Адвокат доказал отсутствие схемы сокрытия имущества от взыскания налогов

«Казна – не убогая вдова

Адвокат доказал отсутствие схемы сокрытия имущества от взыскания налогов

Эта прекрасная русская пословица отражает, наверное, весь сарказм, который можно вложить в практику применения ст. 199.2 УК РФ.

Вопрос тут не в конкретном казусе, хотя и их немало, а в целой системе решений фискальных органов, Следственного комитета РФ и судов, которые приводят к печальным последствиям для закона и предпринимателей.

Одним из самых громких дел такого рода стало дело ООО «Балтфиш», которое в настоящий момент рассматривается одним из судов города. http://www.kommersant.ru/doc/2884649

Суть претензий состоит в том, что, во-первых, Общество оспаривало саму недоимку по налогу (и успешно ее оспорило), а во-вторых, не предпринимало никаких действий для сокрытия собственных средств, как предполагает состав.

Оно письмом в целях сохранения возможности продолжения основной деятельности попросило контрагентов рассчитаться с собственными поставщиками напрямую, минуя счет, откуда средства были бы незамедлительно списаны налоговыми органами.

Результатом этого стало уголовное дело в отношении его директора по признакам состава преступления, предусмотренного ст. 199.2 УК РФ.

Сама фабула своей абсурдностью, конечно, способна удивить специалистов, но, будем честными, это далеко не самый зрелищный цирк на нашем правоохранительном поле. Примечательным казус делает факт воплощения в нем ВСЕЙ пугающей практики применения указанной нормы.

Дела нарастают, как снежный ком, заканчиваются зачастую освобождением от уголовной ответственности по ст. 76.1 УК РФ (найти бы того, кто додумался и до нее), а бизнес ропщет все больше и больше. Разумеется, причиной небывалой активности следственных органов становятся показатели.

доблесть следователя – «средства, возвращенные в бюджет РФ». Такая псевдофискальная задача. Решает непрофильные задачи Комитет, естественно, презрев мелочи вроде закона и Постановлений Пленума ВС РФ.

Давайте посмотрим пристально на главные «болевые» точки таких дел. Тем более, что и судебная практика несколько раз выдавала очень разумные позиции.

Анализ диспозиции нормы, предусмотренной ст. 199.2 УК РФ позволяет однозначно сказать, что по конструкции данный состав является формальным, то есть не требует для признания преступления оконченным наступления общественно-опасных последствий. Крупный размер в данном случае, как и в некоторых иных составах, относящихся к прим. к ст.

169 УК РФ, характеризует такой признак как доход.  В соответствии с разъяснениями Постановления Пленума ВС РФ от 28.12.2006 № 64 (далее – ППВС РФ № 64) “О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления” (абз. 3 п.

20) сокрытие представляет собой «деяние, направленное на воспрепятствование принудительному взысканию недоимки по налогам и сборам в крупном размере».

Ст. 45 Налогового кодекса РФ предписывает самостоятельное исполнение налогоплательщиком обязанности по уплате налога, что предполагает уплату от своего имени и за счет своих собственных средств.

В случае принудительного взыскания последнее также обращается на собственные средства налогоплательщика.

При исполнении обязательств за другое лицо, сторонняя компания действует собственными средствами и собственной волей, поэтому рассматривать ее средства, как средства компании-налогового должника, невозможно.

На это указывала и судебная практика. Данные обстоятельства были справедливо оценены Свердловским районным судом г.Костромы, указавшим следующее:

«Применительно к налоговому законодательству и вышеприведенному выводу, к которому пришел суд, дебиторская задолженность, представляя собой лишь право на имущество (денежные средства) и, исходя из перечня, указанного в ст.ст.47,48 НК РФ, на нее не может быть обращено взыскание налога. О подобном следует и из пояснений в судебном заседании В.

, являющейся, наряду с исполнением обязанностей сотрудника правоохранительного органа, специалистом в области бухгалтерского учета и налогообложения, ранее проводившим исследование в отношении указанного налогоплательщика.

Поэтому, принимая во внимание, что законодательством не предусмотрено запрета на перечисление дебиторской задолженности на счета третьих лиц в условиях, когда на расчетные счета налогоплательщика выставлены инкассовые поручения, суд исключает из объема обвинения совершение Лебедевым Н.Б.

приведенных действий, связанных с распоряжением дебиторской задолженностью Общества, поскольку данные действия не могут образовывать состав рассматриваемого преступления, так как дебиторская задолженность не относится ни к имуществу, ни к денежным средствам, за счет которых в принудительном порядке происходит ее взыскание».[1]

К сожалению, встречается и обратное толкование, где используется полемика из разряда «была создана схема», «общий характер совершенных действий» и проч.

В частности, радикально неверно аналогичная ситуация была оценена Судебной коллегией по уголовным делам Магаданского областного суда: «Оплата производилась за ООО «…» в счет будущих обязательств ООО «…» по договору от 10 января 2007 года. В случае если бы указанные письма из ООО «…

» за подписью Тонкошкур А.Ю. не поступали в ООО «…», то перечисление денежных средств производилось бы не третьим лицам, а на расчетный счет ООО «…»»[2]

Обращу внимание, что для данного состава необходимо открытие новых счетов самой организации, образования фиктивных задолженностей, позволяющих изменить очередность выплат, вывод имущества.

Вторым аспектом является вопрос к субъективной стороне данного состава. Буквальное толкование диспозиции уголовно-правовой нормы, предусмотренной ст. 199.2 УК РФ позволяет сделать однозначный вывод, что данное преступление может быть совершено  исключительно с прямым умыслом.

Таким образом, виновное лицо полностью осознает факт воспрепятствования взысканию недоимки по налогам и желает этого.

Отражение или неотражение движения денежных средств в бухгалтерской отчетности Общества само по себе не может свидетельствовать как о наличии, так и об отсутствии умысла на сокрытие имущества, однако, должно быть оценено вместе с другими доказательствами, поскольку виновность лица, форма вины и мотивы совершенного деяния входят в предмет доказывания в соответствии с п. 1 ч.2  ст. 73 УПК РФ. Это означает, что оспариваемая недоимка предполагает сомнение налогоплательщика о наличии у него задолженности по налогам. Как следствие, возбуждение уголовного дела по факту сокрытия имущества при наличии спора о правомерности требований ФНС, как минимум, позволяет усомниться в наличии прямого умысла лица, тем более, если оно никаких движений по уменьшению имеющихся активов не предпринимает, очередность платежей не нарушает.

