Иск о признании права собственности на недвижимое имущество отсутствующим: судебная практика

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 21 марта 2017 г. N 33-КГ17-3 Суд отменил принятое определение о признании отсутствующим права ответчика на земельный участок по делу о признании права собственности на земельный участок, поскольку суд не выяснил, зарегистрировано ли право собственности истца на спорный земельный участок в ЕГРП и продолжает ли он владеть данным участком

Иск о признании права собственности на недвижимое имущество отсутствующим: судебная практика

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Марьина А.Н. и Асташова С.В.

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску ЗАО “Племенной завод “Черново” к Мараевой Л.И. о признании права собственности отсутствующим, прекращении права собственности, об исключении записи из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним, о признании права собственности на земельный участок, взыскании государственной пошлины

по кассационной жалобе Мараевой Л.И. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 1 июня 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Марьина А.Н., выслушав объяснения представителей Мараевой Л.И. – Дружинина Е.В., Дружининой С.А.

, поддержавших доводы кассационной жалобы, объяснения представителей ЗАО “Племенной завод “Черново” Хомченко М.В., Кутейникова И.Е., Нурекенова И.С.

, возражавших против удовлетворения кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

ЗАО “Племенной завод “Черново” (далее – Общество) обратилось в суд с иском к Мараевой Л.И. о признании права собственности Мараевой Л.И.

на земельный участок отсутствующим, прекращении данного права собственности, об исключении записи из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним, о признании права собственности Общества на спорный участок, взыскании государственной пошлины.

Решением Гатчинского городского суда Ленинградской области от 2 марта 2016 г. в удовлетворении исковых требований Общества отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 1 июня 2016 г. решение суда в части отказа в удовлетворении исковых требований Общества о признании права Мараевой Л.И.

отсутствующим, признании права собственности на земельный участок, взыскании судебных расходов отменено, принято новое решение, которым признано отсутствующим право Мараевой Л.И. на земельный участок площадью … кв.м по адресу: … область, … район, ТОО “Рейзино”, массив: Участок …, рабочий участок …, кадастровый номер …

За Обществом признано право собственности на указанный земельный участок. С Мараевой Л.И. в пользу Общества взысканы судебные расходы на уплату госпошлины в размере 6000 руб. В остальной части решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе заявителя содержится просьба об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 1 июня 2016 г., как незаконного.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 17 февраля 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, возражения на кассационную жалобу, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены при рассмотрении данного дела.

Судом установлено и из материалов дела следует, что Общество является правопреемником ТОО “Рейзино” (далее – Товарищество), которое создано в 1992 году в процессе реорганизации сельскохозяйственного предприятия совхоза им. … и учредительный договор которого подписан 26 марта 1992 г. (т. 1, л.д. 73-78).

Для обеспечения деятельности Товарищества учредители образовали уставный фонд, который состоял из имущественных и земельных паев участников Товарищества, переданных в коллективно-долевую собственность Товарищества (пункт 5.1 учредительного договора).

18 октября 1993 г. Товариществу выдано свидетельство о праве собственности N 6212 на землю сельхозугодий площадью … га (… кв.м) (т. 1, л.д. 111).

Согласно кадастровому паспорту земельный участок общей площадью … кв.м, расположенный по адресу: … область, … район, …, ТОО “Рейзино”, поставлен на кадастровый учет 30 декабря 1994 г. с присвоением кадастрового номера … (т. 1, л.д. 127).

Галушкина Д.М. при реорганизации совхоза …, являясь владельцем земельного пая (доли) в размере … баллогектаров, вступила в число учредителей ТОО “Рейзино”.

2 июня 1996 г. Галушкина Д.М. умерла.

13 февраля 1998 г. Мараевой Л.И. государственным нотариусом Гатчинской государственной нотариальной конторы Бурхановой Д.А. выдано свидетельство о праве на наследство по завещанию после умершей Галушкиной Д.М.

В состав наследственного имущества вошел земельный пай, который принадлежал умершей на основании свидетельства на право собственности на землю, выданного 27 февраля 1996 г.

комитетом по земельным ресурсам и землеустройству администрации Гатчинского района Ленинградской области (т. 2, л.д. 88).

26 декабря 2006 г. в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним зарегистрировано право собственности Мараевой Л.И. на земельную долю в размере … баллогектаров в праве общей долевой собственности на земельный участок сельскохозяйственного назначения с кадастровым номером … (т. 1, л.д. 232).

29 сентября 2010 г. за ответчиком Мараевой Л.И. зарегистрировано право собственности на земельный участок площадью … кв.м по адресу: …, рабочий участок …, кадастровый номер … (т. 1, л.д. 202).

Данный участок выделен ответчиком для ведения сельского хозяйства из земельного участка с кадастровым номером …, принадлежащего на праве собственности истцу, и поставлен на кадастровый учет 9 августа 2010 г.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что Общество не представило доказательств внесения Галушкиной Д.М.

