Истребование предметов и документов в ходе расследования

Калиновский К.Б. Выемка до возбуждения уголовного дела нарушает конституционный принцип соразмерности ограничения прав граждан

Истребование предметов и документов в ходе расследования

В статье на основе конституционного принципа соразмерности обосновывается недопустимость производства до возбуждения уголовного дела выемок как следственных действий, предлагаются рекомендации по оценке допустимости полученных с нарушением закона доказательств.

автор – Калиновский Константин Борисович, заведующий кафедрой уголовно-процессуального права Северо-Западного филиала Российского государственного университета правосудия, кандидат юридических наук, доцент, член Научно-консультативного совета при Верховном Суде РФ

Несмотря на то, что допустимость производства следственных действий до возбуждения уголовного дела давно является предметом острой научной дискуссии, неоднозначная законодательная и правоприменительная практика свидетельствуют о сохранении актуальности выработки теоретических рекомендаций для решения этой проблемы.

Причем наиболее остро в правоприменительной практике стоит вопрос о производстве в период доследственной проверки обысков [1] и выемок. Именно он впервые был поставлен перед Конституционным Судом РФ в жалобе гражданки А., по которой вынесено Определение Конституционного Суда РФ от 22 декабря 2015 г. № 2885-О.

Заявительница оспорила конституционность положения части первой статьи 144 «Порядок рассмотрения сообщения о преступлении» УПК РФ (в редакции Федерального закона от 4 марта 2013 года № 23-ФЗ), согласно которому при проверке сообщения о преступлении дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа вправе истребовать документы и предметы, изымать их в порядке, установленном данным Кодексом. Данная норма, как полагала заявительница, является неконституционной, так как в силу своей неопределенности позволяла производить выемку предметов и документов в порядке статей 182 и 183 УПК РФ до принятия решения о возбуждении уголовного дела и использовать полученные таким образом предметы и документы в качестве доказательств.

Приговором Майкопского городского суда Республики Адыгея от 7 мая 2015 г., оставленным без изменений вышестоящими судами, в том числе Верховным Судом РФ, гражданка А.

осуждена за то, что она, являясь руководителем по профессиональной подготовке образовательного учреждения начального профессионального образования, совершила 15 преступлений в виде получения взятки за незаконную выдачу гражданам подложных свидетельств об уровне квалификации «машинист экскаватора», «машинист бульдозера», «водитель погрузчика» в обход от установленного законом порядка прохождения ими обучения.

В период предварительной проверки сообщения о преступлении оперуполномоченными Управления по экономической безопасности и противодействия коррупции МВД по Республике Адыгея на основании вынесенных ими постановлений о производстве выемок и с составлением соответствующих протоколов у граждан были изъяты документы (свидетельства об уровне квалификации, индивидуальные карточки, удостоверения, временные разрешения), которые затем были осмотрены, приобщены к делу в качестве вещественных доказательств, исследованы экспертами и использованы в обосновании обвинительного приговора. 

Судом первой инстанции было отклонено ходатайство стороны защиты о признании недопустимыми доказательствами указанных протоколов выемки, осмотров, постановлений о признании вещественными доказательствами и заключений почерковедческих экспертиз, с чем согласились и вышестоящие суды. Позиция судов общей юрисдикции была основана на буквальном толковании ч. 2 ст. 144 и ст. 183 УПК РФ.

….

Полагаем, что систематическое толкование уголовно-процессуальных норм позволяет утверждать о недопустимости производства выемки до того, как уголовное дело будет возбуждено.

Статья 156 УПК прямо указывает, что предварительное расследование начинается с момента возбуждения уголовного дела, а в содержание предварительного расследования входит производство следственных действий (глава 25 УПК, регламентирующая обыск и выемку, расположена в разделе VIII «Предварительное расследование» Кодекса; его статья 157 допускает лишь после возбуждения дела проведение даже неотложных следственных действий).

Соответственно, законом закреплено общее правило о недопустимости проведения следственных действий в ходе предварительной проверки сообщений о преступлениях.

Из этого общего правила законодатель предусмотрел пять исключений: производство экспертизы (включая получение образцов для сравнительного исследования), осмотр места происшествия, осмотр предметов и документов, осмотр трупов, освидетельствование, в ходе которых могут быть изъяты предметы и документы (часть первая статьи 144 и корреспондирующие ей часть вторая статьи 176, часть четвертая статьи 178, часть первая статьи 179, часть четвертая статьи 195, часть первая статьи 202). К тому же в стадии возбуждения дела допускается получение предметов и документов путем удовлетворения соответствующих ходатайств, направления запросов (часть четвертая статьи 21, части вторая и третья статьи 86, статьи 120-122 УПК). Как известно, исключения из общего правила как специальные предписания по отношению к общей норме не могут толковаться расширительно [4].

….

В условиях нестабильного законодательства и изменяющейся судебной практики для правильного понимания, применения и совершенствования рассматриваемых уголовно-процессуальных норм основополагающее значение имеют требования Конституции РФ, и прежде всего закрепленное в ее статье 55, часть 3 требование соразмерности ограничения прав граждан конституционно закрепленным целям и охраняемым интересам, а также характеру совершенного деяния.

……

В связи с тем, что уголовное судопроизводство выступает способом применения уголовного права, устанавливающего адекватные тяжести совершенного преступления меры уголовной ответственности, уголовно-процессуальное законодательство предусматривает применение таких ограничений прав граждан, которые отсутствуют в других видах судопроизводства. Подобные ограничения могут возникнуть в том числе в связи с производством обыска и выемки, сопряженными с принудительным изъятием имущества, проникновением в жилище, вскрытием помещений, хранилищ, запретом покидать место проведения данных следственных действий и т.д.

