Как через суд признать право оперативного управления? О признании права оперативного управления

Награда тому, кто предскажет исход дела в Верховном Суде

Как через суд признать право оперативного управления? О признании права оперативного управления

        Чем дольше практикую в области прикладной юриспруденции, тем чаще ошибаюсь относительно исхода того или иного дела. Скорее всего причины носят субъективный характер (возрастные изменения).

  Но иногда вспоминается бессмертная фраза Михаила Жванецкого: «может в консерватории что-то поправить?». В итоге, могу сказать, что уже способен работать в топовой юридической фирме ведущим специалистом по неправильным решениям.

А посему, полностью доверять своему мнению не могу.

 Исходя из изложенного, предлагаю вам, уважаемые коллеги, высказать свое мнение по поводу исхода в Верховном Суде одного интересного с научной точки зрения дела.

  В качестве награды тому, кто первым наиболее точно спрогнозирует резолютивную и мотивировочную часть финального судебного акта, я обещаю авторский экземпляр недавно появившегося учебника по гражданскому праву уральской цивилистической школы.            

Имущественный конфликт между бывшими супругами по поводу здания Уральского финансово-юридического института хорошо известен в деловых кругах Екатеринбурга.

Постараюсь передать основные факты настолько объективно, насколько это возможно.

До заключения брака будущий супруг учредил негосударственное образовательное учреждение.

В период брака учреждение за счет доходов от образовательной деятельности профинансировало строительство спорного здания и зарегистрировало право оперативного управления. При этом право собственности ни за кем зарегистрировано не было.

После расторжения брака бывшая супруга сначала предприняла безуспешную попытку определить доли в судебном порядке, а затем подала заявление о регистрации за собой доли в праве собственности на общее имущество.

Регистратор исправил ошибку (отсутствие в реестре сведений о собственнике имущества, находящегося в оперативном управлении), внеся в графу «Особые отметки» запись о праве собственности супруга-учредителя и затем произвел регистрацию ½ доли в праве собственности на спорное здание за супругой.

На протяжении нескольких лет образовательное учреждение оспаривало регистрацию права собственности, ссылаясь на то, что спорное здание принадлежит учреждению, причем не на праве оперативного управления, а на праве собственности, но в итоге ничего не добилось (отказ истца от иска после того как дело прошло туда-обратно несколько инстанций, включая надзорную). Учредитель также безуспешно оспаривал исправление регистратором ошибки (суд решил, что это действие носит технический характер и не затрагивает прав истца).

Тем временем супруга передала зарегистрированную долю в качестве вклада в уставный капитал хозяйственного общества.

На этом перечисление фактов можно считать завершенным.

После изучения документов, появившихся по мере развития конфликта, я пришел к выводу, что учреждение, могло вообще ничего не оспаривать, поскольку, право оперативного управления предоставляет иммунитет в отношении любых требований, заявляемых даже «всамомделешным» собственником (титул есть, поэтому владение и пользование правомерно; изъятие имущества как излишнего может произвести только учредитель, а бывшая супруга, как и созданное хозяйственное общество, учредителем не являются). По этой причине имущество, находящееся в оперативном управлении учреждения, созданного одним из супругов, в принципе не может делиться в натуре при прекращении режима общей совместной собственности. В случае установлении общей собственности в отношении имущества, принадлежащего такому учреждению, дисбаланс подлежит ликвидации путем удовлетворения компенсаторного требования супруга-неучредителя (к сожалению, регистратор рассудил иначе).

 На этом история и закончилась бы, но тут произошло одно обстоятельство, спровоцировавшее спор, в котором мне довелось принять участие. Учреждение преобразовалось в автономную некоммерческую организацию… и спустя непродолжительное время получило иск о взыскании неосновательного обогащения за пользование половиной здания с момента реорганизации.

Вот тут сказались мои просчеты в прогнозах.

 Я полагал, что первая инстанция использует абз.2 п.6 новой ст.8.1. ГК РФ и откажет в иске со ссылкой на то, что регистрации права за учредителем истца не имеет материального основания, о чем истцу заведомо известно.

Как я писал ранее, имущество, находящееся в оперативном управлении учреждения одного из супругов, не подлежит разделу в натуре. Более того, доля в праве была зарегистрирована при отсутствии судебного акта или соглашения о разделе имущества супругов.

Дополнительно, я отчасти рассчитывал, что кондикционному иску препятствует сама по себе запись в реестре о праве преобразованного учреждения. Однако суд отказал в иске, указав на сохранение права оперативного управления у автономной некоммерческой организации, являющейся правопреемником реорганизованного учреждения.

