Формальный подход к анализу доказательств

Достучаться до суда: практические аспекты. Часть 1 | БІЗНЕС

Формальный подход к анализу доказательств

Каждое судебное разбирательство имеет свою цель. Это не всегда защита нарушенного права – могут быть и другие причины идти в суд. Но основным предназначением суда является справедливое и непредвзятое разрешение спора, а главной целью – эффективная защита права в максимально кратчайшие сроки.

Это звучит просто и логично в теории, на практике же возникает множество нюансов. На пути к тому самому справедливому и непредвзятому правосудию даже у опытных адвокатов (не говоря уже о начинающих) возникает немало преград, причем это могут быть как ошибки самих представителей сторон, так и спорные решения самих судей.

О первой категории – типичных ошибках и способах их избежать – мы поговорим в следующий раз, вторую же категорию рассмотрим в этой статье.

2017 год стал безусловно переломным моментом для всех участников судебного процесса.

Прошло почти полтора года с момента вступления в силу новых процессуальных кодексов, но вопросов по их применению немало как у судей, так и у адвокатов.

Конечно, качественно подготовлено исковое заявление во многих случаях составляет почти 80% успеха в судебном споре, но очень часто спор может даже и не начаться.

В частности, как театр начинается с вешалки, так и судебный спор начинается с … оставления иска без движения. Разумеется, суд дает время на устранение недочетов такого иска, но важно помнить, что следствием неустранения недостатков в установленный срок, является возвращение иска без рассмотрения.

Для хозяйственного процесса институт оставления искового заявления без движения действительно является новеллой, так как в старом Хозяйственном-процессуальном кодексе такой нормы не существовало в принципе.

В основном появление такой нормы оценивается положительно, ведь в случае оставления без движения и устранения недостатков, исковое заявление считается поданным в день первоначального его представления в суд.

Даже не принимая во внимание, что оставление иска без движения отнимает бесценное время (а время, как известно, – деньги), все же следует помнить, что в некоторых категориях дел такой поворот является очень существенным нюансом.

Например, в случае принятия к рассмотрению судом искового заявления резидента Украины о взыскании с нерезидента задолженности, возникшей вследствие несоблюдения нерезидентом Украины сроков экспортно-импортной операции, истечение 180-дневного (с 07.02.

2019 – 365-дневного) срока зачисления выручки на валютные счета резидента приостанавливается. Соответственно, резиденту-истцу не начисляется пеня/штраф за нарушение сроков валютного контроля.

Если говорить об административном процессе, то, например, Налоговый кодекс Украины устанавливает, что денежные обязательства налогоплательщика являются согласованными с момента окончания десятидневного срока на обжалование в судебном порядке. По устоявшейся практике моментом обжалования в судебном порядке считается дата подачи иска.

Но иногда фискальные органы безосновательно считают, что если суд не открывает производство в деле по иску плательщика налога (например, оставляя иск по определенным причинам без движения), то денежное обязательство налогоплательщика становится согласованным, возникает налоговый долг, далее возможен административный арест имущества налогоплательщика – т.е.

ничего хорошего такой исход истцу не сулит.

Основной идеей “реформы процессуальных кодексов” было сделать правосудие более эффективным и быстрым, внедрить инструменты влияния на недобросовестных участников, а также перестроить порядок рассмотрения спора таким образом, чтобы участники “заходили в суд” с готовой доказательной базой. Тем не менее, актуальные тенденции показывают, что некоторые суды слишком буквально трактуют процессуальную норму, обязывающую истца приложить к исковому заявлению все имеющиеся у него доказательства, подтверждающие обоснованность иска. В таких случаях суды оставляют иски без движения по основаниям непредоставления доказательств или по причине того, что приложенные доказательства не являются надлежащими/допустимыми, то есть уже на этапе принятия решения об оставлении иска без движения/открытии производства суды прибегают к оценке доказательств.

Таким образом, формализм, существовавший во времена “старых” кодексов, постепенно перекочевал и в новые правила игры, и некоторые судьи вместо упрощения судебной тяжбы решили ее несколько усложнять, трактуя по собственному усмотрению положения закона и придумывая себе полномочия.

Рассмотрим конкретные примеры из практики хозяйственных и административных судов.

“Я хочу другие доказательства, а не то, что вы приложили к иску – не приму ваш иск”

Вы можете приложить все доказательства, которые у вас есть, но все равно существует риск, что судья-формалист не откроет производство. Известны случаи, когда судьи оставляют иск без движения, требуя какие-то конкретные доказательства, даже не открывая производство по делу.

К примеру, вы приложили ряд документов, которые подтверждают осуществление определенных действий в исполнительном производстве: акты изъятия имущества, акты выезда по месту нахождения должника, постановление о закрытии исполнительного производства и т.

д. Но, по мнению некоторых судей, если не вы не приложили постановление об открытии исполнительного производства, это является основанием оставить ваш иск без движения – ведь вы не доказали, что исполнительное производство было действительно открыто.