Соразмерность этих ограничений обеспечивается в том числе наличием достаточных данных о признаках преступления, которые и являются основанием для вынесения постановления о возбуждении уголовного дела (ч. 2 ст. 140 УПК РФ). Без достаточных данных о признаках преступления, т.е.

на этапе предварительной проверки сообщений о правонарушении, юридически еще не сделан вывод о том, какое именно правонарушение предполагается: гражданско-правовое, административное или все-таки уголовное.

Использование же по административным или гражданским делам средств, предназначенных для принудительного расследования преступлений, ведет к явно чрезмерному ограничению прав граждан и нарушению разделения видов судопроизводств, предусмотренных частью 2 статьи 118 Конституции РФ.

Тем более, что проверки сообщений о происшествиях нередко принимают затяжной характер и завершаются постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела.

Иными словами, по действующему российскому уголовно-процессуальному законодательству решение о возбуждении уголовного дела пока остается тем самым спусковым крючком, запускающим механизмы уголовно-процессуального принуждения и одновременно обеспечивающим соблюдение конституционно-правового принципа соразмерности применения этого принуждения.

……

Таким образом, как по отраслевому истолкованию норм УПК, так и с точки зрения конституционно-правовых позиций производство выемки или любых других следственных действий, сопряженных с применением мер процессуального принуждения, не допускается в случаях отсутствия достаточных данных о признаках преступления, т.е. в период предварительной проверки сообщений о преступлениях.

Доктринальная оценка допустимости доказательств

Конституционно-правовой подход также позволяет предложить разрешение и другого, связанного с рассматриваемым вопроса, но не менее важного: как юридически оценить результаты выемки, проведенной до возбуждения уголовного дела, т.е. должны ли такие протоколы выемки и полученные вещественные доказательства быть признаны недопустимыми доказательствами, или же они могут остаться допустимыми?

Представляется, что юридические последствия проведения выемки на этапе доследственной проверки (а равно и последствия других нарушений закона, допущенных при получении доказательств) должны быть также соразмерны сущности нарушения.

В качестве санкций законодательство предусматривает достаточно дифференцированные меры: признание доказательств недопустимыми (ст. 75 УПК РФ), вынесение частного постановления (определения) суда (ч. 4 ст.

29 УПК РФ), отстранение дознавателя, следователя от дальнейшего производства расследования, если им допущено нарушение требований закона (п. 10 ч. 2 ст. 37; п. 6 ч. 1 ст. 39 УПК РФ), привлечение нарушителя норм к дисциплинарной, гражданско-правовой и даже уголовной ответственности и др.

На дифференцированную реакцию судов по каждому выявленному нарушению или ограничению права обвиняемого на защиту ориентирует и Пленум Верховного Суда РФ [6] .

Соответственно этому, исключение доказательств из числа допустимых должно применяться лишь к существенным нарушениям, посягающим на конституционные права сторон судопроизводства, и прежде всего – на право на справедливую судебную защиту независимым судом [7] .

С этих позиций следует сначала определить, ставит ли допущенное нарушение закона под сомнение достоверность полученного доказательства.

Неустранимые сомнения в достоверности доказательств – в силу требования принципа презумпции невиновности – должны быть истолкованы в пользу обвиняемого (следовательно, сомнительные доказательства обвинения, да еще и полученные с нарушением закона, безусловно исключаются).

Действительно, право на справедливую судебную защиту не может быть обеспечено, если обвинительный приговор будет основан на недостоверных доказательствах.

Если же доказательство, хоть и полученное с нарушением закона, вследствие этого нарушения не вызывает сомнений в достоверности, то следует оценить чьи именно и какие именно права нарушены, посягают ли такие нарушения на справедливое судопроизводство или другие права, будет ли способствовать исключение доказательств восстановлению или защите нарушенных прав, или же наоборот, может усугубить последствия допущенного нарушения.

При таком «материально-правовом» подходе, включающем наряду с оценкой формального нарушения процессуального закона тот урон, который был (мог быть) причинен охраняемому объекту – справедливой процедуре судопроизводства и конституционным правам личности, можно разрешить вопрос о допустимости протокола выемки, проведенной до возбуждения дела, т.е. с нарушением требований статьей 144, 156 и 183 УПК РФ.

Если, например, в ходе выемки осуществлялось принудительное проникновение в жилище заподозренного лица и применялось принуждение (наручники, физическая сила) к самому лицу, у которого изымались наркотические средства, то протокол такой выемки должен признаваться недопустимым доказательством. Незаконное применение одной стороной будущего судебного спора к другой его стороне принуждения в целях получения доказательств, предназначенных для разрешения этого спора, всегда нарушает принцип равноправия сторон, а значит наносит урон справедливому разбирательству дела.

В других случаях, было бы очевидно несправедливым исключение такого же протокола выемки, но проведенной по ходатайству лица, который хочет использовать это доказательство в своей защите в суде для обоснования добровольной сдачи предмета или деятельного раскаяния. Исключение в данном случае защитительного доказательства, полученного стороной обвинения с нарушением закона, не устранило, а напротив, увеличило бы ущерб для справедливого разрешения дела.

Третья ситуация может иметь место при принятии решения об отказе в возбуждении дела или его прекращении: незаконно проведенная в период проверки сообщения о преступлении выемка не может повлечь исключение доказательств, обосновывающих факт причинения ущерба этой выемкой при рассмотрении вопроса о его возмещении пострадавшему лицу [8] .

