Что делать если отчим угрожает матери побоями

Что делать, если отец семейства бьет, а полиция бездействует?

Что делать если отчим угрожает матери побоями

0  Lena 17 Сентября 2011 14:49
И опять у нас назревшая проблема многодетной семьи.Скорей всего он над ними издеваеться из-за того,что он единсвеный добытчик,а если так,то по его мнению все должны перед ним преклонаться.А если бы у матери был бы один ребенок,и работа,она бы не терпела,ушла. Жалко не мать,а пятерых детишек.Что они запомнят из своего детства.У нас всегда виновата мать:что переехала,что родила столько детей,что не работает,что живет с таким уродом,и детей подвергает опасности.
0  Kaster Troy 17 Сентября 2011 16:19
Цитата
Lena пишет:У нас всегда виновата мать:что переехала,что родила столько детей,что не работает,что живет с таким уродом,и детей подвергает опасности.

Ну, а кто же еще в первую очередь виноват?
Если нет головы на плечах, то никто в этом не поможет!

0  кабынебылозимы 17 Сентября 2011 17:02
У меня вот так отец мать убил. И звонил я и писал не раз в милицию
0  зрительница 17 Сентября 2011 17:34
Канэш ща бабы сами и виноваты.Если раньше презервативы “днем с огнем..”,противозачаточных в аптеках токо по великому блату,спиралей и в природе не было   А ща залететь токо по дурости можно(зачесалось-захотелось) или из меркантильных интересов,шоб мужика “повязать”.Вот и плодят изначально несчастливых детей,безотцовщин,обрекают малышей на сиротство
0  SvetDobr 17 Сентября 2011 18:57
Обратите внимание, письмо в редакцию пришло от ребенка. Да, допустим, женщина трижды виновата, что родила столько детей от пьющего-бьющего. Но теперь вопрос стоит не в том, “кто виноват?”, а в том – “что делать?”. В семье пятеро детей, отец пьет, мать бесправна и не умеет защитить себя, а дети в чем виноваты? Кем они вырастут? Как социальные службы могут помочь этой и подобным семьям? Где выход из этой ситуации?     А вопрос – почему бездействует милиция полиция – совсем из другой оперы. Да и чем в по большому счету поможет полиция? Ну, приедет раз, приедет два, заберет на 15 суток. И что дальше. Ну, не будет мужик некоторое время пить, помня о “прелестях” кутузки.  Потом все равно сорвется, человека так просто не переделать.
0  Kaster Troy 17 Сентября 2011 19:34
Цитата
SvetDobr пишет: “что делать?”… а дети в чем виноваты? Кем они вырастут? …. Где выход из этой ситуации?

Безусловно, вы – СветДобр, как всегда правы (и не только)!”Что делать?” – в этом случае это трудный вопрос и найти ответ на него не так просто.

Никто же, кроме их самих, не вытащит их из этой трясины, в первую очередь полагаться нужно на себя, а не на дядю. И если это будет, то вопрос “кем они вырастут?” будет звучать не так страшно. Ну, а этот боец имеет силу только перед ними, канешна вмешательство, извне, не помешало бы!

0  Евгения 17 Сентября 2011 19:56
А по Тивикому полицейские отрапортовали, что успешно прошла операция “Быт”, где велись душещипательные беседы с алкоголиками, тунеядцами и «Кухонными боксерами»Данные с сайта Тивиком: “Баир Гомбожапов, участковый уполномоченный полиции: «Проверяем подучетных лиц, куда входят семейные скандалисты и алкоголики…”. и далее: “Андрей Лумбунов, инспектор отдела организации работы участковых уполномоченных: «В ходе первого этапа операции на профилактический учет было поставлено 392 гражданина, из них 108 совершающих правонарушения в сфере семейно-бытовых отношений».”Может глава этой семьи станет 393 гражданином или не станет. Зависит от работы полиции. А что там Нургалиев говорил о людях, так это не важно. Полиция едет к этой семье уже видимо 2 дня. Великолепно!!!Женщина, если у Вас хоть немного мозгов есть – уходите от него, если он Вас убьет (не дай Бог, конечно), кому нужны будут Ваши дети? Подумайте о них.
0  z 17 Сентября 2011 21:28
Цитата
Kaster Troy пишет:Цитата
Lena пишет:У нас всегда виновата мать:что переехала,что родила столько детей,что не работает,что живет с таким уродом,и детей подвергает опасности.

Ну, а кто же еще в первую очередь виноват?
Если нет головы на плечах, то никто в этом не поможет!

ну ты мудааак…

0  Kaster Troy 17 Сентября 2011 21:32
Цитата
z пишет:ну ты- – – …

Было желание что-то сказать?

0  gsd 18 Сентября 2011 19:53
Дети не виноваты,что у мамы их пятеро от разных отцов,что отец-отчим пьёт,бьёт её,мать есть мать,дети будут её защищать.А бывает и так,что муж не пьёт-не курит,хорошо зарабатывает,а жена пилит его каждый день
0  гость 19 Сентября 2011 10:31
Где уполномоченный по правам ребенка?! На экспертизу нужно мать и ребенка – зафиксировать побои и посадить этого гада. В это время развод и в другой город уехать. Пусть алименты платит на детей. Гад!!!  
0  tuyana 19 Сентября 2011 12:22
Бедные женщины…( бедные дети..( Мужика на кол!  
0  Гость 20 Сентября 2011 1:48
Такие матери пишут заявления, потом их же и забирают, что может полиция сделать, если законодательство такое дурацкое. Детям тогда надо писать заявления на побои, проходить СМЭ, а несколько заявлений – истязания, тут статья тяжелее по санкции. Надо бороться за себя. Ну и что, что единственный добытчик, мозг все-равно нужно вправлять.
0  Ирина Астраханцева 20 Сентября 2011 20:03
А у моей сестры тоже муженек кухонным бойцом БЫЛ. Слава Богу хватило ума выгнать этого раздолбая!!!! Она сейчас с 2 детьми на руках, а от него никакой помощи, наоборот только убытки… Зимой, когда морозы под 40 были он ей в квартире стекла разбил, куртку порвал, душил со страшной силой – побои сняты были и все это предоставлялось сотрудникам МВД, а что толку????????????? Дело якобы завели, но ни разу я не видела, чтоб его либо забрали, либо оштрафовали……..в полиции эту бумагу на тормозах спустили и все!!!!! И сколько у нас таких дел лежит на полочках – ПЫЛЯТСЯ БЕЗ ОСОБОГО ИНТЕРЕСА И РАССМОТРЕНИЯ!!!!!!!!!!А если женщина даст отпор, и не дай бог с летальным исходом – так ее же первую в каталажку закроют и увезут в места не столь отдаленные!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!           ????
0  Гость 20 Сентября 2011 23:22
Цитата
Евгения пишет:А по Тивикому полицейские отрапортовали, что успешно прошла операция “Быт”, где велись душещипательные беседы с алкоголиками, тунеядцами и «Кухонными боксерами»Данные с сайта Тивиком: “Баир Гомбожапов, участковый уполномоченный полиции: «Проверяем подучетных лиц, куда входят семейные скандалисты и алкоголики…”. и далее: “Андрей Лумбунов, инспектор отдела организации работы участковых уполномоченных: «В ходе первого этапа операции на профилактический учет было поставлено 392 гражданина, из них 108 совершающих правонарушения в сфере семейно-бытовых отношений».”Может глава этой семьи станет 393 гражданином или не станет. Зависит от работы полиции. А что там Нургалиев говорил о людях, так это не важно. Полиция едет к этой семье уже видимо 2 дня. Великолепно!!!Женщина, если у Вас хоть немного мозгов есть – уходите от него, если он Вас убьет (не дай Бог, конечно), кому нужны будут Ваши дети? Подумайте о них.