своего земельного пая (доли) в качестве учредительного взноса в созданное при реорганизации совхоза Товарищество.

Кроме того, суд первой инстанции указал, что истцом пропущен срок исковой давности для обращения в суд за защитой нарушенного права с данными требованиями.

Отменяя решение суда первой инстанции в части отказа в удовлетворении требований о признании отсутствующим права Мараевой Л.И.

на земельный участок и признании за Обществом права собственности на указанный земельный участок и удовлетворяя требования в отмененной части, суд апелляционной инстанции исходил из того, что имеющимися в деле доказательствами, в том числе учредительным договором Товарищества, подтверждается факт внесения работниками совхоза … своих земельных паев (долей) в уставный капитал Товарищества. В связи с этим суд пришел к выводу о том, что земельный пай, полученный Галушкиной Д.М. при реорганизации совхоза в 1992 году, передан ею в уставный капитал Товарищества, учредителем которого она являлась, в связи с чем после смерти Галушкиной Д.М. полученный ею земельный пай не мог входить в состав наследственного имущества и у Мараевой Л.И. право собственности на земельный пай, а затем и на земельный участок возникнуть не могло.

Между тем судом апелляционной инстанции не было учтено следующее.

Статьей 12 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что защита гражданских прав осуществляется в том числе путем признания права; восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки; признания недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления; иными способами, предусмотренными законом.

Согласно статье 301 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

В соответствии со статьей 304 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

Как видно из материалов дела, одними из заявленных Обществом требований были требования о признании отсутствующим у ответчика права собственности на спорный земельный участок и о признании права собственности за истцом на этот земельный участок.

Верховный Суд Российской Федерации и Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в своем совместном постановлении Пленумов от 29 апреля 2010 г.

N 10/22 “О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав” (пункты 58, 59) разъяснил, что лицо, считающее себя собственником находящегося в его владении недвижимого имущества, право на которое зарегистрировано за иным субъектом, вправе обратиться в суд с иском о признании права собственности.

Если иное не предусмотрено законом, иск о признании права подлежит удовлетворению в случае представления истцом доказательств возникновения у него соответствующего права.

В случаях, когда запись в ЕГРП нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения (право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами, право собственности на движимое имущество зарегистрировано как на недвижимое имущество, ипотека или иное обременение прекратились), оспаривание зарегистрированного права или обременения может быть осуществлено путем предъявления иска о признании права или обременения отсутствующими (пункт 52 вышеуказанного постановления).

По смыслу данных выше разъяснений, предъявление иска о признании права отсутствующим возможно в случае, если нарушенное право не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения.

Следовательно, исковые требования о признании права собственности на недвижимое имущество отсутствующим и признании за лицом права собственности на то же недвижимое имущество являются взаимоисключающими.

Между тем суд апелляционной инстанции в нарушение названных разъяснений рассмотрел и удовлетворил взаимоисключающие требования Общества о признании отсутствующим у ответчика права собственности на земельный участок и о признании права собственности за истцом на этот участок.

Вместе с тем, из приведенных выше разъяснений следует, что возможность обращения как с требованием о признании права собственности на недвижимое имущество отсутствующим, так и с требованием о признании за лицом права собственности на недвижимое имущество предоставлена лицу, в чьем владении находится имущество.

Однако материалы дела не содержат сведений о нахождении указанного выше имущества во владении Общества.

Доводам о том, что право Общества на спорный земельный участок в ЕГРП не зарегистрировано, поскольку в результате выдела Мараевой Л.И.

данного участка в счет своей земельной доли из земельного участка с кадастровым номером …

право собственности Общества на спорный участок прекратилось, а также доводам о том, что спорный участок из владения Общества выбыл и находится в ее пользовании, суд апелляционной инстанции оценки не дал.

Каких-либо выводов о том, зарегистрировано ли право собственности Общества на спорный земельный участок в ЕГРП и продолжает ли Общество владеть данным участком, апелляционное определение в нарушение части 4 статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не содержит.

Допущенные нарушения являются существенными и могут быть исправлены только посредством отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 1 июня 2016 г. и направления дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции следует учесть изложенное и разрешить спор в зависимости от установленных обстоятельств и в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 1 июня 2016 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Председательствующий Горшков В.В.

Иск о признании права на недвижимость отсутствующим может быть предъявлен в случае, когда нарушенное право нельзя защитить путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения.

Следовательно, исковые требования о признании права собственности ответчика на недвижимость отсутствующим и признании за истцом права собственности на нее же являются взаимоисключающими.

К такому выводу пришла Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ, опираясь на разъяснения высших судебных инстанций.

Также она обратила внимание, что возможность предъявить как первое, так и второе требование предоставлена лицу, в чьем владении находится имущество.

