Допустимость оглашения показаний потерпевшего или свидетеля в суде

Определение Конституционного Суда РФ от 7 декабря 2006 г. N 548-О

Допустимость оглашения показаний потерпевшего или свидетеля в суде

Определение Конституционного Суда РФ от 7 декабря 2006 г.

N 548-О
“По запросу Абинского районного суда Краснодарского края о проверке конституционности положений статьи 281 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и по жалобам граждан Фомина Дмитрия Евгеньевича, Шуленкова Александра Николаевича и Щербинина Алексея Валерьевича на нарушение их конституционных прав положениями той же статьи”

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи Н.В. Селезнева, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации” предварительное изучение запроса Абинского районного суда Краснодарского края и жалоб граждан Д.Е. Фомина, А.Н. Шуленкова и А.В. Щербинина, установил:

1.

Абинский районный суд Краснодарского края оспаривает конституционность положений статьи 281 УПК Российской Федерации, согласно которым оглашение показаний потерпевшего и свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования, в случае неявки потерпевшего или свидетеля допускается с согласия сторон (часть первая), а при неявке названных участников уголовного судопроизводства по причине смерти потерпевшего или свидетеля, тяжелой болезни, препятствующей явке в суд, отказа потерпевшего или свидетеля, являющегося иностранным гражданином, явиться по вызову суда, стихийного бедствия или иных чрезвычайных обстоятельств суд вправе принять решение об оглашении ранее данных ими показаний по ходатайству стороны или по собственной инициативе (часть вторая).

Как следует из представленных материалов, в ходе судебного разбирательства по уголовному делу по обвинению гражданина А.А.

 Ананенко в совершении ряда преступлений по ходатайству стороны обвинения, но при отсутствии согласия на это стороны защиты были оглашены показания свидетелей, проживающих в Свердловской области, Оренбургской области и Республике Дагестан и не явившихся в суд по неизвестным причинам, хотя извещения о необходимости явки им были направлены заблаговременно.

В своем запросе в Конституционный Суд Российской Федерации Абинский районный суд Краснодарского края указывает, что, принимая вопреки требованиям статьи 281 УПК Российской Федерации решение об оглашении показаний свидетелей, он исходил из того, что нормы частей первой и второй данной статьи не соответствуют статье 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации, поскольку вопреки принципу состязательности и равноправия сторон позволяют одной стороне препятствовать другой стороне в представлении доказательств суду.

Гражданин А.Н.

 Шуленков, осужденный за совершение ряда преступлений, настаивает на признании неконституционным пункта 1 части второй статьи 281 УПК Российской Федерации на том основании, что оглашение судом показаний свидетеля, умершего до судебного разбирательства, нарушает закрепленный в статье 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации принцип состязательности и равноправия сторон, а также гарантируемое подпунктом “d” пункта 3 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод право обвиняемого допросить показывающего против него свидетеля, особенно если достоверность его показаний вызывает существенные сомнения.

В жалобах граждан Д.Е. Фомина и А.В.

 Щербинина оспаривается конституционность пункта 3 части второй статьи 281 УПК Российской Федерации, на основании которого судами при рассмотрении их уголовных дел по ходатайствам стороны обвинения были оглашены данные на предварительном следствии показания потерпевших и свидетелей – проживающих за пределами Российской Федерации граждан иностранных государств, не явившихся в судебное заседание. По мнению заявителей, оспариваемое ими законоположение противоречит статьям 15 (часть 4), 17, 18, 45, 55 (части 2 и 3), 62 (часть 3) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации, а также подпункту “d” пункта 3 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

2. Согласно статье 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

Применительно к уголовному судопроизводству, как неоднократно отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, в частности в Постановлении от 29 июня 2004 года N 13-П по делу о проверке конституционности отдельных положений статей 7, 15, 107, 234 и 450 УПК Российской Федерации, это означает, что функция разрешения уголовного дела отделена от функций обвинения и защиты и осуществление каждой из них возлагается на различные субъекты уголовного судопроизводства, обладающие равными процессуальными правами.

В соответствии с названным конституционным принципом Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации закрепляет, что суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты и создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав (часть третья статьи 15).

Стороны же обвинения и защиты в условиях состязательности должны действовать таким образом, чтобы использовать предоставленные им права и исполнить возложенные на них обязанности без нарушения закона, прав и законных интересов друг друга и лиц, обвиняемых в совершении преступлений, не создавая не предусмотренных законом препятствий для процессуальной деятельности другой стороны.

Так, осуществляя от имени государства уголовное преследование по уголовным делам, прокурор в процессе поддержания государственного обвинения в суде обязан использовать весь комплекс предусмотренных уголовно-процессуальным законом мер по охране прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве.

Обвиняемый, в свою очередь, в соответствии со статьей 47 УПК Российской Федерации вправе возражать против обвинения, участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела и защищаться всеми средствами и способами, не запрещенными уголовно-процессуальным законом, а его защитник в соответствии со статьей 53 УПК Российской Федерации и подпунктом 1 пункта 1 статьи 7 Федерального закона от 31 мая 2002 года “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации” обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя также всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации способами.

