Государственная тайна в уголовном процессе: практика гостайны в уголовном процессе

Сведения о лицензионной деятельности ФСТЭК России в области экспортного контроля

Государственная тайна в уголовном процессе: практика гостайны в уголовном процессе

Прежде чем говорить об экспорте контролируемых товаров и технологий, содержащих «закрытую» информацию, необходимо ознакомиться с понятием, что такое государственная тайна, другими понятиями и ограничениями, имеющимися в данной сфере.

Закон о государственной тайне и его сфера действия

В основу действия Закона Российской Федерации от 21.07.1993 N 5485-1 «О государственной тайне» (посл.изм.01.12.

2007) (далее здесь – Закон) заложен посыл, что все его положения обязательны для исполнения как на территории Российской Федерации, так и за её пределами, всеми органами государственной власти Российской Федерации, предприятиями, организациями независимо от их организационно-правовой формы и формы собственности.

К государственной тайне (далее здесь – государственная тайна) в контексте рассматриваемой темы относятся защищаемые государством сведения в области его внешнеполитической, военной, экономической деятельности, распространение которых может нанести ущерб безопасности страны. В Законе среди других сведений, относящихся к государственной тайне, обозначены темы, имеющие (прямое или косвенное) отношение к контролируемым товарам (выборочно):

1) сведения в военной области:

– о разработке, технологии, производстве, об объемах производства, о хранении, об утилизации ядерных боеприпасов, их составных частей, делящихся ядерных материалов, используемых в ядерных боеприпасах, о технических средствах и (или) методах защиты ядерных боеприпасов от несанкционированного применения, а также о ядерных энергетических и специальных физических установках оборонного значения;

– о свойствах, рецептурах или технологиях производства новых видов ракетного топлива или взрывчатых веществ военного назначения;

2) сведения в области экономики, науки и техники:

– об объемах, о планах государственного оборонного заказа, о выпуске и поставках вооружения, военной техники и другой оборонной продукции, о наличии и наращивании мощностей по их выпуску, о связях предприятий по кооперации, о разработчиках или об изготовителях указанных вооружения, военной техники и другой оборонной продукции;

– о достижениях науки и техники, о научно-исследовательских, об опытно-конструкторских, о проектных работах и технологиях, имеющих важное оборонное или экономическое значение, влияющих на безопасность государства.

Отнесение сведений к государственной тайне опирается на принципы законности, обоснованности и своевременности, где обоснованность заключается в экспертной оценке целесообразности засекречивания конкретных сведений, возможных экономических и других негативных последствий, а своевременность – в установлении ограничений на распространения этих сведений с момента их получения (разработки) или заблаговременно. Отнесение сведений к государственной тайне осуществляется в соответствии с их отраслевой, ведомственной или программно-целевой принадлежностью (и в соответствии с Законом).

Обоснованием необходимости засекречивания (рассекречивания) сведений возлагается на госорганы, предприятия и организации, которыми эти сведения получены или разработаны.

Тема, затронутая в Законе о государственной тайне, нашла свое развитие в Указе Президента Российской Федерации от 30 ноября 1995 года N 1203 «Об утверждении перечня сведений, отнесенных к государственной тайне1» . Среди государственных органов и организаций, наделенных полномочиями по распоряжению сведениями, отнесенными к государственной тайне, упоминается ФСТЭК России.

Федеральная служба по техническому и экспортному контролю, среди прочих сведений, отнесенных к государственной тайне в области экономики, науки и техники, наделена полномочиями распоряжаться сведениями о достижениях науки и техники, о технологиях, которые могут быть использованы в создании принципиально новых изделий, технологических процессов в различных областях экономики; сведениями, раскрывающими направления развития средств, технологий двойного назначения, содержание, результаты целевых программ, научно-исследовательских, опытно-конструкторских работ по созданию или модернизации этих средств, технологий; сведениями о применении в военных целях средств, технологий двойного назначения.

Передача сведений, составляющих государственную тайну, другим государствам или международным организациям

В соответствии с законодательством Правительство Российской Федерации заключает межправительственные соглашения, принимает меры по выполнению международных договоров Российской Федерации о совместном использовании и защите сведений, составляющих государственную тайну, принимает решения о возможности передачи их носителей другим государствам или международным организациям.

Такие межправительственные соглашения подписаны с рядом стран, куда входят не только бывшие союзные республики СССР, но и некоторые высокоразвитые и развивающиеся страны.

Информацию о наличии такого соглашения со страной потенциального партнера по внешнеэкономическим операциям можно получить в государственном органе, уполномоченном представлять интересы России во внешнем мире – Министерстве иностранных дел Российской Федерации.

Решение о передаче сведений, составляющих государственную тайну, другим государствам или международным организациям принимается Правительством Российской Федерации при наличии экспертного заключения о возможности передачи таких сведений Межведомственной комиссии по защите государственной тайны.

Обязательства принимающей стороны по защите передаваемых ей сведений предусматриваются заключаемым с ней договором (соглашением).

Органы защиты государственной тайны

К органам защиты государственной тайны относятся:

– Межведомственная комиссия по защите государственной тайны;

– Федеральная служба безопасности России;

– Министерство обороны Российской Федерации;

– Служба внешней разведки России;

– ФСТЭК России, которые совместно со своими территориальными органами организуют и обеспечивают защиту государственной тайны в соответствии с возложенными на них функциями и в рамках своей компетенции.