Изложенные рекомендации согласуются и той правовой позицией, которую использовал Конституционный Суд РФ в вышеуказанном Определении от 22 декабря 2015 года № 2885-О…..

….

Полный текст статьи можно получить в журнлае “Уголовный процес” – http://e.ugpr.ru/article.aspx?aid=446448

Калиновский К.Б. «Доследственный» обыск — незаконное ноу-хау // Уголовный процесс. 2015. № 1. С. 9.

Это общепризнанное правило толкования, например, было использовано Конституционным Судом РФ в абз. 3 пункта 2 мотивировочной части его Постановления от 13 июня 1996 г. № 14-П.

Еще более жестко действует запрет расширительного истолкования таких специальных норм, которые ограничивают права и свободы граждан (См.: постановления Конституционного Суда РФ от 30 октября 2003 года № 15-П, от 30 июня 2011 года № 14-П, от 8 декабря 2015 года № 31-П и др.

) Производство же выемки как следственного действия сопряжено с возможностью применения принудительного изъятия предметов и документов, проникновения в жилище и т.п.

Пункт 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30.06.2015 N 29 “О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве”. // Российская газета. 10 июля 2015 г.

Источник: http://kalinovsky-k.narod.ru/p/2016-1.htm

Особенности истребования документов у юридического лица при рассмотрении сообщения о преступления

Истребование предметов и документов в ходе расследования

Комова Ю.В.

ORCID: 0000-0003-2646-3022, Соискатель по кафедре уголовного процесса ФГБОУ ВО «Саратовская государственная юридическая академия»

Особенности истребования документов у юридического лица при рассмотрении сообщения о преступления

Аннотация

В данной статье рассмотрены правовое регулирование и процессуальный порядок истребования документов в ходе проверки сообщения о преступлении, основные процессуальные документы, составляемые при истребовании документов у юридических лиц, некоторые проблемы, возникающие при истребовании документов у юридических лиц, предложены пути их решения, в частности: ограничение поводов для изъятия оригиналов документов у юридических лиц, стандартизация запроса на предоставление документов и акта добровольной выдачи документов путем внесения изменений в УПК РФ.

Ключевые слова: юридическое лицо, экономические преступления, истребование документов.

Komova Y.V.

ORCID: 0000-0003-2646-3022, Aspirant of the Saratov State Academy of  Law

FEATURES DISCOVERY OF DOCUMENTS BY A LEGAL ENTITY WHEN EXAMINING COMMUNICATIONS ON CRIMES

Abstract

This article examines the legal regulation and remedial order discovery of documents in the audit reports of the crime, the main procedural documents compiled during discovery of documents from legal entities, some of the problems arising from the discovery of documents in legal entities, ways to solve them, in particular: the restriction the reasons for withdrawal of original documents from entities query on standardization of documents and act voluntarily issuing documents by amending the Code of Criminal Procedure.

Keywords: legal entity, economic crimes, discovery of documents.

Неуклонное исполнение закона лицами, уполномоченными проводить проверку сообщений о преступлениях, является залогом соблюдения интересов организаций и реализации курса государства на поощрение добросовестного предпринимательства.

В УПК РФ многократно вносились изменения, направленные на расширение процессуальных полномочий дознавателя, органа дознания, следователя, руководителя следственного органа, касающихся возможности собирать доказательства до возбуждения уголовного дела.

Согласно действующему закону вышеуказанные лица в ходе осуществления проверки сообщения о преступлении уполномочены выполнять значительный объем различных процессуальных действий, в том числе истребовать документы и изымать их в порядке предусмотренном УПК РФ[1].

Расширяя перечень процессуальных действий и, закрепив возможность изъятия объектов до возбуждения уголовного дела, законодатель не установил порядок его осуществления, ограничившись неопределенным понятием «в порядке предусмотренном УПК РФ».

Однако в законе нет указания на процессуальное действие в ходе осуществления которого возможно изъятие документов до возбуждения уголовного дела. Согласно позиции Б.Я.

Гаврилова, законодатель, разрешив проведение судебной экспертизы на этапе проверки, обязан был сделать следующий шаг, закрепив право изъятия документов до возбуждения уголовного дела, что на первый взгляд было сделано, однако в содержании норм о правилах изъятия при проведении обыска (ст. 182 УПК РФ) и выемки (ст.

183 УПК РФ) указание на возможность изъятия документов до возбуждения уголовного дела отсутствует [2]. И.Н. Зиновкина в связи с этим предлагает внести изменения в статьи 182 и 183 УПК РФ, предусматривающие право изъятия документов и предметов в ходе проведения проверки заявления, сообщения о преступлении[3]. Противоположной позиции придерживается О.П.

Копылова, которая указывает: «истребование материалов в стадии возбуждения уголовного дела не может носить принудительного характера. Оно предполагает согласие владельца на их передачу органу дознания, следователю, прокурору.

Когда изъятие предметов или документов осуществляется принудительно посредством обыска или выемки, тогда об этом прямо указывается в законе (ст.182 – 184 УПК РФ). В ст. 144 УПК РФ подобное предписание не содержится, поскольку уголовное дело ещё не возбуждено и расследование не ведётся» [4]. Мы солидарны с позицией О.П.

Копыловой и думаем, что законодатель намеренно не закрепил право проведения обыска и выемки на этапе проверки.