Необходимо также указать, что, как неоднократно, отмечалось в литературе[3], даже при наличии прямого умысла на совершение таких действий необходимо рассматривать последствия неисполнения требований налогового органа в их сравнении с тем вредом, который мог быть причинен правоохраняемому интересу в случае формального следования букве закона. Так, невозможность Общества вести деятельность, приостановка его деятельности, срыв исполнения обязательств по действующим договорам, мог привести к полной утрате хозяйственной стабильности, несостоятельности и невозможности исполнить существенную часть своих  обязательств, в т.ч. перед бюджетом,  а также по выплате заработной платы или других социальных выплат. В этом смысле сохранение платежеспособности Общества, является более значимым благом, чем своевременность погашения недоимки по налогу, представляющая собой лишь порядок реализации фискальной обязанности. Очевидно, что в указанных случаях каждый раз необходимо анализировать наличие общественной опасности в деянии, а также установить или опровергнуть наличие в них признаков крайней необходимости, предусмотренный ст. 39 УК РФ. Крайняя необходимость выступает в качестве обстоятельства, исключающего преступность деяния, что также влечет за собой необходимость прекращения уголовного дела на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Ссылки на нормы о крайней необходимости необоснованно редки в вопросах экономической деятельности, где есть прямой смысл сравнивать угрозы. В этом смысле «высшим пилотажем, следует считать приговор в исполнении судьи Кизлярского городского суда Резника Ю. Л.

, оправдавшего обвиняемого с прямой ссылкой на ст. 39 УК РФ.

   «Согласно материалам дела ОАО КГЭС является поставщиком электроэнергии для потребителей, справка УФАС…подтверждает, что ОАО «КГЭС» осуществляет деятельность по транспортировке (передаче) электрической энергии и относится к субъектам естественных монополий.

Работа предприятий и учреждений, имеющих важное значение для жизнедеятельности населения – МУ УЖКХ, МУП «Горводоканал», МУП «Очистные сооружения», МУП «Тепловые сети», ЖЭУ, ЦГБ, образовательные учреждения зависит от деятельности ОАО КГЭС.

Перебои в работе ОАО КГЭС влекут непредсказуемые последствия, создающие угрозы жизни и здоровью граждан, влекущие ущерб в сотни миллионов рублей.

Суд считает, что расходы на приобретение товарно-­материальных ценностей на общую сумму 313,5 тыс. руб., на приобретение ГСМ – 217 тыс. руб.

, являясь экономически обоснованными, вызванными необходимостью ликвидации и предотвращения аварийных ситуаций в обеспечение энергоснабжения, и безопасности города, предотвращением угрозы жизни и здоровью граждан совершены в условиях крайней необходимости.

ОАО КГЭС единственный поставщик электроэнергии для предприятий и учреждений , суд пришел к выводу, что предотвращенный ущерб значительно превышает ущерб, в причинении которого обвиняются Сааков Ю.Э., Волкова Т.А., ими не превышены пределы крайней необходимости». [4]

Хочется верить, что недопустимая практика в отношении этой категории дел будет искоренена в наступающем году.

[1] Дело № 1-397/10 ОВД № 11276 (https://rospravosudie.com/court-sverdlovskij-rajonnyj-sud-g-kostromy-kostromskaya-oblast-s/act-101794591/)

Источник: https://zakon.ru/blog/2016/12/28/kazna__ne_ubogaya_vdova_ee_ne_oberesh_kak_sleduet_tolkovat_polozheniya_st_1992_uk_rf

Тайное или явное владение – Ведомости

Адвокат доказал отсутствие схемы сокрытия имущества от взыскания налогов

С высокой долей вероятности можно сказать, что описанная в расследовании ФБК структура собственности была выбрана как оптимальная для владения крупными объектами недвижимости

Последнее расследование Алексея Навального и Фонда борьбы с коррупцией (ФБК) выявило весьма интересные схемы владения активами. Однако никакого отношения к сокрытию фактического владельца они не имеют. Когда реальный бенефициар действительно хочет остаться неизвестным, он по-другому относится к выбору доверенных лиц и оформлению имущества.

Большинство объектов, попавших в расследование ФБК, – это дорогая недвижимость, которая не используется в коммерческих целях, не приносит дохода и требует постоянного финансирования.

Кроме того, практика владения такой недвижимостью предполагает периодическую смену номинального собственника – она производилась даже в рассмотренном в расследовании примере из-за того, что бенефициар прежнего собственника, по версии ФБК, был раскрыт.

Причины для смены номинального владельца могут быть и другими, но в любом случае процедура должна проходить по возможности просто. Именно под эту специфику и подогнана показанная ФБК структура собственности.

Если смотреть на схемы, используемые фигурантами расследования, с точки зрения сокрытия фактического владельца активов, то выглядят они довольно странно.

Например, усадьба Миловка на Плесе принадлежала фонду региональных некоммерческих проектов ДАР и была им безвозмездно передана фонду сохранения культурно-исторического наследия «Градислава», а резиденция в Знаменском была получена в дар от физического лица.

Но передача имущества на основании безвозмездных сделок является довольно неудачным методом сокрытия имущества.

Во-первых, подобные сделки всегда вызывают сомнения в том, что они направлены на смену реального собственника. Например, безвозмездные сделки, которые коммерческая организация заключает в преддверии банкротства, говорят о выводе активов.

Договоры дарения между физическими лицами часто заключаются для того, чтобы предмет дарения нельзя было взыскать в случае долгов. Большая часть судебной практики по таким вопросам связана именно с возможными претензиями кредиторов.

Если реальный бенефициар скрывается по другим, не связанным с кредитами, причинам, то схемы остаются точно такими же – они просто реже доходят до судов из-за отсутствия конфликта между сторонами.

Еще один предполагаемый прокол строителей схем: использование фондов (ДАР, «Гратислава», «Грин Ярд», «Соцгорпроект» и проч.) и компаний (АО «Агрокомплекс Мансурово», АО «Техинпро», АО «Сейм-агро» и проч.), учрежденных людьми, связанными с реальным бенефициаром.

Это не тот инструмент, который позволяет скрыть владение активом. Имена руководителей и учредителей некоммерческих фондов всегда известны – информацию о них публикует Федеральная налоговая служба.