На тивикоме показывают, только хорошую сторону, это не объективно, не смотрите тивиком  

0  Гость 21 Сентября 2011 10:58
Цитата
Ирина Астраханцева пишет:А у моей сестры тоже муженек кухонным бойцом БЫЛ. Слава Богу хватило ума выгнать этого раздолбая!!!! Она сейчас с 2 детьми на руках, а от него никакой помощи, наоборот только убытки… Зимой, когда морозы под 40 были он ей в квартире стекла разбил, куртку порвал, душил со страшной силой – побои сняты были и все это предоставлялось сотрудникам МВД, а что толку????????????? Дело якобы завели, но ни разу я не видела, чтоб его либо забрали, либо оштрафовали……..в полиции эту бумагу на тормозах спустили и все!!!!! И сколько у нас таких дел лежит на полочках – ПЫЛЯТСЯ БЕЗ ОСОБОГО ИНТЕРЕСА И РАССМОТРЕНИЯ!!!!!!!!!!А если женщина даст отпор, и не дай бог с летальным исходом – так ее же первую в каталажку закроют и увезут в места не столь отдаленные!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!                  ????

Вот ненадо, дорогуша !За побои привлекает суд, и только по заявлению потерпевшего. И “забрать” могут только как хулигана, и то – на 15 суток. А сажать за такие преступления закон дурацкий не позволяет, а не полиция по собственному желанию дело спускает. Попробуй нарушь права кухонного боксера, куча брызжащих слюнями правозащитников набежит, ачо !!! полиция превышает полномочия !!!!

Так что нехрен, такие дела не лежат на полочках. А еще жертвы кухонных боксеров любят написать заявления на мужей, вечером, а утром забрать, или не являться для разбирательств в суд или в полицию. И что теперь – бегать за ними, чтобы они потерпевшими были ??

Источник: https://arigus.tv/news/item/17530/

Отчим, избивавший маленького пасынка, триумфально вернулся домой, как будто суда и не было – МК

Что делать если отчим угрожает матери побоями

Детский ад: истринское дело

Все началось три года назад, когда гражданин Украины Святослав Комов женился на Елене, матери двух детей. Он уговорил ее продать в Москве 4-комнатную (!) квартиру и купить дом в Истринском районе.

Говорят, до свадьбы он вел себя нормально. Но после регистрации брака мужчину как подменили. Больше всего доставалось именно Диме. Ему тогда было 10 лет, а его сестре Марине — 8. Падчерицу он не трогал, возможно, потому что Марина перенесла операцию на сердце. Но вот тихий Дима бесил Комова страшно.

— Святослав его третировал до поздней ночи, — рассказывает бабушка мальчика Наталья Юрьевна Орешникова. — Открывал книгу: «Переписывай!» — и заставлял списывать три-четыре страницы. Заставлял хрестоматию наизусть учить.

Дима ложился за полночь, иногда до 4 ночи не спал, а в 7 уже его будили в школу. Есть ему не давал, завтракал Дима в 2–3 часа дня, вечером — горбушка и вода из колодца. И бил, конечно, постоянно.

В туалет ребенок ночью встанет, тот ему ка-ак даст: «Кто тебе разрешил вставать?!» В уголовном деле не все описано… А я работаю в Москве неделю через неделю — что я могу?..

Дима приходил в школу невыспавшийся, с синяками и ссадинами. Но на все вопросы, не глядя в глаза, отвечал: упал с лестницы, наткнулся в темноте на дверь… А однажды Комов заставил ребенка учить наизусть стихи, стоя на коленях в кошачьем лотке на гранулах наполнителя. Это было не только унизительно — ноги были изрезаны в кровь.

В школьном медпункте синяки и ссадины фиксировали и передавали материалы в милицию. Но милиция не отреагировала ни разу: нет побоев, и все тут! Осложняло ситуацию и то, что Елена, его мама, была полностью подчинена новому мужу. Она отрицала, что Комов бьет сына, и требовала от мальчика, чтобы тот никому ничего не рассказывал.

Подавленный, запуганный, забитый ребенок нигде не видел помощи. Только на суде стало известно, что он еще два года назад интересовался у классной руководительницы, зачем мылят веревку перед повешением…

Выписка из протокола комиссии ПДН от 23.10.2012. Показания классного руководителя:

«Дима приходит в школу невыспавшийся. Из последнего разговора с ним было выяснено, что отчим заставляет его по ночам переписывать тексты из книг, а если видит, что Дима устал или начал плакать, то бьет его. Администрация школы очень обеспокоена судьбой Димы.

Дело в том, что у Марины врожденный порок сердца и ей была сделана операция, и наверное, Комов С.В. боится ее трогать. А Дмитрий уже спрашивает у меня, зачем веревку, перед тем как повеситься, смазывают мылом. Мы со своей стороны оказываем психологическую помощь Диме, но его мать должна изменить свое отношение к сыну, чтобы не произошло несчастье.

На мои слова она ответила: «Хорошо, я поговорю с мужем, чтобы он больше не бил Диму».

И однажды Дима прямо сказал бабушке Наташе, что не хочет жить. Ему тогда было 12 лет.

Наталья Юрьевна обратилась к адвокатам Игорю Михееву и Валерию Фокину. И только им удалось добиться, чтобы против Святослава Комова возбудили уголовное дело. Садиста взяли под стражу, а Диму поместили в приют.

И весной был суд. Рассматривались три случая избиения и эпизод с кошачьим лотком. Ну и что — суд показал, насколько бесправен у нас ребенок и насколько привычна в России идея воспитания кулаками и ремнем.