Источник: //www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/71554142/

Обзор судебной практики по признанию права отсутствующим

Иск о признании права собственности на недвижимое имущество отсутствующим: судебная практика

В прошлом месяце исполнилось восемь лет одному из самых важных документов в области защиты вещных прав — совместному постановлению Пленумов Верховного и Высшего Арбитражного судов от 29.04.

2010 № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (далее также – Постановление № 10/22). Одно из достижений этого документа — закрепление иска о признании права отсутствующим. Порою он оказывается незаменимым инструментом защиты прав.

В этом обзоре представлены наиболее значимые решения Верховного Суда (ВС) за последние два года, демонстрирующие, как высшая инстанция развивает правила, касающиеся иска о признании права отсутствующим.

Введение

Иск о признании права отсутствующим можно подать, если запись в ЕГРП нарушает право истца и это право не получится защитить путем признания права или истребования из чужого незаконного владения (абз. 4 п. 52 Постановления № 10/22). Для того чтобы подать такой иск, нужно, чтобы истец не утратил фактическое владение недвижимостью и у него было вещное право на нее.

Последняя практика ВС, включенная в обзор, демонстрирует стремление отойти от узкого понимания сферы применения этого иска. Например, ВС позволяет предъявлять его лицу, имеющему право на приватизацию недвижимости или право аренды.

1. Иск о признании права отсутствующим может использоваться и тогда, когда иные способы защиты оказались безуспешными

Определение ВС РФ от 05.03.2018 № 308-ЭС17-15547 по делу № А32-7948/2016

Обществу на праве собственности принадлежала часть подвального помещения площадью 108 кв. м. Вторая часть была передана Предприятию на праве оперативного управления. Но при передаче была допущена ошибка: вместо площади 110,9 кв. м была указана площадь 216 кв. м (почти весь подвал).

Ссылаясь на свое зарегистрированное право хозяйственного ведения, Предприятие потребовало от Общества вернуть вторую часть подвала (108 кв. м). Суды это требование удовлетворили. Общество попыталось добиться признания права собственности на свою часть подвала, но суды отказали. Тогда Общество подало иск о признании отсутствующим зарегистрированного права ответчика на свою часть подвала.

Первая инстанция и апелляция решили, что иск о признании права собственности отсутствующим является единственным способом восстановления и защиты права Общества, и удовлетворили заявленные требования. Кассация отказала и сослалась на нарушение судами принципа правовой определенности: они не учли вступившее в законную силу решение по делу об истребовании спорных помещений у Общества.

ВС РФ постановление кассации отменил и удовлетворил иск общества, признав зарегистрированное право ответчика отсутствующим. Из этого определения можно сделать два важных для практики вывода.

Во-первых, иск о признании права отсутствующим могут подавать и те правообладатели, чьи права на недвижимость возникли до введения системы регистрации и, соответственно, отсутствуют в реестре.

Право истца в данном деле не было зарегистрировано, так как он выкупил помещения до 1998 года.

Во-вторых, иск о признании права отсутствующим может использоваться и тогда, когда иные способы защиты оказались безуспешными. Истец в этом споре ранее потерпел неудачу в двух делах: когда пытался оспорить решение об истребовании у него помещения и когда пытался добиться признания права на него.

2. Лицо, имеющее исключительное право на приватизацию участка, может добиваться признания отсутствующим зарегистрированного права на него

Определение ВС РФ от 27.06.2017 № 310-КГ17-2466 по делу № А08-7941/2015

Признание права отсутствующим носит исключительный характер. Но при определенных фактических обстоятельствах такой иск является не только верным, но и единственно возможным способом защиты нарушенного права.

Например, так произошло в следующем деле, рассмотренном экономической коллегией ВС.

Оно, помимо прочего, показывает, что предъявить такое требование могут и лица, имеющие исключительное право на приобретение спорного объекта в собственность.

Предприниматели Ш. и М. — сособственники нежилого помещения. На основании распоряжения администрации М. зарегистрировала право собственности на весь участок под объектом, включая часть, которую могла приватизировать Ш. В связи с этим Ш. потребовала признать отсутствующим право М. на весь участок.

Суды посчитали, что Ш. выбрала неверный способ защиты нарушенного права. Поскольку право собственности на спорный участок зарегистрировано только собственником М.

, то формально отсутствует конкурирующая запись о праве собственности иного лица на данный земельный участок. Также суды указали, что Ш.

вправе оспорить сделку по приватизации в отношении части участка, занятой ее объектом недвижимости, либо предъявить иск об установлении (признании) на участок права общей долевой собственности.

Экономическая коллегия ВС не согласилась с нижестоящими судами и отправила дело на новое рассмотрение в первую инстанцию. В своем определении судьи решили два важных вопроса.

1. Кто может предъявлять иск о признании права отсутствующим? В данном случае истец не обладал еще правом на участок. Но у него было исключительное право на его приватизацию как у собственника расположенной на участке недвижимости. Исключительность этого права означает, что иные лица не могут приватизировать тот же участок, даже в том случае, если у них есть право на приватизацию его части.