И если реальный бенефициар связан с кем-то из этих людей, его связь с фондом также может быть легко установлена.

Третья странность укрывательских схем связана с кредитами аффилированных банков. По данным ФБК, фонд приобрел ряд активов в интересах конечного бенефициара на невозвратные кредитные средства.

Эта схема действительно нередко используется как способ присвоения денежных средств банка. Но такие хищения легко выявляются либо управляющими и собственниками банка, либо регулятором.

Соответственно, безвозмездная передача средств посредством банковского кредитования не обеспечивает необходимый уровень конфиденциальности.

Кроме того, такая схема может создать дополнительные сложности и для самой кредитной организации. В случае невозврата кредита банк обязан сформировать резерв на возможные потери в размере до 100% от размера выданных средств.

Поэтому в случаях, когда банк и заемщик при выдаче фиктивного кредита действуют согласованно, как правило, оформляется и фиктивный возврат кредита (в том числе путем уступки права требования к заемщику третьему лицу и фиктивной оплаты уже договора цессии).

Но это, разумеется, не предполагает реального возврата кредита, и банк в любом случае рискует потенциальным начислением резервов в будущем.

В случае выдачи крупных невозвратных займов это может привести даже к отзыву лицензии – разумеется, если оставить за скобками административные возможности предполагаемого бенефициара, благодаря которым ЦБ может на многое закрыть глаза.

Передавая активы от фонда к фонду, получая земельные участки в дар и оформляя собственность на одних и тех же людей, авторы схем скорее показывают связь менеджмента с гипотетическим бенефициаром, а не скрывают ее.

Они могли бы, например, поделить земельный участок на Рублевке на части и продать его несколько раз номинальным физическим или юридическим лицам, тогда взаимосвязь прежних и новых собственников пришлось бы доказывать через номинальных владельцев-физиков, и сделать это смогли бы только правоохранительные органы.

Еще пример: фигуранты расследования брали невозвратные кредиты, которые, по логике ФБК, фактически являются взяткой со стороны банка.

Но такую взятку может получить акционер (топ-менеджер) банка в качестве дивидендов (бонусов). И сделать взнос в благотворительный фонд, например. Эту схему выявить было бы сложнее.

Правда, мы не знаем всех деталей и не можем оценить, какая модель создала бы больше расходов и прочих издержек.

Авторы схем также регистрировали благотворительные фонды, а не российские или иностранные АО, в которых учет акционеров ведут независимые держатели реестра, не обязанные публиковать информацию. И самое главное – всеми номинальными юридическими лицами в данной истории руководили и руководят одни и те же люди, связь которых с бенефициаром легко установить по публичным источникам.

Маловероятно, что на реального владельца активов такого уровня могут работать слабые юристы, которые допускают грубые ошибки и не предлагают жизнеспособных схем сокрытия информации.

Тем более что на практике у нас нередко бывают случаи, когда в ЕГРЮЛ и ЕГРН (ЕГРП) из публичного доступа просто исчезают сведения о компаниях и объектах недвижимости.

Выглядят они как банальные технические ошибки, и такие «ошибки» наверняка появились бы в реестрах, если бы предполагаемый бенефициар действительно этого хотел.

Скорее всего, ФБК нашел то, что никто и не пытался прятать. Возможно, потому, что единого скрытого владельца у описанного имущества не существует. Или, напротив, для гипотетического бенефициара найденные активы не являются такими уж крупными, а общественное мнение – достаточно значимым.

С высокой долей вероятности можно сказать, что описанная структура собственности была выбрана как оптимальная для владения крупными объектами недвижимости, не приносящими дохода и требующими постоянного финансирования или периодического переоформления номинального собственника. Здесь как раз очень уместен выбор некоммерческого фонда в качестве собственника имущества.

Во-первых, некоммерческая организация может принимать имущество по безвозмездным сделкам.

Во-вторых, фонд создается не для получения прибыли, поэтому наличие у него бесприбыльного актива не вызывает никаких вопросов у налоговых органов.

К коммерческой организации вопросы в такой ситуации возникли бы неизбежно: почему содержится имущество, которое не приносит доходов, но влечет расходы? В чем экономический смысл такой деятельности?

В-третьих, в практике владения дорогой недвижимостью принято создавать видимость смены реального собственника объектов.

Сначала переоформление требуется для того, чтобы «повесить» актив на номинального собственника, потом необходимость в смене владельца возникает всякий раз, когда у номинала накапливаются какие-либо проблемы – репутационные, налоговые и т. д.

Тут как раз описанная ФБК структура собственности оказывается как нельзя кстати, поскольку на фонды не распространяются ограничения, существующие для коммерческих организаций. Например, для них не существует запрета дарения, что позволяет при необходимости легко и без затрат менять номинального собственника актива.

Коммерческие организации создаются для того, чтобы извлекать прибыль, некоммерческие – для любых других целей. В том числе и для того, чтобы без проблем владеть недвижимостью, не приносящей дохода. Или на законных основаниях получать от юридических или физических лиц имущество в дар.

Автор – юрист московского офиса юрфирмы «Ильяшев и партнеры»

Полная версия статьи. Сокращенный газетный вариант можно посмотреть в архиве «Ведомостей» (смарт-версия)

Источник: https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2017/03/17/681580-tainoe-vladenie

Адвокаты программы «Человек и Закон» – консультации юристов

Адвокат доказал отсутствие схемы сокрытия имущества от взыскания налогов

От всей души хотим поблагодарить коллектив правового центра «Человек и Закон» под руководством Марса Тарасова и лично адвоката по гражданским делам Ольгу Халикову за оказанную помощь.

Вы помогли сдвинуть в положительную сторону наше дело, по несанкционированному захвату части нашего земельного участка, которое длится уже четыре года. Проиграв суд, в первой инстанции не было надежды о том, что справедливость восторжествует.

Спасибо адвокату Халиковой Ольге Рафаэльевне, которая изучила дело и представляла наши интересы в суде г. Липецка. Огромное спасибо Вам за то, что Вы сделали для нас!

[Ссылка на решение суда по этому делу]

Купил квартиру в Домодедовском районе. Спустя несколько месяцев получил повестку из суда по иску незнакомого мне человека, требовавшего обратить взыскание на мою квартиру, так как ее продала женщина, имевшая огромный долг перед ним.