И это при том, что ни одно из доказательств для суда не имеет заранее установленной силы (за некоторыми исключениями освобождения от доказывания), и при том, что такого документа у участника вообще может не быть (по разным причинам).

Кроме того, право истребовать доказательства у суда возникает на стадии подготовительного производства, когда иск уже принят к рассмотрению. При этом существует определенный порядок истребования доказательств, предусмотренный процессом.

В любом случае, до открытия производства суд не может ни оценивать доказательства, ни разъяснять, какие доказательства могут подтвердить те или иные обстоятельства дела, ни изучать эти доказательства.

На наш взгляд, у суда есть возможность применить альтернативный абсолютно законный (и более прогрессивный!) подход, в случае наличия обоснованных сомнений в добросовестном исполнении участниками обязанностей в части предоставления доказательств: истребование таких доказательств одновременно с открытием производства. Помимо всего прочего, этот способ однозначно практичнее и значительно ускоряет ход дела.

“Ваш текст иска мне не нравится, но учтите, что подать новую редакцию иска вы не можете”

В практике есть неединичные случаи, когда судьи перед тем, как открыть производство, приходят к выводу, что в тексте чего-то не хватает, например, пояснений касательно приложенных документов или недостаточно фактических обстоятельств. При этом суд обращает внимание, что подача нового текста иска не предусмотрена законом, как бы намекая, что “вы лучше заберите иск и переподайте его снова, ведь исправить недочеты в данном случае фактически невозможно.”

По мнению авторов, альтернативным вариантом для суда, как и в первом случае является открытие производства и истребование пояснений в определении об открытии.

“Вы не процитировали в иске положения договора – как вы могли?!”

В одном из дел суд оставил иск без движения, поскольку истец в тексте искового заявления не процитировал условия договора, которым предусмотрен порядок и сроки предоставления ответчиком услуг. По мнению суда, это свидетельствует о том, что в иске отсутствует изложение обстоятельств, имеющих значение для дела.

Безусловно, если дело касается исполнения/неисполнения обязательств по договору, суд просто обязан установить обстоятельства заключения такого договора, а также исследовать и предоставить ему надлежащую правовую оценку. Наличие или отсутствие договора в материалах дела – скорее вопрос обоснованности иска, а вот требования цитировать положения договора в иске – не что иное, как чрезмерный формализм и препятствование правосудию.

Как избежать такой проблемы? Мы видим лишь один “вариант”: просто переписать в исковое заявление текст всех документов, которые вы прикладываете к иску, тогда такое исковое заявление, по всей видимости, будет отвечать требованиям закона.

Очевидно, что такой “альтернативный подход” не имеет ничего общего с правосудием, поэтому действительно эффективным решением в данном случае будет менее формальный подход суда к тексту искового заявления и осуществление судом процессуальных действий исключительно на соответствующей стадии судебного процесса.

“Не умеете считать судебный сбор – не приходите в суд”

Если говорить об административном процессе, то большая загруженность судов с одной стороны, и все тот же бюрократический подход с другой, приводят к оставлению искового заявления без движения по формальным основаниям, например, расчет и подтверждение уплаты судебного сбора.

Например, если истец подал иск о признании противоправными действий и одновременно признании недействительным решения государственного органа, уплатил судебный сбор в размере, предусмотренном для одного неимущественного требования, суд может вынести определение об оставлении искового заявления без движения.

Этим определением истцу предоставляется срок для устранения недостатков: суд требует доплатить судебный сбор, поскольку, по его мнению, в иске заявлено несколько требований, а согласно части 3 статьи 6 Закона “О судебном сборе”, если в исковом заявлении объединены два и более требований неимущественного характера, судебный сбор уплачивается за каждое требование неимущественного характера.

Мы рекомендуем истцу в таком случае обосновать размер уплаченного судебного сбора, ссылаясь в иске на постановление Верховного Суда Украины от 14.03.2017 г.

по делу № 21-3944а16, где среди прочего, коллегия судей отметила следующее: “системный анализ части первой статьи 6, части второй статьи 162, части пятой статьи 171-1 КАС дает основания для вывода, что требование о признании противоправными акта, действия или бездействия как предпосылки для применения других способов защиты нарушенного права (отменить или признать недействительным решение или отдельные его положения, обязать принять решение, совершить действия или воздержаться от их совершения и т.п.) как следствий противоправности акта, действия или бездействия, является одним требованием”. Аналогичный подход также нашел свое применение и в практике нового Верховного Суда.

Есть также альтернативный вариант действий, в основе которого заложен принцип украинского судебника “лучше перебдеть, чем недобдеть”.

В этом случае участник процесса платит судебный сбор по каждому требованию с целью, чтобы суд не нашел формальных причин оставить иск без движения.

Такой подход хоть и является эффективным для конкретного участника процесса, но способствует развитию неоднозначной практики.