3.

Обеспечению конституционного принципа состязательности и равноправия сторон служит установленное частью первой статьи 240 УПК Российской Федерации правило о непосредственности судебного разбирательства, согласно которому в судебном разбирательстве все доказательства по уголовному делу подлежат непосредственному исследованию; суд заслушивает показания подсудимого, потерпевшего, свидетелей, заключение эксперта, осматривает вещественные доказательства, оглашает протоколы и иные документы, производит другие судебные действия по исследованию доказательств.

Оглашение показаний, данных при производстве предварительного расследования, рассматривается как исключение и допускается лишь в случаях, предусмотренных законом (часть вторая статьи 240 УПК Российской Федерации), что обусловлено как необходимостью устранения неравенства в процессуальных возможностях по исследованию доказательств между стороной защиты и стороной обвинения, производившей допросы потерпевших и свидетелей в ходе досудебного производства и составившей соответствующие протоколы, так и стремлением создать для суда условия, при которых ему обеспечиваются свободные от постороннего влияния восприятие и оценка показаний участников уголовного судопроизводства. В тех же целях статьей 272 УПК Российской Федерации предусматривается, что при неявке кого-либо из участников уголовного судопроизводства суд выслушивает мнения сторон о возможности судебного разбирательства в его отсутствие и выносит определение или постановление об отложении судебного разбирательства или о его продолжении, а также о вызове или приводе неявившегося участника.

Созданию сторонам защиты и обвинения равных процессуальных возможностей по исследованию доказательств служит и закрепленное в части первой статьи 281 УПК Российской Федерации правило, в силу которого оглашение ранее полученных показаний потерпевшего или свидетеля, не явившегося в судебное заседание, допускается только с согласия сторон, за исключением случаев, предусмотренных частью второй этой статьи, когда обеспечить участие потерпевшего или свидетеля в судебном заседании не представляется возможным.

Приведенные законоположения, таким образом, обязывают суд в случае, если сторона ходатайствует о допросе в судебном заседании потерпевшего или свидетеля, показания которого, данные в ходе досудебного производства, имеют значение для уголовного дела, использовать все имеющиеся возможности для обеспечения явки этого участника судопроизводства в судебное заседание. Данный вывод согласуется с положениями Международного пакта о гражданских и политических правах (подпункт “е” пункта 3 статьи 14) и Конвенции о защите прав человека и основных свобод (подпункт “d” пункта 3 статьи 6), предусматривающими в качестве одного из обязательных условий справедливого судебного разбирательства право обвиняемого допрашивать показывающих против него свидетелей или требовать, чтобы эти свидетели были допрошены, иметь право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него.

4. Рассматривая вопрос о возможности оглашения в ходе судебного разбирательства показаний потерпевшего или свидетеля, данных им в ходе досудебного производства, Конституционный Суд Российской Федерации в определениях от 27 октября 2000 года N 233-О по жалобе гражданина В.В. Щенникова и от 21 декабря 2000 года N 291-О по жалобе гражданина А.Н. Лопаева пришел к следующим выводам.

Уголовно-процессуальный закон не предусматривает в связи с оглашением в судебном заседании ранее данных показаний потерпевших и свидетелей каких-либо изъятий из установленного уголовно-процессуальным законом порядка доказывания по уголовным делам, согласно которому, в частности, в основу обвинительного приговора могут быть положены лишь доказательства, не вызывающие сомнения с точки зрения их достоверности и соответствия закону. Поэтому оглашение судом показаний отсутствующего свидетеля без законных на то оснований, т.е. при возможности обеспечить его явку в суд, а также последующее использование таких показаний свидетельствует об использовании недопустимых доказательств и о необходимости исключения ссылок на них из приговора или иного судебного решения по результатам последующей проверки его законности и обоснованности.

В случае же оглашения судом показаний отсутствующего свидетеля при наличии предусмотренных законом оснований и последующего использования этих показаний сторонам должна быть предоставлена возможность защиты своих интересов в суде всеми предусмотренными законом способами, включая оспаривание оглашенных показаний, заявление ходатайств об их проверке с помощью других доказательств, а также иные средства, способствующие предупреждению, выявлению и устранению ошибок при принятии судебных решений. Обеспечение в таких случаях прав обвиняемого, включая права, гарантированные подпунктом “е” пункта 3 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах и подпунктом “d” пункта 3 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, возможно в том числе путем проведения в ходе досудебного производства очных ставок с его участием и предоставления возможности задать вопросы потерпевшему или свидетелю, с чьими показаниями он не согласен.

Кроме того, следует учитывать, что сомнения, возникающие при оценке оглашенных в суде показаний с точки зрения их допустимости и достоверности, в силу статьи 49 (часть 3) Конституции Российской Федерации должны истолковываться в пользу обвиняемого.

5.