Ответственность за нарушение законодательства о государственной тайне

Должностные лица и граждане, виновные в нарушении законодательства Российской Федерации о государственной тайне, несут уголовную, административную, гражданско-правовую или дисциплинарную ответственность в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации.

Как уже было сказано выше, ФСТЭК России относится к органам защиты государственной тайны. В соответствии с Положением о Федеральной службе по техническому и экспортному контролю Российской Федерации, утвержденным Указом Президента Российской Федерации от 16.08.

2004 N 1085 «Вопросы Федеральной службы по техническому и экспортному контролю» (посл.изм.30.11.

2006), ФСТЭК России является федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным в области противодействия техническим разведкам и технической защиты информации, а также специально уполномоченным в области экспортного контроля.

Этим же положением за ФСТЭК России закреплено осуществление нетарифного регулирования внешнеторговой деятельности (Управление экспортного контроля), в том числе выдача лицензий и других разрешительных документов на экспорт (импорт) контролируемых товаров.

При обращении экспортера во ФСТЭК России за получением такого разрешения (лицензии) им должны быть представлены документы, содержащие данные о том, является ли вывозимая или передаваемая иностранному лицу продукция носителем сведений, составляющих государственную тайну. Такие документы обязан представить экспортер независимо от того, является ли он владельцем (изготовителем) вывозимого (передаваемого) товара или нет.

На практике существуют различные варианты и формы таких документов.

Если экспортер представляет собой фирму, которая не работает в области разработки, производства или применения контролируемых товаров и технологий, то он (экспортер) может ограничиться письмом на фирменном бланке за подписью руководителя с гербовой печатью, содержащим подтверждение, что экспортируемый товар не содержит сведений, относимых к государственной тайне.

Так же могут поступать небольшие частные компании, выпускающие или разрабатывающие однотипную продукцию и не имеющие в своей структуре Экспертной комиссии.

Некоторые компании, приобретшие в свое время независимость от своей «головной» структуры, могут обращаться в Экспертную комиссию «материнского» предприятия с просьбой дать заключение об отсутствии таких сведений. Можно порекомендовать решать эту проблему аналогичным путем экспортерам-посредникам, представляющим продукцию предприятия-изготовителя на внешнем рынке.

Предприятия, организации, выпускающие или разрабатывающие товары и технологии двойного назначения, имеющие намерение показать их на открытых или специализированных международных выставках, направить своих специалистов или разработчиков или представителей науки с докладом на международный симпозиум или конференцию, могут поручить проведение экспертизы товара (работ, услуг), информации, результатов интеллектуальной деятельности Экспертной комиссии предприятия.

Экспертная комиссия на своем заседании рассматривает эти материалы, заслушивает членов комиссии : начальника режимно-секретного органа (РСО) о наличии (отсутствии) в работе сведений, относимых к государственной тайне, ведущего специалиста по данному вопросу, и, после всестороннего обсуждения, выносит соответствующее решение.

Некоторые предприятия, осуществляющие регулярные экспортные поставки контролируемых товаров или являющиеся активными участниками международных научных форумов, соответствующим приказом по структуре преобразовали Экспертную комиссию предприятия в Экспортную комиссию с приданием ей дополнительных функций, в том числе рассмотрения вопроса возможного отнесения рассматриваемого объекта к товарам или информации, подпадающим под экспортный контроль. В ряде структур эти функции возложены на постоянно действующую техническую комиссию (ПДТК и ЭК) предприятия.

Решение Экспертной (Экспортной) комиссии оформляется в виде традиционного Акта экспертизы или Экспертного заключения. Здесь дело не в названии, а в содержании и правильности оформления документа, чтобы он был признан легитимным.

Экспертное заключение выдается на материалы (экспонаты), подготовленные к открытой публикации или к изданию (демонстрации на выставках) с грифом «Для служебного пользования».

Экспертная комиссия предприятия, организации в составе председателя (фамилия, имя, отчество, должность) и членов комиссии с аналогичными данными рассматривает представленный автором (Ф.И.О., должность) материал (полное название и объем), подготовленный по открытому2 (закрытому, в порядке личной инициативы, по заказу и т.д.

) плану, в котором дается краткая аннотация, новые элементы, практическое и теоретическое значение данной работы, а также результаты анализа возможного попадания рассматриваемой работы под экспортный контроль.

Для упрощения идентификации рекомендуется наименование и основные технические параметры объекта (предмета экспорта) давать в форме, максимально приближенной к описанию аналогичной позиции в контрольных Списках.

В своем заключении Комиссия указывает, содержатся или не содержатся в рассмотренной работе сведения, запрещенные к опубликованию, были использованы или не использовались источники и документы, имеющие грифы секретности или «Для служебного пользования», а также служебные материалы других организаций.

В результате рассмотрения материала по существу его содержания Комиссия дает мотивированное заключение о возможности опубликования (демонстрации на выставке) материала (экспоната) в открытой печати или с грифом «Для служебного пользования».

Документ подписывает председатель Комиссии и члены (как обязательный минимум): начальник отдела РСО (ответственный на предприятии по отнесению сведений к государственной тайне и рассекречиванию материалов) и ведущий (квалифицированный) специалист в данном направлении науки и техники.