Еще один вариант – сразу вместе с иском заявлять ходатайство об уменьшении или отсрочке уплаты судебного сбора, дабы избежать определения об оставлении иска без движения. Очевидно, что такой вариант применим только при наличии соответствующих оснований.

Открытый финал

Позитивные изменения начинаются с малого, и, конечно, 1,5 года – не такой большой срок для правоприменительной практики.

Ошибки и “пробелы” неизбежны, ведь судьи и адвокаты одновременно учатся новым правилам игры, а судебная практика постепенно развивается в зависимости от тенденций, политической и экономической ситуации в стране и других факторов. К тому же, судебная практика в принципе отличается своим разнообразием трактовок закона и подходов, применяемых судьями.

Но вполне возможно, что приведенные выше примеры из практики помогут участникам судебного процесса избежать проблемных или конфликтных ситуаций: с одной стороны, “предупрежден – значит вооружен”, с другой – возможно, форма все же перестанет превалировать над сутью.

Авторы: Роман Герасименко, адвокат АО “ЮФ “Астерс”

Светлана Лебеденко, советник Филип Моррис Украина, адвокат

Найти и проанализировать судебные решения вы можете в системе анализа судебных решений VERDICTUM. Получите тестовый доступ в VERDICTUM прямо сейчас по ссылке.

ЛІГА:ЗАКОНприглашает на бизнес-дискуссию “PR, как мощный инструмент в работе адвоката

Источник: https://biz.ligazakon.net/analitycs/187560_dostuchatsya-do-suda-prakticheskie-aspekty-chast-1

21. Теория формальных доказательств: Основная идея, сущность теории формальных доказательств состоит в

Формальный подход к анализу доказательств

Основная идея, сущность теории формальных доказательств состоит в том, что закон сам определяет силу доказательств, делая то определение обязательным для судьи. Судья, при наличности указанных в законе правил, обязан вынести решение, удовлетворяющее законным признакам виновности или невиновности лица.

В основании этой теории лежит мысль о возможности достигнуть в уголовном правосудии чисто объективной достоверности, что судейский приговор должен опираться на общепризнанные объективные основания.

С этой целью законодатель признавал необходимым определить a priori силу каждого доказательства, дать судье более или менее подробные обязательные правила относительно силы доказательств. Так, напр.

, признание обвиняемого, показание двух достоверных свидетелей признавались совершенными доказательствами, а показание одного свидетеля не совершенным или половинным; в случае противоречия свидетелелей давалось преимущество мужчине перед женщиной, знатному перед незнатным, ученому перед неученым и т. д.

Правила эти, по мнению защитников теории формальных доказательств, имеют то достоинство, что устраняют субъективность судебного решения, всякую, возможность произвола и личного усмотрения со стороны судей, действие на ощупь, неуверенность в их деятельности.

Неужели, говорят защитники теории формальных доказательств, отбросить без ущерба для дела опыт длинного ряда столетий об условиях достоверности судебных доказательств, о гарантиях правильности приговора в деле фактической достоверности.

Предостановленные доказательства, в сущности, не что иное, как устное показание, представленное при посредстве письма; но показание, облеченное всеми качествами, которые сообщают ему высшую силу достоверности, как, напр., составленные должностными лицами протоколы.

Теория формальных доказательств весьма древнего происхождения. Правила о силе доказательств мы находим еще в сборнике законов Ману, Наради и др. древних памятниках.

Заключая в себе, действительно, правила, выработанные веками, имея собой многолетний судебный опыт, теория эта господствовала в течение долгого времени в законодательстве и пользовалась высоким авторитетом.

Она имела одно бесспорное достоинство для своего времени: она устанавливала до известной степени предел судейскому произволу; но этим далеко не окупались крупные ее погрешности.

Сама по себе мысль достигнуть объективной достоверности путем обязательных для судей правил оценки доказательств представляется в высшей степени ложной.

Субъективность, или индивидуальность действий, лежит в природе человека, и всякое стремление избежать в правосудии неизбежных последствий этого основного свойства человеческой деятельности составляет, сама по себе, непосильную бесплодную задачу.

Теория формальных доказательств, заставляя судью признавать факт достоверным при наличности известных, в законе установленных, предположений, вносит величайший формализм в живое дело правосудия, обращает судью в орудие чисто механического подведения конкретных случаев действительной жизни под эти правила; между тем жизнь представляет нам бесконечное разнообразие, и никакой самый совершенный закон не может всего обнять и предусмотреть; судья часто может познать истину на основании правил, хотя и не указанных в законе, но, несомненно, вытекающих из высшего закона наших познаний – разума, логики вещей. Убеждение не знает других законов, кроме указаний разума и совести этого невидимого знамени, невидимого оратора в глубине сердца, не способного ошибаться и чуждого увлечений, этого нравственного наставника сердца на хорошие поступки, на хорошие мысли, на истинную веру, полагающего в основание своих решений факты очевидные, бесспорные, непререкаемые, истину доказанную. Совесть являясь мерилом при оценке доказательств, не должна служить основанием приговора, но при помощи ее судья, придавая значение каждому, имеющемуся в деле, доказательству, должен прийти к тому или другому убеждению и на основании его постановить свой приговор, не противоречащий ни указаниям разума, ни всестороннему житейскому опыту.

