае повторного заключения под стражу подозреваемого или обвиняемого по тому же уголовному делу, а также по соединенному с ним или выделенному из него уголовному делу срок содержания под стражей исчисляется с учетом времени, проведенного подозреваемым, обвиняемым под стражей ранее.

13.

Рассмотрение судом ходатайства о продлении срока содержания обвиняемого под стражей в его отсутствие не допускается, за исключением случаев нахождения обвиняемого на стационарной судебно-психиатрической экспертизе и иных обстоятельств, исключающих возможность его доставления в суд, что должно быть подтверждено соответствующими документами. При этом участие защитника обвиняемого в судебном заседании является обязательным.

14. В случае, предусмотренном частью тринадцатой настоящей статьи, судья выносит постановление о рассмотрении вопроса о продлении срока содержания под стражей в отсутствие обвиняемого с указанием причин, по которым присутствие обвиняемого невозможно.

Источник: http://upkod.ru/chast-1/razdel-4/glava-13/st-109-upk-rf

под стражей

Как исчислять сроки ареста при возвращении дела прокурору

Максимальный  срок содержания под стражей на судебной стадии законом не установлен.  По смыслу  ст. 109 и ст. 255 УПК РФ  время содержания под стражей на стадии предварительного расследования в срок содержания под стражей на судебной стадии не включается.

В соответствии с нормами УПК РФ при расследовании преступлений срок содержания обвиняемого под стражей не может превышать 2-х месяцев. Он может быть продлен до 6 месяцев, а в указанных законом случаях — до 12 или 18 месяцев.

Дальнейшее продление срока не допускается, за исключением случаев, связанных с необходимостью ознакомления обвиняемого и его защитника со всеми материалами дела — до момента завершения ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами оконченного расследованием дела и направления прокурором дела в суд.

Во время рассмотрения дела судом в соответствии со ст. 255 УПК РФ предельный срок содержания под стражей для лиц, обвиняемых в совершении преступлений небольшой и средней тяжести, составляет 6 месяцев.

Для лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, этот срок может продлеваться каждый раз не более чем на 3 месяца.

Срок содержания под стражей во время судебного разбирательства суд первой инстанции исчисляет с момента поступления дела в суд  до даты постановления приговора.

под стражей при возвращении дела прокурору

Возвращение дела прокурору не приводит к автоматическому восстановлению избранной на период расследования меры пресечения, прекратившей свое действие для данного этапа после направления прокурором дела в суд. Поэтому возвращая дело прокурору  суд решает вопрос о мере пресечения.

https://www.youtube.com/watch?v=Z0A43EUFM2o

Конституционный Суд РФ ранее указывал, что возвращая дело прокурору,  суд обязан устанавливать разумный срок для производства следственных и иных процессуальных действий.

При этом он учитывает продолжительность содержания обвиняемого под стражей на досудебной стадии процесса с тем, чтобы его пребывание под стражей не превысило предельные сроки, предусмотренные ст. 109 УПК РФ.

Суд должен исключить при этом время содержания обвиняемого под стражей со дня поступления дела в суд и до его возвращения прокурору.

В п. 33 постановления  ПВС РФ от 19.12.2013 № 414 судам дано следующие разъяснение. Возвращая уголовное дело прокурору  судье следует принять решение о мере пресечения в отношении обвиняемого, содержащегося под стражей, с указанием срока ее действия.

Если есть необходимость судья продлевает срок содержания обвиняемого под стражей для производства следственных и иных процессуальных действий с учетом сроков, предусмотренных ст. 109 УПК РФ.

В срок, продленный для производства следственных и иных процессуальных действий, не засчитывается время содержания лица под стражей со дня поступления дела в суд до возвращения его прокурору.

По многим возвращаемым прокурору уголовным делам  необходимо провести ряд следственных и иных процессуальных действий, требующих значительного времени . Суды в этих случаях сталкивались с правовой коллизией: предусмотренные ст.

109 УПК РФ сроки заключения под стражу исчерпаны, а освобождение обвиняемого из-под стражи сопряжено с огромным риском того, что он скроется от суда, в том числе за границей, или продолжит заниматься преступной деятельностью.

Поэтому, вопреки правовым позициям высших судебных органов страны, суды принимали решения, по которым требование 18-месячного предельно допустимого срока пребывания под стражей не распространялось на случаи возвращения дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Судебная практика определения сроков содержания под стражей при возвращении дела прокурору весьма противоречива. В ряде случаев срок ареста при возвращении дела прокурору суды вообще не указывают.