Истец и его адвокаты считали, что квартиру я приобрел с целью сокрытия имущества должницы от взыскания, так как на нее был наложен арест судебными приставами.

Я думал, такого со мной никогда не случится, так как считаю себя осторожным человеком и полагал, что предусмотрел все возможности, чтобы обезопасить себя от неприятностей. Также считал, что судья поймет абсурдность требований истца.

На предварительном заседании я столкнулся с таким напором адвокатов и истца, и, как мне показалось, безразличием судьи, что понял – договор купли-продажи квартиры признают недействительным. По совету делового партнера обратился к адвокату по гражданским делам Михайлову Дмитрию Владимировичу.

Он изучил мои документы, ознакомился с делом в суде и предложил схему защиты от необоснованных претензий. В результате судья, ознакомившись с отзывом адвоката Михайлова Д.В., отказал в удовлетворении исковых требований. Я остался в своей квартире и одновременно взыскал с ответчика свои процессуальные расходы. Благодарю Дмитрия Владимировича за профессионализм и оказанную правовую помощь.

Спасибо адвокату Михайлову Дмитрию Владимировичу. Сына привлекли к уголовной ответственности за кражу из магазина. Судимость ставила крест на дальнейших планах в жизни.

Адвокат по уголовным делам Дмитрий Владимирович провел огромную работу с руководством магазина и убедил судью в необходимости предоставления времени на примирение. В результате уголовное дело прекращено в суде в связи с примирением сторон.

Как мать, не могу подобрать слов благодарности за достигнутый результат и спасение сына от уголовного преследования.

ООО «Фактор» выражает благодарность адвокату Михайлову Д.В., руководителю департамента защиты бизнеса Панфилову В.В. за долговременное и плодотворное сотрудничество по правовому сопровождению деятельности компании.

За более чем двух летний период сотрудничества, адвокат Михайлов Д.В.

не только спас компанию от рейдерского захвата конкурентами, но и на высоком профессиональном уровне защитил руководство компании от необоснованных претензий сотрудников УЭБ и ПК и налоговой инспекции.

Хочу выразить благодарность адвокату Михайлову Дмитрию Владимировичу за спасение от беспредела инспекторов ДПС. Случайно попал в небольшое ДТП. Совместно с другим водителем решили оформить все без сотрудников полиции и полюбовно решить вопрос о возмещении ущерба. По неизвестным причинам второй водитель, спустя некоторое время вызвал ГАИ.

Сотрудники ДПС помимо оформления ДТП предъявили ко мне претензии о том, что я, по их мнению употреблял спиртное. Я пояснял, что спиртное не употреблял, однако инспектор потребовал пройти освидетельствование и отвез меня в поликлинику. Со слов врача я был трезвый. После этого меня отвезли в отдел полиции и дали на подпись большую пачку документов.

Я думал, что подписываю документы, связанные с ДТП. Что было в них, не читал. Спустя несколько дней вызвали в суд, в связи с рассмотрением дела об управлении машиной в пьяном виде. Я был ошеломлен таким развитием ситуации. Обратился к адвокату по административным делам Михайлову Д.В., которого рекомендовали друзья.

Несмотря на то, что дело было не в Москве, Дмитрий Владимирович выехал в мой регион и вступил в дело. После ознакомления с материалами дела, Дмитрий Владимирович подготовил мои объяснения в суд и заявил ходатайство о прекращении дела.

В течение двух судебных заседаний Дмитрий Владимирович сумел доказать судье факты грубейшего нарушения сотрудниками ДПС законодательства при привлечении меня к административной ответственности. Итог – дело по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ прекращено за отсутствием состава правонарушения.

Я и члены моей семьи выражаем огромную благодарность Дмитрию Владимировичу за сохранение мои прав и работы, так как являюсь профессиональным водителем. Желаем ему успехов в защите прав граждан от незаконных действий сотрудников правоохранительных органов.           

Выражаю огромную благодарность адвокату по административным делам Михайлову Д.В., который профессионально разобрался в моем деле. Сотрудники ДПС Тверской области на трассе Москва-Рига предъявили претензии в связи с имевшим место превышением скорости. В момент разговора с инспекторами ДПС, я позвонил адвокату Михайлову Д.В.

, визитную карточку которого всегда ношу в бумажнике. В течение 5 минут я получил исчерпывающую консультацию по моей ситуации и рекомендации по действиям, которые должен предпринять. Услышав мой разговор с адвокатом и полученные от меня ответы, инспекторы ДПС были ошеломлены, но отпустить меня не могли, т.к.

, по их словам, уже начали составлять протокол. В данный протокол были внесены все обстоятельства, о которых мне сказал адвокат Михайлов Д.В. и заявлено ходатайство о рассмотрении данного дела по месту моего жительства – в г. Москве.

В ГИБДД на рассмотрение дела я прибыл совместно с Дмитрием Владимировичем, который заранее изучил материалы дела и подготовил ходатайство о его прекращении. Инспектор ГИБДД, рассмотрев ходатайство моего адвоката, его удовлетворил.

В результате дело об административном правонарушении в отношении меня было прекращено за отсутствием события правонарушения. Спасибо Дмитрию Владимировичу за спасение от незаконных претензий сотрудников ДПС.

Хочу выразить глубокую благодарность Правовому центру “Человек и закон”, руководителю центра  Тарасову Марсу Абраровичу, начальнику департамента по защите бизнеса Панфилову Владимиру Владимировичу, а также лично адвокату Панфилову Дмитрию Владимировичу за оказанную грамотную юридическую помощь в досудебном урегулировании возникшего спора с поставщиком продукции (г. Нижний Новгород), который получив крупную сумму денег за поставку, свои обязательства не выполнял длительное время.

Благодаря правильной выстроенной линии и тактики переговоров адвокатов с должником, поездке адвоката в Нижний Новгород, нам удалось решить вопрос заключением мирового соглашения до суда, все денежные средства нам были возвращены в кратчайшие сроки. Спасибо за помощь! С надеждой на долгосрочное сотрудничество!

Заместитель директора по производству Сафин Ф.Н

С уверенностью могу сказать что ни сколько не пожелела, что обратилась к адвокату Панфилову Д.В со своей проблемой, когда на старость хотела купить себе домик в Ярославской области. Продав имеющееся жилье, я заключила предварительный договор купли-продажи и внесла аванс в сумме 500 000 тыс.руб.