По эпизоду с кошачьим лотком Комов был оправдан! А другие его действия, с подачи прокурора (!), были переквалифицированы со ст. «Истязание заведомо несовершеннолетнего» на «Нанесение побоев».

Комову зачли время пребывания под стражей, и он тут же вышел на свободу.

Именно тогда депутат Резник и направил свой запрос прокурору Московской области Юрию Захарову и членам квалификационной коллегии судей Московской области.

Из запроса Бориса Резника: «Федеральный судья Истринского райсуда Федор Григорьев не увидел садизма и живодерства в действиях подсудимого Комова, а именем Российской Федерации признал их в приговоре «…строгим, но допустимым и приемлемым способом воспитания ребенка».

Он также не усмотрел в зафиксированных фактах «избиений кулаками, ногами и ремнем по телу, голове и лицу ребенка» систематических и целенаправленных истязаний, посчитав их «…не связанными между собой отдельными эпизодами».

Длительное же стояние на коленях в кошачьем лотке на крупногранулированном наполнителе, как написал в приговоре Григорьев, «…не причинили боль и нравственные страдания ребенку и, соответственно, не унижают его честь и достоинство».

Вызывает удивление, что судья Григорьев уже через 25 минут после завершения судебного процесса в полном объеме зачитывал приговор — 16 страниц убористого текста. Все написал заранее?»…

Комов вышел на свободу, хотя любому было бы понятно, какая жизнь ожидает теперь мальчика. Но Комов сразу рассчитывал, что он легко отделается: Наталья Юрьевна говорит, что он хвастался, как ему «шлют деньги с родины, чтобы решить его проблему». Уже на следующий день после освобождения он позвонил Диме в приют и, как рассказывает его директор, угрожал ребенку расправой.

В дело вмешался аппарат уполномоченного по правам ребенка в Московской области. Они провели проверку и выяснили, что Дима боится возвращаться домой из приюта, пока дома живет отчим, и что мама, к сожалению, в моменты конфликтов встает на сторону мужа, а не сына.

Более того, за четыре месяца, что Дима находится там, она ни разу к нему даже не приехала.

Поэтому по инициативе омбудсмена состоялось внеочередное заседание комиссии по делам несовершеннолетних, где мать предупредили, что начат сбор документов для лишения ее родительских прав.

Тем временем адвокаты подали апелляцию на приговор, и 10 апреля он был отменен и направлен на новое рассмотрение, а в адрес Истринской прокуратуры вынесено частное определение. Но тут дело пошло на новый виток.

— Вышестоящий суд приговор отменил, — говорит адвокат Игорь Михеев, — но вот вновь арестовывать Комова он не стал, несмотря на то, что мы на этом настаивали и говорили, к чему это может привести.

Дело передали другому судье, и даже была назначена дата первого заседания. Но совершенно неожиданно дело опять истребовали в вышестоящий суд для изучения.

Оказывается, решение об отмене приговора было обжаловано адвокатом Комова! И теперь суд вновь его изучает уже почти месяц…

Может показаться, что месяц — это немного. Но за это время совершенно спокойный Комов приехал с Украины и показал, кто в доме хозяин. Бабушка Димы, Наталья Юрьевна, рассказала о кошмарной обстановке, которая сложилась с мая в ее собственном доме. Сама она жить там не может и ночует на работе, лишь бы не сталкиваться с Комовым:

— Когда он приехал в начале мая, он убил мою кошку. И свалил на меня. Сказал, что раз он этого не делал, то кошку убила я. Прикопала в огороде и забыла.

Он умеет все с ног на голову перевернуть: «Да ты не помнишь ничего, Юрьевна, по тебе психушка плачет»… А 29 мая ночью загорелся колодец рядом с домом. Дочь написала заявление, что это я подожгла, чтобы их убить…

Елена — марионетка в его руках. Она его боится и делает, что он скажет. Она уже дважды вены вскрывала.

— А вы правда на работе ночуете?

— Я боюсь его. Он постоянно угрожает. Ты, говорит, в метро поздно едешь, на электричке — вдруг что случится? Никто и искать не будет. Скажут: сама, дура, ушла… Честно — я спать боюсь! Боюсь, что по голове стукнет и на машине вывезет в лес, как обещал…

— А милицию вызывали?

— Милиция приезжает, пальчиком погрозит — и все. Был инспектор ПДН у нас. Так Святослав при них орал, что сделает из Димы петуха. Я в чашку воды налила из крана, он чашку вырвал, бросил в раковину.

Чашка разбилась, он орал, чтобы я ничего не смела брать в этом доме, что он мне руки поотрубает. И что? И ничего. При инспекторе ПДН и участковом. Участковому я писала заявление! Мне сказали: «Ну что же, что угрожает. Он ведь ничего не сделал»… Ни от кого помощи и защиты нет.

Морально меня только муж бывший с женой поддерживают да брат мой, инвалид. Ездят к Диме, вещи ему покупают.

— А забрать из приюта вы Диму можете?

— Нет. Его не отдают ни им, ни мне — у Димы нет никакого статуса, пока суды идут. Но ему там хорошо, он не жалуется. Он звонит часто, я езжу к нему 2–3 раза в неделю. А Елена с апреля всего 3 раза…

— У вас с ней совсем отношения испортились?

— Да, с мая она не работает, вот недавно денег просила — поесть в доме нечего. Как денег нет, так дай, мама, пожалуйста. А так…

— А где родной отец Димы и Марины?

— Папа погиб трагически на работе. Никого у них, кроме меня, нет…

Суд по лишению матери Димы родительских прав состоится 2 июля. Но отдать Диму бабушке нельзя — у нее нет отдельной жилплощади. Дом оккупировал отчим.

Источник: https://www.mk.ru/social/2014/06/25/otchim-izbivavshiy-malenkogo-pasynka-triumfalno-vernulsya-domoy-kak-budto-suda-i-ne-bylo.html

Что делать, если бьет муж: откровения жертв домашнего насилия

Что делать если отчим угрожает матери побоями

С 8 по 10 марта в городах России и Белоруссии пройдет благотворительная акция “Не виновата” в поддержку женщин, переживших домашнее насилие.

В рамках акции проведут различные концерты и творческие мероприятия, вся прибыль от которых будет направлена фондам поддержки женщин, столкнувшихся с такой ситуацией.

Две смелые героини поделились с порталом Москва 24 своими сокровенными историями и рассказали о страшных годах жизни с мужем-тираном.

Ангелина, терпела побои в течение 3,5 года

предоставлено героиней материала

С ним мы познакомились в интернете в 2012 году, но не на сайте знакомств, а в группе в соцсети, где обсуждали политику.