Документ утверждается Руководителем предприятия, организации, ставятся дата и гербовая печать. Рекомендуется на документе сделать пометку о согласовании вынесенного решения Комиссии с военным Представителем заказчика, если таковой имеется, за его подписью.

Вполне естественно, что информация, составляющая государственную, коммерческую и иную охраняемую законом тайну, не должна разглашаться должностными лицами экспертной организации в личных целях, а также передаваться третьим лицам, за исключением федеральных органов власти в случаях, связанных с деятельностью ФСТЭК и других структур, являющихся органами защиты государственной тайны.

К экспертизе товаров и технологий, являющихся носителями сведений, составляющих государственную тайну, должны привлекаться только эксперты из числа штатных работников экспертной организации, имеющих соответствующий допуск к работе с указанными сведениями.

Вывоз контролируемой продукции, содержащей сведения, относящиеся к государственной тайне, осуществляется при наличии соответствующего постановления Правительства Российской Федерации, которое должно быть получено заблаговременно.

Следует признать, что хотя механизм осуществления контроля внешнеэкономических операций с товарами и технологиями, содержащими сведения, относящиеся к государственной тайне, не регламентирован в виде отдельного документа, на практике такой контроль осуществляется достаточно эффективно на всех уровнях от экспортера до специально уполномоченного федерального органа исполнительной власти в области экспортного контроля, которым в рамках действующей структуры правительства является ФСТЭК России.

Источник: https://fstec.ru/litsenzionnaya-deyatelnost/eksportnyj-kontrol/80-protsess-prinyatiya-resheniya/245-osobennosti-operatsij-so-svedeniyami-otnosyashchimisya-k-gosudarstvennoj-tajne

Осторожно: государственная тайна!

Государственная тайна в уголовном процессе: практика гостайны в уголовном процессе
Необходимость оформления допуска к государственной тайне возникает при проведении любых – постоянных или временных – работ, так или иначе затрагивающих сведения, защищаемые грифом секретности.

Работодатель обязан организовать процедуру оформления права на доступ в отношении каждого из своих сотрудников, которые при выполнении должностных обязанностей могут соприкоснуться с охраняемой законом тайной. Процедура, мягко говоря, не из простых.

И, будучи напрямую связанной ­с государственными интересами, требует особого внимания.

На сегодняшний день все, что касается государственной тайны, регулируется в Российской Федерации Законом РФ от 21.07.1993 г.

№ 5485-1 «О государственной тайне» (далее – Закон о государственной тайне). Данный закон раскрывает суть понятия «государственная тайна» ­применительно к любым существующим правоотношениям.

Итак, государственная тайна – это защищаемые государством сведения в области его военной, внешнеполитической, экономической, разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, распространение которых может нанести ущерб безопасности Российской Федерации (ст. 2 Закона о государственной тайне).

Как следует из данного определения, государственная тайна отличается от служебной, коммерческой и иной тайны тем, что сведения, ее составляющие, напрямую связаны с государственными интересами Российской Федерации (а не конкретного предприятия или организации) и их разглашение может нанести ущерб безопасности всего государства, а не отдельно взятого юридического лица или предпринимателя. Именно поэтому в любой стране мира государственной тайне всегда уделяется повышенное внимание.

Поскольку обладание сведениями, составляющими государственную тайну, налагает на гражданина определенные обязанности и ограничения, связанные с их сохранностью и нераспространением, законодатель четко определяет данные сведения, закрепив их перечень в ст. 5 Закона ­о государственной тайне и подразделив их на следующие категории:

  1. сведения в военной области;
  2. сведения в области экономики, науки и техники;
  3. сведения в области внешней политики и экономики;
  4. сведения в области разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности.

При этом органы государственной власти в порядке, установленном Правилами разработки перечня сведений, отнесенных к государственной тайне, утвержденными постановлением Правительства РФ от 23.07.2005 г.

№ 443, могут отнести к государственной тайне иные категории сведений, что оформляется путем внесения соответствующих изменений в ст. 5 Закона о государственной тайне.

Следовательно, никакой другой нормативный акт, кроме Закона о государственной тайне, не вправе устанавливать категории сведений, которые могут составлять государственную тайну.

Непосредственный же перечень сведений (в рамках установленных категорий), отнесенных на сегодняшний день к государственной тайне, а также наименования государственных органов и организаций, наделенных полномочиями по распоряжению этими сведениями, предусмотрены Указом Президента РФ от 30.11.1995 г.

№ 1203 «Об утверждении перечня сведений, отнесенных к государственной тайне». Органами государственной власти, руководители которых наделены полномочиями по отнесению сведений к государственной тайне, разрабатываются развернутые перечни сведений, подлежащих засекречиванию.

В эти перечни включаются сведения, полномочиями по распоряжению которыми наделены указанные органы, и устанавливается степень их секретности.

Помимо сведений, составляющих государственную тайну, также предусмотрен перечень сведений, которые не подлежат отнесению к государственной тайне и засекречиванию. В соответствии со ст. 7 Закона о государственной тайне таковыми являются сведения:

  • о чрезвычайных происшествиях и катастрофах, угрожающих безопасности и здоровью граждан, и их последствиях, а также ­о стихийных бедствиях, их официальных прогнозах и последствиях;
  • о состоянии экологии, здравоохранения, санитарии, демографии, образования, культуры, сельского хозяйства, а также о состоянии преступности;
  • о привилегиях, компенсациях и социальных гарантиях, предоставляемых государством гражданам, должностным лицам, ­предприятиям, учреждениям и организациям;
  • о фактах нарушения прав и свобод человека и гражданина;
  • о размерах золотого запаса и государственных валютных резервах Российской Федерации;
  • о состоянии здоровья высших должностных лиц Российской Федерации;
  • о фактах нарушения законности органами государственной власти и их должностными лицами.