Срок заключения основного договора был оговорён не ранее чем через 2 месяца, после сбора всех документов необходимых для сделки. Срок заключения основного договора по инициативе продавца несколько раз переносился по различным причинам.

Устав от бесконечного вранья со стороны продавца и не определённости по совершению сделки, я попросила вернуть внесенный аванс. Мне было отказано в добровольном возврате указанной суммы. Проанализировав данную ситуацию и оценив судебную перспективу, адвокат Панфилов Д.

В предложил мне обратиться в суд для защиты своего права. Было подготовлено и направлено  в суд исковое заявление о взыскании указанной суммы с продавца, ставшего ответчиком.

По итогам судебного заседания иск был удовлетворен в полном объеме, также были взысканы расходы на адвоката, кроме того по ходатайству адвоката Панфилова Д.В. на спорное имущество был наложен арест для обеспечения исполнения решения суда .

У меня была непростая ситуация связанная с тем, что моя семейная ситуация зашла в тупик и я оказалась на пороге развода. Мой бывший супруг собрал вещи и выехал из квартиры, создал новую семью. В период совместного проживания мы взяли ряд кредитов на общую сумму около 1 500 000 руб.

После изучения ситуации, проанализировав все возможные варианты и судебные перспективы, адвокатом Панфиловым Д.В было предложено составить и подать исковое заявление в суд с выдвижением против бывшего супруга требования о расторжении брака и разделе совместно нажитого имущества.

В итоге суд удовлетворил требования наши, брак был расторгнут и с мужа в счет ранее выплаченных  мной сумм по кредитным договорам для погашения совместных кредитов было взыскано 700 000 рублей.

Спасибо большое еще раз!!!!

Спасибо адвокату Панфилову Д.В, у меня был очень сложное наследственное дело, связанное с тем, что нет так давно умерла моя мама. Завещание было составлено в пользу  сестры. Сестра в установленном порядке обратилась к нотариусу и вступила в наследство.

Позже через 6 месяцев было выявлено, что у умершей мамы имелись вклады в банках на общую сумму более 3.000.000 млн. руб. В связи с истечением срока для принятия наследства нотариус мне отказал в принятии наследства по вкладам.

Проанализировав ситуацию,  адвокатом Панфиловым Д.В было принято решение обратиться в суд с исковым заявлением о признании права собственности за мной на данные вклады. Указанное заявление судом было удовлетворено, суд признал право собственности на вклады за мною .

После вступления решения суда в силу, я  в банке получил всю указанную сумму.

Хочу выразить огромную благодарность руководству правового центра “Человек и Закон”, а также лично адвокату Панфилову Д.В., который  проанализировал ситуацию, сделал соответствующие адвокатские запросы, спланировал линию работы.

После получения необходимых подтверждающих документов было подготовлено и подано в районный суд исковое заявление об установлении юридического факта (установления родственных отношений). Данное заявление судом было удовлетворено, в последующим нотариус выдал свидетельство на наследство.

Мы стали полноправными владельцами наследуемого имущества.

Моего отца осудили за покушение на убийство. После вынесения Железнодорожным районным судом города Пензы приговора наша семья не смирилась и стала искать правду.

Мы обратились в правовой центр «Человек и закон» за правовой помощью. Адвокат по уголовным делам Роман Максимович изучил все материалы дела и посоветовал написать жалобу в Верховный суд Российской Федерации.

Он же и помог нам составить этот документ.

Спасибо, «Человек и закон»! Рассмотрение дела в Верховном суде РФ — наша последняя надежда на то, что мы вырвем отца из порочной системы местячкового правосудия, где судам неважно — виновен человек или нет, ведь главное там — отправить гражданина за решётку. А каково это для осужденного и его родственников — им до этого абсолютно нет дела.

Хочу поблагодарить от себя и своего брата руководство и адвокатов правового центра «Человек и Закон». Проиграв суд, в первой инстанции не было надежды о том, что справедливость восторжествует.

Спасибо адвокату Надершиной Марии Михайловне, она скрупулезно изучила дело, написала юридически грамотно апелляционную жалобу, а также адвокату Халиковой Ольге Рафаэльевне, которая представляла интересы в суде.

Верховный суд Республики Башкортостан удовлетворил нашу жалобу и мой брат остался с наследством. Я очень рада результату работы и не на секунду не пожалела, что обратилась в Правовой центр. Спасибо Вам!

[Ссылка на решение суда по этому делу]

В мире существуют волшебники, и все они собраны в правовом центре «Человек и Закон». Меня туда привела беда, под названием возбуждение уголовного дела по статьям 116 и 119 УК РФ. Иначе говоря, меня обвинили в угрозе убийством и нанесении побоев своей соседке. То, что у меня с ней, мягко говоря, были отношения конфликтные, об этом знал и весь подъезд и участковый.

Не буду вдаваться в подробности, но однажды чашу терпения переполнило, ну схватил её с горяча, сказал, что прибью, а она заявление в полицию, и, на удивление, бумагу приняли — возбудили дело. Должен был состояться суд.

Я не знаю, каким волшебством владеют адвокаты по уголовным делам из правового центра «Человек и Закон», но потерпевшие, которые абсолютно не хотели мириться, всё-таки пошли в суде на мировое соглашение, и в отношении меня прекратили уголовное преследование. Адвокат Марс Тарасов три часа вёл переговоры с заявителями, которые очень хотели меня посадить, прямо жаждали этого.

Возможно магия, но, скорее всего, опыт и профессионализм! Благодарен вам за проведённый сеанс моего освобождения от уголовной ответственности! Вы волшебники!

Хочу от души поблагодарить коллектив правового центра «Человек и Закон» и лично руководителя центра Марса Тарасова за помощь в возврате личного имущества.

В 2012 году, мой авто был помещён на спецстоянку после ДТП. После того, как разбирательство по установлению виновника аварии завершилось, я приехал забрать машину, но на спецстоянке её не оказалось. Совершенно новый автомобиль с незначительными повреждениями канул в неизвестном направлении. Попытка разобраться на месте ни к чему не привела.

И мне пришлось ходить оббивать пороги кабинетов полицейских начальников, однако и это оказалось безрезультатным. Когда я уже отчаялся, то обратился в юридическую организацию «Человек и Закон». После совещания, сотрудники правового центра взялись за поиски моей машины.