Многолетний, вековой опыт указывает, что теория формальных доказательств, ложная в принципе, далеко не обеспечивает интересов правосудия на практике.

Весьма часто она вела к безнаказанности преступлений, так как более ловкие и сведущие в законах преступники, против которых нельзя было обнаружить формальных доказательств, умели пользоваться благоприятным стечением обстоятельств и достигали полного оправдания или оставления в подозрении, несмотря на внутреннее убеждение судьи в их виновности.

Неоднократные примеры сего рода поколебали и уничтожили в народе доверие и уважение к уголовному суду.

Теория формальных доказательств, как выражено в мотивах к судебным уставам, требует для осуждения виновных совершенного доказательства, которое исключало бы всякую возможность к показанию невинности подсудимого. Такое условие не согласно с свойством уголовно-юридической достоверности, почти не исполнимо и крайне стеснительно для совести судей.

Теория эта при определении силы доказательств вовсе не принимает в расчет личного убеждения судьи и на сем основании оценивает доказательства не столько по их убедительности, сколько по их внешним качествам, и почитает совершенными лишь некоторые роды доказательств, как-то: осмотр и удостоверение сведущих людей, признание подсудимого, письменные документы и показания свидетелей. Между тем преступники редко признаются в своей вине, злодеяния совершаются обыкновенно втайне – без свидетелей или, по крайней мере, без свидетелей достоверных, письменные доказательства составляют еще более редкое явление в делах уголовных, личные осмотры и мнения сведущих людей вообще ведут к удостоверению одного события, и в большей части дел одни только улики составляют единственно возможное и, в нередких случаях, весьма убедительное доказательство.

Учение о доказательствах современного судопроизводства господствующее воззрение, основывается на признании решительного, исключительного значения личного внутреннего убеждения, личной оценки судьи, которая хотя и не знает правил, которые бы не оставляли места самостоятельному обсуждению каждого отдельного случая, но в то же время требует, чтобы такое обсуждение подчинялось обязательным законам мышления, было сообразовано с соблюдением правил, с результатами векового опыта и исследования, установившего правильные способы действия, приемы собирания и эксплуатации доказательств, каковые результаты содержатся в законодательстве, в литературе и в судебных преданиях, содержало бы в себе ручательство в том, что утверждаемые факты основаны не на исключительно личных впечатлениях и мнениях.

С принятием в современном законодательстве единственного рационального основания при оценке доказательств системы внутреннего убеждения – теория доказательств далеко не упраздняется.

В английском судопроизводстве, имеющем всемирно историческое значение, сложилась весьма подробная теория доказательств, выработке которой содействовали и законодательная власть, а главное – законоведы и практика.

Наше законодательство с полным основанием отвергло объективную мерку и отказалось от созданной ею искусственной юридической достоверности, но при этом не отвергло той потребности, для служения которой правила эти созданы…

Выдвинув взамен теории формальных доказательств субъективные основания оценки силы доказательств, Судебные Уставы до известной степени ограничили это начало, если не прямо, то косвенно устностью и состязательным разбирательством, производящимся в установленном законом порядке.

Эти правила могут иметь своим последствием устранение известного доказательства, как не соответствующего устности и состязательному разбирательству и потому не подлежащего оценке при проверке общего результата. Судебные Уставы вовсе не предполагали вводить безотчетное по инстинктивному всеведению, по началу произвольности развивающееся, внутреннее судейское убеждение.

Вменяя в обязанность судьям объяснять присяжным заседателям общие правила, юридические основания к суждению о силе доказательств, законодатель наш высказал уверенность в том, что с отменою законной, формальной теории доказательств, на помощь судье придут наука вообще и юриспруденция в частности и облегчат его призвание.

Таким образом, Судебные Уставы, в сущности, не примкнули ни к одному из двух типов учения об уголовных доказательствах. Они далеки и от французского права, по которому судьи, “молча и углубясь в свои мысли, искали бы в глубине своей совести, какое впечатление произвели на их разум доказательства”.

Они рассчитывали на то, что председатели судов в состоянии будут дать присяжным заседателям объяснения о том, с какою осмотрительностью надлежит определять силу каждого из приведенных по делу доказательств и в каких отношениях должны находиться известные обстоятельства, чтобы от одних из них, не подлежащих сомнению, можно было сделать основательное заключение к другим менее, достоверным.

Но действительность не оправдала этих надежд, и наша судебная практика мало сделала до настоящего времени для разработки правил об оценке уголовных доказательств.