В одном из острых споров, который разразился онлайн, за меня вступился парень, потом мы перешли на общение в “личке”. Мне тогда было 23 года, а ему 31. Общались в основном на политические темы, но потом он пригласил меня встретиться.

Я приехала просто пообщаться с соратником по взглядам, а он подарил цветы и сказал, что я ему понравилась.

Через какое-то время мы стали встречаться, но так как жили в разных городах, виделись только один раз в месяц, остальное время – онлайн. Внешне он мне не очень нравился, но подкупало то, что он уважал меня, понимал и не требовал ничего в сексуальном плане, зная, что я следовала принципу не спать до свадьбы.

Тем не менее, тревожные “звоночки” были уже тогда. Сам по себе он человек агрессивный, грубый, мог наорать без повода. Например, если у него машина не заводилась, а я что-то говорила в этот момент, у него вспыхивала агрессия.

При этом он открыто рассказывал, как бил первую жену и потом другую девушку, с которой был в отношениях. Но так как он говорил, что обе были гулящие, у меня тревоги не возникало: думала – ну я же не такая!

Предложения руки и сердца как такового не было, мы просто отдыхали на море, и он сказал, что по возвращении домой мы подаем документы в ЗАГС.

Помимо того, что мне уже хотелось семью, детей и переехать в город покрупнее, где он как раз жил, давил еще один серьезный аспект: я была ему должна. Мы с мамой брали кредит в банке и не могли его погасить.

Нас сильно жали коллекторы, тогда он взял и оплатил долг.

Так, через год после знакомства мы поженились. Любви не было. Даже помню, что перед тем, как ехать выбирать свадебное платье, я сидела на вокзале и плакала. А под конец еще узнала, что он пьет, хотя и обещал, что в семейной жизни с этим завяжет.

Накал страстей начался уже с первого дня совместной жизни, были какие-то оскорбления, он постоянно требовал, чтобы я заступалась за него в конфликтах в интернете. Потом он выпивал и предъявлял претензии: “Ты мямля, лохушка, и слова за меня не можешь сказать”.

Постоянные побои начались уже через пять месяцев. Он мог избить за какие-то мелочи: чай долго несла или картошку порезала мельче, чем он любит. А если мне в соцсети кто-то написал “привет”, ему прямо крышу срывало, так сильно начинал ревновать.

Любой разговор, даже о музыке, мог вызвать агрессию, много скандалов также возникало на фоне пьянок.

Как-то на одном из праздников опять затронули национальную тему, и он вскипел. Взял торт со стола и бросил его на пол. Потом он набросился на меня, я стала убегать в другую комнату, а он догнал и ударил меня по лицу. Из губы потекла кровь.

Дальше такие ситуации стали повторяться все чаще, он уже не мог остановиться.

Я пыталась с ним разговаривать, выяснить, в чем проблема? Он ответил, что “пока побоев не было, то и не хотелось, а теперь сам понимаю, что когда срываюсь, то уже не могу остановиться, так и с прошлыми женщинами было”.

Он понимал, что это уже проблема, но на мои предложения пойти к психологу или наркологу отвечал отказом: “Не хватало еще, чтобы я до такого опустился”.

Он мог издеваться надо мной на протяжении нескольких часов подряд. Унижал, садился на меня, избивал, в основном по голове. Потом кровь из носа шла.

После очередного раза у меня было сотрясение мозга и ушиб тройничного нерва, синяки по всему телу. Я хотела уйти, но он слезно извинялся, говорил, что любит и не может без меня, называл себя мразью и сволочью. В итоге я его простила, не ушла тогда. В течение года были побои и примирения, а еще через год я забеременела, стала зависимой от него, а он стал вообще неуправляемый.

Два раза после сильных побоев я ходила к врачу, но при этом никогда мужа не выдавала. Выдумывала истории: упала во дворе, неизвестные ограбили на улице. Ни в центры помощи, ни в полицию я не обращалась.

Как-то в очередной раз он меня побил, а на утро сказал: “Интересно, а как это, жить и знать, что тебя в будущем отп**дят?”. Тогда я поняла, что он не собирается меняться. Последней каплей стали разборки на очередном семейном празднике. Это было уже при его родителях.

Отец тогда с ним разговаривал, объяснял прописные истины, но все без толку.

В итоге целых 3,5 года я терпела побои. Друзья про это знали, советовали уходить и даже предлагали его наказать, но я была против. Через год после рождения дочери мы разошлись.

Хотя развод он до сих пор не дает, считает, что мы муж и жена. Иногда, когда захочет, может потащить меня куда-то. Пока был на заработках, присылал алименты, но сам говорит, что это не алименты, мы семья.

При этом дочку он не видит, не интересуется, как она – ему все равно.

У меня и так была низкая самооценка, а сейчас вообще ниже некуда. Психика не выдерживает, срываюсь на всех. На мне ведь все: съемная квартира, мама на пенсии, ребенок, животные.

Сейчас работаю завхозом, но параллельно учусь на педагога, когда закончу, собираюсь устроиться в отдел по делам несовершеннолетних.

Осталось продержаться три месяца, там и зарплата хорошая будет, и не придется унижаться за помощь, чтобы кормить семью.

Ольга, терпела побои 8 лет

(имя изменено по просьбе героини)

предоставлено героиней материала

Мы познакомились 10 лет назад через общих друзей, когда пришли к ним в гости. Сначала все было романтично, фактически любовь с первого взгляда, и в принципе никаких тревожных знаков я не замечала. Отношения закрутились так быстро, что мы стали встречаться, и через полтора месяца я уже забеременела.

Сначала он вроде был рад, но потом оказалось, что он не готов принимать проблемы, возникавшие в процессе беременности. У меня был токсикоз, не всегда хорошо себя чувствовала, в итоге появилась необходимость лечь в больницу на сохранение. Тогда он начал как-то странно себя проявлять и требовать, чтобы я была такой же, как и в момент знакомства.

Он стал сам решать, ложиться мне в больницу или нет, потом запретил общаться с друзьями, потому что ему не нравились их советы. Уже тогда он старался все контролировать, начал читать мои письма, слушать все телефонные разговоры, запрещал ставить пароли и требовал, чтобы я ему все рассказывала. Причем считал, что делает это из хороших побуждений и во благо семьи.

На тот момент я училась, а он, будучи на четыре года старше, уже работал. Во время беременности мне пришлось взять академический отпуск, но после рождения ребенка он обратно на учебу меня не пустил.

Он запер дверь и сказал: “Все, твой институт закончен, теперь работать тебе не надо, это буду делать я. А твое дело сидеть, борщи варить, за ребенком ухаживать и делать все, что я скажу”.