Данные следственные действия могут быть выполнены принудительно, без согласия заинтересованных лиц, тогда как фактически возможности по принудительному изъятию объектов в стадии возбуждения уголовного дела ограничены, что является вполне оправданным на рассматриваемой стадии процесса.

Учитывая специфику юридического лица, изъятие некоторых документов, способно воспрепятствовать нормальному функционированию данного субъекта общественных отношений. Кроме того, по мнению руководителей коммерческих организаций любые проверочные действия сотрудников оперативных служб непременно содержат в себе элементы злоупотреблений или иных должностных правонарушений, направленных на дестабилизацию нормальной деятельности хозяйствующих субъектов, в том числе по мотивам недобросовестной конкуренции [5]. Изъятие оригиналов некоторых правоустанавливающих и бухгалтерских документов может лишить организацию возможности осуществлять основную деятельность, поэтому оригиналы документов, по нашему мнению, должны изыматься только при необходимости назначения исследования или экспертизы по изъятым объектам.

Право истребовать документы, установленное ст. 144 УПК РФ дополняется нормой, предусмотренной ч. 4 ст.

21 УПК РФ о том, что требования, поручения и запросы прокурора, руководителя следственного органа, следователя, органа дознания и дознавателя, предъявленные в пределах их полномочий, обязательны для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами.

Закон «Об оперативно-розыскной деятельности» также закрепляет право изъятия необходимых документов в ходе осуществления оперативно-розыскных мероприятий и достаточно четко определяет порядок предоставления должностным лицом копий изъятых документов владельцу в случае изъятия оригиналов [6].

На практике должностные лица обычно истребуют необходимые документы посредством направления запросов в адрес руководителей юридических лиц. В ходе изучения 44 уголовных дел экономической направленности, находящихся на расследовании в следственном отделе Саратовского района Саратовской области и в следственном отделе Октябрьского района г.

Саратова, было установлено, что по 38 уголовным делам копии документов изымались путем направления различной формы запросов. Оригиналы документов изъяты лишь по 6 уголовным делам при проведении осмотра места происшествия.

Все изученные запросы были подписаны начальником органа дознания, печать в них отсутствовала, требование выдачи обосновывалось законом «О полиции», без ссылки на статьи УПК РФ, основание истребования документов указано не было.

Применительно к истребованию документов, Закон «О полиции» действительно закрепляет возможность в ходе проверки сообщения о преступлении запрашивать и получать на безвозмездной основе по мотивированному запросу от организаций, должностных лиц документы (их копии) и иную необходимую информацию [7].

Составление запросов без указания оснований изъятия, отсутствие печати, являющейся одним из средств индивидуализации организации, стало возможным в связи с отсутствием урегулирования данного вопроса действующим законодательством.

Отсутствие закрепленной формы, необязательность указания реквизитов, по нашему мнению, создает возможность злоупотреблений полномочиями, в частности может позволить сотрудникам получить документы из любой организации без наличия законного повода.

Кроме того согласно статистическим данным 68 % следователей МВД РФ моложе 34 лет, менее четверти следователей имеют опыт работы 13 и более лет [8]. Средний возраст следователя Следственного комитета РФ составляет 25-26 лет, что со слов А.И. Бастрыкина, недостаточно для квалифицированной работы [9].

  Учитывая молодой возраст сотрудников, их недостаточный опыт, в условиях существенной загруженности действующим работникам требуются четкие предписания закона о том, что и как делать[4]. Изъятие документов на рассматриваемой стадии, следует проводить путем направления мотивированного запроса стандартной формы руководителю юридического лица, что требует соответствующих законодательных изменений. Запрос должен быть подписан начальником органа дознания или руководителем следственного органа, скреплен печатью подразделения с обязательным указанием основания истребования документов. Предъявление к запросу вышеизложенных требований позволит свести к минимуму необоснованное изъятие документов.

Анализируя истребование документов, как способ проверки сообщения о преступлении, следует согласиться с позицией В.Н. Яшина, который указывает, что объем истребуемых материалов должен соответствовать задачам и целям проверки [10].

Указанное утверждение справедливо, учитывая особенности юридических лиц, изъятие некоторых документов может существенно дестабилизировать их деятельность, поэтому фактическое изъятие каждого документа должно быть действием обоснованным.

проблема состоит в том, что в рассматриваемой стадии трудно установить какие именно документы потребуются для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. Согласно позиции О.П.

Копыловой, истребование материалов должно быть четко ограничено установлением оснований к возбуждению дела или обстоятельств, которые свидетельствуют об отсутствии таких оснований [4]. По мнению В.В. Степанова [11] и О.П.

Копыловой [4] истребование документов путем направления запросов, является действием по сути добровольным, поскольку законодатель не предусмотрел каких-либо мер принуждения, а ч. 4 ст. 21 УПК и вовсе носит декларативный характер, так как не определяет порядок применения, сроки выполнения требований и иные «технические параметры» [5].

В случае невыполнения законных требований лицо может быть привлечено к административной ответственности по ст. 17.7 КоАП РФ, если требование исходит от следователя или дознавателя[12], другие меры принуждения на рассматриваемой стадии действительно отсутствуют.

Лица, проводящие проверку сообщения о преступлении, при необходимости могут изъять требуемые объекты в принудительном порядке в ходе осмотра места происшествия [4]. Однако в случае противодействия, искомые объекты могут не оказаться в осматриваемом помещении. Сотрудники, при противодействии в форме отказа в выдаче документов, на практике способны решить данную проблему путем проведения оперативно-розыскных мероприятий или истребования необходимых данных из других источников, поскольку практически любая деятельность юридического лица характеризуется наличием как минимум двух сторон.