Не знаю, может это и так (по аналогии с ситуацией перехода права бессрочного пользования земельным участком, хотя в последнее время Верховный Суд начал менять практику по этому вопросу).                    

Затем, я клялся, что апелляция не отменит судебный акт. Но опять ошибся. Суд взыскал неосновательное обогащение по ставкам аренды офисов, в том числе за подвал, чердак и лестничные клетки, несмотря на самостоятельный довод ответчика о неотносимости приложенного к иску расчета стоимости аренды 1 кв. метра в офисном помещении.

При подготовке кассационной жалобы в голову пришел еще один аргумент: преобразование организации не изменяет ее отношений с третьими лицами (п. 5 ст. 58 ГК РФ), иными словами даже если право при реорганизации прекратилось, то эксцепция тем не менее сохраняется.

Говоря понятным неюристу языком: если я кому-то не должен был платить, до изменения моей организационно-правовой формы, то не должен платить и после. Кроме того, я по-прежнему больше всего надеялся, что суд все-таки проверит наличие материального основания возникновения права у истца.

Первый аргумент сработал, второй же суд использовал (obiter dictum).

В настоящее время дело А60-18402/2015 истребовано в Верховный Суд. Добавлю, что судья, истребовавший дело, не любит попусту загружать курьерские службы. По моим подсчетам, из 21 истребованного дела 18 были переданы для рассмотрения. Уважаемые коллеги, спасибо за внимание, жду ваших прогнозов и обязуюсь сдержать слово относительно обещанной награды.

Источник: https://zakon.ru/Discussions/nagrada_tomu_kto_predskazhet_ishod_dela_v_verhovnom_sude/43079

Признание права собственности за государством: может ли быть собственностью оперативное управление?

Как через суд признать право оперативного управления? О признании права оперативного управления

 Документ : Признание права собственности за государством: может ли быть собственностью оперативное управление?

Признание права собственности за государством: может ли быть собственностью

оперативное управление?

Прав не тот, кто прав, а тот, у кого больше прав.

Каждому известно, что судиться с государством за его же имущество – дело не из легких. Однако, как свидетельствует судебная практика последних лет, судьи не выносят решений в пользу государственных органов, лишь на том основании, что они представляют государственные интересы!

Для ответа на вопрос: может ли быть собственностью “оперативное управление?” автор предлагает проанализировать законодательство Украины на предмет существования разницы между оперативным управлением и собственностью.

В этой связи целесообразно рассмотреть позицию судебных органов по затронутой теме собственности и оперативного управления, в частности, по делу, связанному с Управлением делами Аппарата Верховной рады Украины (Постановление № 2-21/1114-2009).

Интересной в данном Постановлении была не только суть спора, а также и то, как разрешился спор Высшим хозяйственным судом Украины. Заранее отметим, что решения судов различных инстанций в этом споре в корне разошлись. И вот почему.

Судебный спор можно рассматривать как в разрезе процессуальных моментов, так и в отношении материального права.

Суть рассматриваемого в данной статье спора заключалась в том, что целостному имущественному комплексу, находившемуся в оперативном управлении, его пользователи пожелали присвоить статус собственности. В этой связи возникает закономерный вопрос: а имело ли право это совершить лицо, являющееся управляющим имуществом?

Рассмотрим данное дело шаг за шагом в хронологическом порядке.

Рассмотрение дела в судах

Вначале в хозяйственный суд обратился санаторный комплекс , находящийся в ведении Управления делами Аппарата Верховной Рады

Украины, с иском к исполнительному комитету поселкового совета о признании права собственности на имущество санатория за государством (в лице Верховной Рады Украины). Решением хозяйственного суда исковые требования были удовлетворены.

Далее постановлением апелляционного хозяйственного суда решение хозяйственного суда было упразднено, а в удовлетворении иска отказано.

Не соглашаясь с постановлением, принятым апелляционным хозяйственным судом, Управление делами Аппарата Верховной Рады Украины и санаторный комплекс обратились в Высший хозяйственный суд Украины с соответствующей кассационной жалобой. Жалобщики просили суд кассационной инстанции упразднить постановление апелляционного хозяйственного суда и оставить в силе решение хозяйственного суда.

То есть истец (а по сути, уже истцы) обратился в суд с иском о признании права собственности за государством, в лице Верховной Рады Украины, на здания, находившиеся на балансе истца, а также об обязательстве коммунального предприятия Бюро технической инвентаризации осуществить регистрацию права собственности на эти здания.