Когда закон оставляет суды без надлежащих указаний, тогда можно, говорит Глазер, с полной справедливостью предполагать, что лицо, обязанное применять закон, обязано исполнить то, что оно само признает целесообразным.

Источник: https://lib.sale/grajdanskiy-protsess-uchebnik/teoriya-formalnyih-dokazatelstv-46993.html

Судья обязан проверить противоречивые доказательства

Формальный подход к анализу доказательств

А41-48518/2014).

Юрист Группы правовых компаний «ИНТЕЛЛЕКТ-С» Вадим Стеценко также отметил, что Суд в очередной раз обратил внимание на излишне формальный подход судов нижестоящих инстанций при разрешении споров.

По его мнению, если решение суда первой инстанции можно объяснить, но ни в коем случае не оправдать сильной загруженностью и большим потоком дел, то в ситуации с апелляционным и кассационным судами подобные объяснения представляются совсем не состоятельными.

«Ни один из них не разобрался в деталях дела, не установил момент, с которого начинает течь срок исковой давности, надлежащим образом.

Важно

Вопрос о том, возможен ли такой механизм получения потерпевшим ранения был поставлен и разрешен экспертом отрицательно.

В последние годы расширяются возможности судебно-психологической экспертизы. По делам об изнасиловании такая экспертиза в ряде случаев помогает найти правильное решение в весьма сложных ситуациях, когда трудно отдать предпочтение показаниям потерпевшей о ее изнасиловании или объяснениям подсудимых, которые утверждают, что были убеждены в согласии потерпевшей.

Такая ситуация сложилась, например, по делу об изнасиловании несовершеннолетней Н., по которому были осуждены несколько подростков. Н, хотя и изобличала подсудимых, не могла сколько-нибудь убедительно объяснить почему она, будучи, якобы, неоднократно изнасилованной, никому об этом не сообщила, продолжала встречаться с «насильниками», причем в ряде случаев присоединялась к их компании по собственной инициативе.

Но это самостоятельный вопрос, рассмотрение которого выходит за пределы данной статьи.

По многим делам такое активное, тщательное, умелое исследование приводит к ожидаемым результатам. Но нередко и такие случаи, когда традиционные, так сказать, способы проверки представленных следствием доказательств исчерпаны, а ясности, тем не менее, нет, противоречия так и остались.
В подобных случаях истину не удастся установить без привлечения новых доказательств.

Прежде всего здесь вновь возникает вопрос, к которому мы уже обращались ранее: что суд может сделать сам и в каких случаях должен направить дело на дополнительное расследование.

В постановлении № 2 Пленума Верховного Суда РСФСР от 17 апреля 1984 г.

Таким же образом суд поступил и при изложении в приговоре показаний свидетелей И., И., М., И., Г., М., П., И., А. Положив в основу приговора их показания, данные в ходе предварительного следствия и оглашенные в ходе судебного следствия, суд не приводит мотивы того, почему отвергнуты показания указанных свидетелей, данных ими в ходе судебного следствия.

Нарушение непосредственности оценки доказательств

Правила свободы оценки доказательств суду предоставляют простор, при этом в основе свободы судейского усмотрения по оценке доказательств должна лежать непосредственность их исследования в судебном разбирательстве.

Внимание

При этом в заявлении участника ООО и в заявлении третьего лица должны быть указаны размер и состав вклада, порядок и срок его внесения, а также размер предполагаемых долей.

Одновременно с решением об увеличении уставного капитала также принимаются решения о принятии третьего лица в общество и вносятся изменения в его устав в связи с увеличением уставного капитала и изменением размеров долей.

Датой увеличения уставного капитала считается дата внесения изменений в ЕГРЮЛ.

Верховный Суд указал, что в материалах дела отсутствуют устав общества в редакции, действовавшей на дату, предшествующую принятию оспариваемого решения, а также зарегистрированные в установленном порядке изменения устава и истцу судом отказано в истребовании доказательств, имеющих отношение к рассматриваемому спору.

Гражданин Святослав Ляшко являлся единственным учредителем, участником и гендиректором ООО «ДАС-Групп Логистик Проджектс». В июне 2015 г. он получил в налоговой инспекции выписку из ЕГРЮЛ, из которой узнал, что 9 сентября 2013 г.

он перестал являться единственным участником этого общества, поскольку в состав участников за счет внесения дополнительного вклада в уставный капитал введен некий Сергей Власов, а 26 сентября Ляшко был выведен из состава его участников, и его доля распределена в пользу Власова.

В этой связи Ляшко в сентябре 2015 г. обратился в арбитражный суд с иском к обществу о признании недействительной сделки по выходу из состава участников общества и о восстановлении положения, существовавшего до нарушения права, путем внесения в ЕГРЮЛ записи о принадлежности 100% доли уставного капитала ему.

Например, не только перечислить фамилии потерпевших, свидетелей, но и изложить существо их показаний».