2. Почему иск о признании права отсутствующим является в данном случае единственным доступным способом защиты? Ситуации, подобные той, что разобрана в этом деле, встречались и ранее.

Когда один из сособственников недвижимости приватизирует весь участок под ней, ВАС позволил другим сособственникам защищать свои права путем оспаривания сделки о приватизации либо установления права общей долевой собственности.

Однако в данном случае такое требование нельзя было предъявить, поскольку ответчик нарушил порядок приватизации и не заключил договор о выкупе. Единственным основанием для регистрации права собственности послужило распоряжение главы администрации. Иными словами, приватизация так и не состоялась и запись в реестре была совершена по ошибке.

Следовательно, с учетом того, что в силу нарушения норм о приватизации на стороне предпринимателя М. право собственности попросту не возникло, то и предприниматель Ш. не может заявить иск об установлении права общей долевой собственности на земельный участок. Не говоря уже об оспаривании сделки по приватизации, которая просто не заключалась.

Таким образом, коллегия ВС по экономическим спорам отошла от исключительно формального, ограничительного подхода к толкованию п. 52 Постановления № 10/22 и условий его применения, которого придерживались нижестоящие суды. Так как при новом рассмотрении суды удовлетворили заявленные требования, можно утверждать, что подход ВС был успешно воспринят.

3. Арендатор может требовать признания отсутствующим права на объект, расположенный на арендуемом участке

Определение ВС РФ от 16.02.2017 № 310-ЭС16-14116 по делу № А35-8054/2015

Муниципальное образование передало в аренду предпринимателю земельный участок. Он был предоставлен под строительство объекта недвижимости (пристройки) к торговому зданию. Однако впоследствии муниципалитет зарегистрировал свое право собственности на гараж, расположенный на арендуемом участке.

Предприниматель обратился в суд с иском, требуя признать право собственности муниципалитета на гараж отсутствующим. Предприниматель указывал, что зарегистрированное право муниципалитета нарушает его права как арендатора и делает невозможным строительство. При этом предприниматель ссылался на то, что гараж по своим техническим характеристикам не является объектом недвижимости.

Все три инстанции отказали предпринимателю, указав, что исходя из логики п. 52 Постановления Пленума № 10/22 правом на иск о признании права отсутствующим обладает только владеющий собственник недвижимости, чье право собственности зарегистрировано.

В данном случае требования заявлены арендатором, который не может оспорить титул собственника имущества, если только арендатор не считает такое имущество своим. Вместе с тем арендатором требования о правах на спорное сооружение не заявлено.

При таких обстоятельствах суды трех инстанций посчитали, что арендатором избран ненадлежащий способ защиты права.

Этот подход сложно считать обоснованным. Требование о признании отсутствующим права является негаторным (п. 7 постановления Пленума ВС РФ № 42 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса РФ об исковой давности»).

В таком случае логично, что арендатор как лицо, владеющее на законных основаниях земельным участком, на основании ст.

304, 305 ГК РФ получает защиту от собственника и иных третьих лиц, в случае доказанности наличия препятствий, чинимых ему собственником в пользовании земельным участком в соответствии с целями, предусмотренными договором.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ отменила решения нижестоящих судов. По мнению тройки судей, нарушенное право арендатора на строительство подлежит восстановлению исключением из ЕГРН записи о праве собственности ответчика на несуществующий в качестве недвижимой вещи объект, а избранный истцом способ защиты является в данном случае надлежащим.

Источник: //zakon.ru/discussion/2018/5/21/obzor_sudebnoj_praktiki_po_priznaniyu_prava_otsutstvuyuschim_prava

Окружной суд поддержал Москву, отсудившую у Российской Федерации земельный участок

Иск о признании права собственности на недвижимое имущество отсутствующим: судебная практика

28 марта Арбитражный суд Московского округа вынес постановление по спору между Российской Федерацией и Москвой относительно права собственности на земельный участок.

Предметом спора стал земельный участок, расположенный в подмосковном городе Троицке, который изначально принадлежал государству на праве собственности согласно выписке из ЕГРН. В 2011 г.

граница между Москвой и Московской областью изменилась, в силу чего спорный земельный участок вошел в состав столичных земель. В дальнейшем комитет по управлению имуществом г.

Троицка сдал указанный земельный участок в аренду физлицу.

Впоследствии Департамент городского имущества г. Москвы обратился в суд с иском к Территориальному управлению Федерального агентства по управлению государственным имуществом в г.

Москве о признании отсутствующим права собственности РФ на данный земельный участок.

В обоснование своих требований истец ссылался на то, что запись в ЕГРН о праве собственности РФ была внесена с нарушением земельного законодательства.

Суд первой инстанции удовлетворил иск, в дальнейшем апелляция поддержала его решение. Суды руководствовались тем, что спорный участок не обладает признаками земельных участков, находящихся в федеральной собственности, поэтому наличие соответствующей записи в ЕГРН о праве собственности РФ на него нарушает законные права истца на распоряжение участком и сдачу его в аренду.