Таким образом, сами по себе нормы частей первой и второй статьи 281 УПК Российской Федерации не нарушают конституционные права участников уголовного судопроизводства, в связи с чем запрос Абинского районного суда Краснодарского края и жалобы граждан Д.Е. Фомина, А.Н. Шуленкова и А.В. Щербинина не могут быть приняты Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению, как не отвечающие критерию допустимости.

Оценка же решения суда общей юрисдикции относительно допустимости и достоверности таких полученных при проведении досудебного производства доказательств, как показания потерпевших и свидетелей, и возможности оглашения этих показаний, как и принятие решения о необходимости исключения недопустимого доказательства из доказательственной базы осуществляются вышестоящими судами при проверке законности и обоснованности вынесенного приговора или иного судебного решения.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”, Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1.

Признать запрос Абинского районного суда Краснодарского края, жалобы граждан Фомина Дмитрия Евгеньевича, Шуленкова Александра Николаевича и Щербинина Алексея Валерьевича не подлежащими дальнейшему рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, поскольку для разрешения поставленных заявителями вопросов не требуется вынесение предусмотренного статьей 71 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации” итогового решения в виде постановления.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данным обращениям окончательно и обжалованию не подлежит.

3.

Настоящее Определение подлежит опубликованию в “Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации”.

ПредседательКонституционного СудаРоссийской Федерации

Источник: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/1681753/

Кс вновь подчеркнул, что показания потерпевших и свидетелей оглашаются в исключительных случаях

Допустимость оглашения показаний потерпевшего или свидетеля в суде

28 февраля Конституционный Суд РФ вынес Определение № 513-О об отказе в рассмотрении жалобы осужденного Николая Пятакова на неконституционность ряда норм УПК РФ (ч. 1 ст. 61, ч. 1 ст. 73, ст. 87, ч. 1 ст. 88, ч. 2 ст. 240, ч. 2 ст. 281, ч. 2 ст. 297, п. 2 ст. 307, п. 7 ч. 3 ст. 389.28 и п. 5 ст. 401.10).

По мнению заявителя, оспариваемые положения допускают оглашение показаний свидетелей по уголовному делу, несмотря на возражения стороны защиты, позволяют судам при рассмотрении дела по существу не исследовать в полном объеме версию событий обвиняемого и оставлять без рассмотрения доводы его апелляционных и кассационных жалоб.

Изучив обстоятельства дела, КС не нашел оснований для принятия жалобы к рассмотрению. Со ссылкой на собственную практику (Определения от 7 декабря 2006 г. № 548-О, от 16 июля 2013 г. № 1137-О, от 23 декабря 2014 г. № 2796-О и др.

) Суд напомнил, что оглашение показаний, полученных на стадии предварительного следствия, рассматривается как исключение и допустимо лишь в случаях, предусмотренных законом (ст. 240, 276, 281 УПК).

Это обусловлено как необходимостью устранения неравенства в процессуальных возможностях по исследованию доказательств между защитой и обвинением, проводившими допросы потерпевших и свидетелей в ходе досудебного производства и составившими соответствующие протоколы, так и свободой суда от постороннего влияния при оценке показаний участников уголовного судопроизводства.

КС пояснил, что ст. 281 УПК не предусматривает возможность расширительного толкования перечня случаев, допускающих оглашение в суде показаний, ранее данных потерпевшими и свидетелями, отсутствующими на заседании.

Сомнения, возникающие при оценке оглашенных в суде показаний на предмет допустимости и достоверности, должны толковаться в пользу обвиняемого.

«В случае оглашения судом – при наличии указанных в законе оснований – изобличающих обвиняемого показаний отсутствующего лица и последующего их использования сторонам должна быть предоставлена возможность защиты своих интересов в суде всеми предусмотренными законом способами», – сообщается в Определении.

Тем самым, подчеркнул КС, оглашение показаний, данных не явившимися в суд потерпевшим или свидетелем в ходе предварительного расследования, допустимо лишь в исключительных случаях, предусмотренных законом, если обеспечена надлежащая оценка достоверности показаний в качестве доказательств, а у обвиняемого была возможность задать вопросы этому лицу или оспорить достоверность его показаний на стадии досудебного производства или в предыдущих стадиях судебного разбирательства (ч. 2 ст. 281 УПК). При этом сторона обвинения обязана предпринять исчерпывающие меры для обеспечения участия в судебном заседании неявившихся свидетеля или потерпевшего.

В Определении также отмечается, что аналогичный смысл нормам уголовно-процессуального закона придает и правоприменительная практика. Так, в п. 4 Постановления Пленума ВС РФ от 29 ноября 2016 г.

№ 55 разъяснено, что суд не вправе оглашать без согласия сторон показания неявившихся потерпевшего или свидетеля, а также воспроизводить в заседании материалы видеозаписи или киносъемки следственных действий с их участием.

Суд также не вправе ссылаться в приговоре на эти доказательства, если подсудимому в предыдущих стадиях производства не была предоставлена возможность их оспорить (например, в ходе очных ставок задать вопросы потерпевшему или свидетелю, с чьими показаниями подсудимый не согласен, и высказать по ним возражения).