Отсутствие конкретизации доказательной базы по каждому подсудимому

Неподтверждение выводов суда доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, происходит нередко и тогда, когда, например, в приговоре доказательства приводятся без их конкретизации применительно к каждому подсудимому и к каждому эпизоду обвинения.

Между тем смысловой анализ не конкретизированных доказательств позволяет подчас заключить о другом характере обстоятельств, подлежавших доказыванию по уголовному делу, отвергая то, что утверждается в приговоре суда относительно них и относительно того, что ими подтверждаются выводы суда в приговоре, в частности, вывод о причастности лица к совершению того или иного преступления.

Между тем, необходимым условием правильного разрешения дела был осмотр судом места происшествия для выяснения вопроса о том, где именно, в каком взаиморасположении находились подростки, кто и как держал оружие и т. п. Пленум Верховного Суда СССР, отменяя приговор и направляя дело на новое рассмотрение, указал, в частности, и на это.

К числу следственных действий, которые помогают устранить противоречия в доказательствах, относится и следственный эксперимент.

Он может производиться судом как в случаях, когда на предварительном следствии он не осуществлялся, так и потому, что по мнению суда следователь не выполнил все процессуальные и тактические требования, предъявляемые к данному следственному действию, в связи с чем суд сам считает необходимым проверить достоверность полученных данных.

Суд не может считать доказанными обстоятельства, подтверждаемые только копией документа или иного письменного доказательства, если утрачен и не передан суду оригинал документа, и представленные каждой из спорящих сторон копии этого документа не тождественны между собой, и невозможно установить подлинное содержание оригинала документа с помощью других доказательств.

В статье 67 ГПК РФ, которая посвящена оценке доказательств, содержаться ее критерии. Для принятия судом решения на законных основаниях, ему требуется в основу решения приложить все соответствующие доказательства.

Апелляция и кассация оставили решение без изменения. Суды указали, что поскольку оспариваемое решение было принято единственным участником общества, то п.
4 ст.

43 Закона об обществах с ограниченной ответственностью не применяется для исчисления срока исковой давности и в данном случае применяется общий срок исковой давности в 3 года. Обжалуемое решение датировано 9 сентября 2013 г.

, тогда как в суд он обратился только 12 декабря 2016 г.

Рассмотрев кассационную жалобу Святослава Ляшко и материалы дела № А40-246017/2016, Судебная коллегия ВС РФ по экономическим спорам вынесла Определение № 305-ЭС17-22588, которым отменила нижестоящие судебные акты и отправила дело на новое рассмотрение.

ВС отметил, что внесение вклада в уставный капитал ООО третьим лицом, оформленное решением участника этого общества, является сделкой.

В частности, не раскрыто в приговоре существо следующих доказательств: показания свидетелей К, М., Ц., Г., Д., Л., А.

, С, 3, И, заявление генерального директора ОАО «Завод «Сарансккабель», протокол осмотра документов, протоколы выемки и осмотра журнала учета погрузочно-разгрузочных работ, а также других доказательств, лишь наименования которых указаны в данном приговоре (уголовное дело № 22-510/2005).

На недопустимость такого отношения к исследованию, анализу доказательств в приговоре указывал и Пленум ВС РФ в п.3. названного выше постановления №1.

«Ссылаясь в приговоре на показания допрошенных по делу лиц, заключение эксперта, протоколы следственных и судебных действий и иные документы, подтверждающие, по мнению суда, те или иные фактические обстоятельства, необходимо раскрыть их содержание.

Источник: https://vbf-nn.ru/sudya-obyazan-proverit-protivorechivye-dokazatelstva

Формальный подход к анализу доказательств – Помощь юриста

Формальный подход к анализу доказательств

Формальная теория доказательств — один из вариантов положения о применении доказательств в уголовном процессе.

Сущность его состоит в том, что для признания преступления совершённым и вины подсудимого доказанной суд должен убедиться в наличии строго определённого законом набора фактов, а для каждого факта закон полностью определяет его существенность и обстоятельства, при которых факт должен быть признан действительным доказательством. Таким образом, каждое доказательство имеет наперёд установленную формальную силу, в соответствии с которой оно и используется в судопроизводстве.

Основные положения теории

Если в правовой системе признаётся формальная сила доказательств, то функция суда при рассмотрении дела состоит лишь в том, чтобы убедиться, что установленные факты попадают под определение действительных доказательств, а их совокупность достаточна для вынесения определённого приговора.

Оценка же доказательной силы каждого конкретного факта судом не производится, поскольку она уже определена в законе и не подлежит изменению.

Часть фактов имеет заранее установленную положительную силу (то есть считаются безусловными доказательствами в пользу обвинения), часть — установленную отрицательную силу (то есть считаются безусловными доказательствами в пользу защиты, как, например алиби подсудимого).