Несколько раз, руководитель центра Марс Тарасов лично выезжал на переговоры с начальством из полиции, в органы было подано заявление по поводу хищения имущества. В результате, машина, «неожиданно» нашлась. Выяснилось, что иномарка «случайно» была выдана второму фигуранту ДТП.

Я не знаю, понёс ли кто-то из сотрудников спецстоянки наказание за «случайную» ошибку, утешает одно: моё имущество нашлось и вернулось ко мне. И я уверен, что только благодаря работникам Правового центра «Человек и Закон».

У вас на сайте написаны отзывы людей о работе правового центра. Все они столкнулись с жизненными ситуациями, которые намного сложнее и тяжелее, чем моя. Я благодарен вам, за то, что имея такую колоссальную загруженность работой, вы нашли время, чтобы просто помочь найти похищенное имущество. Спасибо вам большое, и терпения в вашем нелёгком труде по защите прав обычных граждан!

Источник: https://chelovekizakon.ru/otzyvy?page=10

Сокрытие или неучет: к вопросу о квалификации составов уголовных преступлений в сфере налогообложения

Адвокат доказал отсутствие схемы сокрытия имущества от взыскания налогов

А.В. Брызгалин,директор Центра экономических экспертиз“Налоги и финансовое право”, кандидат юридических наук,г. Екатеринбург

        Уже более полутора лет с 1996 года действует новый Уголовный кодекс Российской Федерации (УК РФ). Cтатьей 199 кодекса предусмотрена уголовная ответственность за уклонение от уплаты налогов с организаций. Согласно этой статье уклонение от уплаты налогов, совершенное в крупном размере, содержит в себе как уголовное преступление два юридически самостоятельных состава:

         –  включение в бухгалтерские документы заведомо искаженных данных о доходах или расходах;

         –  сокрытие других объектов налогообложения.

        Однако для последнего состава характерно то, что проблема его квалификации “перекочевала” из УК РСФСР, действовавшего до 1 января 1997 года, статьей 162″2 которого также была предусмотрена уголовная ответственность за сокрытие доходов (прибыли) или иных объектов налогообложения. Суть проблемы заключается в том, что до сих пор в уголовном законодательстве отсутствует нормативно закрепленное определение такого состава преступления как “сокрытие”. Нет единого мнения по этому вопросу и в судебной практике.

        Представляется, что данное обстоятельство мешает правильному и единообразному применению уголовного закона, что приводит к неоднозначным действиям правоприменительных органов. Кроме того, постановление Пленума Верховного Суда РФ от 04.07.

97 № 8 “О некоторых вопросах применения судами Российской Федерации уголовного законодательства об ответственности за уклонение от уплаты налогов”, которое с таким нетерпением ждали судьи и адвокаты на местах, так и не ответило на многие вопросы, возникающие по этому поводу.

        В этой связи, хотелось бы, не рассматривая подробно субъективную сторону налоговых преступлений, проанализировать объективную сторону действий по сокрытию объектов налогообложения.

Думается, что такой анализ следует осуществлять не только с использованием уголовно-правовых категорий, но и с применением положений налогового законодательства, а также с учетом порядка ведения налогового и бухгалтерского учета, исчисления и уплаты налогов.

        1. Необходимо отметить, что в налоговом законодательстве дефиниция “сокрытие” нормативно не определена. В то же время более 100 нормативных актов по налогообложению так или иначе регулируют порядок применения финансовых санкций за сокрытие дохода (прибыли) или иных объектов налогообложения.

        Сам же термин “сокрытие” при квалификации налоговых правонарушений используется дважды. Так, в соответствии с подпунктом “а” п. 1 ст.

13 Закона РФ “Об основах налоговой системы в Российской Федерации” налогоплательщик, нарушивший налоговое законодательство, несет ответственность в виде взыскания всей суммы сокрытого или заниженного дохода (прибыли) либо суммы налога за иной сокрытый или неучтенный объект налогообложения и штрафа в размере той же суммы. Таким образом, нормой подпункта “а” п. 1 ст. 13 Закона фактически установлено четыре самостоятельных состава налоговых правонарушений:

         –  сокрытие дохода (прибыли);

         –  занижение дохода (прибыли);

         –  сокрытие иного объекта налогообложения;

         –  неучет иного объекта налогообложения.

        В этих случаях при нарушении порядка исчисления и уплаты в бюджет налога на прибыль предприятий и организаций, а также подоходного налога с физических лиц применяется ответственность за сокрытие или занижение дохода (прибыли).

В то же время при нарушении порядка исчисления и уплаты в бюджет всех иных налогов применяется ответственность за сокрытие или неучет объектов налогообложения.

Данный вывод основывается на том, что все другие виды налоговых платежей, кроме налога на прибыль и подоходного налога, не содержат в своей структуре таких элементов как “доход” или “прибыль”, помимо того, у каждого налога есть свой самостоятельный объект обложения, который устанавливается законодательным актом, регулирующим взимание конкретного налога (ст. 5 и п. 2 ст. 11 Закона РФ “Об основах налоговой системы в Российской Федерации”).

        Вместе с тем, если для целей применения финансовой ответственности  за нарушение налогового законодательства термины “сокрытие”, “занижение”, “неучет” являются практически равнозначными, то при применении уголовного закона необходимо учитывать, что уголовная ответственность по ст. 199 УК РФ предусмотрена только за сокрытие иных (кроме дохода или прибыли) объектов налогообложения.

        В этой связи возникает вопрос: “А можно ли вообще отождествлять объективную сторону сокрытия в уголовном и налоговом праве?”. Кроме того, некоторые специалисты считают, что сокрытие для целей применения уголовной ответственности и сокрытие для целей применения финансовой ответственности не однозначны.

Однако, на наш взгляд, такая точка зрения ошибочна. Правовое регулирование взимания налоговых платежей и обеспечения налоговой дисциплины осуществляется не уголовным, а финансовым законодательством.

Поэтому и финансовая ответственность за налоговые правонарушения является своего рода первичным звеном при квалификации действий лица с уголовно-правовой точки зрения. Во всяком случае, невозможно представить ситуацию, когда бы преступление было, а налоговое правонарушение отсутствовало.

Именно поэтому составы налоговых правонарушений необходимо непосредственно учитывать при рассмотрении вопроса об уголовной квалификации деяния.