КС подчеркнул, что содержащиеся в оглашенных показаниях сведения, как и другие доказательства, могут быть положены в основу выводов суда лишь после проверки и оценки по правилам ст. 87 и 88 УПК. При этом суд не вправе ссылаться в подтверждение своих выводов на имеющиеся в деле доказательства, если они не были им исследованы и не отражены в протоколе.

Также КС напомнил, что суды при оценке доказательств по уголовному делу, в том числе оглашенных показаний не явившихся на заседание свидетеля или потерпевшего, должны учитывать все обстоятельства, связанные с причинами их неявки и с участием в предшествующих стадиях уголовного судопроизводства. Суды также должны выявить наличие либо отсутствие у подозреваемого, обвиняемого или его защитника возможности оспорить эти показания в установленном порядке.

Кроме того, Суд пояснил, что УПК прямо включает в предмет доказывания в том числе событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства), виновность лица в его совершении, форму вины и мотивы (п. 1 и 2 ч. 1 ст. 73).

Предусмотренный порядок доказывания предписывает проверку и оценку всех доказательств с точки зрения их относимости, допустимости и достоверности, а в совокупности – достаточности для разрешения дела (ст. 87 и ч. 1 ст. 88).

Он также определяет, что приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он вынесен в соответствии с требованиями УПК и основан на правильном применении уголовного закона (ч. 2 ст. 297).

Описательно-мотивировочная часть такого приговора должна содержать доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства (п. 2 ст. 307).

В свою очередь положения ст. 389.28 и 401.10 УПК прямо предусматривают, что в перечисленных судебных решениях должны быть изложены доводы заявителя и мотивы принимаемого по жалобе решения.

Положения данных статей не допускают отказ судов от рассмотрения и оценки всех доводов заявлений, ходатайств или жалоб участников уголовного судопроизводства, а предписывают мотивировать свои решения путем указания на конкретные, достаточные основания, по которым эти доводы отвергаются.

В связи с этим, подытожил КС, спорные нормы не нарушают конституционные права заявителя, а доводы жалобы сводятся к оспариванию процессуальных решений по уголовному делу.

По мнению руководителя уголовной практики АБ «КРП» Михаила Кириенко, Определение не стало революционным: «Орган конституционного правосудия не отклонился от своей позиции, которую ранее обозначал при оценке предписаний ст. 281 УПК».

Эксперт предположил, что в жалобе заявитель ссылался на частный случай нарушения его прав. При этом он отметил, что суды продолжают расширительно понимать положения о возможности оглашения показаний неявившихся свидетелей, чем грубо нарушают права на защиту, и выразил несогласие с выводом КС о том, что ч. 2.1 ст. 281 УПК гарантирует соблюдение права на защиту.

Михаил Кириенко полагает, что основания оглашения показаний следует четко указать в УПК в целях препятствия расширительному толкованию правоприменителем.

«Ссылки на возможность оспорить показания на других стадиях, а также эффективность такой возможности – очень субъективный момент, который суд зачастую истолковывает без учета гарантии состязательности не только в целом, но и при оценке каждого доказательства, – пояснил адвокат.

– Кроме того, на момент наличия такой возможности у обвиняемого может не быть определенного объема информации, гарантированной законодателем по итогам предварительного расследования, которую можно использовать для защиты».

Старший партнер АБ «ЗКС» Андрей Гривцов согласился с выводами КС в отношении возможности оглашения показаний неявившихся свидетелей лишь в исключительных случаях и при предоставлении защите возможности на предыдущих стадиях оспорить эти показания. «В последнее время я не сталкивался с иной трактовкой ч. 2.1 ст. 281 УПК. По всей видимости, судей ориентируют на подобное правоприменение», – отметил он.

По мнению эксперта, сторона обвинения нашла новую лазейку для обхода возможности стороны защиты в ходе судебного заседания допросить свидетелей, которые могут дать показания, отличные от данных ими на стадии предварительного расследования.

«Лицо (особенно часто это практикуется с лицами, заключившими досудебное соглашение о сотрудничестве), является в суд, отказывается от дачи показаний со ссылкой на ст. 51 Конституции, после чего гособвинитель заявляет ходатайство об оглашении предыдущих показаний согласно ч. 4 ст. 281 УПК.

Суд удовлетворяет ходатайство, игнорируя доводы защиты о невозможности оспорить показания такого лица и задать ему вопросы», – пояснил адвокат.

В заключение он добавил, что дважды сталкивался с подобной ситуацией по так называемым «громким уголовным делам», и, к сожалению, апелляционная инстанция (а это был ВС) на проблему не отреагировала.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/ks-vnov-podcherknul-chto-pokazaniya-poterpevshikh-i-svideteley-oglashayutsya-v-isklyuchitelnykh-sluchayakh/

Комментарий у УПК РФ Под ред. А.В. Смирнова 2-е изд. 2004

Допустимость оглашения показаний потерпевшего или свидетеля в суде

К оглавлению 1-е изд. | 2-е изд. | 3-е изд. | 4-е изд. | 5-е изд. | 6-е изд

Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля

1.

Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства, а также демонстрация фотографических негативов и снимков, диапозитивов, сделанных в ходе допросов, воспроизведение аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки допросов допускаются с согласия сторон в случае неявки потерпевшего или свидетеля, за исключением случаев, предусмотренных частью второй настоящей статьи.

2. При неявке в судебное заседание потерпевшего или свидетеля суд вправе по ходатайству стороны или по собственной инициативе принять решение об оглашении ранее данных ими показаний в случаях:

1) смерти потерпевшего или свидетеля;

2) тяжелой болезни, препятствующей явке в суд;

3) отказа потерпевшего или свидетеля, являющегося иностранным гражданином, явиться по вызову суда;

4) стихийного бедствия или иных чрезвычайных обстоятельств, препятствующих явке в суд.

3. По ходатайству стороны суд вправе принять решение об оглашении показаний потерпевшего или свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования либо в суде, при наличии существенных противоречий между ранее данными показаниями и показаниями, данными в суде.

4. Заявленный в суде отказ потерпевшего или свидетеля от дачи показаний не препятствует оглашению его показаний, данных в ходе предварительного расследования, если эти показания получены в соответствии с требованиями части второй статьи 11 настоящего Кодекса.

5. Не допускаются демонстрация фотографических негативов и снимков, диапозитивов, сделанных в ходе допроса, а также воспроизведение аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки допроса без предварительного оглашения показаний, содержащихся в соответствующем протоколе допроса или протоколе судебного заседания.

1. Значение положений, содержащихся в данной статье, выходит далеко за рамки судебного следствия и судебного разбирательства. Во многом благодаря им, российский уголовный процесс реально стал обретать черты состязательного судопроизводства.

Эти нормы являются гарантией права каждого обвиняемого на очную ставку, т.е.

права допрашивать показывающих против него свидетелей или права на то, чтобы эти свидетели были допрошены (подпункт “d” пункта 3 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г.).

Во-первых, оглашение, а значит, и использование в качестве судебных доказательств протоколов допросов свидетелей и потерпевших, полученных на предварительном расследовании, а также сопутствующих им материалов, вместо непосредственного и устного заслушивания показаний этих лиц теперь стало возможным при неявке потерпевшего или свидетеля, как правило, только с согласия обеих сторон. Иначе говоря, любой из участников судебного разбирательства, выступающий либо со стороны обвинения, либо со стороны защиты, может в большинстве случаев наложить “вето” на оглашение протоколов допросов неявившегося в судебное заседание свидетеля или потерпевшего, которые вследствие этого фактически становятся недопустимыми доказательствами.

Однако закон (ч. 2-3 ст. 281 УПК) предусматривает и ряд исключений из этого правила. Так, при неявке в судебное заседание потерпевшего или свидетеля суд вправе по ходатайству даже одной из сторон либо по собственной инициативе (то есть без получения согласия одновременно обеих сторон) принять решение об оглашении ранее данных ими показаний в случаях:

– смерти потерпевшего или свидетеля;

– тяжелой болезни, препятствующей явке в суд;

– отказа потерпевшего или свидетеля, являющегося иностранным гражданином, явиться по вызову суда;

– стихийного бедствия или иных чрезвычайных обстоятельств, препятствующих явке в суд.

Кроме того, по ходатайству стороны суд может огласить показания потерпевшего или свидетеля, ранее данные ими при производстве предварительного расследования либо в судебном заседании, при наличии существенных противоречий между ранее данными показаниями и показаниями, данными в суде. О понятии существенных противоречий между ранее данными показаниями и показаниями, данными в суде, см. п. 2 комм. к ст. 276.

Не допускаются также демонстрация фотографических негативов и снимков, диапозитивов, сделанных в ходе допроса, а также воспроизведение аудио- или видеозаписи, киносъемки допроса без предварительного оглашения показаний, содержащихся в соответствующем протоколе допроса или протоколе судебного заседания.

2.

Согласно части 4 комментируемой статьи, заявленный в суде отказ потерпевшего или свидетеля, обладающих свидетельским иммунитетом от дачи показаний (против самого себя, своего супруга или близких родственников) не препятствует оглашению его показаний, данных в ходе предварительного расследования – но только при условии, если они ранее согласились дать показания по обстоятельствам, защищаемым этим иммунитетом, будучи предупреждены дознавателем, следователем, прокурором или судом о том, что их показания могут использоваться в качестве доказательств в ходе дальнейшего производства по уголовному делу (ч. 2 ст. 11 УПК).

При этом следует иметь в виду, что оглашение в судебном заседании прежних показаний “отказавшегося” свидетеля или потерпевшего, данных им на предварительном расследовании против обвиняемого, неправомерно, если тот не являлся супругом или близким родственником свидетеля или потерпевшего. Иное толкование ч. 2 ст.