В связи с тем, что здания, по которым истец просил суд признать право собственности, фактически были закреплены за ним в оперативное управление, в удовлетворении заявления об оформлении и выдаче свидетельства о праве собственности истцу апелляционной инстанцией было отказано.

Оперативное управление
и история его возникновения

С юридической точки зрения, полное хозяйственное ведение и оперативное управление являются правовыми формами реализации, как правило, права государственной собственности специально созданными субъектами разных организационно-правовых форм, которые в установленном порядке приобретают статус юридического лица.

Государственные предприятия, учреждения или организации, наделенные правом полного хозяйственного ведения или правом оперативного управления, получают определенную совокупность прав и обязанностей, которая дает им возможность осуществлять функции собственника.

При этом собственником имущества государственных предприятий, учреждений или организаций остается государство, ибо еще во времена римского права утвердился постулат: у одной вещи может быть лишь один владелец.

Однако действие этого постулата (принципа) эффективно лишь в том случае, если владелец (собственник) в состоянии самостоятельно и непосредственно осуществлять правомочие собственника, в том числе заниматься хозяйственной или другой деятельностью. Между тем государство не может самостоятельно осуществлять правомочие собственника государственного имущества.

Особенности развития социалистической экономики обусловили утверждение особых правовых форм осуществления права государственной собственности.

Октябрьская революция 1917 года в России привела к образованию господствующего государственного сектора в результате национализации частной собственности.

Уже первыми гражданскими кодексами государственные предприятия, их объединения, государственные учреждения признавались юридическими лицами (ст.ст. 16 и 19 ГК РСФСР 1922 г. и ст.ст. 16 и 19 Г К УССР 1922 г.).

Однако в первых гражданских кодексах союзных республик бывшего СССР ничего не говорилось о том, на каком именно праве за государственными предприятиями и учреждениями закреплялось государственное имущество.

В то же время в ст. 19 ГК УССР 1922 г.

содержалось примечание, что государственные предприятия и их объединения, переведенные на хозяйственный расчет и не финансируемые в сметном порядке, выступают в обращении как самостоятельные и не связанные с казной юридические лица, а за свои долги отвечают лишь имуществом, находящимся в их свободном распоряжении. Поэтому перед юридической наукой появилась сложная проблема обосновать правовую принадлежность имущества государственным юридическим лицам, которая оказалась достаточно сложным делом.

Лишь в 40-х годах прошлого столетия научные поиски завершились результативно. Это удалось сделать академику А. В. Бенедиктову, сформулировавшему в 1948 году теорию оперативного управления, которая получила поддержку научной общественности, а также законодательное оформление в Основах гражданского законодательства СССР и союзных республик в 1961 году.

В статье 21 Основ гражданского законодательства СССР и союзных республик было записано, что государственное имущество, закрепленное за государственными организациями в оперативном управлении, должны были использовать в пределах, установленных законом, в соответствии с целями деятельности государственных организаций, плановыми задачами и предназначением имущества, правами владения, пользования и распоряжения имуществом. Это положение было полностью воспроизведено во всех гражданских кодексах союзных республик бывшего СССР (в том числе в ст. 89 ГК УССР в 1963 году).

Институт оперативного управления имуществом оказался достаточно приспособленным к административно-правовой экономике и просуществовал несколько десятилетий в неизменном виде. Кроме того, он приобрел широкое практическое приложение. Так, Указом Президиума Верховной Рады УССР от 20.05.1985 г.

№ 278-Х1 норма об оперативном управлении имуществом, закрепленным за государственными организациями, была изъята из ст. 89 ГК УССР и в то же время этим же Указом была введена новая ст.

87-1 “Оперативное управление имуществом”, положения которой об оперативном управлении имуществом распространялись как на государственные, так и на межколхозные и другие государственно-кооперативные организации.

После 1985 года в период провозглашения так называемых перестроечных реформ возобновились дискуссии об институте оперативного управления, а его эффективность была поставлена под сомнение. В известной мере это повлияло и на формирование законодательной практики.

Источник: http://cons.parus.ua/_d.asp?r=066CQ7c4c9bc8d20e99c1e7bed3319bf1f968

Дело № не определено

Как через суд признать право оперативного управления? О признании права оперативного управления

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ДД.ММ.ГГГГ

Назаровский городской суд в составе:

председательствующего Третьяковой Н. Е.