Иногда суды связывали срок содержания под стражей с наступлением определенных событий, например, до вступления постановления в законную силу.

По-разному к определению этого срока относились и суды вышестоящих инстанций. В одних случаях они оставляли такие судебные решения без изменения, а в других срок содержания под стражей для целей ч. 3 ст. 237 УПК признавался чрезмерным и подвергался сокращению.

Судебные решения о применении меры пресечения в виде заключения под стражу затрагивают конституционные права человека — права на свободу и личную неприкосновенность.

 Конституционный Суд РФ в постановлении от 16.07.2015 № 23-П8   скорректировал свою правовую позицию относительно определения сроков заключения под стражу на период возвращения дела прокурору.

Суть этой позиции  состоит в том, что в таких случаях вопрос о необходимости продления срока содержания обвиняемого под стражей для производства следственных и иных процессуальных действий  судья решает лишь с учетом сроков, предусмотренных ст. 109 УПК РФ, но не по правилам этой статьи.

В этом Постановлении получила дальнейшее развитие ранее высказанная КС РФ позиция о том, что  процедура возвращения дела прокурору является особым порядком движения уголовного дела.

Правила исчисления срока заключения под стражу при возвращении дела прокурору

Постановление № 23-П фактически ввело самостоятельный порядок регулирования сроков заключения под стражу на период возвращения дела прокурору и производства следственных и иных процессуальных действий по устранению препятствий его рассмотрения судом. Здесь нужно выделить следующие особенности.

1) В таких случаях  суд обязан определить конкретный разумный срок содержания  под стражей. Он определяется с учетом существа обстоятельств, препятствующих рассмотрению дела судом, времени, необходимого для их устранения, производства следственных и иных процессуальных действий, а также обеспечения права обвиняемого на ознакомление с материалами дела.

2).  Часть  4 ст. 109 УПК РФ о недопустимости продления предельных сроков содержания под стражей не распространяется на данный особый порядок движения дела. Предусматривается возможность его продления свыше указанных пределов.

Иное подвергало бы угрозе возможность осуществления правосудия по делу, по которому установленные ст. 109 УПК РФ предельные сроки содержания обвиняемого под стражей истекли, но не отпали закрепленные ст. 97 УПК РФ правовые и фактические основания для его пребывания под стражей.

Это также приводило бы к нарушению разумных сроков уголовного судопроизводства.

3). Являются необязательными предусмотренные ст. 109 УПК РФ требования о предъявлении обвиняемому, содержащемуся под стражей, и его защитнику материалов оконченного расследованием уголовного дела не позднее чем за 30 суток до окончания предельного срока содержания под стражей.

Конституционный Суд РФ признал допустимым применение заключения под стражу без указания его предельных сроков при  возвращении прокурору уголовного дела и обратил внимание на ряд дополнительных средств правовой защиты. Они заключаются в следующем:

  1. УПК РФ закрепляет сокращенный -3-дневный) срок подачи и рассмотрения жалобы на судебные решения, связанные с избранием меры пресечения в виде заключения под стражу или продлением сроков ее действия.
  1. 2. Время содержания под стражей подлежит зачету при определении общего срока назначенного судом наказания в виде лишения свободы.
  1. В случае назначения наказания, несопоставимого с ограничениями, связанными с данной мерой пресечения, в том числе в части продолжительности содержания под стражей, которое претерпел обвиняемый, суд в приговоре может признать его право на возмещение вреда в порядке, установленном гл. 18 УПК РФ.
  1. Обвиняемый может требовать присуждения компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок.

Следует отметить, что фактическое введение нового порядка продления сроков содержания под стражей на период особого порядка движения возвращенного прокурору дела требует от законодателя принятия специальных правил.

Источник: http://pershickow.ru/soderzhanie-pod-strazhej.

Кс разрешил продлевать время содержания обвиняемого под стражей на «разумный и достаточный» срок // при возвращении дела судом прокурору

Как исчислять сроки ареста при возвращении дела прокурору

Конституционный суд (КС) РФ не ограничил предельный срок содержания обвиняемого под стражей при возвращении уголовного дела судом прокурору, но указал, что продление сроков в такой ситуации должно быть «разумным и достаточным» для проведения необходимых процессуальных действий.