11 приводило бы к абсурдному и противоречащему смыслу ст.

281 выводу, что любые показания, данные свидетелями и потерпевшими на предварительном расследовании, могут оглашаться в суде на том лишь формальном основании, что всем им перед допросом разъясняется право на свидетельский иммунитет, независимо от того, по какому предмету ими были даны показания.

3. В отличие от прежнего уголовно-процессуального закона (ст. 286 УПК РСФСР), новый Кодекс не придает значения в смысле оснований для оглашения ранее данных показаний потерпевших и свидетелей причинам неявки в судебное заседание потерпевшего или свидетеля.

Источник: http://kalinovsky-k.narod.ru/p/kom-2/kom281.htm

Оглашение показаний не явившихся в суд потерпевших и свидетелей

Допустимость оглашения показаний потерпевшего или свидетеля в суде

А. КЛЕЦКИНА. Клецкин, заместительпрокурора Кавалеровского районаПриморского края.

Согласно ч. ч. 1 и 2 ст.

281 УПК РФоглашение показаний потерпевшего исвидетеля, ранее данных при производствепредварительного следствия или судебногоразбирательства, а также демонстрацияфотографических негативов и снимков,диапозитивов, сделанных в ходе допросов,воспроизведение аудио- и (или) видеозаписи,киносъемки допросов в случае неявкипотерпевшего или свидетеля допускаютсятолько с согласия сторон, за исключениемсмерти потерпевшего или свидетеля, тяжелойболезни, препятствующей явке в суд, отказапотерпевшего или свидетеля, являющегосяиностранным гражданином, явиться по вызовусуда, стихийного бедствия или иныхчрезвычайных обстоятельств,препятствующих явке в суд.

Есливнимательно проанализировать этиположения, можно легко заметить, что онинарушают принципы равноправия исостязательности, согласно которым сторонынаделены равными возможностями передсудом, в том числе правами по представлениюдоказательств, участию в их исследовании,заявлению ходатайств и отводов.

При этомсуд обязан обеспечивать справедливое ибеспристрастное разрешение спора,предоставляя сторонам равные возможностидля отстаивания своих позиций. Исходя из указанных принципов возможностьреализации стороной своих прав иобязанностей не может зависеть отволеизъявления другой стороны.

Стороныдолжны иметь право представлять суду любыедоказательства, собранные с соблюдениемнорм УПК. И уже суд обязан оценитьпредставленные доказательства с позицийотносимости, допустимости исогласованности с инымидоказательствами. Невозможностьоглашения данных на предварительномследствии показаний не явившихсясвидетелей, потерпевших и демонстрацииуказанных в ч. 1 ст.

281 материалов принесогласии стороны защиты существенносужает возможность стороны обвинения попредставлению и исследованиюдоказательств, препятствует справедливомуи беспристрастному разрешению уголовногодела, делает неэффективной работуследователя по собиранию и закреплениюдоказательств.

В ст.

17 УПКзакреплен принцип, согласно которому судья,присяжные заседатели, а также прокурор,следователь, дознаватель оцениваютдоказательства по своему внутреннемуубеждению; никакие доказательства не имеютзаранее установленной силы.

Действующая редакция ст.

281 УПК лишает судвозможности оценить по своему внутреннемуубеждению собранные в установленномпроцессуальным законом порядкедоказательства – показания не явившихсяучастников уголовного процесса – в случаенесогласия стороны на их оглашение. Темсамым таким доказательствам заранеепридается статус не имеющих юридическойсилы, так как ссылка на не исследовавшиеся всудебном заседании доказательства вдальнейшем будет недопустима (ч. 4 ст. 292 УПК).

Исчерпывающий перечень оснований, покоторым доказательство может быть признанонедопустимым, указан в ст. 75 УПК,согласно которой к недопустимымдоказательствам относятся:

1) показанияподозреваемого, обвиняемого, данные в ходедосудебного производства по уголовномуделу в отсутствие защитника, включая случаиотказа от защитника, и не подтвержденныеподозреваемым, обвиняемым в суде; 2)показания потерпевшего, свидетеля,основанные на догадке, предположении,слухе, а также показания свидетеля, которыйне может указать источник своейосведомленности; 3) иныедоказательства, полученные с нарушениемтребований УПК. Статья 281необоснованно расширяет этот перечень, таккак не позволяет суду исследоватьдоказательства, фактически обладающиепризнаками относимости и допустимости иполученные в установленном закономпорядке. Само по себе мнение стороны оневозможности оглашения показаний неявившегося свидетеля или потерпевшего неделает это доказательство недопустимым.Оно должно исследоваться наравне с инымисобранными по делу доказательствами. Как показывает анализ судебной практики вКавалеровском районе Приморского края,несогласие с оглашением показаний неявившихся свидетелей, потерпевших всегдавысказывается стороной защиты. При этом онадаже не всегда мотивирует свое несогласие,так как УПК не обязывает делать это. Прокурор, как лицо, осуществляющее надзорза законностью при производстве поуголовному делу, заинтересован вобъективном и беспристрастномисследовании всех имеющихся по делудоказательств.