Формальная теория доказательств противопоставляется принципу оценки доказательств судом, согласно которому в качестве доказательства может быть использован любой факт, свидетельствующий о рассматриваемом деле, а оценка существенности каждого такого факта производится судьёй, исходя из собственного внутреннего убеждения, в зависимости от обстоятельств конкретного дела.

История

Формальная сила доказательств признавалась в законодательстве некоторых европейских стран вплоть до XIX века. Она служила основой т. н. инквизиционного (розыскного) процесса.

Россия

В России формальная сила доказательств была окончательно закреплена во времена судебных реформ Петра I и отменена при Александре II в Уставе уголовного судопроизводства от 20 ноября 1864 года. Современным российским правом она также не признаётся.

Недостатки теории

Приемлемость формальной теории доказательств была в прошлом предметом достаточно долгих дискуссий правоведов.

Сторонники формального отношения к доказательствам утверждали, что только чётко определённые в законе критерии доказательности каждого факта и набора фактов, доказывающего преступление, позволяет исключить возможность необъективного отношения судей к делу.

По их мнению, позволение судье оценивать доказательства превращает суд из процесса, основанного на законе, в акт вынесения решения по произволу отдельного человека, так как судья оказывается вправе принять и отвергнуть любые доказательства и, таким образом, может вынести решение на основе собственного мнения, а не закона.

Основные доводы против признания формальной силы доказательств состоят в следующем:

  1. Существенность определённого факта может быть весьма различной для решений по конкретным делам. Закон, устанавливая фиксированную значимость доказательств, в каких-то обстоятельствах всё равно окажется несоответствующим реальности.
  2. Установленная формальная сила определённых фактов вынуждает судью выносить приговор на основании наличия доказательств, определённых законом, даже в тех случаях, когда у него имеются обоснованные сомнения в правильности такого приговора.
  3. Факты, которые не могут быть истолкованы в качестве предусмотренных законом действительных доказательств, вынужденно отбрасываются, хотя в конкретных обстоятельствах они могут оказаться весьма существенными.
  4. Судья провоцируется на формальный подход к рассмотрению дела: вместо исследования обстоятельств во всей полноте он побуждается системой законодательства к механическому сбору записанных в законе оснований.
  5. Положения закона, определяющие доказательность определённых фактов, для достижения полноты, необходимой для их использования, неизбежно приобретают очень большой объём, что затрудняет их использование и увеличивает возможность разночтений, противоречий между разными правилами, произвольных толкований.
  6. Формальная сила доказательств не защищает и от произвола судьи, поскольку в его власти остаётся признание тех или иных фактов попадающими под данные в законе определения действительных доказательств.

На основании этих и других соображений в современном праве формальная сила доказательств, в большинстве цивилизованных государств, не признаётся.

Смотри также

Источник: http://dictionary.sensagent.com/%D0%A4%D0%9E%D0%A0%D0%9C%D0%90%D0%9B%D0%AC%D0%9D%D0%90%D0%AF%20%D0%A2%D0%95%D0%9E%D0%A0%D0%98%D0%AF%20%D0%94%D0%9E%D0%9A%D0%90%D0%97%D0%90%D0%A2%D0%95%D0%9B%D0%AC%D0%A1%D0%A2%D0%92/ru-ru/

См. также

формальная теория доказательства, формальная теория доказательство

Формальная теория доказательств Информацию О

Формальная теория доказательств

Формальная теория доказательств
Формальная теория доказательств Вы просматриваете субъект
Формальная теория доказательств что, Формальная теория доказательств кто, Формальная теория доказательств описание

There are excerpts from wikipedia on this article and video

Наш сайт имеет систему в функции поисковой системы. Выше: «что вы искали?»вы можете запросить все в системе с коробкой. Добро пожаловать в нашу простую, стильную и быструю поисковую систему, которую мы подготовили, чтобы предоставить вам самую точную и актуальную информацию.

Поисковая система, разработанная для вас, доставляет вам самую актуальную и точную информацию с простым дизайном и системой быстрого функционирования. Вы можете найти почти любую информацию, которую вы ищете на нашем сайте.

На данный момент мы служим только на английском, турецком, русском, украинском, казахском и белорусском языках.
Очень скоро в систему будут добавлены новые языки.

Жизнь известных людей дает вам информацию, изображения и видео о сотнях тем, таких как политики, правительственные деятели, врачи, интернет-сайты, растения, технологические транспортные средства, автомобили и т. д.

Источник: https://www.turkaramamotoru.com/ru/%D0%A4%D0%BE%D1%80%D0%BC%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%B0%D1%8F-%D1%82%D0%B5%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%8F-%D0%B4%D0%BE%D0%BA%D0%B0%D0%B7%D0%B0%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D1%81%D1%82%D0%B2-2516.html

Основные положения теории[ | ]

Если в правовой системе признаётся формальная сила доказательств, то функция суда при рассмотрении дела состоит в том, чтобы установить, что факты предмета доказывания подтверждены при помощи установленных законом доказательств.