В кассационной жалобе ТУ Росимущества ссылалось на то, что согласно выписке из ЕГРН в настоящее время правообладателем спорных земельных участков является РФ, однако окружной суд не нашел оснований для ее удовлетворения после изучения дела № А40-76370/2018.

Со ссылкой на п. 52 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29 апреля 2010 г. № 10/22 суд округа отметил, что иск о признании зарегистрированного права или обременения отсутствующим является исключительным способом защиты, который не противоречит положениям ст. 12 ГК РФ.

Согласно ст. 2 Закона о разграничении госсобственности на землю право собственности на земельные участки возникало у РФ, регионов и муниципальных образований с момента его госрегистрации, основанием последней являлись акты Правительства РФ и судебные решения.

Находящиеся в госсобственности земельные участки под приватизированными объектами недвижимости из земель сельскохозяйственного назначения, населенных пунктов, промышленности, транспорта, связи, радиовещания, телевидения, информатики и космического обеспечения, энергетики, а также природоохранного, рекреационного и историко-культурного назначения, водного фонда разграничивались исходя из того, в чьей публичной собственности находилась соответствующая недвижимость до его приватизации.

Впоследствии критерии и порядок разграничения государственной собственности на землю изменились: был упразднен ранее действовавший порядок разграничения путем утверждения соответствующих перечней. Теперь участки разграничиваются и относятся к той или иной публичной собственности путем закона.

При этом земельные участки, разграниченные актами Правительства РФ до 1 июля 2006 г., подлежат госрегистрации в соответствии с указанными документами.

Если земельные участки остались в неразграниченной госсобственности, ими могут распоряжаться органы местного самоуправления муниципальных районов и городских округов, за отдельными исключениями (ст. 3 и 3.1 Закона о введении в действие ЗК РФ).

Согласно ст. 17 ЗК РФ в федеральной собственности находятся земельные участки, которые признаны таковыми федеральными законами; право собственности государства на которые возникло при разграничении госсобственности на землю; которые были приобретены РФ.

Также к федеральной собственности относятся земельные участки, занятые зданиями, строениями, сооружениями, находящимися в собственности РФ; предоставленные органам госвласти; занятые госакадемиями наук; предоставленные в аренду госкомпании «Российские автомобильные дороги»; иные предусмотренные федеральными законами земли и их участки.

Кассация отметила, что на спорном земельном участке нет объектов недвижимости, относящихся к собственности РФ, он не является участком лесного фонда, не относится к землям особо охраняемых природных территорий федерального значения; обороны и безопасности.

В отношении участка не принималось ни решение об отнесении его к собственности РФ, ни соответствующие федеральные законы, он также не приобретался в федеральную собственность.

В этой связи окружной суд пришел к выводу, что регистрация оспариваемого права РФ была произведена в отсутствие оснований, установленных ст. 17 Закона о государственной регистрации.

С учетом изложенного суд округа оставил в силе решения нижестоящих инстанций.

Партнер юридической фирмы Law&Com Offer Виктория Соловьёва считает, что выводы окружного суда не вполне соответствуют сложившейся правоприменительной практике по вопросу факта владения спорным имуществом как необходимого условия для удовлетворения иска о признании права отсутствующим.

Опубликован второй Обзор судебной практики ВС РФ за 2018 г.Большая часть документа посвящена вопросам, возникающим в экономической сфере

«Позиция судов в данном вопросе достаточно единообразна: иск о признании права отсутствующим является исключительным способом защиты, правом на который обладает только владеющий собственник недвижимости, чье право зарегистрировано в ЕГРН.

Данный подход закреплен в Обзоре судебной практики № 2 (2018) Верховного Суда РФ, который подчеркнул, что возможность обращения с требованием о признании права собственности на недвижимое имущество отсутствующим предоставлена только лицу, которое является собственником этого имущества исходя из данных ЕГРН и одновременно им владеет, в том случае, если по каким-либо причинам на данное имущество одновременно зарегистрировано право собственности за другим лицом», – пояснила эксперт.

В этой связи Виктория Соловьёва предположила, что вряд ли Верховный Суд оставит в силе постановление кассации: «В рассматриваемом деле факт регистрации земельного участка за истцом не установлен, что противоречит позиции высшей судебной инстанции по этому вопросу».

В свою очередь ведущий юрист Содружества земельных юристов Никита Семякин полагает, что позиция судов по данному делу справедлива и не вызывает сомнений.

«Во-первых, произошло изменение границ между субъектами, и спорный участок вошел в состав земель истца, сделав его собственником земельного участка.

Во-вторых, у ответчика отсутствовали какие-либо правовые основания, подтверждающие его право собственности на спорный участок», – пояснил эксперт.