При добровольной выдаче на практике нередко составляются документы, незакрепленные действующим законодательством.

Анализ изученных уголовных дел показал, что изъятие документов либо вовсе не оформляется, в материалах, собранных при проверке, после запроса следуют копии документа без акта изъятия, либо встречаются различные произвольные процессуальные документы с различными названиями: протоколы, акты изъятия и иные. По мнению Н.Г.

Шурухнова применение данных названий недопустимо, поскольку использование термина «протокол», «ассоциируется с проведением следственного действия», результаты которого отражаются в протоколе [13]. В.Н. Григорьев напротив указывает, что в таких ситуациях нужно составлять протокол истребованных документов или протокол принятия представленных предметов [14].

По нашему мнению, изъятие документов у юридического лица на рассматриваемой стадии процесса следует оформлять актом добровольной выдачи документов.

Помимо общих требований, предъявляемых к подобного рода документам, он должен содержать графу о необходимости или отсутствии необходимости предоставления заверенных копий изъятых документов, которая заполняется представителем юридического лица.

При необходимости, заверенные копии изъятых документов должны быть вручены представителю юридического лица не позднее 24 часов после изъятия оригинала документа, о чем делается отметка в акте добровольной выдачи документов.

В случае изъятия оригиналов документов при проведении других процессуальных действий, в частности, осмотра места происшествия или оперативно-розыскных мероприятий, представитель юридического лица также должен иметь право по заявлению получить заверенные копии изъятых оригиналов документов не позднее 24 часов с момента изъятия. При этом оригиналы документов должны изыматься у юридического лица лишь при необходимости назначения по ним исследований документов или судебных экспертиз, в иных случаях, на наш взгляд, достаточно истребования копий необходимых документов. В целях недопущения злоупотреблений полномочиями со стороны лиц, проводящих проверку сообщений о преступлениях, считаем целесообразным закрепить в УПК РФ обязанность по назначению исследований документов или назначения экспертизы в течение 5 суток с момента изъятия оригиналов документов у юридического лица.

В связи с вышеизложенным, на наш взгляд, в уголовно процессуальный закон следует внести следующие изменения:

– ст. 144 УПК РФ дополнить частью 1.1 следующего содержания: 1.1 истребование документов у юридического лица осуществляется путем направления запроса руководителю юридического лица. Запрос подписывается начальником органа дознания или руководителем следственного органа, скрепляется печатью подразделения с указанием основания истребования документов.

– ст. 144 УПК РФ дополнить частью 1.2 следующего содержания: 1.2 добровольная выдача документов оформляется актом добровольной выдачи документов.

По заявлению представителя юридического лица должностное лицо, производящее изъятие оригиналов документов, обязано предоставить их заверенные копии не позднее 24 часов с момента изъятия.

При изъятии оригиналов документов у юридического лица, истребование документов или экспертиза по данным документам назначается в течение 5 суток с момента изъятия.

Литература

Источник: https://research-journal.org/law/42878/

Что делать, если в вашей компании проводится выемка

Истребование предметов и документов в ходе расследования
Сергей Лимонов, руководитель юридической службы ПАСМИ, руководитель группы компаний «Право в экономике»

В случае если в вашей компании производится выемка предметов или документов (вами определено, что это именно выемка, а не иное следственное или процессуальное действие, — например, обыск, обследование помещений, осмотр места происшествия и прочее), необходимо помнить, что уголовно-процессуальный закон четко регламентирует порядок проведения этого следственного действия. Выемка может проводиться в рамках возбужденного уголовного дела (ст. 183 УПК РФ), либо на стадии доследственной проверки сообщения о преступлении в порядке ст.ст. 144-145 УПК РФ (ч. 1 ст. 144 УПК РФ).

Так, ч. 1 ст. 144 УПК РФ предусматривает, что следователь/дознаватель «при проверке сообщения о преступлении вправе (….) истребовать документы и предметы, изымать их в порядке, установленном настоящим Кодексом».

Ожидать прибытия адвоката никто из сотрудников правоохранительных органов не будет, — к сожалению, законом не предусмотрено приостановление следственного действия для соблюдения прав лиц, участвующих в следственных действиях

Изъятие документов и предметов, в свою очередь, предусмотрено ст. 183 УПК РФ, в которой содержится перечень обстоятельств, способных послужить к производству этого следственного действия, а также определяется алгоритм проведения выемки с отсылкой на ст.

182 УПК РФ.

В любом случае, если в вашу организацию прибыли сотрудники правоохранительных органов со словами: «Мы хотим произвести у вас выемку», чтобы четко отреагировать на такую ситуацию и избежать дальнейших недоразумений, необходимо руководствоваться следующим:

Онлайн-кассы загонят бизнес в тень

1) Внимательно ознакомиться с предъявленным вам постановлением; в случае, если сотрудники правоохранительных органов отказываются предоставить вам возможность изготовить копию постановления – переписать весь текст документа.

2) Обратить внимание в тексте на следующее: кем вынесено постановление (следователь, дознаватель или судебное решение); когда, в отношении кого и по какой статье возбуждено уголовное дело; какое отношение ваша организация имеет к расследуемому факту (основание производства выемки); указано ли в тексте на конкретный перечень предметов и документов, подлежащих изъятию; имеется ли связь между информацией, содержащейся в предполагаемых к выемке документах, с расследуемыми фактами совершенного преступления.