при секретаре Сорокиной С. В.

с участием представителя заявителя Абраменко С.М.

заинтересованных лиц Драчевой О.А., Утиковой Л.Н., Утикова В.О., Алексеева И.Ф., Алексеева М.А., Бурухиной Л.Г., Бурухина Н.П., Дуденкова Д.Е., Шамара Е.Е., Ступаченко Г.Н., Ступаченко А.Ф., Новикова П.В.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Администрации г. Назарово Красноярского края о признании права муниципальной собственности на бесхозяйную недвижимую вещь – жилой края,

установил:

Администрация г. Назарово Красноярского края обратилась в суд с заявлением о признании права муниципальной собственности муниципального образования края на бесхозяйную недвижимую вещь – жилой края, общей площадью № кв.м., в том числе жилой площадью № кв. м.

В заявлении указывает, что многоквартирный жилой края, построенный силами предприятия Н элеватор, был поставлен на баланс данного предприятия. В настоящее время Н элеватор переименован в ОАО «Н элеватор».

В период деятельности данного предприятия, в нарушением норм действующего законодательства, данным предприятием не были предприняты меры по передаче жилого фонда, находящегося на его балансе, в муниципальную собственность. ДД.ММ.ГГГГ Администрацией г.

Назарово Красноярского края, с целью в дальнейшем зарегистрировать право муниципальной собственности, было подано заявление в Назаровский отдел Управления Федеральной регистрационной службы по о постановке на учет вышеуказанного жилого дома как бесхозяйного объекта недвижимого имущества. В указанного жилого дома в настоящее время проживают Драчева О. А.

с несовершеннолетним Ивановым А. АДД.ММ.ГГГГ года рождения, Исаева И. А. с несовершеннолетним Исаевым В. ИДД.ММ.ГГГГ года рождения, в указанного жилого дома проживают Утикова Л. Н., Утиков В. О., в проживает Манкевич А. Н., в проживает Алексеев И. Ф., в проживает Алексеев М. А., в проживают Бурухина Л. Г., Бурухин Н. П., Дуденков Д. Е., Шамара Е. Е. с несовершеннолетним Шамара Д. АДД.

ММ.ГГГГ года рождения, в проживают Ступаченко Г. Н., Ступаченко А. Ф., Ступаченко Н. А., в проживает Новиков П. В. ДД.ММ.ГГГГ бесхозяйный объект недвижимого имущества – вышеуказанный жилой дом был поставлен на учет Назаровским отделом Управления Федеральной регистрационной службы по . Со дня постановки на учет указанного бесхозяйного объекта недвижимого имущества истек год, что дает все основания для признания права муниципальной собственности на указанный жилой дом.

В судебном заседании представитель заявителя Администрации г. Назарово Красноярского края по доверенности Абраменко С.М. настаивал на удовлетворении заявленных требований, повторив доводы, изложенные в заявлении.

Дополнительно пояснил, что со дня постановки бесхозяйной недвижимой вещи – жилого края на учет претензий со стороны третьих лиц не заявлялось, какие-либо документы, свидетельствующие о праве собственности иных лиц на указанный жилой дом, отсутствуют.

Представитель третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, ОАО «Назаровский элеватор», извещенный о времени и месте рассмотрения дела надлежащим образом, в судебное заседание не явился, о причинах не явки суду не сообщил.

Заинтересованные лица Исаева И. А., действующая в своих интересах и в интересах несовершеннолетнего Исаева В. И., Ступаченко Н. А., Иванов А.А., Манкевич А.Н. извещенные о времени и месте рассмотрения дела надлежащим образом, в судебное заседание не явились, направили в суд заявления с просьбой о рассмотрении дела в их отсутствие, против удовлетворения заявленных требований не возражают.

Заинтересованные лица Драчева О. А., действующая в своих интересах и в интересах несовершеннолетнего сына Иванова А. А., Утикова Л. Н., Утиков В. О., Алексеев И. Ф., Алексеев М. А., Бурухина Л. Г., Бурухин Н. П., Дуденков Д. Е., Шамара Е. Е.

, действующая в своих интересах и в интересах несовершеннолетнего сына Шамара Д. А., Ступаченко Г. Н., Ступаченко А. Ф., Новиков П. В.

В судебном заседании против удовлетворения заявления и признании права муниципальной собственности на жилой дом, в котором они проживают № по края не возражают.

Выслушав представителя заявителя, изучив материалы дела, Суд считает, что требование заявителя подлежит удовлетворению.