Соответствующее постановление было вчера опубликовано на сайте суда. Оспариваемые заявителем ч. 3–7 ст. 109 о сроках содержания под стражей во взаимосвязи с ч. 3 ст.

237 о возвращении уголовного дела прокурору Уголовно-процессуального кодекса (УПК) РФ признавать неконституционными КС не стал, не исключив при этом возможность законодателя внести соответствующие поправки в УПК.

Жалобу в КС подал Сергей Махин, который провел в следственном изоляторе более трех лет. Суд два раза возвращал материалы его дела прокурору для устранения нарушений, и все это время заявитель был под арестом. При этом при повторном ознакомлении с делом были нарушены сроки, установленные ст. 109 УПК.

По ней максимально возможный срок содержания под стражей составляет 18 месяцев, а если после окончания предварительного следствия материалы дела были предъявлены обвиняемому позднее чем за 30 суток до окончания предельного срока, то по его истечении обвиняемый подлежит немедленному освобождению.

Обвиняемый попытался оспорить свое длительное содержание в СИЗО, но Московский областной суд оставил его в следственном изоляторе, сославшись на то, что материалы для ознакомления обвиняемому были предоставлены еще до первого направления в суд, а новое ознакомление осуществляется в порядке ст. 237 УПК.

Она дает право судье при возвращении дела прокурору продлевать срок содержания под стражей для совершения процессуальных действий.

По мнению Сергея Манихина, на практике такой подход позволяет прокурорам после возвращения дела устранять недостатки расследования, не будучи связанными предельным сроком содержания под стражей в 18 месяцев.

Оспариваемые статьи УПК КС признал соответствующими Конституции. КС отметил, что процедура возвращения уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК — это особый порядок движения уголовного дела, не тождественный его возвращению для производства дополнительного расследования.

Поэтому при возвращении дела прокурору вопрос о сроке содержания обвиняемого под стражей судом решается с учетом сроков ст. 109 УПК, но не по ее правилам. Иное, по мнению КС, ставило бы под сомнение цели направления уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Однако срок, на который суд продлевает содержание обвиняемого под стражей, должен быть разумным и достаточным для устранения препятствий к судебному рассмотрению дела и ознакомления обвиняемого с материалами дела. КС указал считать такое толкование спорных норм общеобязательным и исключил любую иную их трактовку.

Решения по делу Сергея Махина подлежат пересмотру, если они основаны на толковании, отличном от вывода КС.

https://www.youtube.com/watch?v=DsGU0O3mcAI

КС также напомнил о праве обвиняемого на обращение в таких ситуациях за присуждением компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок. Кроме того, КС не исключил право законодателя внести поправки в УПК для уточнения оснований и порядка продления срока содержания обвиняемых под стражей после возвращения судом дела прокурору и на усиление гарантий разумности этого срока.

Особое мнение по этому делу подготовили двое судей КС. Так, Гадис Гаджиев вывод КС поддержал, но попытался разъяснить, в чем заключается объективная потребность в совершенствовании УПК. По словам судьи, при принятии УПК был исключен институт дополнительного расследования, а предвидеть проблем применения ст.

109 и 237 УПК законодатель не мог.

Гадис Гаджиев считает, что законодателю следует предусмотреть гарантии того, чтобы «меры пресечения в виде лишения свободы не использовались органами предварительного расследования не по своему прямому назначению — то есть как наказание и недопустимый способ воздействия на обвиняемых».

Против толкования КС выступил судья Юрий Данилов. Он считает, что предельный срок содержания под стражей «ни при каких обстоятельствах не должен превышать 18 месяцев», даже при возвращении уголовного дела прокурору.

Судья отмечает, что в УПК следовало бы более детально прописать процессуальные особенности такой стадии уголовного процесса, как возвращение судом дела прокурору. Юрий Данилов считает, что КС мог бы поставить этот вопрос перед законодателем в этом деле.

А создание путем конституционно-правового истолкования фактически новой нормы, «апеллируя вместо четко обозначенного в законе предельного срока содержания под стражей к размытому термину “разумность”, вряд ли продуктивно», говорится в особом мнении судьи.

Источник: https://zakon.ru/Discussions/ks_razreshil_prodlevat_vremya_soderzhaniya_obvinyaemogo_pod_strazhej_na_razumnyj_i_dostatochnyj_srok/38741

Адвокат Титов
Добавить комментарий