3) Сотрудник правоохранительного органа предложит вам расписаться в постановлении о производстве выемки («Ознакомлен. ФИО. Дата и время»).

В случае установления вами существенных противоречий в тексте этого документа – попросите разъяснить вам смысл постановления и, как изъятые у вас документы помогут в расследовании указанного уголовного дела.

При получении невразумительного ответа, вместе с отметкой об ознакомлении, необходимо в самом постановлении, ниже под текстом, изложить свои мотивированные замечания.

4) Связаться по телефону с юристом/адвокатом, чтобы проконсультироваться и договориться о сопровождении процесса производства выемки.

При этом нужно понимать, что ожидать прибытия адвоката никто из сотрудников правоохранительных органов не будет, — к сожалению, законом не предусмотрено приостановление следственного действия для соблюдения прав лиц, участвующих в следственных действиях.

Однако, существует вероятность, что именно юристу/адвокату, понимающему суть данного мероприятия и специфику работы правоохранительных структур, удастся выстроить последующую работу, сопряженную с изъятием документов, таким образом, что вашей организации будет предоставлено дополнительное время для подготовки запрашиваемых документов (то есть, вы сможете дополнительно оценить содержание документов, которые будут изъяты и приобщены к уголовному делу, правильность их оформления, наличие всех необходимых реквизитов, соотношение их с обстоятельствами уголовного дела с учетом информативности и прочее).

Росфинмониторинг: борьба с терроризмом бьет по банкам

5) Подготовить запрашиваемые документы, при этом не допуская сотрудников правоохранительных органов в другие помещения вашей организации, так как выемка предусматривает добровольное изъятие документов, указанных в постановлении (в противном случае предметы и документы изымаются принудительно, то есть в ходе обыска). Желательно выделить отдельный кабинет, где будут находиться все участники следственного действия.

6) После того, как документы будут готовы, следует обратить внимание на протокол выемки, который составляется сотрудником правоохранительного органа. Важно, чтобы все передаваемые документы были подробно описаны в протоколе.

Любые замечания на действия сотрудников следует заносить в протокол выемки, в противном случае ссылка на неправомерность действий правоохранителей в дальнейшем, при отсутствии указания об этом в протоколе – не будут рассматриваться всерьез судом или надзорным органом.

7) Также необходимо помнить, что в случае, когда изъятию подлежат электронные носители информации, закон обязывает должностных лиц прибегать к помощи соответствующего специалиста, — при этом вы имеете право предоставить электронный носитель для того, чтобы вся необходимая информация, содержащаяся на изымаемом электронном носителе, была скопирована специалистом. Этот процесс также подлежит отражению в протоколе выемки.

В случае изначально агрессивного поведения правоохранителей, нарушения ими вышеперечисленного порядка производства следственного действия, — нужно грамотно и четко фиксировать все подобные факты в протоколе выемки, а в дальнейшем обжаловать неправомерные действия сотрудников в прокуратуру и суд.

Подробнее о взаимодействии с ПАСМИ можно узнать в разделе «Сотрудничество»

Источник: https://pasmi.ru/archive/178364/

Значение истребования и представления доказательств для обоснования процессуальных решений по уголовному делу Федоров, Виталий Иванович

Истребование предметов и документов в ходе расследования

Введение к работе

Актуальность исследования. Одним из направлении в перестройке, социально-экономической жизни общества является построение социалистического правового государства.

Решение этой задачи неразрывно связано с судебно-правовой реформой, предполагающей не только радикальное обновление всех отраслей советского законодательства, но и создание объективного следствия, сильной защиты и независимого суда, устранение из практики проявлений предвзятости, тенденциозного подхода при проведении дозпа-” ния, предварительного следствия и судебного разбирательства, недопустимости как обвинительного уклона, так и попустительства по отношению к тем, кто посягнул на советский закон1. В свою эчередь.это требует повышения качества доказательственной дея-' гельностн, играющей важную роль в достижении целей судопроизводства и обеспечении его объективности. Практика евпдетель-:твует о том, что доказывание остается одной из острейших проблем в работе органов расследования и судов.

Существенный вклад в изучение различных аспектов проблем доказывания в уголовном судопроизводстве внесли Н. С. Алексеев, В. Д. Арсеньев, Р. С. Белкин, А. И. Вннберг, М. М. Гродзинскии, 3. Я. Дорохов, Л. М. Кариесва, Л. Д. Кокорев, Г. И. Комаров, Л. М. Лузгин, А. М. Ларин, В. 3. Лукашевич, П. А. Луиинская, “\ М.

Миньковский, М. М. Мнхеенко, 10. К. Орлов, И. Л. Петру-син, А. Р. Ратинов, Р. Д. Рахунов, В. Л\. Савицкий, Н. А. Селн-іпнов.А. Б. Соловьев, М. С. Строгович, Ф. Н. Фаткуллин, С. А. Пейфер, А. А. Эисман, Ы. А. Якубович и другие ученые.

Их труды івляются теоретической базой для дальнейших разработок актуальных проблем доказывания.

Одной из таких проблем остается истребование и представление доказательств.- по уголовному делу. В процессуальной лнтера-

' Резолюция XIX Всесоюзной конференции КПСС «О правовой реформе» // Материалы XIX Всесоюзной коік|)ереііиии КПСС.-М., 1988.-С. 147; Пестанопле-піе Съезда народных депутатов Союза ССР «Об основных направлениях впут-1СШІЄН и внешней политики СССР» // Известия,- 1989.- 25 нюня.