Данный перечень служит гарантом защиты прав работников, допущенных к государственной тайне, от возможных злоупотреблений со стороны работодателя, поскольку не позволяет последнему выдавать указанные выше сведения за государственную тайну и на этом основании применять к работникам меры дисциплинарного воздействия за их разглашение, даже если такое разглашение, по тем или иным причинам, вредит интересам работодателя.

Порядок допуска к государственной тайне

Согласно ст. 2 Закона о государственной тайне допуск к государственной тайне – это процедура оформления права граждан на доступ к сведениям, составляющим государственную тайну, а предприятий, учреждений и организаций – на проведение работ с использованием таких сведений.

Допуск организаций к проведению работ, связанных с использованием сведений, составляющих государственную тайну, созданием средств защиты информации, а также с осуществлением мероприятий и (или) оказанием услуг по защите государственной тайны осуществляется путем получения ими лицензий на проведение работ со сведениями ­соответствующей ­степени секретности1.

Лицензия выдается предприятиям при выполнении ими следующих условий:

  • выполнение требований нормативных документов по обеспечению защиты сведений, составляющих государственную тайну;
  • наличие подразделений по защите государственной тайны и специально подготовленных сотрудников для работы по защите информации, количество и уровень квалификации которых достаточны для обеспечения защиты государственной тайны;
  • наличие сертифицированных средств защиты информации.

Граждане, которым по характеру занимаемой ими должности необходим доступ к государственной тайне, могут быть назначены на эти должности только после оформления допуска по соответствующей форме в установленном порядке. Под доступом к сведениям понимается санкционированное полномочным должностным лицом ознакомление ­конкретного лица со сведениями, составляющими государственную тайну.

В соответствии со степенями секретности сведений, составляющих государственную тайну, устанавливаются следующие формы допуска:

  1. первая форма – для граждан, допускаемых к сведениям особой важности;
  2. вторая форма – для граждан, допускаемых к совершенно секретным сведениям;
  3. третья форма – для граждан, допускаемых к секретным сведениям.

При этом наличие допуска к сведениям более высокой степени секретности является основанием для доступа к сведениям более низкой степени секретности.

Порядок допуска должностных лиц и граждан к государственной тайне определяется Законом о государственной тайне, а также Инструкцией о порядке допуска должностных лиц и граждан Российской Федерации2 к государственной тайне, утвержденной постановлением ­Правительства РФ от 28.10.1995 г. № 1050 (далее – Инструкция о порядке допуска).

Итак, допуск должностных лиц и граждан к государственной тайне осуществляется в добровольном порядке и предусматривает:

1. Принятие на себя гражданином или должностным лицом обязательств перед государством по нераспространению доверенных сведений, составляющих государственную тайну.

2. Согласие гражданина или должностного лица на частичные, временные ограничения прав. В соответствии со ст. 24 Закона о государственной тайне должностное лицо или гражданин, допущенные или ранее допускавшиеся к государственной тайне, могут быть временно ограничены в своих правах. Ограничения могут касаться:

  • права выезда за границу на срок, оговоренный в трудовом договоре (контракте) при оформлении допуска гражданина ­к государственной тайне3;
  • права на распространение сведений, составляющих государст­венную тайну, и на использование открытий и изобретений, ­содержащих такие сведения;
  • права на неприкосновенность частной жизни при проведении проверочных мероприятий в период оформления допуска ­к государственной тайне.

3. Письменное согласие гражданина или должностного лица на проведение в его отношении проверочных мероприятий полномочными органами.

Проверочные мероприятия, связанные с оформлением граждан по первой и второй формам допуска, осуществляются ФСБ РФ и ее территориальными органами во взаимодействии с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность (далее – органы безопасности).

Допуск граждан по третьей форме, за исключением случаев, когда имеются обоснованные сомнения в достоверности данных, предоставленных гражданином, осуществляется руководителем организации без проведения проверочных мероприятий органами безопасности.

Однако это не касается руководителей организаций, допуск которых оформляется только после проведения проверочных мероприятий органами безопасности (п. 6 Инструкции о порядке допуска).

Объем проверочных мероприятий зависит от степени секретности сведений, к которым оформляется допуск. Проверка проводится с целью выявления оснований, которые могут послужить причиной отказа в допуске к государственной тайне. Согласно ст. 22 Закона о государственной тайне для гражданина или должностного лица такими основаниями являются:

  • признание его судом недееспособным, ограниченно дееспособным или рецидивистом, нахождение его под судом или следствием за государственные и иные тяжкие преступления, наличие у него неснятой судимости за эти преступления;
  • наличие у него медицинских противопоказаний для работы с использованием сведений, составляющих государственную тайну, согласно перечню4 , утверждаемому федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным в области здравоохранения и социального развития;
  • постоянное проживание его самого и (или) его близких родственников за границей и (или) оформление указанными лицами ­документов для выезда на постоянное жительство в другие государства;
  • выявление в результате проверочных мероприятий действий оформляемого лица, создающих угрозу безопасности Российской Федерации;
  • уклонение его от проверочных мероприятий и (или) сообщение им заведомо ложных анкетных данных.