По его мнению, заслуживает внимания и то обстоятельство, что прежним арендодателем спорного участка являлась администрация г.

Троицка: «земельный участок принадлежал на праве собственности муниципальному образованию, сторонами данный факт не оспаривался.

Таким образом, после изменения границ между субъектами права и обязанности на земельный участок, в том числе по договору аренды, перешли к г. Москве в порядке правопреемства».

Никита Семякин отметил, что исходя из сложившейся судебной практики наличие реестровой записи о праве собственности без достаточных на то оснований не может быть достаточным доказательством для признания права собственности правомерным и признается нарушающим права и законные интересы других лиц. «Споры касательно территории Троицкого округа г.

Москвы – не редкость за последние несколько лет, однако решения складывались не в пользу истца (дело № А40-105171/18-176-720; № А40-76385/18-180-535). При этом с начала текущего года ситуация изменилась.

Если ВС РФ поддержит рассматриваемое постановление и оставит решения нижестоящих судов в силе, то чаша весов правоприменительной практики сместится в сторону Департамента имущества Москвы», – заключил эксперт.

Источник: //www.advgazeta.ru/novosti/okruzhnoy-sud-podderzhal-moskvu-otsudivshuyu-u-rossiyskoy-federatsii-zemelnyy-uchastok/

Признание права отсутствующим

Иск о признании права собственности на недвижимое имущество отсутствующим: судебная практика

Каждый год в судах рассматривается огромное количество споров с недвижимостью. Как правило, такие споры возникают в том случае, если несколько лиц претендуют на одно и то же недвижимое имущество. Зачастую достаточно предъявить иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения, об устранении препятствий для реализации права собственности или о признании права собственности.

Однако в некоторых случаях предъявление таких исков не может решить проблему. Поэтому приходится прибегать к крайним мерам и предъявлять иск о признании права отсутствующим.

Целесообразность подачи искового заявления о признании права собственности отсутствующим.

Признавать право отсутствующим целесообразно в ряде случаев:

  • Разные люди или организации получили свидетельство о регистрации права собственности на одну и ту же недвижимость. Причиной такого нарушения может являться недобросовестность прошлого владельца спорной недвижимости либо ошибка работников регистрирующих органов. Независимо от причины, приведшей к возникновению спорной ситуации, наличие у разных лиц права на одно и то же недвижимое имущество является достаточным условием для подачи искового заявления и последующего судебного разбирательства.
  • Движимое имущество было зарегистрировано как недвижимое. В этом случае иск также будет эффективен, если истцу удастся доказать, что право собственности было зарегистрировано с нарушением базовых понятий о видах вещей.
  • Ипотека или иное обременение недвижимости прекратилось, однако Росреестр отказался погашать запись об обременении. В этом случае также можно подать заявление в суд о признании решения об отказе незаконным. 

Кроме этих наиболее распространенных ситуаций, когда имеет смысл оспаривать право собственности на квартиру, земельный участок или иной объект недвижимости, возможен ряд других ситуаций. В отечественной и зарубежной юридической практике известны прецеденты, когда суд удовлетворял требования истцов после внимательного ознакомления с фактическими обстоятельствами дела.

Причина в том, что действующее законодательство не предусматривает конкретных случаев, когда можно восстановить своё нарушенное право путём предъявления иска о признании права другого лица отсутствующим.

Каждый конкретный случай требует проверки обстоятельств возникновения спорной ситуации, включая неправомерность внесения в ЕГРН и оснований для возникновения права собственности. 

Это может быть связано с отсутствием у собственников земельных участков правоустанавливающих документов, отсутствием законных оснований для разграничения государственной и частной собственности, физическим отсутствием объекта недвижимости.

Судебная практика по спорам о признании права отсутствующим стала формироваться после дополнений и изменений законодательства о вещных правах на недвижимые объекты. Оспорить право собственности сегодня можно только в суде, поскольку основное доказательство – внесенная в ЕГРН запись о регистрации права собственности, регламентируемая российским законодательством.

Есть ли альтернативный метод защиты?

Подача искового заявления   о признании права отсутствующим является крайней мерой, ее целесообразно применять только в тех спорных случаях, когда право истца не может быть восстановлено иным образом.

В таких неоднозначных ситуациях следует использовать иные способы защиты права собственности, а именно – специально разработанные исковые заявления. Перечень этих исковых заявлений регламентируется    Гражданского и Земельного кодексов.

В большинстве случаев, когда возникает необходимость в разбирательстве по спорным моментам, связанным с правом собственности на земельный участок, имеет смысл подавать иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения либо о признании права на земельный участок или иное недвижимое имущество. Каждый из этих специальных исков, так же как и иск о признании права собственности отсутствующим, подразумевает доскональное изучение материалов дела. Какое именно исковое заявление будет наиболее эффективно, зависит от конкретной ситуации, наличия доказательной базы.