туре вопрос о юридической природе истребования и предстаале пня доказательств исследовался рядом авторов: А. М. Лариным В. В. Фуфыгииым, С. А. Шейфером и другими. Однако и их работах рассматривались отдельные аспекты использования даппы? способов доказывании. В 1988 г. Н. И.

Канипусом была защищена диссертация на тему: «Представление доказательств в советскол уголовном процессе». Автор, как это видно из названия работы, остановился лишь на представлении доказательств участниками процесса, отведя истребованию доказательств подчиненное значение.

Между тем, истребование доказательств является важным и самостоятельным приемом пополнения комплекса доказательств, а анализ этого приема доказывания необходим для правильного уяснения сущности представления и принятия доказательств.

Кроме лого, в диссертации оставлены без внимания такие важные вопросы, как место указанных приемов в системе способов собирания доказательств, доказательственная ценность и пределы использования истребованных и представленных материалов для обоснования процессуальных решений.

Настоящая диссертация представляет собой попытку воспол пить эти пробелы.

Комплексное исследование приемов истребова ния и представления необходимо и в связи с тем, что это будет способствовать дальнейшему усилению защиты прав и законных интересов участников процесса и граждан в уголовном судопроиз водстве.

Поиск путей наиболее эффективного применения нетребо вания ц представления доказательств при расследовании и судеб ном разбирательстве в определенной степени поможет устранит; ошибки, встречающиеся в следственной и судебной практике прі реализации этих познавательных приемов.

Актуальность вышеназванных проблем с теоретической и практической точек зрения предопределила выбор темы диссертацион ного исследования.

Цель исследования — определить место истребования и представления доказательств в системе средств получения доказательств; мотивы, побуждающие участников процесса н граждан і представлению доказательств; связь этой деятельности с функції ями участников процесса; круг субъектов, управомоченных на истребование и представление доказательств; структуру этой деятельности; доказательственную ценность объектов, представленных уча стниками процесса по собственной инициативе или по требованию разработать рекомендации о порядке фиксации в материалах дел: поступивших таким образом объектов; продолжить разработк; вопроса о повышении гарантий защиты прав и законных интересог участников процесса при реализации ими права па представленні

доказательстп, а также тенденций развития этих институтов уголовного процесса.

Научная новизна исследования состоит в том, что настоящая диссертация — первое в теории доказательств монографическое ис следование, посвященное комплексному изучению проблем как истребования, так и представления доказательств.

В ней сформу лированы понятия истребования и представления доказательств в уголовном процессе, раскрывается юридическая природа, содержа ние и специфика этих приемов доказывания.

Под вергнута критике позиция ученых, пытающихся необоснованно су зить или, наоборот, расширить границы этих познавательных при емов, рассматривающих истребование как разновидность представ ления доказательств и отрицающих их самостоятельность.

Обосно вывается мысль о том, что истребование и представление предме тов и документов являются самостоятельными”, равноправными спо собами собирания доказательств, которые обладают присущими им специфическими признаками. Раскрываются мотивы, побужда ющие участников процесса, должностных лиц и граждан к пред ставлению доказательств.

Показывается связь этой деятельности с функциями участников процесса. Впервые анализируется история развития и структура этих познавательных приемов. Дается ана лиз уголовно-процессуальных правоотношении, которые складыва ются в результате истребования и представления доказательств.

Обосновывается необходимость расширения круга субъектов, пред ставляющих доказательства по собственной инициативе и по тре бованию органов следствия и суда, уточняются их права и обя занности, аргументируется вывод об универсальности приемов истребования и представления доказательств, поскольку они, в от личие от следственных действий, могут применяться во всех без

исключения стадиях процесса.

Показано, что истребованные и представленные предметы и документы имеют важное доказательственное значение для обоснования процессуальных решений по уголовному делу. Рассмотрен порядок истребования и принятия представленных объектов, предложены рекомендации о фиксации этих действии в различных следственных ситуациях.

В работе обосновываются следующие выносимые на защиту основные положения:

1. Истребование и представление предметов и документов, наряду со следственными действиями, являются самостоятельными !І равноправными способами собирания доказательств, которые облачают спецификой, отличающей их от иных способов собирания до-

казательств. Эти способы выступают более простыми по форме приемами собирания доказательств, нежели следственные действии, и дополняют последние в случаях, когда отсутствует нсобходимості із особых мерах обеспечения доказательств и средствах, принуждения.

2. Встречающееся в процессуальной литературе отождествле ние данных способов неправомерно. Истребование и представление предметов и документов имеют сложную доказательственную стру ктуру, которая складывается из ряда взаимосвязанных элементов п оказывается различной для каждого их этих приемов.

При ист ребовании — это предъявление следователем (судом) требования участникам процесса, должностным лицам и гражданам о пред ставлении предметов и документов; исполнение требования адреса том; принятие объектов следователем (судом) и фиксация этогс действия в материалах дела.

При представлении—это доставление следователю (суду) предметов и документов в натуре с просьбой пли ходатайством об их- приобщении к делу участниками про цесса, должностными лицами и гражданами; отражение в мате риалах дела факта представления доказательств; рассмотрение

ходатайства и принятие по нему решения.

3. Данные способы собирания доказательств имеют универ сальный характер, т. е. могут быть использованы во всех стадиях уголовного процесса, во-первых, потому что, в отличие.