Если при проверке обнаруживается хотя бы одно из указанных оснований, гражданину или должностному лицу должно быть отказано в допуске к государственной тайне.

Решение об отказе принимается руководителем органа государственной власти, предприятия, учреждения или организации в индивидуальном порядке с учетом результатов проверочных меро­приятий.

Гражданин имеет право обжаловать это решение в вышестоящую организацию или в суд.

4. Определение видов, размеров и порядка предоставления гражданину или должностному лицу социальных гарантий. Для должностных лиц и граждан, допущенных к государственной тайне на постоянной основе, устанавливаются следующие социальные гарантии:

  • преимущественное право при прочих равных условиях на оставление на работе при проведении организационных и (или) штатных мероприятий;
  • процентные надбавки к заработной плате в зависимости от степени секретности сведений, к которым сотрудник имеет доступ;
  • дополнительная процентная надбавка к заработной плате за стаж работы для сотрудников структурных подразделений по защите государственной тайны.

Источник: http://www.delo-press.ru/articles.php?n=7171

За два года в Приволжье возбуждено около 30 уголовных дел по разглашению гостайны

Государственная тайна в уголовном процессе: практика гостайны в уголовном процессе

О том, что же представляет собой понятие государственной тайны и как соблюдаются секреты на территории Нижегородской области, мы беседуем с начальником отдела по контрразведывательному обеспечению объектов промышленности и транспорта УФСБ по Нижегородской области Сергеем Чижовым.

Российская газета | Сергей Владимирович, что же такое государственная тайна и какие ограничения существуют для ее носителей?

Сергей Чижов | В Федеральном законе “О государственной тайне”, принятом в 1993 году, это понятие формулируется как “защищаемые государством сведения в области его военной, внешнеполитической, экономической, разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности, распространение которой может нанести ущерб безопасности Российской Федерации”.

В законе расширяется само понятие государственной тайны: теперь сюда относятся не только сведения с грифом “особой важности” и “совершенно секретно”, но и документы с грифом “секретно”, которые в советские времена считались служебной тайной.

Впрочем, какого-либо ужесточения законодательства по отношению к носителям секретных сведений не произошло: по закону осведомленность в сведениях, составляющих государственную тайну, с грифом не выше “секретно” не является основанием для ограничений в выезде за рубеж.

Если же человек осведомлен в сведениях с грифом “совершенно секретно” и выше, то такие  ограничения на него распространяются. Хочу отметить, что это делается с его согласия при назначении на соответствующую должность и подписании договора-контракта.        

РГ | Кто и каким образом охраняет гостайну на территории нашей области?

Чижов | В первую очередь – наша служба.  Ни для кого не секрет, что существуют специальные приемы и средства для охраны таких сведений, которые применяются всеми спецслужбами мира и о которых я распространяться не буду.

Но есть и официальные, гласные методы контроля за системой мер по защите секретов, в числе которых могу назвать контрольно-инспекторские проверки режима секретности, правом проводить которые наделена наша служба, а также процесс лицензирования деятельности с использованием сведений, составляющих гостайну, в Федеральной службе безопасности РФ. Этот процесс был инициирован в 1995 году соответствующим постановлением правительства РФ. Сейчас  на территории Нижегородской области функционирует около 650 организаций, имеющих подобную лицензию. Эта цифра достаточно стабильна, и за истекшее десятилетие кардинально не изменялась, хотя любой процесс вносит свои коррективы.

РГ | Каким образом происходит засекречивание и рассекречивание информации?

Чижов | Относимость тех или иных сведений к государственной тайне в самом общем виде определяется статьей 5 закона “О государственной тайне”, а более детальные перечни  таких сведений составляются министерствами и ведомствами, наделенными соответствующими полномочиями. На основании этих перечней и происходит засекречивание информации.

При этом  предприятие или организация, присвоившие тому или иному документу или изделию соответствующий гриф секретности, обязаны  раз в пять лет проверять актуальность этой информации, и в случае утраты актуальности – пересматривать гриф секретности либо полностью рассекречивать информацию. Максимальный срок, предусмотренный законом, в течение которого документ может сохранять секретность, – 30 лет. Решение о продлении этого срока может быть принято по мотивированной просьбе предприятия Межведомственной комиссией по защите государственной тайны.

РГ | Насколько актуальны проблемы сохранения государственной тайны именно для нижегородского региона?

Чижов | Для нас скорее актуальна проблема рассекречивания информации.

Ситуация, сложившаяся на нижегородских оборонных предприятиях в начале 90-х годов, привела к резкому сокращению количества закрытых работ, а также к тому, что ряд работ, выполнявшихся по заказу министерства обороны, в силу недостаточного финансирования оказались невостребованными. Многие предприятия превратились в хранилища секретной документации, часть из которой уже утратила свою актуальность и объективно не содержит государственной тайны,  хотя номинально сохраняет соответствующий гриф секретности. Провести грамотную инвентаризацию в то время было крайне сложно как с физической, так и с финансовой точки зрения. До конца эта работа не завершена и по сей день, так как требует значительных временных, людских и финансовых ресурсов.

А между тем  часть документации, уже фактически не содержащей государственной тайны, не утратила своей коммерческой привлекательности.