На работу тоже не давал устраиваться, однажды разбил мой телефон, чтобы я больше не смогла договариваться о собеседованиях. Потом разбил ноутбук, когда ему не понравилось одно письмо. Причем письмо было от подруги, где она просто вспоминала одного нашего общего знакомого. Он принял это как личное оскорбление, а с представителями мужского пола вообще запретил общаться.

Позже он стал звонить моим друзьям и подругам, что-то им говорил, после чего мое с ними общение прекращалось. Скорее всего, он серьезно запугивал людей, вплоть до угроз родственникам и убийства.

С родителями мы тоже не общаемся, потому что они изначально были против нашей женитьбы. Таким образом, года через два я уже не общалась ни с кем из “внешнего мира”.

Просто смирилась с этим в какой-то момент и поняла, что если не делать лишних звонков и слушать его, то все будет более-менее ничего.

Но потом он стал драться, бить меня. Сначала это было не сильно: где-то толкнул, еще что-то. Но потом он стал чаще пить и через 2,5 года после женитьбы, прямо на Новый год, он устроил драку. Причем с нами была его мама, которой тоже досталось. Его взбесило то, что мы с мамой спокойно попросили его больше не пить. Мы пытались его остановить, но это было бесполезно.

После второго случая побоев я обратилась в полицию, но они отказали в возбуждении уголовного дела, потому что было недостаточно доказательств, что это сделал муж. По идее там проходили статьи 116 и 119 (ст. 116 УК РФ “Побои”, ст. 119 УК РФ “Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью”.

– Прим. ред.). Когда пришел участковый, муж сказал, что ничего подобного в семье не происходит, что он “не бьет и нормально себя ведет, но может быть иногда наказывает”, – это так у него называется. А после разговора с участковым ситуация в семье еще сильнее ухудшилась, муж стал вообще неуправляемым.

Когда он разбил мне нос, я ходила в травмпункт, но испугалась сказать, что это побои, ведь если бы там завели уголовное дело, мне бы не поздоровилось. Я боялась, что если это всплывет, он может просто меня убить.

Он запирал меня дома, пока синяки от побоев не заживали. Главным было, чтобы соседи этого не увидели. И старался бить так, чтобы следов было не видно, в основном по голове. Самое страшное, что в доме был маленький ребенок, который все это видел.

Он тоже папу боялся, садился, закрывал уши, глаза, и пытался на все это не смотреть. Мне было очень тяжело, но огородить его от этого я никак не могла. Потом снова были обращения в полицию, но в какой-то момент я потеряла надежду, что они мне помогут.

Пыталась сама поговорить с ним по-хорошему, но он просто не слышал.

Его агрессия могла наступить в любой момент: мог побить за то, что я забыла поперчить мясо, или сломать ребенку планшет за то, что он не пошел чистить зубы по первому требованию. Вдобавок вспоминал мне какие-то старые обиды и бил еще и за это. Скандалы и драки происходили волнами: то возникали, то утихали. Но в последний год периодов затишья практически не было.

Я терпела все это в течение восьми лет, но в какой-то момент районный психолог, к которому я ходила, поняла, что ситуация не меняется, и посоветовала обратиться в Кризисный центр помощи женщинам и детям. Она сама позвонила и сообщила, что мы можем туда приезжать. Тогда мы с ребенком собрали вещи, подождали, пока он уйдет, и вышли.

Сейчас, находясь в центре, я чувствую психологическое облегчение, со мной разговаривают специалисты, с ребенком также ведется работа, индивидуально и в группе. Хотя муж знает, где мы.

Уже звонил и говорил, что мы его позорим, что у нас в семье все нормально, и мы должны вернуться обратно. Но понятно, что ничего не изменится. Перед тем, как уйти, я уже подала заявление на развод.

Сейчас идет бракоразводный процесс, а я определяюсь, где мы будем жить и куда устроиться работать.

Оглядываясь назад, я понимаю, что надо было уходить раньше, когда уже начался контроль, даже еще не побои. Женщинам, находящимся в подобных ситуациях, обязательно нужно обращаться в полицию, но безопаснее делать это уже из кризисного центра. Рисковать не следует, ведь такие люди могут действительно покалечить, если не убить.

Куда обращаться, если вы стали жертвой домашнего насилия

depositphotos/ djedzura

В Москве при Департаменте социальной защиты населения действует “Кризисный центр помощи женщинам”, это единственное государственное учреждение в столице, основным направлением деятельности которого является помощь в подобных ситуациях.

Стационарные отделения кризисного центра предоставляют 70 койко-мест на временное проживание женщинам (одной или с ребенком), пострадавшим от психофизического насилия в семье.

Помимо государственного центра, помощь женщинам оказывают и различные некоммерческие организации.

Если стационар города принимает только москвичей, то на “телефон доверия” (8-499-977-20-10 или 8-488-492-46-89) могут позвонить женщины из любой точки страны. Ежедневно на “телефон доверия” и “горячую линию” (стационар) поступает около 25 звонков. Всего с 2014 по 2018 гг.

за психологической помощью женщинам и детям в Центр поступило более 44 тысяч очных обращений и почти 24 тысячи обращений на “телефоны доверия”. Примерно 10–15% позвонивших женщин решаются обратиться в центр и пройти реабилитацию.

Жители других городов перенаправляются в профильные государственные или некоммерческие организации по месту проживания.

Как отмечают специалисты Кризисного центра, физическому насилию, как правило, предшествует длительное психологическое насилие в виде постоянных оскорблений, насмешек, критики любого мнения женщины и так далее. Поэтому в первую очередь женщине в такой ситуации необходимо обратиться за квалифицированной помощью к психологу.

Если вы подверглись физическому насилию в семье (это относится и к тем случаям, когда следов побоев на теле не видно), необходимо продумать план безопасности себя и детей, обратиться за квалифицированной помощью в Кризисный центр помощи женщинам и детям.

При получении телесных повреждений (рассечение кожных покровов, переломы, гематомы и других) в результате физического насилия в семье, необходимо обратиться в полицию, документально зафиксировать побои и повреждения, а также найти убежище, чтобы изолировать себя от обидчика.

Если женщина получает убежище в стационаре, то ей незамедлительно оказывают психологическую, медицинскую, социальную помощь. Если решает укрыться у родственников, то она также может обратиться за помощью в Кризисный центр.

Это относится ко всем пострадавшим, включая свидетелей насилия, чаще всего это дети.