Согласно ч. 1 ст.

131 ГК РФ право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в едином государственном реестре органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней. Регистрации подлежат: право собственности, право хозяйственного ведения, право оперативного управления, право пожизненного наследуемого владения, право постоянного пользования, ипотека, сервитуты, а также иные права в случаях, предусмотренных ГК РФ и иными законами.

Согласно ст. 219 ГК РФ право собственности на здания, сооружения и другое вновь создаваемое недвижимое имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает с момента такой регистрации.

Согласно ч. 1 ст.

225 ГК РФ бесхозяйной является вещь, которая не имеет собственника или собственник которой неизвестен либо, если иное не предусмотрено законами, от права собственности на которую собственник отказался.

Согласно ч. 3 ст.

225 ГК РФ бесхозяйные недвижимые вещи принимаются на учет органом, осуществляющим государственную регистрацию права на недвижимое имущество, по заявлению органа местного самоуправления, на территории которого они находятся.

По истечении года со дня постановки бесхозяйной недвижимой вещи на учет орган, уполномоченный управлять муниципальным имуществом, может обратиться в суд с требованием о признании права муниципальной собственности на эту вещь.

Согласно ч. 2 ст. 293 ГПК РФ суд, признав, что недвижимая вещь не имеет собственника или собственник недвижимой вещи неизвестен и она принята на учет в установленном порядке, принимает решение о признании права муниципальной собственности.

Из материалов дела установлено следующее:

Как следует из протокола № заседания Совета директоров ОАО «Назаровский элеватор» от ДД.ММ.ГГГГ, жилой края стоял на балансе ОАО «Назаровский элеватор», ДД.ММ.ГГГГ указанный жилой дом был снят с баланса данного предприятия, как пришедший в аварийное состояние с износом более № %.

Как видно из справок ОАО «Назаровский элеватор» от ДД.ММ.ГГГГ, в жилом края проживают: в – Драчева О. А. с несовершеннолетним Ивановым А. АДД.ММ.ГГГГ года рождения, Исаева И. А. с несовершеннолетним ДД.ММ.ГГГГ года рождения, в – Утикова Л. Н., Утиков В. О.

, в – Манкевич А. Н., в – Алексеев И. Ф., в – Алексеев М. А., в – Бурухина Л. Г., Бурухин Н. П., Дуденков Д. Е., Шамара Е. Е. с несовершеннолетним Шамара Д. АДД.ММ.ГГГГ года рождения, в – Ступаченко Г. Н., Ступаченко А. Ф., Ступаченко Н. А., в – Новиков П. В.

Из Выписки из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним о принятии на учет бесхозяйного объекта недвижимого имущества, выданной Назаровским отделом Управления Федеральной регистрационной службы по , видно, что на основании заявления от ДД.ММ.ГГГГ, поступившего на рассмотрение ДД.ММ.ГГГГ, ДД.ММ.ГГГГ в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним были внесены записи о принятии на учет бесхозяйного объекта недвижимого имущества – жилого дома, расположенного по адресу: .

Согласно кадастрового паспорта здания, сооружения, объекта незавершенного строительства жилой дом, расположенный по адресу: , год ввода в эксплуатацию (завершения строительства) – ДД.ММ.ГГГГ, имеет общую площадь – № кв. м., в том числе жилую площадь № кв. м.

Согласно протокола заседания Совета директоров ОАО «Назаровский элеватор» от ДД.ММ.ГГГГжилой дом по адресу: списан с баланса указанного общества как пришедший в аварийное состояние с износом №%.

Сведения о претензиях со стороны физических либо юридических лиц по вышеуказанному жилому дому отсутствуют.

Проанализировав установленные обстоятельства в их совокупности, Суд считает, что имеются все основания для удовлетворения требований заявителя о признании права муниципальной собственности муниципального образования края на бесхозяйную недвижимую вещь – жилой края.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 194-198 ГПК РФ, суд

решил:

Признать право муниципальной собственности муниципального образования город Назарово Красноярского края на бесхозяйную недвижимую вещь – жилой дом, расположенный по адресу: , общей площадью – № кв. м., в том числе жилой площадью -№ кв. м.

Решение может быть обжаловано в вой суд в течении 10 дней со дня его вынесения с подачей жалобы через Назаровский городской суд.

Председательствующий Третьякова Н. Е.

Источник: http://www.gcourts.ru/case/407143

Адвокат Титов
Добавить комментарий