Рассекретив ее и запатентовав в установленном порядке невостребованные военным ведомством разработки,   государство могло бы найти им коммерческое применение как внутри страны, так и за рубежом,  получив дополнительные средства,  в том числе и на укрепление системы защиты тех сведений, которые актуальности государственной тайны не утратили.

РГ | Какова судебная практика в отношении лиц, разгласивших гостайну?

Чижов | К сожалению, эта практика не всегда имела положительный результат, особенно на стадии становления системы защиты гостайны.

В качестве примера могу привести уголовное дело, возбужденное следственным отделом Управления в  1994 году по факту планируемого вывоза жителем Нижнего Новгорода в США  пакета технической документации, содержащей “ноу-хау” в сфере проектирования экранопланов.

По оценке специалистов  разработчика (ЦКБ по СПК имени Алексеева), документы содержали в себе государственную тайну и имели гриф “совершенно секретно”.

Однако в то время  мы находились в состоянии правового вакуума: только что вышедший Федеральный закон определил необходимость разработки новых перечней, но сами они созданы еще не были. В итоге Генеральная прокуратура РФ приняла решение о прекращении уголовного дела по этому факту. Тем не менее, канал утечки сведений, составляющих гостайну, нами был перекрыт, и ценнейшие документы за рубеж не ушли.

Похожая ситуация имела место в 1998 году, когда в поле нашего зрения попал коммерсант, пытавшийся продать иностранцам документы с грифом “совершенно секретно”. Деятельность коммерсанта была пресечена, сам он задержан, было возбуждено уголовное дело.

Но Министерство обороны неожиданно для нас дало заключение, что сведения, содержащиеся в планируемых к реализации документах, утратили актуальность и государственной тайны не составляют.

В результате уголовное дело до суда доведено не было, а причина тому – несвоевременное рассекречивание информации, хотя мы по сей день уверены, что умысел в действиях  коммерсанта был, так как он не являлся экспертом  и, следовательно,  был уверен, что продает именно совершенно секретные документы.

Касательно положительных примеров могу сообщить, что только в минувшем году УФСБ РФ по Нижегородской области было возбуждено два уголовных дела по фактам разглашения гостайны. Оба они доведены до суда, виновные осуждены в соответствии с действующим законодательством.

Была, в частности,  предотвращена попытка вывоза за рубеж секретных топографических карт. Секретная документация, как было установлено и доказано в ходе следствия, была передана иностранному гражданину заместителем военного комиссара одного из районов области.

При этом виновный отдавал себе отчет в том, что передает гражданину другого государства секретные материалы.

РГ | А чем вы можете объяснить возросшее в последние годы количество громких уголовных дел в отношении российских ученых?

Чижов | Я не думаю, что сильно возросло количество таких дел. Проблема, на мой взгляд, заключается в том, что уголовные дела возбуждены в отношении достаточно известных лиц, поэтому не остались без внимания СМИ.

Так, например, в течении 2004-2005 годов органами ФСБ на территории Приволжского федерального округа возбуждено порядка тридцати уголовных дел, связанных с разглашением государственной тайны, однако широкую огласку получило лишь упомянутое вами дело академика Кайбышева.

Должен заметить, что чаще всего основными причинами совершения такого рода преступлений являются  либо халатность, либо корыстные побуждения.  Хотя академик Кайбышев,  занимающий должность директора крупного научного учреждения, вряд ли является малообеспеченным человеком.

Видимо, приходится говорить и о моральном факторе…

Источник: https://rg.ru/2006/08/16/gostaina.html

Кс рф разъяснил порядок допуска к гостайне в судебном разбирательстве

Государственная тайна в уголовном процессе: практика гостайны в уголовном процессе

Конституционный Суд РФ опубликовал постановление по делу о проверке конституционности ст. 21 и 21.1 Закона о государственной тайне, которые оспаривал бывший сотрудник ОБЭП Евгений Горовенко.

Во время прохождения заявителем службы в правоохранительных органах в его отношении осуществлялось дисциплинарное производство в связи с ненадлежащим исполнением обязанностей по ведению дел оперативного учета в процессе ОРД.

За допущение этих нарушений он был уволен из органов, а затем в его отношении было возбуждено уголовное дело за заведомо ложный донос, которое завершилось постановлением обвинительного приговора.

В ходе производства по уголовному делу по ходатайству Евгения Горовенко проводилась почерковедческая экспертиза, выявившая факты подделки его подписей в делах оперативного учета, в связи с нарушениями при ведении которых он был уволен.

Материалы, касающиеся подделки подписей, были выделены в отдельное производство для проверки наличия в действиях неизвестных лиц признаков преступления, предусмотренного ст. 292 УК РФ «Служебный подлог».

По ее результатам неоднократно выносились постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, которые впоследствии отменялись.

Поскольку Горовенко извещался об этом без ознакомления с содержанием постановлений, он подал жалобу в порядке ст.

125 УПК РФ на бездействие должностных лиц следственного органа, выразившееся в непредоставлении ему информации, связанной с материалами проверки.

Жалоба была частично удовлетворена: суд признал Евгения Горовенко лицом, чьи права и законные интересы затрагивает эта проверка и принятые по ее итогам решения.

Вместе с тем суд, руководствуясь п. 4 ст.