Источник: https://www.m24.ru/articles/obshchestvo/07032019/154896

Как и за что можно отца лишить родительских прав

Что делать если отчим угрожает матери побоями

Родительские права, а вместе с ними и обязанности, появляются у родителей сразу в тот момент, как на свет появляется их ребенок. Либо тогда, когда суд издал в вашу пользу решение об усыновлении ( или удочерении) ребенка, рожденного от других родителей.

Какие у родителей права

Можно очень долго рассуждать о том, что конкретно входит в понятие «родительские права», и так и не смочь установить их полный перечень. Они тесно переплетены с обязанностями родителей по воспитанию своих чад. В статьях 63-ей и 64-ой Семейного Кодекса РФ указаны самые основные и самые общие из них:

  • право (и обязанность) на воспитание, обучение и развитие своих детей,
  • обязанность (и право) защищать интересы и права своего ребенка,
  • обязанность (и право) проявлять заботу о здоровье, заботиться о нравственном, физическом, духовном, психическом развитии ребенка.

Из этих трёх общих прав и обязанностей по отношению к своему ребенку можно выделить огромное множество вытекающих из них частных, перечислять их можно очень долго. Основное условие, какими бы правами на ребенка ни обладали родители, и какие бы ни несли перед ним обязанности, они должны действовать исключительно в интересах своего чада и ради его блага.

Родитель больше не родитель

Лишить отца или мать их родительских прав можно только при наличии сознательных виновных действий в отношении своих детей.

Для примера, нельзя будет лишить родительских прав мать, если она по причине слабого здоровья не способна ежедневно обеспечивать питание своему ребенку, купить ему необходимые вещи, отправить в школу и т.д..

Исключение будут составлять заболевания, связанные с наркотической и алкогольной зависимостью. Такие родители подлежат лишению их родительских прав.

Чаще всего под удар лишения родительских прав попадают отцы. Не секрет, что связь «мать-ребёнок» более тесная, чем «отец-ребёнок». Часто только мать способна удовлетворить все основные потребности ребенка (за исключением разве что материальных, когда отец – глава семьи, кормилец).

Мать, поставившая перед собой цель избавиться от нерадивого второго родителя, почти всегда найдет причину, за что можно отца лишить родительских прав.

Случаются и такие ситуации, когда родительских прав лишают матерей, но это происходит реже.

В судебной практике есть случаи когда родителей лишают прав по исковым заявлениям самих детей.

Лишить родительских прав можно именно родных, биологических родителей (либо тех, кто указан в метриках ребенка при рождении). В отношении усыновителей и приемных родителей выносится решение об отмене усыновления.

Ещё одно важное условие – лишить родительских прав можно только родителя в отношении несовершеннолетнего ребенка либо не эмансипированного, не достигшего совершеннолетия до исполнения 18 лет. В отношении уже взрослых детей родитель автоматически теряет большую часть своих родительских прав и обязанностей.

Основания для лишения родительских прав

Причины, по которым родители подлежат лишению прав в отношении своих детей, указаны в 69-ой статье Семейного Кодекса РФ. Всего их шесть:

1. Уклонение от исполнения своих прямых родительских обязанностей. Сюда можно отнести все те обязанности, которые установлены семейным законодательством.

Невыполнение одной из них или нескольких сразу – уже повод для лишения родительских прав.

Уклонение от алиментных выплат также относится к этому пункту и сможет послужить причиной для лишения прав родителя, поэтому стоит ознакомиться с порядком уплаты и взыскания алиментов.

2. Отказ забирать своего ребенка из медицинского заведения (в том числе из родильного дома), воспитательного учреждения, организации соцзащиты населения или других подобных организаций без уважительных на то причин.

3. Злоупотребление родителей своими правами, когда ребенок склоняется ими к попрошайничеству, проституции, употреблению алкоголя и наркотиков и т.д., нередко в целях наживы.

4. Жестокое обращение с детьми, выражающееся в нанесении побоев, причинении боли, унижении человеческого достоинства, нарушении половой неприкосновенности и т.д..

5. Совершение умышленного преступления, направленного на ребенка или его второго родителя.

Уклонение от уплаты алиментов, нанесение побоев, ненадлежащее исполнение своих родительских прав – это уже преступления в отношении своего несовершеннолетнего ребенка.

Имеются здесь в виду и другие преступные деяния, которые совершены умышленно, и вина в их совершении доказана путем вынесения судом родителю обвинительного приговора.

6. Родитель является хроническим алкоголиком и наркоманом, в силу чего не способен нормально исполнять свои родительские обязанности и обеспечить нравственное развитие своего чада.

Любые другие причины, если они хотя бы косвенно не попадают под те, что указаны выше, не будут являться основаниями для лишения родительских прав. Одно из этих оснований или несколько сразу помогут понять, как лишить отцовства бывшего мужа.

Порядок лишения родительских прав

Лишить гражданина родительских прав будет являться возможным только в судебном порядке. Достаточно для этого подать иск в судебный орган любому из указанных лиц:

  • второму родителю,
  • прокурору, установившему факт нарушения прав ребенка,
  • органу опеки и попечительства, если прав лишается единственный родитель,
  • представителю воспитательного или медицинского учреждения, где содержится ребенок по состоянию здоровья или каким-то другим причинам.

В иске указывается причина, по которой ребенка следует изолировать от общества родителя вследствие пагубного влияния на него последнего и неисполнения своих прав.

Исключить виновность поведения и оспорить лишение родительских прав можно, если родитель не выполняет обязанности по отношению к детям в силу независящих причин и стечения серьезных обстоятельство. Например, психическое расстройство, тяжелые заболевания и т.д. Исключение – алкоголизм и наркомания.

При наличии достаточных оснований, которые указаны нами выше, судья издаст решение о лишении родительских прав отца (или матери). Для этого суду нужно предоставить всевозможные сведения, подтверждающие, что права ребенка нарушались, а родительские обязанности не исполнялись.

Это смогут быть различные документы (справки из медучреждений, подтверждающие алкогольную зависимость; материалы из полиции о причинении побоев несовершеннолетнему; сведения из службы судебных приставов, подтверждающие наличие долга по алиментам; приговор суда, обвиняющий родителя в совершении преступного деяния в отношении ребенка и т.

д.), свидетельские показания, вещественные доказательства.

Если на момент рассмотрения в судебном заседании дела по лишению родительских прав ребенку исполнилось 10 лет, суд будет принимать во внимание и его показания, а также желание или нежелание проживать вместе с таким родителем.

Нередко судья принимает решение не о лишении родительских прав, а об их временном ограничении. В таком случае родителю дается время подумать о своем поведении, принять все меры по исполнению родительских обязанностей в полной мере, излечиться от пагубных привычек. Если родитель встает на путь исправления, то суд восстанавливает его в правах на ребенка.