Оценка доказательной силы каждого имеющегося доказательства судом не производится, поскольку она определена в законе и не подлежит изменению в суде.

Вследствие этого часть фактов имеет заранее установленную положительную силу (то есть считаются безусловными доказательствами в пользу обвинения), часть — установленную отрицательную силу (то есть считаются безусловными доказательствами в пользу защиты, как, например алиби подсудимого).

Формальная теория доказательств противопоставляется принципу свободной оценки доказательств судом, согласно которому в качестве судебного доказательства может быть использовано любое доступное для данного случая и допустимое по закону доказательство, а оценка каждого судебного доказательства производится судьёй, исходя из собственного внутреннего убеждения и в зависимости от установленных обстоятельств конкретного дела.

История[ | ]

Формальная сила доказательств признавалась в законодательстве некоторых европейских стран вплоть до XIX века. Она служила основой т. н. инквизиционного (розыскного) процесса.В настоящее время, большинство стран перешли к свободной оценке доказательств судом.

Тем не менее, в действительности, в большинстве гражданских споров, как правило, доказыванию подлежит заранее определённый набор фактов, которые доказываются ограниченным, а зачастую единственным способом.

Так же, формальный порядок доказывания в отдельных случаях может быть прямо установлен законом.

Россия[ | ]

В России формальная сила доказательств была окончательно закреплена во времена судебных реформ Петра I и отменена при Александре II в Уставе уголовного судопроизводства от 20 ноября 1864 года. Современным российским правом она также не признаётся.

Недостатки теории[ | ]

Приемлемость формальной теории доказательств была в прошлом предметом достаточно долгих дискуссий правоведов.

Сторонники формального отношения к доказательствам утверждали, что только чётко определённые в законе критерии доказательности каждого факта и набора фактов, доказывающего преступление, позволяет исключить возможность необъективного отношения судей к делу.

По их мнению, позволение судье оценивать доказательства превращает суд из процесса, основанного на законе, в акт вынесения решения по произволу отдельного человека, так как судья оказывается вправе принять и отвергнуть любые доказательства и, таким образом, может вынести решение на основе собственного мнения, а не закона.

Основные доводы против признания формальной силы доказательств состоят в следующем:

  1. Существенность определённого факта может быть весьма различной для решений по конкретным делам. Закон, устанавливая фиксированную значимость доказательств, в каких-то обстоятельствах всё равно окажется несоответствующим реальности.
  2. Установленная формальная сила определённых фактов вынуждает судью выносить приговор на основании наличия доказательств, определённых законом, даже в тех случаях, когда у него имеются обоснованные сомнения в правильности такого приговора.
  3. Факты, которые не могут быть истолкованы в качестве предусмотренных законом действительных доказательств, вынужденно отбрасываются, хотя в конкретных обстоятельствах они могут оказаться весьма существенными.
  4. Судья провоцируется на формальный подход к рассмотрению дела: вместо исследования обстоятельств во всей полноте он побуждается системой законодательства к механическому сбору записанных в законе оснований.
  5. Положения закона, определяющие доказательность определённых фактов, для достижения полноты, необходимой для их использования, неизбежно приобретают очень большой объём, что затрудняет их использование и увеличивает возможность разночтений, противоречий между разными правилами, произвольных толкований.
  6. Формальная сила доказательств не защищает и от произвола судьи, поскольку в его власти остаётся признание тех или иных фактов попадающими под данные в законе определения действительных доказательств.

На основании этих и других соображений в современном праве формальная сила доказательств, в большинстве цивилизованных государств, не признаётся.

См. также[ | ]

Источник: https://encyclopaedia.bid/%D0%B2%D0%B8%D0%BA%D0%B8%D0%BF%D0%B5%D0%B4%D0%B8%D1%8F/%D0%A4%D0%BE%D1%80%D0%BC%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%B0%D1%8F_%D1%82%D0%B5%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%8F_%D0%B4%D0%BE%D0%BA%D0%B0%D0%B7%D0%B0%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8C%D1%81%D1%82%D0%B2

Формальный подход к анализу доказательств — Проф-юрист

формальная теория доказательство, формальная теория доказательства
Формальная теория доказательств — один из вариантов устройства норм об оценке доказательств в судебном процессе.

В уголовном процессе его сущность состоит в том, что для признания преступления совершённым и вины подсудимого доказанной суд должен убедиться в наличии строго определённого законом набора фактов, а для каждого факта закон полностью определяет его существенность и обстоятельства, при которых факт должен быть признан действительным доказательством. Таким образом, каждое доказательство имеет наперёд установленную формальную силу, в соответствии с которой оно и используется в судопроизводстве.

  • 1 Основные положения теории
  • 2 История
  • 3 Недостатки теории
  • 4 Литература
  • 5 См. также

Источник: https://pomoshhjurista.ru/formalnyj-podhod-k-analizu-dokazatelstv.html

Адвокат Титов
Добавить комментарий