5 Закона о государственной тайне, согласно которому государственную тайну составляют в том числе сведения в области оперативно-розыскной деятельности, пришел к выводу, что Евгений Горовенко, не имея допуска к секретной информации, вправе ознакомиться лишь с той частью материалов проверки, которая не содержит секретных сведений, а также вправе получить копии вынесенных в ходе проверки постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела.

Во исполнение решения суда заявитель был ознакомлен с несколькими томами несекретных материалов, а с томами, содержащими секретные и совершенно секретные сведения, ознакомление не производилось.

Ему также были вручены копии семи постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, за исключением последнего, которому был присвоен гриф секретности.

Жалоба Горовенко на непредоставление ему данного постановления была оставлена судом без удовлетворения со ссылкой на то, что требуемая информация содержит государственную тайну, с чем согласился суд апелляционной инстанции.

В этой связи Евгений Горовенко обратился в КС РФ, указав, что ст. 21 и 21.

1 Закона о гостайне не соответствуют основному закону, поскольку они, по его мнению, неполно определяют круг лиц, которым может быть разрешен допуск к материалам уголовного судопроизводства, содержащим сведения, составляющие государственную тайну.

Тем самым оспариваемые нормы позволяют отказывать заинтересованному лицу, защищающему свои права, в ознакомлении с материалами проводимой на стадии возбуждения уголовного дела проверки сообщения о преступлении и с вынесенными на их основании решениями об отказе в возбуждении уголовного дела, если они содержат сведения, составляющие государственную тайну, а также в предоставлении копии постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, которому присвоен гриф секретности, в связи с отсутствием у такого лица допуска к государственной тайне.

Конституционный Суд принял жалобу к рассмотрению, согласившись, что в поднятом заявителем вопросе обнаружилась правовая неопределенность. В итоге оспариваемые нормы были признаны соответствующими Конституции РФ, однако Суд разъяснил их конституционно-правовой смысл.

КС РФ напомнил, что в своем Постановлении от 23 марта 1999 г. № 5-П он признал неконституционным ограничение права на судебное обжалование действий и решений, затрагивающих права и законные интересы граждан, на том лишь основании, что они не были признаны в установленном законом порядке участниками производства по уголовному делу.

А по смыслу же правовой позиции, изложенной в Постановлении КС РФ от 27 июня 2000 г.

№ 11-П и других его решениях, обеспечение гарантируемых Конституцией РФ прав и свобод в уголовном судопроизводстве обусловлено не формальным признанием лица тем или иным его участником, а «наличием определенных сущностных признаков, характеризующих фактическое положение этого лица как нуждающегося в обеспечении соответствующего права».

КС РФ указал, что право обжаловать отказ в возбуждении уголовного дела предполагает обязанность государства обеспечить возможность его реализации, которая прямо зависит от доступа к обжалуемому решению и материалам соответствующей проверки, поскольку это необходимо для реализации возможности мотивированно оспорить законность и обоснованность такого постановления. В противном случае сообщившее о преступлении лицо, хотя и не признанное в официальном порядке потерпевшим, но полагающее себя пострадавшим от преступления, будет ущемлено в праве на судебную защиту.

Как пояснил Конституционный Суд, использование уполномоченными должностными лицами для решения вопроса о возбуждении уголовного дела результатов ОРД, хотя и включенных в перечень сведений, составляющих государственную тайну, но содержащих лишь информацию о наличии или отсутствии признаков преступления и о других обстоятельствах, имеющих значение для принятия процессуальных решений на стадии возбуждения уголовного дела, не может служить препятствием для ознакомления сообщившего о преступлении лица с процессуальным решением об отказе в возбуждении уголовного дела и материалами, дающими основание для его вынесения.

Лишение возможности ознакомиться с таким постановлением фактически обессмысливает право на судебную защиту лица, чьи права и свободы непосредственно затрагиваются им, подчеркнул Конституционный Суд.

Также КС РФ сослался на Постановление от 27 марта 1996 г. № 8-П, согласно которому закрепленный ст.

21 Закона о государственной тайне порядок допуска к ней с целью выявления обстоятельств, которые могут служить основанием для отказа в допуске, носит характер общего правила, не исключающего использование иных способов доступа к государственным секретам и защиты государственной тайны. В частности, ст. 21.

1 данного закона предусматривает особый порядок допуска к государственной тайне перечисленных в ней лиц – без проведения предусмотренных его ст. 21 проверочных мероприятий, что предопределяется спецификой занимаемой этими лицами должности или осуществляемой ими профессиональной деятельности.

Также КС РФ указал, что статус участников уголовного судопроизводства определяется не только отраслевыми нормами, но и требованиями Конституции РФ.

Следовательно, их процессуальное положение, наполняемое в том числе конституционно-правовым содержанием, не исключает доступа к конкретным сведениям, составляющим государственную тайну, способами, не связанными с оформлением допуска к таким сведениям, притом что защита государственной тайны будет обеспечена предусмотренными законом средствами.

«Иное приводило бы к тому, что лица, не имеющие допуска к государственной тайне, ограничивались бы в праве на судебную защиту в случаях, когда сведения об оспариваемых решениях (действиях, бездействии) нашли отражение в материалах, которым присвоен гриф секретности», – пояснил Суд.

Соответственно, распространение действия ст. 21 и 21.