После вступления решения о лишении отцовства (или материнства) в законную силу уже через полгода ребенок сможет обрести другую семью и благополучных родителей.

Лишение родительских прав отца и алименты

Обеспечение материального содержания своему ребенку – это тоже обязанность родителя, в том числе и выплата ему алиментов. Неисполнение этой обязанности – повод лишить родительских прав родителя, уклоняющегося от их выплаты.

Если отец систематически не платит алименты, накопил огромный долг, неоднократно осужден по статье 157-ой УК РФ за злостное уклонение от выплаты алиментов, это послужит поводом для лишения его отцовских прав.

Но не станет поводом для освобождения от обязанности производить алиментные выплаты по решению суда в дальнейшем.

Кроме того, существует уголовная ответственность за неуплату алиментов. Об этом подробнее в этой статье.

Заключенное мировое соглашение об уплате алиментов или решение суда по взысканию алиментов не теряют своей силы после лишения родительских прав. Платить алименты на такого ребенка вплоть до совершеннолетия лишенный прав родитель обязан. Подробнее про алименты при лишении родительских прав читайте тут — https://divorceinfo.ru/2514-kak-platyatsya-alimenty-pri-lishenii-roditelskih-prav

А вот заявить своё право на получение алиментов для своего содержания, когда станет пожилым и нетрудоспособным, такой родитель по отношению к уже взрослому ребенку не сможет.

Последствия лишения родительских прав

Лишенный родительских прав отец (или мать) теряет все притязания в отношении ребенка: права на воспитание, обучение, общение, на представление его интересов в различных органах, на получение выплат и льгот, связанных с рождением и воспитанием ребенка, на взыскание с него в дальнейшем алиментов для своего содержания и т.д..

Однажды лишенный прав родитель никогда не сможет стать усыновителем или опекуном в отношении этого или другого несовершеннолетнего ребенка.

Если ребенок сохраняет за собой право проживать в квартире лишенного прав родителя, получить наследство после его смерти и т.д., то родитель такие права по отношению к ребёнку утрачивает автоматически и даже рискует быть выселенным из жилья, если проживает в нем с ребенком по договору социального найма. Получить наследство в случае смерти ребенка такой родитель также не вправе.

Вернуть свои права родитель сможет, если их восстановит суд. Для этого нужно написать исковое заявление и представить исключительные доказательства, подтверждающие, что родитель исправился и способен должным образом исполнять свои права и обязанности по воспитанию в интересах ребенка.

Образец искового заявления о лишении родительских прав

Источник: https://divorceinfo.ru/2570-kak-za-chto-mozhno-ottsa-lishit-roditelskih-prav

Доносчик или ребенок в беде? Что делать родителям, если их дети ябедничают

Что делать если отчим угрожает матери побоями

Раньше ябеды зачастую становились изгоями. Но последнее время дети все чаще жалуются взрослым на свои проблемы с ровесниками. Что же делать родителям в таких случаях?

Иллюстрация: Марина Савицкая

Вот такое письмо пришло по почте недавно.

Пишет читательница Арина из Украины:

«…появился вопрос по взаимодействию с детьми. А именно — о том, как быть мне и ребенку, если он склонен ябедничать.Мой сын всегда предпочитает привлекать взрослых к решению конфликтов с детьми. Например, мы гуляем с подругой и детьми, у нас сыновья ровесники.

Сын подруги — парень активный и веселый, хулиган, в хорошем смысле этого слова.И он в шутку может сказать сыну какую-то глупость. Сын обижается. И вместо того, чтобы отшутиться в ответ или попросить прекратить, или еще как-нибудь решить конфликт напрямую с приятелем, сын бежит жаловаться его маме и мне.

Я всегда прошу его самого решать такие вопросы: объяснить “мне не нравится, не делай так, пожалуйста” или сказать “сам дурак”, или, на худой конец, “прекрати, а то стукну”. Но он не хочет решать такие вопросы сам.Написать вам меня сподвигла история, которая произошла вчера.

Детей попросили принести в класс сменную обувь. У нас сейчас все еще 25 градусов тепла, в классе жарковато.

Я дала сыну с собой легкие тканевые туфли на липучке (он ходил в подобных в сад 3 года подряд). Они объективно выглядели нормально, не были девчачьими, и вообще он сам их выбрал. Но оказалось, что всем остальным ребятам в классе дали с собой кроссовки, кеды и кожаные туфли. То есть более “крутую” обувь.

Поэтому один мальчик начал смеяться над обувью моего сына. Сын пошел жаловаться учительнице, учительница отчитала мальчика. И сын рассказал мне эту историю и сказал, что он больше в этих туфлях не пойдет. И я дала ему с собой другую “нормальную” обувь.

Простая история, но в ней мне непонятно, как относиться к тому, что ребенок ябедничает.

Я думаю, что дети не любят ябед, и решать вопрос напрямую с обидчиком более правильно с точки зрения уважения окружающих. Вместе с тем решать самому, вероятно, менее эффективно.

Подскажите, пожалуйста, как относиться к “доносам”, если для меня главная ценность школы — это отношения в коллективе?Насколько вероятно, что ябеда интегрируется в коллектив и над ним не станут смеяться еще больше?

Или как убедить ребенка, что такие небольшие проблемы он может и должен решать сам?»

Арина в своем письме также упомянула, что в моем многолетнем блоге про тему ябедничества, кажется, никогда ничего не было. Я повспоминала и поняла, что читательница, по всей видимости, права: действительно, никогда и ничего.

Почему же так? Ведь тема-то важная и наверняка так или иначе, в том или ином периоде развития ребенка волнует многих родителей, а сформировать и проговорить свое отношение к проблеме приходится и вовсе практически всем родителям, даже если их ребенок никогда не ябедничает.

Благодаря Арине я задумалась над этим вопросом и поняла, что причина моего «неписания», по всей видимости, очень проста: далеко не все в этой теме ясно для меня самой. Поэтому предлагаю: давайте сегодня попробуем разобраться вместе.

Полвека назад я росла в мире, где семейное и общественное отношение к доносам и ябедам было вполне однозначным.

Моя бабушка по этому поводу всегда говорила нечто по ощущению средневековое: «Доносчику — первый кнут!» Выражение ее лица при этом было таким сложным, что все было ясно.

Лишь много лет спустя я узнала, что приблизительным истоком этой народной пословицы было российское Соборное уложение XVII века.

Здесь надо понимать, какую эпоху только что пережили все взрослые люди, окружавшие мое взросление.

Моего собственного дедушку арестовывали два раза, оба раза по доносам: один раз в 1934-м (разобрались и выпустили), второй раз перед самой войной (он был видным геологоразведчиком — через два месяца опять выпустили и услали в долгую экспедицию).