        Таким образом, из комплексного анализа норм налогового и уголовного законодательств можно сделать следующие выводы:

        а) уголовная ответственность за уклонение от уплаты налога на прибыль должна применяться только за совершение таких действий как включение в бухгалтерские документы заведомо искаженных данных о доходах или расходах;

        б) уголовная ответственность за уклонение от уплаты иных налогов должна применяться только тогда, когда это уклонение осуществляется путем сокрытия объектов обложения по этим налогам;

        в) уголовная ответственность за уклонение от уплаты налогов путем неучета иного объекта налогообложения, при отсутствии признаков сокрытия этого объекта, не влечет применения мер уголовной ответственности по ст. 199 УК РФ.

        2. Необходимо специально отметить, что уклонение от уплаты налога на прибыль путем включения в бухгалтерские документы заведомо искаженных данных о доходах или расходах практически осуществляется посредством:

        а) занижения выручки от реализации продукции (работ, услуг);

        б) завышения расходов.

Источник: http://www.nalvest.ru/nv-articles/detail.php?ID=20190

Хата не моя: можно ли анонимно владеть недвижимостью

Адвокат доказал отсутствие схемы сокрытия имущества от взыскания налогов
Возможность скрыть от третьих лиц факт владения определёнными активами и есть основной признак “офшорных” территорий. Еще одним важным признаком такого законодательства является минимальный размер или полное отсутствие налоговой нагрузки, добавляет Смолокуров.

Законодательно запрет на распространение информации закреплен в Невисе, на Каймановых островах, а также в Белизе, Британских Виргинских островах и островах Сент-Винсента и Гренадин.

“Стоит отметить, что помимо имущественной ответственности за разглашение сведений, в некоторых из них законодательство устанавливает и уголовную ответственность (BVI, Nevis, Cayman Islands)”, — подчеркивает он.

Траст. Что касается траста, продолжает Демина, то он используются для защиты активов в странах, где законодательство основано на англосаксонской правовой системе.

Особенностью такого правоотношения является передача имущества (как правило, безотзывная) от собственника к доверительному управляющему, но при этом доход от использования имущества получает собственник или указанное им лицо.

Именно благодаря переходу права собственности от первоначального владельца имущества (учредителя) к управляющему и удается защитить активы от каких-либо притязаний.

“Траст всегда считался почти идеальным вариантом спрятать активы, в том числе недвижимое имущество: даже если и найдут, отнять его почти невозможно. В качестве альтернативы трасту может быть целесообразен так называемый Foundation, который создается в странах континентального права (Лихтенштейн, Люксембург, Швейцария, Австрия)”, — подчеркивает Демина.

Классическим кейсом является дело Rosewood Trust (Остров Мэн), рассказывает старший партнер Maalouf Ashford & Talbot Ltd Максим Тафинцев. В 1997 году скончался крупный нефтяной магнат Ш, завещания он не оставил. При этом наследникам удалось установить, что он являлся бенефициаром двух трастов.

Однако трастовая компания отказалась предоставлять наследникам информацию об активах. Суд первой инстанции выпустил приказ, требующий раскрыть её, апелляционный суд этот приказ отменил, указав, что даже сам покойный Ш.

не имел права на получение подобной информации, поскольку являлся всего лишь “объектом распределительных полномочий” доверительного собственника в дискреционном трасте. Однако затем дело дошло до высшей судебной инстанции — Тайного Совета при английской королеве.

По заключению Тайного Совета, сам по себе дискреционный характер траста еще не лишает его бенефициара права на судебную защиту, а раскрытие информации — один из аспектов надзорной функции суда. Таким образом, решение суда первой инстанции было восстановлено.

Таким образом, институт траста дает достаточный инструментарий, который позволяет не раскрывать конечного собственника, рассуждает Тафинцев.

Раскрытие информации о бенефициарах возможно в исключительных случаях и только по решению суда, что является преимуществом для тех, кто недобросовестно используют правовые возможности данного института.

“С другой стороны, практическая сложность раскрытия конечного бенефициара может вызвать серьезные проблемы у наследников этого бенефициара в случае его смерти”, — подчеркивает он.

Экзотика. Для сокрытия активов можно использовать также иностранную компанию с акциями на предъявителя (Bearer Share) — акции компании, на которых не указано имя владельца, объясняет Тафинцев.

Для реализации всех прав, которые она предоставляет, идентификация владельца не обязательна. Проще говоря, имущество принадлежит компании, а компания принадлежит тому, у кого в данный момент на руках находятся акции.

Собственник таких акций не обязан регистрироваться в реестре акционеров компании. Таким образом, при помощи данной схемы возможно полное скрытие собственника.

Чем опасны “прятки”

Все перечисленные схемы несут определенную долю риска, предупреждают эксперты и рассказывают о том, в какую ловушку могут попасть желающие “спрятать” свою недвижимость.

В первую очередь, риск наступления ответственности в случае, если государство выявит актив и соответствующее неисполнение налоговых обязательств, рассуждает Смолокуров. “Стоит также отметить, что государством в этом вопросе применяется как кнут, так и пряник.

С одной стороны, государство (в лице ФНС) ищет (и находит) все новые способы выявить неучтенные активы (автоматический обмен налоговой информацией), с другой стороны, устанавливает льготный порядок добровольного декларирования иностранных активов, освобождая в этом случае от ответственности за их сокрытие”, — добавляет эксперт.

Риски присутствуют при любом подходе скрыть имущество, в том числе и расположенное за рубежом, добавляет частный детектив Евгений Гвоздев.

“Политическая обстановка регулярно меняется, соответственно, могут и конструктивно меняться взаимоотношения официальных органов стран, а экспат в любой момент может стать жертвой своего доверия властям другого государства, особенно если не привык жить и работать по закону”, — разъясняет он.

Впрочем, у зарубежных судов все-таки больше возможностей по розыску “спрятанной” недвижимости.

В настоящий момент наше бюро ведет крупный бракоразводный процесс в США, включающий в себя, в том числе, поиск офшорного имущества: в рамках спора супруга обратилась в американский суд, чтобы с помощью судебных запросов как-то выявить офшорные компании и имущество супруга, рассказывает Смолокуров. В США рынок недвижимого имущества достаточно прозрачен. Ранее подобный спор у нас был в Англии.