1 Закона о государственной тайне на лиц, которые наделены правом обжаловать постановление об отказе в возбуждении уголовного дела и которые не осуществляют в уголовном процессе служебную или профессиональную деятельность, и лишение их тем самым возможности ознакомиться с этим процессуальным решением и материалами, послужившими основанием для его вынесения, со ссылкой на отсутствие у них допуска к государственной тайне противоречили бы Конституции РФ.

Конституционный Суд также подчеркнул, что, исходя из принципа равенства перед законом и судом, участники уголовного судопроизводства, относящиеся к одной категории, наделены равными процессуальными правами.

«Действие названного принципа и баланс между защитой прав лиц, заинтересованных в получении информации, и соблюдением правового режима государственной тайны должны обеспечиваться и при реализации этими лицами права на обжалование в суд решений органов государственной власти и должностных лиц и права на ознакомление с документами и материалами, непосредственно затрагивающими их права и свободы», – говорится в постановлении КС РФ.

Суд указал, что лицо, чьи права и свободы непосредственно затрагиваются постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела, должно быть ознакомлено с данным процессуальным решением и положенными в его основу материалами, содержащими составляющие государственную тайну сведения в области ОРД, которые отражают фактические обстоятельства, свидетельствующие об отсутствии или о наличии оснований для возбуждения уголовного дела. При этом отмечается, что средствами обеспечения государственной тайны в различных видах судопроизводства могут, кроме прочего, выступать проведение закрытого судебного заседания, предупреждение участников процесса о неразглашении государственной тайны, ставшей им известной в связи с производством по делу, их привлечение к уголовной ответственности в случае ее разглашения.

Таким образом, Конституционный Суд постановил, что правоприменительные решения, принятые в отношении Евгения Горовенко в истолковании, расходящемся с их конституционно-правовым смыслом, выявленным в данном постановлении, подлежат пересмотру в установленном порядке.

Адвокат Центральной коллегии адвокатов г. Владимира Максим Никонов считает, что данные КС РФ разъяснения будут полезны заявителям – потенциальным потерпевшим по уголовным делам.

«Вместе с тем сходные положения, касающиеся прав адвоката – представителя заявителя знакомиться с постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела и обосновывающими его материалами ОРД, составляющими государственную тайну, были ранее высказаны в Постановлении КС РФ от 6 ноября 2014 г.

№ 27-П по жалобе О.А. Лаптева (докладчиком по обоим делам выступал судья КС РФ А.И. Бойцов).

И в том, и в другом случае КС РФ разграничил собственно результаты ОРМ и организационно-технические сведения, предоставив заявителю и его адвокату возможность знакомиться только с первыми», – отметил Максим Никонов.

Партнер АБ «Ковалев, Рязанцев и партнеры» Михаил Кириенко указал, что постановление в очередной раз показывает порочную практику правоприменителей, которые игнорируют конституционные гарантии и принципы.

«На практике суды и правоохранители полностью игнорируют положения Конституции РФ, буквально толкуя и применяя уголовно-процессуальный закон, порой очевидно лишая заинтересованных лиц права на доступ к информации и на обжалование решений.

 Решение Конституционного Суда является позитивным и позволит обеспечить данные права граждан в рамках уголовного процесса при его сопряженности со сведениями, содержащими государственную тайну», – уверен эксперт.

Он также обратил внимание на то, что КС РФ сделал дополнительный акцент на важности положений ст. 24 Конституции РФ, которые имеют общий характер и не связываются с конкретным статусом участника уголовного судопроизводства, а предполагают учет сферы негативного влияния и затрагивания интересов гражданина в его рамках.

Старший партнер АБ «ЗКС» Андрей Гривцов назвал решение Конституционного Суда убедительным, а подход к поднятой проблеме – взвешенным.

«Полагаю, что это решение, с учетом его обязательности для исполнения всеми должностными лицами, должно стать достаточным запретительным инструментом в отношении нарушения прав.

Позиция КС РФ о том, что любые интересы государства, связанные с государственной тайной, не могут быть выше личных интересов лиц, чьи права ущемляются, созвучна моей собственной правовой позиции по этому поводу», – отметил он.

Вместе с тем Андрей Гривцов добавил, что теперь необходимо принятие судебного или законодательного акта, позволяющего подвергать объективному сомнению и обжаловать произвольное присвоение документу статуса секретного: «В настоящее время подобное обжалование, по сути, сводится к формальности».

По словам адвоката КА «Лапинский и партнеры» Константина Кузьминых, в своем постановлении КС РФ указал на недопустимость ситуаций, когда из-за одного листа секретных сведений, не имеющих важности для дела, все его материалы засекречиваются.

Суд акцентировал внимание на том, что задачей руководителей оперативно-розыскных подразделений и надзирающих органов является недопущение ситуаций необоснованного засекречивания производств, к которым могут быть допущены лица, не имеющие допуска к государственной тайне.

«Строго говоря, необоснованное засекречивание материалов уголовных производств может граничить с провокацией преступления, предусмотренного ст. 283 УК РФ. На мой взгляд, разъяснения КС РФ понятны: “секретить” уголовное судопроизводство можно только в исключительных случаях, когда без секретных материалов процедура доказывания невозможна», – заключил Константин Кузьминых.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/ks-rf-razyasnil-poryadok-dopuska-k-gostayne-v-sudebnom-razbiratelstve/

Адвокат Титов
Добавить комментарий