После войны его уже не трогали — возможно, лишь потому, что в войну он горел в танке и остался неходячим инвалидом первой группы, хотя и продолжал удаленно работать в бухгалтерии родной геологоразведки. Так что отношение бабушки и ее сверстников к доносам, пусть даже к детским, никакого удивления не вызывало и не вызывает, не так ли?

Я и мои сверстники принимали все это как данность, хотя наша молоденькая первая учительница усиленно пыталась насаждать доносы. Уходя куда-нибудь из класса, она прямо говорила: вот ты и ты будете следить, чтобы детки вели себя хорошо, а кто будет баловаться, тех запишете и потом мне скажете.

Надо сказать, что особого успеха ее тактика не имела, и, возвращаясь, она неизменно слышала от назначенных:

— Все дети вели себя хорошо!

Уважение коллектива казалось потенциальным ябедам важнее.

Однако потихоньку и не на глазах у всех некоторые девочки у нас в классе той же учительнице «стучали», нам это было доподлинно известно и всегда вызывало презрение.

Как ни странно, в этом вопросе у нас существовал половой диморфизм. Если ябедничала девочка, говорили: дура-ябеда! Если мальчик, градус презрения был выше и говорили: подлец! В результате мальчики ябедничали намного реже девочек.

По мере нашего взросления тема вообще закрылась, так как «неуставные» контакты между миром взрослеющих детей и миром взрослых практически стремились к нулю. Все свои проблемы и конфликты мы решали сами, вмешивать в это взрослых казалось просто странным.

Изменилось ли что-то в этой области теперь, по прошествии всех этих лет?

Разумеется, да, и, на мой личный взгляд, изменения очень большие.

Сейчас я попробую для начала просто перечислить все факторы, которые, по-моему, «сыграли» на этом поле.

  1. Родители в целом стали уделять намного больше времени и внимания взрослению собственных детей, а также их социальным проблемам и психоэмоциональному состоянию.
  2. Сгладилась, в какой-то степени ушла в прошлое общественная травма, связанная с политическими репрессиями 30-х и 50-х годов.
  3. Со времен перестройки так или иначе нарастает европеизация значительной части российского общества (по крайней мере городского). В общем потоке перенимаемого — идеи личной ответственности за происходящее вокруг: если ты видишь какой-нибудь непорядок — не игнорируй, но и не бросайся сам махать кулаками, а немедленно позвони или сообщи в соответствующую инстанцию. Они обязаны разобраться.

Как последний пункт касается нашей темы? Да очень просто и прямо. Он фактически диктует: если твоего ребенка обидели в школе и он тебе об этом рассказал, не советуй ему промолчать, «попробовать договориться» или «дать в морду» обидчику, сразу иди к учительнице, к директору или в районо.

Добавьте сюда интернет-возможности, которые на порядок упростили коммуникацию всех со всеми.

Буквально вчера был пример, который меня поразил.

Мальчик-пятиклассник на переменке словесно оскорбил одноклассницу.

Вечером того же дня девочка как-то раздобыла электронный адрес и прислала матери мальчика на телефон подробную письменную претензию с требованием разобраться и принять меры, оформленную так литературно и структурно грамотно (мать мальчика мне ее на приеме вслух зачитала), что хоть сейчас без всякой правки подавай заявление куда угодно. Вполне допускаю, что девочке помогали с оформлением ее родители, но совершенно не удивлюсь, если девочка проделала все это сама.

Мир изменился. Но условное «подсознание» нашего постсоветского общества по-прежнему требует осуждать тех детей, кто в любой форме ябедничает и доносит, и решать большинство текущих социальных проблем самому или уж с помощью друзей.

Однако новые ценности вроде бы требуют привлекать всех: родителей, учителей, «инстанции», общество в целом (см. несколько недавних шумных интернет-кампаний по поводу «ребенка оскорбили в школе»).

А как же в этих обстоятельствах вести себя конкретным родителям? Если их собственный ребенок ябеда? Или если он, наоборот, рассказывает о ябеде-однокласснике и запрашивает отношение к этому явлению своего родителя?

Мое мнение на сегодняшний день такое.

  1. Родителю следует самому определиться. Если сообщать обо всех школьных нарушениях и обидах учителю кажется вам вполне приемлемым и современным — ок. Если вы не хотите знать о происходящем, как не знали о вашей школьной жизни ваши родители и прародители, тоже ок. 
  2. Далее вы в понятной ребенку форме сообщаете ему свое отношение, уточняя, что это отношение именно ваше личное. Вот такой ему достался родитель, который именно так к этому относится. На конкретном текущем примере это будет проделано или теоретически — тут без разницы, главное, чтоб было понятно и не допускало разночтений. Ребенку обязательно нужно знать отношение к вопросу значимых взрослых, а также к чему готовиться ему самому и на что он здесь может рассчитывать: на «доносчику первый кнут» или на то, что если тебя кто-то обидел, то мама всегда выслушает, поддержит, а потом пойдет и разберется с обидчиком.
  3. Если ваше отношение к проблеме дифференцированное, то следует четко и понятно (для ребенка понятно) вслух дифференцировать. Например, если то, что ты видишь или о чем узнала, угрожает жизни и здоровью человека или людей, может привести к травмам или разрушениям, надо немедленно сообщить всем, кто может помочь и предотвратить: учителям, родителям, первому встречному милиционеру. Это я считаю долгом каждого порядочного и ответственного человека. Если речь идет о школьных девчачьих разборках, не сопровождающихся прямым членовредительством, я не люблю ябед, не хочу ничего об этом знать, разбирайся сама и на меня не рассчитывай.

Здесь, конечно, надо понимать (и я понимаю), что любое дифференцирование условно.

Например: приятели и приятельницы девочки-подростка тайком собрались в городской поход — идти на весь день исследовать опасную многоэтажную «заброшку», а девочку с собой не взяли, потому что она трусиха и с ней много возни. Девочка обиделась и настучала на них учительнице, а та позвонила родителям, поход подростков сорвался, и в результате их пропесочили и наказали все, кому не лень.

Была ли угроза жизни и здоровью подростков в этом походе? В общем-то, была. Было ли поведение девочки ябедничеством из ее личной обиды и в конечном счете «девчачьими разборками»? Да, было.

В общем, вопросов здесь явно больше, чем ответов.

Я призываю всех заинтересованных читателей высказаться по теме, может быть, из палитры разных мнений родится какая-нибудь общая современная картина. Мне самой интересно.

Спасибо Арине за поднятую тему.

Источник: https://snob.ru/entry/183513/

Адвокат Титов
Добавить комментарий