Ловленный мизер

Стопроцентной гарантии, что хозяин “спрятанной” недвижимости не будет выявлен, не дает ни одна из приведенных схем, объясняют эксперты.

Последнее время конфиденциальности в мире становится все меньше и меньше, хранить секреты все сложнее, предупреждает Демина.

“Изменения законодательства, направленные на деофшоризациию экономики, — это общемировая тенденция, которая характерна не только для нашей, но и для многих других стран”, — подчеркивает она.

Международный автоматический обмен финансовой информацией между странами в рамках Стандарта ОЭСР является, безусловно, ключевым инструментом деофшоризации, в России он заработал в 2018 году.

Это означает, что информация, относящаяся в том числе к трастам и другим подобным структурам, будет теперь доступна налоговым органам в стране резидентства бенефициара. Все это прольет свет на отношения определенных лиц, даст возможность определить, кто является истинным собственником (UBO, ultimate beneficial owner), утверждает эксперт.

Источник: https://realty.ria.ru/20180910/1528204739.html

Уголовная ответственность за налоговые правонарушения

Адвокат доказал отсутствие схемы сокрытия имущества от взыскания налогов

Неуплата налогов и страховых взносов помимо неприятностей с ИФНС может обернуться и уголовным преследованием. На основании соответствующих норм Уголовного кодекса и анализа реальных приговоров расскажем, за что должностное лицо компании может попасть на скамью подсудимых.

Уголовный кодекс содержит четыре статьи, по которым наказывают за правонарушения налогового характера1.

Две из них предусматривают ответственность непосредственно за уклонение от уплаты налогов и страховых взносов, третья вводит уголовное наказание для налоговых агентов, четвертая карает за сокрытие денег и иного имущества предпринимателя или организации, за счет которого должно производиться взыскание налогов.

Остановимся на каждом из вышеназванных составов преступления подробнее.

Уклонение от уплаты налогов

Ответственность за уклонение от уплаты налогов (взносов) организациями предусмотрена ст. 199 УК РФ, физическими лицами — ст. 198 УК РФ. Посмотрим, какая недоимка и при каких условиях может считаться уголовным преступлением.

Важно, сколько…

Преступлением является не любая недоимка, а только та, которая превышает определенные законодателем пороги. Проще говоря, чтобы «попасть под статью», нужно не уплатить налогов (взносов) на определенную сумму.

Статьи 199 и 198 УК РФ гласят, что уклонение от уплаты налогов (взносов) является преступлением, если оно совершено в крупном размере. Расшифровка этого термина приведена в примечаниях к каждой из статей.

В частности, для организаций крупный размер установлен в абсолютном и относительном значениях. Неуплата налогов (взносов) на сумму 15 млн руб. и более признается крупным размером без каких-то дополнительных условий. Также крупным размером может признаваться сумма неуплаченных налогов (взносов), если она превышает 5 млн руб.

в пределах трех лет подряд. Но тут уже введен дополнительный (относительный) показатель: преступление возникает только при условии, что доля неуплаченных налогов (взносов) превысила 25% от сумм налогов (взносов), подлежащих уплате этой организацией за те же три года (примечание к ст. 199 УК РФ). Недоимка менее 5 млн руб.

уголовно не наказуема ни при каких условиях.

…и как

При решении вопроса об уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов обязательно учитывается способ уклонения. Преступной является только такая недоимка, которая возникла в результате следующих действий налогоплательщика:

  • непредставление налоговой декларации, расчета или других обязательных по НК РФ документов;

  • включение в налоговую декларацию (расчет, иные документы) заведомо ложных сведений.

Под «иными документами» для указанных целей понимаются любые предусмотренные НК РФ документы, служащие основанием для исчисления и уплаты налогов и (или) сборов (п. 5 постановления Пленума Верховного суда РФ от 28.12.

2006 № 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления», далее — постановление № 64). К таким документам, в частности, относятся: выписки из книги продаж, из книги учета доходов и расходов хозяйственных операций (ст.

145 НК РФ), расчеты по авансовым платежам, годовые отчеты о деятельности иностранной организации (ст. 307 НК РФ), документы, подтверждающие право на налоговые льготы.

Таким образом, особое внимание налогоплательщикам нужно уделять качеству информации, включаемой в налоговые декларации и прочие документы, предусмотренные НК РФ. А чтобы было понятнее, какие именно действия уголовно наказуемы, приведем несколько реальных приговоров.

Судебная практика

  • Президиум Верховного суда Республики Татарстан признал правомерным привлечение руководителя организации к уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов. При этом было доказано, что руководитель организации составлял фиктивные договоры, на основании которых формировались счета-фактуры и бухгалтерские документы.

    И уже на основании этих документов заведомо ложные сведения попадали в налоговые декларации по НДС и налогу на прибыль.

    В данном случае решающее значение имел именно факт умышленного составления фиктивных договоров, так как очевидно, что руководитель, составлявший такие договоры, не мог не знать, что это повлечет включение в налоговые декларации неверных сведений и неуплату налогов (постановление от 03.05.2017 № 44-Г-60).

  • Санкт-Петербургский городской суд признал правомерным осуждение руководителя за уклонение от уплаты налога на имущество организаций.

    Уклонение выразилось в том, что компания приняла от исполнителя по договору подряда созданные основные средства, однако в регистрах бухучета по решению руководителя их не отразила. Соответственно, они не попали в баланс и налоговую декларацию по налогу на имущество.

    Такие действия руководителя следствие квалифицировало как внесение заведомо ложных сведений в налоговые декларации по налогу на имущество (Апелляционное определение от 02.11.2017 № 33-10871/2017).

Отдельно нужно остановиться на ситуациях, когда уклонение от уплаты налогов выражается в непредставлении налоговых деклараций.

В случае когда в компании имеется главбух, руководитель организации вовсе не обязан вникать в тонкости налогового учета.

Анализ практики показывает, что суды этот момент учитывают и внимательно изучают должностные обязанности всех лиц, задействованных в подготовке и сдаче отчетности, чтобы определить: во-первых, в чьи обязанности входит подготовка и представление декларации; во-вторых, кто осуществляет контроль за выполнением этих функций; наконец, имелся ли у соответствующих должностных лиц умысел неуплаты налога путем непредставления декларации или речь идет о простой ошибке либо невнимательности.

Источник: https://www.eg-online.ru/article/377235/

Адвокат Титов
Добавить комментарий