Только опытные юристы, имеющие большой опыт работы с оформлением недвижимости и разрешением спорных вопросов о праве собственности, могут решить, какой иск следует подавать.

Специалисты компании Консалтинговая Группа ЭТАЛОН окажут квалифицированную помощь по любым вопросам, связанным с разрешением спорным вопросов о праве собственности на землю и иные объекты недвижимости.

Наши консультации – бесплатны, вам достаточно предоставить ксерокопии документов, чтобы наши юристы оценили объем и сложность работ и приступили к их выполнению после согласования с заказчиком.

Срок исковой давности для оспаривания права собственности

В соответствии с п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.2015 № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» на требования о признании права отсутствующим срок исковой давности не распространяется. Поэтому оспорить право собственности можно в любое время.

Юристы Консалтинговой Группы ЭТАЛОН грамотно и профессионально составят иск, если он – единственный способ отстоять интересы собственника Подача подобных исков сопровождается множеством нюансов и тонкостей, без знания которых выиграть дело довольно сложно. 

 Однако большой опыт работы наших юристов в сфере недвижимости, умение разобраться во всех аспектах спора о недвижимости, знание законодательных и правовых нововведений гарантирует нашим клиентам оперативную профессиональную помощь независимо от срока давности.

Позвоните нам по телефону горячей линии +7 (495) 509-41-19

Заполните заявку на бесплатную юридическую консультацию на сайте (в нижней части экрана)

Напишите электронное письмо на адрес etalon@etalon-cons.ru с описанием Вашей проблемы или интересующего Вас вопроса

Профессиональный юрист бесплатно проанализирует Вашу ситуацию и предложит решение Вашей проблемы. 

Источник: //www.etalon-cons.ru/uslugi/sdelki-s-nedvizhimostyu/priznanie-prava-otsutstvuyushhim/

Природа признания права отсутствующим

Иск о признании права собственности на недвижимое имущество отсутствующим: судебная практика

Вохмянина О. С. Природа признания права отсутствующим // Молодой ученый. — 2018. — №41. — С. 36-38. — URL //moluch.ru/archive/227/53025/ (дата обращения: 15.11.2019).



На протяжении долгих лет споры, связанные с защитой вещных прав на недвижимое имущество, остаются одними из самых сложных, поскольку количество споров неуклонно растет, а проблемы, связанные с их разрешением, требуют нормативного регулирования.

Способами защиты гражданских прав являются закрепленные в законе материально-правовые меры принудительного характера, с помощью которых производится восстановление нарушенных прав.

Признание права отсутствующим широко используется в судебной практике в качестве способа защиты нарушенных вещных прав. При этом следует отметить, что существует проблема определения юридической природы данного способа защиты прав, и его места в системе способов защиты гражданских прав.

Неопределенная правовая природа данного института вносит дисбаланс в процедуру защиты прав на недвижимое имущество.

В целях осмысления правовой природы рассматриваемого способа защиты следует обратиться к изучению доктрины признания права отсутствующим. Стоит отметить, что в работах Р. С. Бевзенко, А. В. Люшни, Э. М.

Эрделевского присутствует тезис о том, что признание права собственности, установленное в праве Российской Федерации, сводится к судебной констатации наличия или отсутствия права.

Говоря об иске о признании вещного права отсутствующим следует отметить, что его целевое назначение сводится к тому, чтобы устранить неопределенность в правовых отношениях по поводу недвижимого имущества.

В этом случае устранение неопределенности и констатация факта отсутствия права у ответчика влекут защиту и восстановление нарушенных прав лица, которое претендует на бесспорность своего права. По мнению Скловского К. И., с помощью иска об отсутствии права истец может защищаться от наличных, уже совершенных или совершающихся действий ответчика, основанных на спорном праве [4]. Следует отметить, что основания и сфера действия признания права или обременения отсутствующим имеют определенные границы.

Рассматривая способ признания права отсутствующим, следует обратить внимание на его наименование, которое является следствием развития законодательства о вещных правах и правоприменительной практики.

В исковых заявлениях заявителями указываются признание недействительным зарегистрированного права, признание недействительным внесенной в ЕГРП записи, признание незаконным действий по государственной регистрации права собственности, признание недействительным свидетельства о государственной регистрации.

При этом единого подхода к разрешению указанных вопросов не имеется. В связи с этим, в обоснование своей позиции, суды указывают на избрание ненадлежащего способа защиты нарушенного права, в связи с чем, в рассмотрении данных требований отказывают.

Кроме того, указывается на невозможность признать недействительным право, так как недействительными могут быть основания его возникновения, но никак не само право, которое не возникает при недействительности основания.

Как показывает судебная практика, в качестве правового основания заявители ссылаются на положения пункта 52 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 6 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав».

Стоит отметить¸ что иски о признании права отсутствующим занимают весьма обособленное место среди негаторных способов защиты прав на недвижимое имущество.