Сторона защиты,наоборот, заинтересована в представлениисуду только таких доказательств, которыевыгодны ей, поскольку на защитнике не лежитобязанность устанавливать истину по делу.Наоборот, п. 3 ч. 4 ст.

6Федерального закона “Об адвокатскойдеятельности и адвокатуре” связываетпозицию адвоката по делу с позициейзащищаемого им лица, которая не всегдасоответствует фактическим обстоятельствамсовершения преступления.

Представляется необходимым внести в ст. 281УПК изменения, предусматривающиевозможность оглашения показанийпотерпевшего и свидетеля, ранее данных припроизводстве предварительного следствияили судебного разбирательства, в случае ихнеявки по ходатайству одной из сторон.

Законность, 2005, N 10

Источник: https://www.lawmix.ru/comm/377

Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля

Допустимость оглашения показаний потерпевшего или свидетеля в суде

По правилам ст. 240 УПК в основу приговора могут быть положены доказательства, непосредственно исследованные в судебном заседании, в частности, выслушанные судом показания потерпевших и свидетелей.

Статья 281 УПК указывает на исключения из общего правила, позволяющие огласить показания потерпевшего и свидетеля, которые обозначены следующим образом: с согласия сторон в случае неявки потерпевшего и свидетеля; без согласия сторон в следующих случаях: смерти потерпевшего или свидетеля; тяжелой болезни, препятствующей явке в суд если в результате принятых мер установить место нахождения потерпевшего или свидетеля для вызова в судебное заседание не представилось возможным; отказа потерпевшего или свидетеля, являющегося иностранным гражданином, явиться по вызову суда; стихийного бедствия или иных чрезвычайных обстоятельств, препятствующих явке в суд; по ходатайству стороны при наличии существенных противоречий между ранее данными показаниями и показаниями, данными в суде.

Суд вправе, не допрашивая несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля и в их отсутствие, огласить ранее данные при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства показания, продемонстрировать фотографические негативы и снимки, диапозитивы, сделанные в ходе допросов, воспроизвести аудио- и видеозаписи, киносъемки допросов. Однако ч. 2.1 ст.

281 УГ1К позволяет принять решение об оглашении показаний потерпевшего или свидетеля, воспроизведении видеозаписи следственных действий с их участием лишь при условии предоставления обвиняемому, подсудимому в предыдущих стадиях производства по делу возможности оспорить эти доказательства.

При необходимости суд может вынести мотивированное решение о необходимости допроса несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля.

Оглашению показаний неявившегося свидетеля или потерпевшего должны предшествовать зафиксированные в материалах дела усилия суда по выяснению причин неявки, обеспечению уведомления лица о вызове и явке в судебное заседание. Небрежность суда по обеспечению явки свидетелей или потерпевших, указание этими лицами неопределенных или гипотетических причин неявки ЕСПЧ признавал нарушениями ст. 6 Конвенции[1].

Конституционный Суд РФ ориентирует суды на проверку возможности обеспечения явки в суд свидетелей и потерпевших, чьи показания представляют особую ценность для дела: «… оглашение судом показаний отсутствующего потерпевшего без законных па то оснований, т.е.

при возможности обеспечить его явку в суд, а также последующее использование таких показаний могут рассматриваться как использование недопустимых доказательств и свидетельствовать о необходимости исключения ссылок на них из приговора или иного судебного решения по результатам проверки его законности и обоснованности»[2].

«При неявке в судебное заседание потерпевшего или свидетеля оглашение их показаний, ранее данных ими при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства, в соответствии с частью 1 статьи 281 УПК допускается только с согласия сторон. В случаях, предусмотренных частью 2 статьи 281 УГ1К, оглашение показаний потерпевшего или свидетеля не требует согласия сторон.

Если в ходе судебного разбирательства обнаружатся существенные противоречия в показаниях потерпевшего или свидетеля по сравнению с ранее данными ими показаниями при производстве предварительного расследования или в судебном заседании, суд вправе огласить такие показания лишь по ходатайству стороны (часть 3 статьи 281 УПК). В этом случае согласия другой стороны не требуется». «Сомнения, возникающие при оценке оглашенных в суде показаний с точки зрения их допустимости и достоверности, в силу статьи 49 (часть 3) Конституции Российской Федерации должны истолковываться в пользу обвиняемого»[3].

Оглашение данных в ходе предварительного следствия показаний свидетеля со стороны обвинения, воспользовавшегося в судебном заседании свидетельским иммунитетом, исключает возможность стороны защиты допросить этого свидетеля.

Однако оглашенные показания такого свидетеля могут быть использованы в качестве доказательства в ходе производства по делу, если они были получены в соответствии с требованиями закона, в частности, если лицо, обладающее свидетельским иммунитетом, было предупреждено об этом.

Оглашенные показания должны быть проверены всеми возможными способами, кроме нарушения права на свидетельский иммунитет[4].