от следст венных действий, свободны от принуждения и поэтому могут применяться в стадиях возбуждения уголовного дела, предания суду, кассационного-и надзорного производств, и, во-вторых, по тому что вследствие простоты своей конструкции и процессуаль ной формы могут эффективно применяться для получения дока зательств в случаях, когда отсутствует необходимость в проведе нии следственных действий- Идея об универсальности данных приемов с большей определенностью должна быть отражена з

законе.

  1. При анализе института представления установлена взаимосвязь между мотивами представления доказательств и функциями участников процесса. Эта связь оказывает влияние на круг представляемых объектов, их отношение к элементам предмета доказывания.

  2. Между следователем. органом дознания, судом и участниками процесса, должностными лицами н гражданами в связи с решением управомоченного лица истребовать- предметы и документы возникают урегулированные нормами уголовно-процессуального нрава отношения, состоящие в том, что у адресатов

греґюг.аііия возникает обязанность предстпшт. соответствующие иіьекти, а у следователя (суда) — зафиксировать фак'г падле жащего исполиелия этой обязанности.

Правоотношения при представлении доказательств складываются между следователем, судом с одной стороны и участниками процесса, гражданами и должностными лицами, наделенными правом на представление доказательственных материалов, с другой и состоят в том.

что у следователя, органа дознания возникает обязанность зафиксировать факт представления доказательственного материала и принять решение по поводу ходатайства о приобщении этих материалов.

6. В стадии возбуждения уголовного дела истребование не обходимых и принятие представленных предметов н документов направлено на проверку поводов п оснований к возбуждению уго ловного дела.

Полученный предмет или документ становится доказательством- в момент, когда он используется для обоснова ния решения о возбуждении уголовного дела (или отказе в этом).

Доказательственная ценность истребованных материалов на пос ледующих стадиях процесса, как правило, сохраняется, однако возможно изменение вида доказательства (документ признается

вещественным доказательством).

7.

В досудебных стадиях процесса наиболее оптимальной фор' мой отражении факта истребования и представления доказатель ственных материалов является составление в присутствии поня тых с соблюдением правил ст.

141 УПК РСФСР протокола о представлении доказательств. Протоколирование целесообразно, когда представленный объект незаменим, имеет признаки вещест

венного доказательства, особую ценность и значимость.

8- В суде 1-й инстанции истребование и принятие представленных предметов и документов часто является эффективным средством восполнения пробелов следствия без возвращения дела на дополнительное расследование.

Необходимость истребования и принятия дополнительных материалов судом кассационной (надзорной) инстанции возникает, когда имеются такие пробелы предварительного расследования и судебного следствия, которые порождают сомнение в законности и обоснованности приговора, но могут быть восполнены без производства следственных действий.

_9. Право на представление доказательств выступает составной, частью правового статуса участников процесса, гарантией защиты их-прав..и законных интересов, а для граждан и должпо-:тных лиц, не являющихся участниками процесса, средством реализации морального и служебного, долга. Обосновывается нёоб-

ходимость расширения круга субъектов представления доказательств за счет включения в их число сотрудников органа дозпа” иия, представителей общественности и трудовых. коллективов, а также возможности представления дополнительных материалов в суде 2-й инстанции гражданами; должностными лицами, общественными обвинителями и общественными защитниками.

Методологической основой исследования являются положения диалектического и исторического материализма, изложенные в трудах классиков марксизма-ленинизма, решения съездов народных депутатов СССР. Верховного Совета СССР. При написании работы использованы литературные источники по философии, теории права, уголовному праву, уголовно-процессуальному праву, криминалистике.

В ходе исследования применялись такие методы, как системный анализ, статистический, сравнительно-правовой и другие методы научного познания.

Информационная база исследования включает в себя Консти туцию СССР, уголовно-процессуальное законодательство Союза ССР и союзных республик, а также законодательство стран Восточной Европы, ведомственные нормативные акты Прокуратуры СССР и МВД СССР, опубликованную практику Верховных Судов СССР и РСФСР.

В диссертации также использованы результаты программированного изучения 600 уголовных дел, по которым истребовались 5874 предмета и документа, и 200 дел, по которым 782 объекта было представлено по инициативе участников процесса, должностных лиц и граждан, 1800 материалов об отказе в возбуждении уголовных дел.

Данные, полученные при исследовании, были обработаны на персональном компьютере «Ямаха» (с использованием программы, составленной сотрудниками кафедры информатики Куйбышевского пединститута).

Кроме этого, осуществлены анкетные опросы 100 следователей прокуратуры и МВД разных регионов (Куйбышевской области, Украинской и Азербайджанской ССР) и тематическое интервьюирование 45 народных судей”, прокурорских работников и адвокатов Куйбышевской области.

Информационно-эмпирическую базу исследования составили также данные, полученные в результате личного участия диссертанта в 160 судебных заседаниях, анализа судебной, следственной и прокурорской практики Куйбышевской области за 1982-1989 гг.

Автором использован личный опыт следственной работы и осуществления надзора за следствием и дознанием в органах 8

ННД і! качестве заместителя прокурора городя.

Апробация результатов исследования.

Основные теоретические положения автора изложены им в 7 публикациях- Рекомендации н предложения диссертанта апробированы в выступлениях на научных конференциях преподавателей кафедры уголовного права и процесса Куйбышевского госуниверситета в 1986-1989 гг., на научно-практической конференции в Харьковском филиале института повышения квалификации руководящих кадров Прокуратуры Союза ССР в 1987 г.

Источник: http://www.dslib.net/kriminal-process/znachenie-istrebovanija-i-predstavlenija-dokazatelstv-dlja-obosnovanija.html

Адвокат Титов
Добавить комментарий