Поскольку защита нарушенных или оспариваемых прав собственников и обладателей иных вещных прав на недвижимое имущество является одним из сложных практических вопросов, то необходимо анализировать и систематизировать существующие в судебной практике подходы к данной защите.

При исследовании правового механизма признания права отсутствующим следует обратить внимание на то, указанный механизм является самостоятельной составляющей в обеспечительном элементе всей правовой модели системы оборота недвижимости [2].

В подтверждение данного довода, исследователи указывают на то, что данный способ входит в современную систему способов защиты прав на недвижимость, образующую наряду с формами защиты базу обозначенного обеспечительного элемента. Следует отметить, что указанный способ защиты был сформирован в результате его неоднократного применения в судебной практике.

При этом, учитывается тот факт, что он приводит к реальной и эффективной защите имущественных прав на недвижимость.

Выбор способа защиты — признания права отсутствующим чаще всего возникает при ситуации, когда иные способы защиты полностью исчерпаны. Однако, как показывает судебная практика, суды не могут необоснованно отказать в применении данного способа защиты нарушенного права.

Следует отметить, что в данный момент времени иск о признании права отсутствующим в действующем законодательстве прямо не предусмотрен. Однако в судебной практике он получил довольно широкое распространение.

По мнению суда, иск о признании права отсутствующим является исключительным способом защиты, который подлежит применению только в тех случаях, когда нарушенное право не может быть защищено посредством предъявления специальных исков, которые предусмотрены действующим законодательством.

Так, в абзаце 4 пункта 52 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.

2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», в случаях, когда запись в ЕГРП нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения (право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами, право собственности на движимое имущество зарегистрировано как на недвижимое имущество, ипотека или иное обременение прекратились), оспаривание зарегистрированного права или обременения может быть осуществлено путем предъявления иска о признании права или обременения отсутствующими.

При этом в первом случае, иск о признании права отсутствующим направлен на устранение неопределенности в отношении правообладателя имущества.

В случае государственной регистрации права на движимое имущество как на объект недвижимости, иск направлен на устранение неопределенности в отношении свойств объекта права.

В случае прекращения обременения, можно говорить о фактическом прекратившемся обременении недвижимого имущества все еще зарегистрированным в ЕГРП в силу определенных причин [1]. Однако данный перечень не является исчерпывающим.

В Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.01.2012 № 12576/11 указано, что иск о признании права отсутствующим является исключительным способом защиты, который подлежит применению лишь в том случае, когда нарушенное право не может быть защищено посредством предъявления специальных исков, предусмотренных действующим законодательством.

Данная позиция прямо выражена в абзаце 4 пункта 52 Постановления № 10/22, а именно «в случаях, когда запись в ЕГРП нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения, оспаривание зарегистрированного права или обременения может быть осуществлено путем предъявления иска о признании права или обременения отсутствующими».

Стоит отметить, что признание права отсутствующим направлено, прежде всего, на оспаривание оснований возникновения данного права. Другими словами, при разрешении данного вопроса необходимо установить наличие оснований возникновения права собственности и иных вещных прав, а также их действительность, отсутствие нарушений основания регистрации права [3].

Стоит отметить, что последствием решения признания права отсутствующим является прекращение зарегистрированного права.

Поскольку в соответствии с пунктом 5 статьи 1 Федерального закона «О государственной регистрации недвижимости» государственная регистрация права в ЕГРН является единственным доказательством существования зарегистрированного права, то в случае признания права отсутствующим необходимо исключить данную запись из реестра [5]. Таким образом, происходит восстановление прав.

Институт признания права отсутствующим является весьма новым в правовой системе. Отметим, что данный способ защиты права, имеет скорее универсальный характер и не определяет специфику конкретных споров, что подтверждается сложившейся судебной практикой.

Исследователи отмечают достаточное количество дел, которые лишь формально могут быть отнесены к категории споров о признании права отсутствующим.

Таким образом, можно говорить о недостаточно сформированной судебной практики и позиции относительно указанного способа защиты прав.

Литература:

  1. Кадулин А. В. Споры о признании права отсутствующим. // Арбитражные споры. — 2017. — № 4.
  2. Петрушкин В. А. Иск о признании права (обременения) отсутствующим в системе способов защиты прав на недвижимость. // Ученые записки казанского университета. — 2013. — Том. 155, кн. 4.
  3. Петряев А. В. Признание права отсутствующим. // ЭЖ-Юрист. — 2014. — № 1–2.
  4. Скловский К. И. Об условиях предъявления иска о признании права собственности. // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. — 2008. — № 1. — С.38–47.
  5. Федеральный закон «О государственной регистрации недвижимости» — URL: //www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_182661/

Основные термины(генерируются автоматически): судебная практика, недвижимое имущество, способ защиты, признание, отсутствующий, государственная регистрация, устранение неопределенности, действующее законодательство, иск, Российская Федерация.

Источник: //moluch.ru/archive/227/53025/

Адвокат Титов
Добавить комментарий