Не может быть признано чрезвычайным обстоятельством заявление свидетеля, допрошенного на предварительном следствии с сокрытием подлинных сведений о нем (в порядке ч. 5 ст. 278 УПК) об опасениях за свое здоровье в связи с неоднократными угрозами со стороны обвиняемых.

Обеспечение безопасности такого свидетеля реализуется применением процедуры, указанной в ч. 5 ст. 278 УПК, — без оглашения подлинных данных о его личности и в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля другими участниками судебного разбирательства.

Однако обеспечение безопасности такого свидетеля при возражениях защиты против оглашения его показаний, данных в ходе предварительного следствия, не предусмотрены комментируемой статьей в качестве оснований для оглашения.

Лишение защиты на всех стадиях процесса возможности задать вопросы свидетелю и провести очную ставку между ним и подсудимым является нарушением права на справедливое судебное разбирательство, гарантированное ст. 6 Конвенции[5].

Оглашение показаний неявившихся свидетеля или потерпевшего в некоторой степени нарушает принципы устное™ и непосредственности исследования доказательств в судебном заседании, затрудняет или исключает получение информации о способе получения названных доказательств, об интеллектуальных и волевых качествах свидетеля и потерпевшего и затрудняет проверку и оценку протокола допроса названных лиц. Поэтому для оглашения показаний не явившихся свидетелей и потерпевших необходимо выяснять причины неявки каждого из них. Оглашение показаний при отсутствии для этого достаточных оснований является нарушением уголовно-процессуального закона. Оглашенные показания могут быть положены в основу выводов и решений по делу лишь после их проверки и всестороннего исследования в судебном заседании. Необоснованное оглашение показаний свидетеля влечет отмену состоявшихся по делу судебных решений[6].

Согласие сторон на оглашение показаний неявившихся потерпевших и свидетелей может означать, что эти показания не вызывают сомнений ни у одной из сторон или что они не имеют существенного значения по делу.

Закон позволяет оглашение данных в ходе предварительного расследования показаний потерпевшего и свидетеля, полученных без нарушений закона, при заявленном в суде отказе от дачи показаний.

Оглашать в ходе судебного разбирательства показания потерпевшего, свидетелей, также как и другие приобщенные к делу документы, должны стороны, заявившие об этом ходатайство, либо суд (ч. 2 ст. 285 УПК).

Допрос эксперта, давшего заключение в ходе предварительного расследования, не связан с назначением и проведением судебной экспертизы. Целью допроса эксперта является разъяснение или дополнение данного им заключения. Эксперт может быть вызван по ходатайству сторон или по инициативе суда.

Показания эксперта являются видом доказательств наравне с заключением эксперта (п. 3 ч. 2 ст. 74, ч. 2 ст. 80 УПК).

При допросе в суде эксперт может привести новые доводы, усилить аргументацию, дать ответы на не поставленные во время предварительного расследования вопросы, которые не требуют специального исследования.

Эксперта допрашивают в суде по общим правилам допроса: председательствующий предупреждает его об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний (об ответственности за дачу заведомо ложного заключения эксперта предупреждают на предварительном следствии).

Вопросы эксперту после оглашения его заключения могут задать все участники судебного разбирательства, причем первой вопросы задает сторона, по инициативе которой была назначена экспертиза на предварительном следствии. Ответы эксперта подлежат занесению в протокол судебного заседания. Их оценивают вместе с заключением эксперта.

Если по какой-либо причине эксперт, участвовавший в проведении экспертизы в ходе предварительного расследования, не может явиться в судебное заседание, а стороны или суд нуждаются в разъяснении или дополнении экспертного заключения, следует назначить производство судебной экспертизы в соответствии со ст. 283 УПК.

< Предыдущая СОДЕРЖАНИЕ Следующая >

Посмотреть оригинал

В судебном следствии может быть допрошен специалист, показания и заключение которого в соответствии с п. 3.1 ч. 2 ст. 74 УПК являются доказательствами по уголовному делу.

Специалиста допрашивают по правилам допроса свидетеля, предварительно представив суду подтверждение того, что приглашенное лицо обладает специальными знаниями в вопросах, являющихся предметом судебного разбирательства.

Суд вправе отвести специалиста в случае непредставления документов, свидетельствующих о наличии специальных знаний у лица, о допросе которого в качестве специалиста было заявлено ходатайство, признания этих документов недостаточными либо ввиду некомпетентности, обнаружившейся в ходе его допроса.

Специалист может быть привлечен по ходатайству стороны или по инициативе суда для оказания помощи в оценке заключения эксперта и допросе эксперта. Разъяснения специалист дает в форме устных показаний или письменного заключения. «Заключение и показания специалиста подлежат проверке и оценке по общим правилам (его компетентность и незаинтересованность в исходе дела, обоснованность суждений и др.) и могут быть приняты судом или отвергнуты, как и любое другое доказательство»[1].

Источник: https://studme.org/250488/pravo/oglashenie_pokazaniy_poterpevshego_svidetelya

Адвокат Титов
Добавить комментарий